ИРАН. XVI‒XVIII ВВ.

0 комментариев

Ч. 5. Иран в XVI—XVIII вв.  Ссылки на другие части - см. в конце статьи. 

И. при Сефевидах и Афшарах (XVI—XVIII вв.)

Во 2-й половине XV в. туркоманы-шииты, под давлением Османской империи откочевавшие из Анатолии, консолидировались под именем кызылбашей вокруг шайхов суфийского ордена (тариката) сафавийя, проживавших в Ардебиле. Ак-Коюнлу, опасавшиеся непомерного усиления ордена, разгромили его резиденцию, но раздоры среди наследников Узун-Хасана позволили юному шайху Исмаилу сначала разгромить ширваншаха Фаррух-Ясара и овладеть Шемахой, а затем провозгласить себя шаханшахом в Тебризе, где он ввел хутбу с поминовением 12 имамов и публичным проклинанием первых трех халифов, хотя 2/3 тебризцев исповедовали суннизм. Достигнув совершеннолетия, Исмаил I (1501—1524) попытался подчинить себе кызылбашских эмиров, создав некое подобие иерархии ханов, султанов и беков. Подтвердив привилегии армянской церкви, он вместе с тем беспощадно насаждал имамизм среди своих подданных-мусульман: отказ всенародно хулить первых халифов сурово карался.

Рождение государства Сефевидов обеспокоило соседей, особенно после того, как в 1507 оно включило в себя восток Малой Азии и Сев. Месопотамию, а в 1508 — Ирак Арабский с Багдадом и шиитские святыни — Кербелу и Наджаф. В 1510 кызылбаши разгромили и убили под Мервом Мухаммада Шайбани, а в 1512 вторглись в Хорезм и Мавераннахр на стороне Бабура, но были разбиты. Соперничество с Османами разворачивалось преимущественно вокруг Армянского нагорья: в 1514 Селим I, рассеяв воинство Исмаила I и ненадолго заняв Тебриз, развязал первую из Ирано-османских войн. В 1515 португальцы, захватившие Ормуз, истребили там сторонников Исмаила, но оставили в живых местного владетеля. Общая враждебность Порте сблизила И. с католическим миром (Венецианской республикой, Священной Римской империей, Венгрией и др.), а позднее — и с Московской Русью. Только при Тахмаспе I (1524—1576) Амасийский мир 1555 временно урегулировал отношения со Стамбулом, и одним из главных вопросов внешней политики И. стала борьба с Могольской империей за Кандагар, который в 1558 покорился Тахмаспу.

Огузский диалект Иранского Азербайджана (азербайджанский тюрки) утвердился в качестве языка войска и двора, при том что в делопроизводстве по-прежнему использовали персидский, а имамитские улама легитимировали режим Сефевидов, которые совмещали функции заместителя «Сокрытого» имама и шайха сафавийи. Перераспределение земельного фонда и изменение соотношения разных его категорий выразились в увеличении площади земель дивани и шахских хасса. Оставшиеся территории распределялись между главами тех или иных кызылбашских объединений (за исключением Гиляна и Мазандерана, неудобных для кочевого хозяйства), которые вытесняли ираноязычное население. Часть прежних союргалов сохранилась, но почти полностью прекратилась раздача новых; сократилось и количество мульков, зато широко распространился тиуль — по сути попытка возродить первоначальную форму икта.

В 1576—1577 кызылбашские ханы — «дядьки» 12 сыновей Тахмаспа — выдвигали своих «воспитанников» на престол. Исмаил II, возведенный на трон афшарами, пошел на сближение с суннитами, запретив публичное проклинание первых халифов, но вскоре пал жертвой заговора. Его преемником ханы объявили Мухаммада Худабанду (1578—1587) и заключили соглашение о фактическом разделе страны между собой. Все это позволило узбекам захватить Хорасан, а Османам — вновь овладеть Иранским Азербайджаном и разорить Тебриз. Сменивший Худабанду Аббас I скоро избавился от опекунов, но вынужден был уступить Стамбулу свои кавказские владения и почти весь северо-запад И. Полученную в 1590 передышку он использовал для реорганизации управления державой при помощи вазиров — Хатим-бека Ордубади и его сына Абу-Талиб-бека, которые, получив звание итимад ад-даула («доверие державы»), потеснили с высот чиновной иерархии вакилей, назначавшихся при ранних Сефевидах из кызылбашских эмиров.

Введя новую денежную единицу — аббаси, молодой шаханшах в 1599 существенно сократил или отменил подати по всему Ираку Персидскому, который сделал основным центром тяжести в И., опираясь на местную элиту, и, урезав земельные пожалования племенам-илятам, решительно подавлял их мятежи, уничтожая непокорных ханов и полководцев. В войске преобразования осуществлялись усилиями главнокомандующего Аллаверди-хана. Командовать корпусом конных гулямов из обращенных в ислам грузинских и армянских юношей, считавшихся личными невольниками шаханшаха, назначали, как правило, также знатного грузина в звании «начальника государевых рабов» (куллар-агасы). Кроме того, при помощи англичан — братьев Э. и Р. Шерли — были сформированы полки стрельцов (туфангчи) и наводчиков (топчи), вербовавшихся из «таджиков», которые обслуживали сотни орудий. На посты беглербеков (наместников) стали выдвигаться, в противовес кызылбашам, выходцы из «таджикских» семейств и выслужившиеся гулямы-вольноотпущенники.

Реформа позволила Аббасу перейти в наступление против Шайбанидов на востоке, где он вернул под свою власть хорасанские города, включая Мешхед (1597—1598), и против Османов на западе, где он отвоевал земли, потерянные в 1590, а война 1623—1639 доставила ему недолговременный контроль над шиитскими святынями. Венцом его успехов стало отвоевание в 1621 Кандагара у Великих Моголов. В поисках союзников против Османской империи шаханшах обменивался посольствами с испанскими и австрийскими Габсбургами, Московским царством, Францией и Республикой Соединенных провинций (Нидерландами), а в 1616—1617 предоставил английской Ост-Индской компании (ОИК) право беспошлинно торговать по всем своим владениям и неподсудность местным законам и разрешил обустроить фактории.

Хотя Аббас I Великий продолжил традицию преследования суннитов и покровительства армянскому духовенству, он в стратегических целях подверг кавказских христиан массовым принудительным переселениям (как, впрочем, и значительную часть мусульманского населения). В 1605 и 1618 из Чухур-Сада (Ереванское ханство) и Карабаха в Ирак Персидский и Мазандеран были выселены десятки тысяч армян и тюрков, а в 1615 и 1624 — свыше 200 тыс. грузин из Кахети. Шахские указы обязывали христианские народы Кавказа поставлять определенное число юношей, которых обращали в ислам и зачисляли в гулямы, и девушек, которые пополняли гаремы государя, вельмож и гулямских командиров.

С Аббаса Великого берет начало правило воспитывать царевичей (шахзадэ) в гареме для безопасности шаханшаха. В окружении его наследников растущую роль играли евнухи, а в системе управления — гулямы. Сафи I (1629—1642), который, только вступив на престол, подавил последнее из Гилянских восстаний XVI—XVII вв., отказался от целого ряда начинаний деда, устранив Аллаверди и его сына Имам-Кули-хана, что, в конечном счете, привело к потере Багдада в пользу Османов, с которыми он подписал в 1639 Касре-Ширинский (Зохабский) договор. В 1645 Сафи по соглашению с нидерландской Ост-Индской компанией подтвердил данные ей ранее исключительные привилегии. В мирное царствование Аббаса II (1642—1666) прекратились даже преследования суннитов, а в стране наблюдался экономический подъем, продолжившийся при Сафи II, или Сулаймане (1666—1694), в правление которого, однако, обозначились пределы традиционной эволюции иранского сельского и городского хозяйства и политической системы.

Расцвет урбанистических центров Зап. И. (особенно Исфахана и Тебриза) контрастировал с застоем городов востока страны (кроме Мешхеда и Астрабада), отчасти вызванным непрекращающимися набегами узбеков Хивинского ханства и Бухарского ханства на Хорасан, которые сопровождались нарушением караванной торговли и подрывом ирригационной сети. В Иранском Азербайджане, Ираке Персидском, Фарсе, Кермане и других регионах прирост в населении, увеличение урожайности земледельческих культур (включая экспортные, такие как хлопок, табак, опийный мак), расширение набора промыслов, строительство новых и восстановление старых оросительных сооружений шли параллельно с активизацией внешней торговли, где важной статьей значилась шахская монополия на вывоз породистых коней и шелка.

Среди ремесел особенно славилось шелкоткачество, почти полностью находившееся в ведении казны. Ковроделием, наряду с придворными мастерами, занимались и иляты. Возродилось производство керамики. Цехи, возглавлявшиеся накибами, зачастую патронировались яростно соперничавшими суфийскими братствами (тарикатами) ниматаллахийя и хайдарийя. Однако они охватывали не всех ремесленников: часть работала в одиночку, а наиболее привилегированные — в карханах, в частности, принадлежавших шаханшаху, который, будучи крупнейшим потребителем и производителем ремесленной продукции, играл ведущую роль и во внешней торговле.

Связи с Москвой приобрели регулярный характер (за 1589—1676 было принято 20 русских и отправлено 15 иранских посольств) и осуществлялись через Астрахань. Еще в начале XVII в. в гилянских портах появлялись московские и казанские купцы, активности которых не помешали русско-иранское столкновение на берегах Терека в 1653 и набеги С. Разина на Южн. Прикаспий в 1667—1669. Русские вывозили из И. шелковые и хлопковые ткани, шелк-сырец, оружие и доспехи, европейцы — фаянсовую посуду, ювелирные изделия и сафьян. В свою очередь из Московского государства сюда шли льняное полотно, воск и мед, а из Европы — сукно, предметы роскоши и бумага.

Усилия Аббаса I по централизации управления державой обернулись при его наследниках разрастанием дворцового штата и чиновной бюрократии. Волю шаханшаха как источник законности ограничивал только шариат в его имамитском толковании (джафаритский мазхаб). Исключительно совещательными полномочиями обладал высочайший меджлис, куда, помимо итимад ад-даулы, входили диванбеги, надзиравший за исполнением решений шариатских, епископских и раввинатских судов и разбиравший дела на основании обычного права (в частности, адата у илятов), и командующие основными родами войск и др.

С диваном итимад ад-даулы соперничал диван шахских хасса. Их ежегодные доходы, составлявшие приходную часть государственного бюджета, складывались из податных поступлений, подарков, ввозных, вывозных и транзитных пошлин и добычи рудников. В результате перераспределения земельной собственности расширился фонд дивани. Из него выделялись вакфы шиитским учреждениям, а тиули и союргалы — знати и служилым гулямам. Так, крупнейший вакф принадлежал Большой мечети Сефевидов в Ардебиле, а командующему гулямской гвардией (куллар-агасы) доверялся в тиуль Гольпайеган к западу от Исфахана, отчасти заселенный кахетинцами. Наряду с преобладанием казенной и государевой собственности на землю, серьезным удельным весом в позднесефевидский период обладала и мульковая собственность.

Дихотомия дивани — хасса распространялась и на административное деление. Наместничествами дивани правили беглербеки, которым подчинялись управлявшие округами хакимы — как правило, вожди местных илятов. В наместничества хасса, располагавшиеся по преимуществу во внутренних районах державы (с центром в Ардебиле, включая Исфахан и Гилян), назначались особые вазиры и амили с гражданскими полномочиями. В ведении двух великих садров — главных шиитских законоведов (для наместничеств дивани и хасса) — находились шариатские суды и вакфы; им были подчинены все богословы — высшие (муджтахиды) и низшие (улама).

Окраинными областями И. наследственно владели 5 вали: Хузестана (из потомков Мушаша), Луристана, Курдистана, Картли и Кахети. К ним, с рядом оговорок, приравнивались малики Систана и ильханы бахтиаров.

Градоправитель Исфахана (даруга) обычно происходил из грузинских дворян (чаще из Багратиони), интересы горожан представлял голова (калантар), назначавшийся шаханшахом (иногда по наследству) из местной землевладельческой верхушки (реже — из крупного купечества). В одном из исфаханских пригородов, ставшем известным как Новая Джульфа, размещались армяне — торгово-ремесленное население разрушенной Аббасом Джульфы на Араксе, выступавшее важнейшим посредником в экономических и дипломатических сношениях Сефевидов с Западом.

Культурную ситуацию в XVI—XVIII вв. определила относительная изоляция И. от исторически тесно связанных с ним суннитских регионов Малой, Центральной и Южной Азии (как результат конфронтации с Османами и Шайбанидами), а также жесткое давление на интеллектуальную жизнь шиитских муджтахидов. Блистательного развития достигли в эту эпоху зодчество (дворцы, медресе и мечети Ардебиля, Казвина и Исфахана) и прикладное искусство (каллиграфия и миниатюристика тебризской и исфаханской школ, из которых последняя испытала итальянское влияние). Интенсификация контактов с Европой со времен Аббаса способствовала более свободному проникновению сюда монашеских миссий (кармелитов, иезуитов, капуцинов), функционировавших преимущественно среди немногочисленных христиан И.

К концу XVII в. нарастание кризисных явлений в социально-экономической сфере (непропорциональность налогового бремени и низкой производительности сельского хозяйства), которым власти пытались противопоставить ужесточение фискального гнета (до 35 наименований податей и повинностей), стимулировало массовую эмиграцию из И. в Индию. Укрепление позиций улама в ущерб кызылбашской знати достигло апогея при Султан-Хусайне (1694—1722) с учреждением придворной должности мулла-баши, которую занял видный муджтахид Мухаммад Бакир Маджлиси, допущенный в Высочайший меджлис и вдохновивший шаханшаха на преследование как суфиев и суннитов, так и крайних шиитов. В 1708 и 1715 Султан-Хусайн, дабы ослабить влияние нидерландской ОИК, предоставил французским негоциантам еще большие права, которые, однако, не были реализованы. Несмотря на падение доходов казны, расходы на содержание двора и городское строительство выросли. Бесчинства беглербеков подхлестывали сопротивление горцев и кочевников на окраинах державы, наиболее упорное у пуштунов — абдали и гильзаев, среди которых оно вскоре обрело роковой для Сефевидов оборот.

В 1709 вождь гильзайского племени хотаки, Мир Вайс создал в Кандагаре самостоятельное княжество, а в 1722 его сын Мир Махмуд овладел Исфаханом и, низложив Султан-Хусайна, венчался на царство. Только часть внутренних областей, а также запад И. еще долго оставались непокоренными. В Гиляне, Мазандеране и Иранском Азербайджане признали шаханшахом Тахмаспа II, сына Хусайна, который из Ардебиля обратился за помощью к Петру I, изъявляя готовность уступить ему Гилян и Мазандеран. Ввиду сближения Махмуда с османским султаном Ахмедом III, российский император под предлогом предотвращения турецкого вторжения высадил десант в Энзели и Реште, положив начало Персидскому походу 1722—1723. Когда Порта в 1723 захватила Иранский Азербайджан и Керманшах, а в Систане отложился малик Махмуд, который вскоре присоединил Мешхед, русские продвинулись до Астары. По Стамбульскому договору 1724 Петру отходила прикаспийская полоса от Дагестана до Астрабада, а Ахмеду — остальная часть Южн. Кавказа и северо-запад И. до линии Керманшах — Хамадан; в случае отказа Тахмаспа признать договор стороны условились заменить его избранным ими сообща «достойнейшим из персиян». В 1725 османские войска заняли Лурестан, а затем Ардебиль. Преемник Махмуда, Ашраф, по Хамаданскому миру 1727 передал султану, помимо земель, упомянутых в Стамбульском договоре, Казвин, Хузестан, Султанию, Зенджан и округ Тегерана, т. е. ок. 2/5 территории бывшей Сефевидской державы.

Сопротивление пуштунам концентрировалось в Мазандеране, где Тахмасп опирался сначала на вождя каджаров Фатх-Али-хана, затем на Надир-Кули-хана (будущего Надир-шаха Афшара), который, став главным шаханшахским военачальником, в 1729—1731 одержал ряд блестящих побед над гильзаями и Османами. В 1732, воспользовавшись провалом походов, которым Тахмасп пытался утвердить свою самостоятельность, Надир-хан добился его отстранения от власти в пользу малолетнего Аббаса III, а в 1736 низложил и последнего, вслед за чем был формально избран шаханшахом.

Несмотря на политическое объединение и возвращение в состав И. Курдистана и Юго-Вост. Кавказа, достигнутое благодаря Рештскому договору 1732 и Гянджинскому договору 1735 с Российской империей, страна находилась в состоянии разрухи. Тебриз, Казвин, Исфахан, Шираз и Йезд потеряли более 2/3 жителей. Для пополнения казны, поддержания громоздкого управленческого аппарата, консолидации илятов и расширения державы почти постоянно велись широкомасштабные походы. Хотя Надиру подчинились земли от Большого Кавказа до бассейна Инда и от Арала до Омана, экономический спад продолжался: разрушались ирригационные системы, резко сократилась площадь посевных земель, уменьшилось поголовье скота. В 1747 завоеватель пал жертвой заговора в собственном окружении, и пока престол оспаривали его племянники — Али-Кули-мирза (1747—1748) и Ибрахим (1748—1749), разноплеменное войско рассыпалось, а к 1751 его бывшие полководцы поделили державу.

Командиру абдали Ахмад-хану, который, приняв имя Ахмад-шах, основал Дурранийскую державу, достались Хорасан и Систан, где он поставил зависимым правителем в Мешхеде сына Надира — Шахруха. Астрабадом и Мазандераном завладел каджарский хан Мухаммад Хасан, Гиляном — влиятельный землевладелец Хидаяталлах-хан, Иранским Азербайджаном — гильзай Азад-хан. Единоличным хозяином юга страны с 1753 стал Карим-хан, после смерти которого междоусобицы среди его сородичей Зендов позволили Ага-Мохаммед-хану Каджару в 1783 захватить Гилян, а в 1785 перенести ставку в малоизвестный до того времени Тегеран, расположенный на важном караванном пути. Хотя в Заливе с британцами успешно конкурировали голландцы, которые захватили остров Харг, первенствующую роль в иранской экономике в середине XVIII в. играли прикаспийские области, расположенные на путях оживленного транзита (в том числе шелком-сырцом и хлопком) между Россией, сношения с которой поддерживались через Энзели и Астрахань, Османской империей и Центральной Азией.

Лит.: Общая: История Ирана / Под ред. М. С. Иванова. М., 1977; История Ирана с древнейших времен до конца XVIII в. / Под ред. В. В. Струве. Л., 1958; Риттер К. Землеведение Азии. Т. VI — Иран. Ч. I / Пер. с нем. и дополнения Н. В. Ханыкова. СПб., 1874. Axworthy M. Iran, Empire of the Mind: A History from Zoroaster to the Present. London, 2008. Baykal H. Vom Perserreich zur Iran. 3000 Jahre Kultur und Geschichte. Stuttgart, 2007. Browne E. G. A Literary History of Persia. Vol. I — IV. Cambridge, 1953 — 1955. Daniel E. L. The History of Iran. Westport, 2000. Foltz R. Iran in World History. New York, 2015; Historical Atlas of Iran. Tehran, 1971. Lorentz J. H. Historical Dictionary of Iran. Lanham, 2006. Malcolm J. The History of Persia. Vol. I—II. London, 1829. Sykes P. A. History of Persia. Vol. I—II. London, 1930; A Survey of Persian Art. From Prehistoric Times to the Present / Ed. By A. Pope and Ph. Ackerman. . Vol. I—IX. London—New York, 1938—1939; The Cambridge History of Iran. Vol. I—VII. Cambridge, 1968—1991; The Oxford Handbook of Iranian History / Ed. by T. Daryaee. Oxford, 2012.

Древний И. (д. IV в. до н. э.): Грантовский Э. А. Ранняя история иранских племен Передней Азии. М., 1970; Дандамаев М. А., Луконин В. Г. Культура и экономика древнего Ирана. М., 1980; Дьяконов М. М. Очерк истории древнего Ирана. М., 1961; Луконин В. Г. Древний и раннесредневековый Иран: Очерк истории культуры. М., 1987; Его же. Искусство Древнего Ирана. М., 1977; Фрай Р. Наследие Ирана / Пер. с англ. В. А. Лившица и Е. В. Зеймаля. М., 2002; Хинц В. Государство Элам / Пер. с нем. под ред. Ю. Б. Юсифова. М., 1977. Brentjes B. Die iranische Welt vor Mohammed. Leipzig, 1967. Christensen A. Die Iranier. Kulturgeschichte des alten Orients. München, 1933. Ghirshman R. L‘Iran dès origines à l‘Islam. Paris, 1951. Herzfeld E. E. Archaeological History of Iran. London, 1935. Idem. Iran in the Ancient East. London—New York, 1941. Huart Cl.La Perse antique et la civilisation iranienne. Paris, 1925. Pearson J. D. A Bibliography of Pre-Islamic Persia. London, 1975. Van den Berghe L. Archéologie de l’Iran ancien. [Paris,] 1959. Пирния/em>. Х. Иран-е бастан. Дж. I—III. Тегеран, 1932—1938.

Парфяно-сасанидская эпоха (III в. до н. э. . VII в. н. э.): Бокщанин А. Г. Парфия и Рим. Ч. I—II. М., 1960—1966; Иностранцев К. А. Сасанидские этюды. СПб., 1909; Кошеленко Г. А. Греческий полис на эллинистическом Востоке. М., 1979; Кошеленко Г. А. Родина парфян. М., 1977; Крымский А. Е. История Сасанидов и завоевание Ирана арабами. М., 1905; Луконин В. Г. Иран в III в.: Новые материалы и опыт исторической реконструкции. М., 1979; Его же. Культура сасанидского Ирана: Иран в III—V вв. М., 1969; Миллер Б. В. Конспект лекций по истории Персии. Ч. 1: История древней (доисламской) Персии кончая завоеванием ее арабами. М., 1926; Периханян А. Г. Общество и право Ирана в парфянский и сасанидский периоды. М., 1983; Пигулевская Н. В. Византия и Иран на рубеже VI и VII вв. М.—Л., 1946; Ее же. Города Ирана в раннем средневековье. М.—Л., 1956; Бартольд В. В. Иран. Исторический обзор /. Сочинения. Т. 7. М., 1971. С. 233—310. Labourt J. Le christianisme dans l’Empire perse sous la dynastie Sassanide. Paris, 1904. Spiegel F. Eranische Altertumskunde. Bde I—III. Leipzig, 1871—1878. Widengren G. Iranische Geisteswelt von den Anfängen bis zum Islam. Baden-Baden, 1961. Wiesehöfer J. Das antike Persien. Von 550 v. Chr. bis 650 n. Chr. Düsseldorf, 2005.

И. в составе Халифата (VII-X вв.): Бартольд В. В. Из истории крестьянских движений в Персии // Сочинения. Т. 7. М., 1971; Его же. Историко-географический обзор Ирана // Сочинения. Т. 7. М., 1971; Занд М. И. Шесть веков славы. М., 1964; Колесников А. И. Завоевание Ирана арабами. М., 1982; Крымский А. Е. История Персии, ее литературы и дервишеской теософии. Т. I—III. М., 1909—1917; Петрушевский И. П. Ислам в Иране в VII—V вв. Л., 1966. Arjomand S. A. Abd Allah ibn al-Muqaffa and the Abbasid Revolution // Iranian Studies. XXVII (1994), № 1—4. Frye R. N. The Golden Age of Persia: the Arabs and the East. London, 1975; Idem. Islamic Iran and Central Asia (7th—12th Centuries). London, 1979. Gronke M. Geschichte Irans — von der Islamisierung bis zur Gegenwart. München, 2003. Mottahedeh R. The Mantle of the Prophet: Religion and Politics in Iran. Oxford, 2000. Nahavandi H., Bomati Y. Les grandes figures de l’Iran. Paris, 2015. Nöldeke Th. Aufsätze zur persischen Geschichte. Leipzig, 1887. Schwarz P. Iran im Mittelalter nach den arabischen Geographen. 9 Bde. Leipzig, 1896—1935. Spuler B. Iran in früh-islamischer Zeit. Wiesbaden, 1952.

И. под владычеством тюркских и монгольских династий (XI-XV вв.): Бертельс Е. Э. История персидско-таджикской литературы // Избранные труды. Т. I. М., 1960; Петрушевский И. П. Земледелие и аграрные отношения в Иране XIII—XIV вв. М.—Л., 1960; Рипка Я. История персидской и таджикской литературы. М., 1970; Стори Ч. А. Персидская литература. Биобиблиографический справочник / Пер. с англ., перераб. и доп. Ю. Э. Брегеля. Т. I— II. М., 1972. Bulliet R. W. The Patricians of Nishapur: A Study in Medieval Islamic Social History. Cambridge (Mass.), 1972. Klausner C. L. The Seljuk Vezirate: A Study of Civil Administration, 1055— 194. Cambridge (Mass.), 1973. Lambton A. K. S. Landlord and Peasant in Persia. London, 1953. Eadem. Theory and Practice in Medieval Persian Government. London, 1980. Markham C. R. A General Sketch of the History of Persia. London, 1874. Minorsky V. La Perse au XV siècle entre Turquie et Venise. Paris, 1933. Idem. Medieval Iran and Its Neighbours. London, 1982. Idem. The Turks, Iran and the Caucasus in the Middle Ages. London, 1978. Porter Y. Les Iraniens. Paris, 2006. Sanaullah M. F. The Decline of the Seljuqid Empire. Calcutta, 1938. Siddiqi A. H. Caliphate and Kingship in Medieval Persia. Lahore, 1942. Römer H. R. Persien auf dem Weg in die Neuzeit. Iranische Geschichte von 1350—1750. Darmstadt, 1989.

И. при Сефевидах и Афшарах (XVI—XVIII вв.): Бушев П. П. История посольств и дипломатических отношений русского и иранского государства в 1586—1612 гг. М., 1976; Туманович Н. Н. Европейские державы в Персидском заливе в XVI—XIX вв. М., 1982. Daniel E. L. Culture and Customs of Iran. Westport, 2006. Donaldson D. M. The Shi‘ite Religion: A History of Islam in Persia and Irak. London, 1933. Farmayan H. F. The Beginning of Modernisation in Iran: The Politics and Reforms of Shah Abbas I (1587—1629). Salt Lake City, 1969. Hoffmann A. C. Der Iran, die verschleierte Hochkultur. München, 2009. La Mamie de Clerac L. E. de. Histoire de Perse depuis le commencement de ce siècle. Vol. I—III. Paris, 1750. Matthee R. The Pursuit of Pleasure: Drugs and Stimulants in Iranian History, 1500—1900. Princeton, 2004. Matthee R., Floor W. The Monetary History of Iran: From the Safavids to the Qajars. London, 2013. Piggot R. Persia Ancient and Modern. London, 1874. Saba M. Bibliographie française de l’Iran. Téhéran, 1951. Van Gorder A. Ch. Christianity in Persia and the Status of Non-Muslims in Iran. Lanham—Boulder, 2010. Walker B. Persian Pageant: A Cultural History of Iran. Calcutta, 1950. Wilson A. T. A Bibliography of Persia. Oxford, 1930. Бахрами . Т. Тарих-екешаварзи-йеИран. Тегеран, 1951.

159.jpg
Карта государства Сефевидов. Начало XVIII в.
158.jpg
Мечеть Шейх-Лофтолла. Исфахан. 1603—1616
Смежные статьи

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты