ИРАН СОВРЕМЕННЫЙ (1980Е - XXI В.)

0 комментариев

Ч. 10. Современный Иран (1980е - XXI в.).  Ссылки на другие части - см. в конце статьи. 

Ирано-иракская война

Вскоре после свержения монархии в И. обострились его отношения с Ираком, правящий режим которого опасался угрозы экспорта из соседней страны исламской революции. На ирано-иракской границе участились военные провокации с обеих сторон. 22 сентября 1980 с массированного вторжения иракской армии в Хузестан началась Ирано-иракская война. Первоначально иракские войска продвинулись на 80 км вглубь иранской территории. Но вскоре они столкнулись с упорным сопротивлением регулярных армейских частей и отрядов Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) — военно-политического формирования, созданного в 1979 из военизированных отрядов исламских ревкомов. К концу ноября продвижение противника было приостановлено, и стороны перешли к войне на истощение. Весной 1984 началась «танкерная война» в Персидском заливе, поставившая под угрозу международное морское судоходство в его акватории. В 1985—1986 велась «война городов», в ходе которой от авиационных и ракетных ударов пострадали крупные центры и порты обоих государств.

Вооружение обеим сторонам конфликта поставляли страны Запада и СССР. В конце 1986 выяснилось, что некоторые члены администрации США в обход международного эмбарго тайно продавали И. оружие. Для расследования этого дела была создана специальная комиссия, которая установила, что вырученные от этих поставок средства направлялись на помощь никарагуанским повстанцам, воевавшим против сандинистского правительства. Скандал получил международную огласку и был назван «Ирангейт» (по аналогии с «Уотергейтом»).

20 июля 1987 Совет безопасности ООН принял резолюцию № 597, которая обязывала правительства И. и Ирака прекратить военные действия и отвести войска к международно признанным границам. 20 июня 1988 вступило в силу перемирие. Правительства обоих государств объявили о своей победе в войне, которую в И. принято называть «священной обороной» или «навязанной войной». По приблизительным оценкам, в ней погибло около 900 тыс. военнослужащих и гражданских лиц, а экономический ущерб превысил 500 млрд долларов.

В условиях военного времени в И. обострилась внутриполитическая борьба. Исламский режим усилил давление на НПИ. После свержения монархии партия вышла из подполья, принимала участие в президентских и парламентских выборах. Но в 1982 власти начали чистку министерств от членов НПИ и закрыли партийную газету. За короткое время были арестованы свыше 5 тыс. членов и сторонников партии. В феврале 1983 лидеры НПИ были арестованы, а партия официально запрещена.

Окружение Хомейни подозрительно относилось к умеренно настроенному Бани-Садру. 21 июня 1981 меджлис вынес постановление о его «некомпетентности», а 22 июня Хомейни отстранил его от должности. 2 августа президентом ИРИ был избран М. А. Раджаи, ставший через две недели после вступления в должность жертвой обострения политической борьбы. Леворадикальная Организация моджахедов иранского народа (ОМИН), долгие годы активно боровшаяся с шахским режимом, рассматривалась руководством ИРИ как опасный политический конкурент и была подвергнута репрессиям, в ответ на которые перешла к вооруженной борьбе с ним. Взрыв в штаб-квартире Исламской республиканской партии (ИРП) 28 июня унес жизни 72 высших чинов правительства, включая лидера ИРП и председателя Верховного суда аятоллу М. Х. Бехешти, в то время второго лица в стране. В результате организованного ОМИН взрыва в канцелярии премьер-министра 30 августа погибли 2-й президент ИРИ Раджаи, премьер-министр М. Бахонар и министр внутренних дел Х. Вахид-Дастгерди, был тяжело ранен министр обороны С. М. Намджу. Власти ответили на эти акты усилением репрессий против ОМИН. Ее потери с лета 1981 по лето 1984 составили более 20 тыс. человек, но она продолжила вооруженную борьбу. В июле — августе 1981 были совершены нападения на резиденцию генерального прокурора, взрыв в канцелярии премьер-министра, атаки на казармы КСИР и полицейские участки. 8—10 августа 1981 в разных городах прогремело около 60 взрывов.

2 октября 1981 президентом ИРИ был избран один из близких соратников имама А. Хаменеи. Международное положение И. в этот период существенно ухудшилось. Продолжающаяся война с Ираком, международные санкции, введенные против ИРИ после захвата посольства США, осложнение отношений с СССР из-за поддержки Тегераном афганских моджахедов, воевавших против советской армии в Афганистане, вели к частичной изоляции страны и трудностям в экономике. Но эти же факторы способствовали подъему патриотизма в иранском обществе и консолидации правящего режима, который позиционировал себя как гарант сохранения независимости и территориальной целостности государства.

Политическая нестабильность негативно сказалась на экономике страны. За 1978—1988 ВВП И. сократился на 15 %; доходы от экспорта нефти снизились с 21 млрд долларов (1983) до 6 млрд долларов (1986). Большинство предприятий работало на 25 % мощности, на 1 работающего иранца приходилось 6 безработных.

В 1985 Хаменеи был избран президентом ИРИ на 2-й срок. Хомейни по состоянию здоровья отошел от активной политической деятельности и работал над поправками к Основному закону ИРИ, которые должны были усовершенствовать систему государственного управления. 3 июня 1989 Хомейни скончался. На следующий день состоялось заседание Совета экспертов, на котором подавляющим числом голосов верховным лидером ИРИ был избран 3-й президент Хаменеи. Разработанные при участии покойного имама поправки в конституцию страны, предусматривавшие, в частности, упразднение должности премьер-министра (полномочия которого переходили к президенту) и учреждение Высшего совета национальной безопасности, были приняты на референдуме.

3 августа 1989 президентом ИРИ был избран соратник Хомейни, занимавший с 1980 пост председателя меджлиса, Али Акбар Хашеми Рафсанджани. Основной своей задачей новый президент объявил восстановление разрушенных войной районов и укрепление хозяйственной инфраструктуры страны. Его экономическая политика отличалась определенным либерализмом и поощрением частного предпринимательства. Восстановлению экономики И. способствовали резкий рост цен на нефть в период Кувейтского кризиса 1990—1991 и меры по либерализации хозяйственной политики, принятые правительством Хашеми Рафсанджани (ограничение вмешательства государства в экономику, развитие рыночных механизмов, приватизация ряда промышленных предприятий и др.). Хотя либерализация цен и попытки отмены продовольственных субсидий привели в начале 1990-х к антиправительственным выступлениям в городах страны, в целом экономическая программа правительства получила одобрение населения. На выборах в меджлис весной 1992 сторонники Хашеми Рафсанджани получили свыше 70 % голосов, а сам он в июне 1993 был избран президентом на 2-й срок. В 1993—1997 кабинет Хашеми Рафсанджани продолжал проводить умеренно либеральную внутреннюю политику и принимал меры к расширению связей со странами Запада, существенно ограниченных после введения санкций США против Ирана в ответ на захват американского посольства в Тегеране, а также после вторжения иракской армии в Иран в 1980.

На президентских выборах в мае 1997 победил бывший министр культуры и исламской ориентации М. Хатами, которого особенно активно поддержала молодежь, связывавшая с ним надежды на отход от радикальной исламизации. Новый президент выступил за расширение политических свобод и прав граждан. В период президентства Хатами активизировалась политическая жизнь, более независимой стала пресса. Но упорное противодействие консервативных кругов и высшего духовенства не позволило достигнуть объявленных президентом целей.

Внешняя политика правительства Хатами была направлена на преодоление конфронтации с Западом. Президент выступил с призывом к «диалогу цивилизаций», который не встретил понимания в США и Зап. Европе. В 2006 президент США Дж. У. Буш назвал И. «главным мировым спонсором терроризма». Международные торгово-экономические санкции против ИРИ отменены не были.

После падения монархии И. проводил активную региональную политику. В период Кувейтского кризиса И. осудил действия С. Хусейна, что способствовало сближению его позиций с рядом стран арабского мира. В 1990-е ИРИ нормализовала отношения с Египтом, Тунисом, Иорданией. В 2003—2004 руководство ИРИ предпринимало шаги по налаживанию добрососедских отношений с Саудовской Аравией. И. активно участвовал в работе Организации Исламская конференция (ныне — Организация исламского сотрудничества). В то же время отношения ИРИ с рядом государств Персидского залива оставались напряженными из-за давнего территориального спора о принадлежности островов Абу-Муса, Большой и Малый Томб. Иранские власти стремились установить более тесные отношения и с другими странами региона, в частности с Россией, Индией, КНР, укрепить свое влияние в республиках Южн. Кавказа и Центральной Азии. Вторжение США в Ирак и свержение режима Хусейна способствовали усилению влияния И. в соседней стране, прежде всего через ее шиитскую общину. И. одобрительно отнесся к смене режима в Ираке, но выступал за прекращение его оккупации иностранными войсками.

Во взаимоотношениях со странами Запада основной проблемой стала ядерная программа И., о возобновлении которой объявил Хатами в 2003 после обнаружения значительных залежей урановой руды в центральных районах страны. США и их западные союзники, подозревая И. в намерении создать возможности для производства ядерного оружия, потребовали законсервировать строительство объектов атомной энергетики и прекратить обогащение урана. Иранское правительство отказалось выполнять эти требования, подчеркивая исключительно мирный характер своей ядерной программы.

Усилившееся в начале XXI в. давление Запада и просчеты правительства во внутренней политике привели к ослаблению позиций реформаторских сил в ИРИ. Если в меджлисе 6-го созыва, избранном в 2000, большинство составили реформаторы, то результаты муниципальных выборов 2003 показали падение их популярности. На выборах в меджлис 7-го созыва (20 февраля 2004) победили так называемые неоконсерваторы (195 мест из 290; остальные места разделили реформаторы и независимые). 24 июня 2005 на очередных президентских выборах победу одержал М. Ахмадинежад, сторонник жесткого курса в отношениях с западными странами ради сохранения суверенитета страны. С лета 2005 И. активизировал разработку собственной ракетной программы. Правительство Ахмадинежада считало первостепенной задачей повышение оборонного и научно-технического потенциала страны.

Политика нового президента в социальной сфере определялась намерением использовать нефтяные доходы в интересах трудящегося населения. Этому способствовал рост цен на нефть. Экспорт углеводородов из И. с 15,7 млрд долларов в 1997 вырос до 36 млрд в 2004. В 2005—2006 ВВП И. вырос на 5,4 %. Инфляция снизилась по сравнению с предыдущим годом с 15 % до 10 % в основном за счет установления фиксированных цен на нефтепродукты, газ, электричество, воду, телефон и почту, а также за счет увеличения импорта.

Но с 2005 в иранской экономике начали сказываться последствия ужесточения международных санкций, а с 2008 — мирового финансового кризиса, который был охарактеризован верховным руководителем Хаменеи как свидетельство краха либеральной модели западной экономики. Тем не менее правительство Ахмадинежада, избранного в 2009 на второй президентский срок, не отказываясь от социальной поддержки малоимущих слоев населения, перешло к поощрению частного предпринимательства. Был также взят курс на достижение самообеспеченности основными товарами потребительского спроса. К началу 2012 уровень самообеспеченности И. в медикаментах достиг 96 %, а в медицинском оборудовании — 85 %.

К концу второго срока Ахмадинежада инфляция поднялась до 40 %, количество безработной молодежи достигло 12 млн человек, что отчасти было связано с высоким уровнем роста населения страны.

В июне 2013 новым президентом был избран Х. Роухани, до того занимавший пост председателя Высшего совета национальной безопасности и представлявший ИРИ на переговорах с западными странами по иранской ядерной программе. Новый президент занял в отношениях Западом более примирительную по сравнению с Ахмадинежадом позицию и сумел добиться международного соглашения по ядерной программе (так называемая ядерная сделка). 15 июля 2015 И. и США, РФ, Китай, Великобритания, Германия, Франция достигли соглашения по ядерной программе в обмен на отмену санкций против Тегерана. По соглашению И. обязывался никогда не добиваться обладания ядерным оружием и должен был допустить инспекторов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) на свои ядерные объекты. Страны «шестерки» со своей стороны обязались пошагово отменять наложенные на И. санкции. При этом президент США Б. Обама объявил, что его страна снимает с И. только те санкции, которые были введены в связи с ядерной программой И., другие же останутся в силе. Роухани в свою очередь заявил, что И. будет продолжать ядерные исследования и ракетные испытания, запрет на которые соглашением не предусматривался. «Ядерная сделка» была подвергнута критике новым президентом США Д. Трампом как «неудачная» и противоречащая американским интересам. Премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху назвал соглашение «потрясающей исторической ошибкой».

Одной из сложных проблем в отношениях ИРИ с Западом остается политика И. в регионе, прежде всего финансовая и военно-политическая поддержка, в том числе в борьбе с террористической организацией «Исламское государство» («ИГ», запрещено в РФ), президента Сирии Б. аль-Асада, объявленного в США и других государствах НАТО «кровавым диктатором», подлежащим смещению. Сирия во главе с аль-Асадом, а также шиитская военизированная организация «Хизбаллах» в Ливане рассматриваются иранским руководством как важнейшие элементы «альянса сопротивления» политике Израиля и Саудовской Аравии. Возросшая активность ИРИ на Ближнем Востоке привела к обострению его отношений с Саудовской Аравией, претендующей на роль регионального гегемона и стремящейся подорвать в нем позиции шиизма. Продолжают оставаться враждебными и отношения с Израилем.

В конце XX — начале XXI в. поступательно развивались отношения И. с РФ. В 1992 была достигнута договоренность об участии советских специалистов в завершении строительства АЭС в Бушире, начатого еще при шахе. В 2011 первый энергоблок АЭС был подключен к сети, а в 2013 введен в промышленную эксплуатацию. Успешно продолжается российско-иранское сотрудничество в области энергетики, разработки месторождений нефти и газа, военно-технической сфере.

В октябре 2007 президент РФ В. В. Путин принял участие во 2-м саммите стран бассейна Каспийского моря, проходившем в Тегеране, а в ноябре 2015 посетил И. с официальным визитом, во время которого обсуждались вопросы двухстороннего сотрудничества и региональной политики.

8 января 2017 на 83-м году жизни скончался один из ближайших соратников аятоллы Хомейни и основателей Исламской республики, первый председатель меджлиса ИРИ (1980—1989), бывший президент ИРИ (1989—1997), председатель Совета целесообразности и, по убеждению многих иранцев, самый богатый человек в стране Али Акбар Хашеми Рафсанджани. На церемонии прощания с ним, собравшей в Тегеране несколько сотен тысяч человек, наряду с проявлениями скорби раздавались политические лозунги, в том числе антироссийские, а также выкрики сторонников покойного против участия Ирана в военных действиях в Сирии, которое тот не одобрял. Хашеми Рафсанджани был похоронен рядом с могилой аятоллы Хомейни.

19 мая 2017 на очередных президентских выборах Роухани был избран на 2-й срок и продолжил курс на расширение внешнеэкономических связей ИРИ, привлечение в страну иностранных инвестиций, а также на стратегическое взаимодействие с РФ в региональной политике. 1 ноября 2017 президент РФ В. В. Путин посетил И. с однодневным визитом, в ходе которого провел встречи с президентами И. Х. Роухани и Азербайджана И. Алиевым. Обсуждались проблемы региональной безопасности, иранской ядерной программы, урегулирования в Сирии, в поддержке которого И. обещал сотрудничать с Россией вплоть «до полной победы над терроризмом». Верховный лидер И. А. Хаменеи во время встречи с Путиным высказался за отказ России и И. от использования доллара США и переход на национальные валюты в двухсторонних финансовых отношениях и международных транзакциях. 22 ноября 2017 в Сочи состоялась трехсторонняя встреча лидеров РФ, И. и Турции — В. Путина, Х. Роухани и Р. Т. Эрдогана, на которой обсуждались планы мирного урегулирования в Сирии. Была достигнута договоренность о проведении в конце января 2018 в Сочи Конгресса сирийского национального диалога, на который будут приглашены как сторонники президента Б. Асада, так и представители оппозиции.

5 декабря 2017 министр иностранных дел И. Мохаммад Джавад Зариф принял участие в проходившем в Москве совещании глав дипломатических ведомств пяти прикаспийских государств (России, Казахстана, И., Азербайджана и Туркменистана) по проблеме правового статуса Каспийского моря. Главным итогом этой встречи стало завершение почти 20-летней работы над конвенцией по этому вопросу, подписание которой должно состояться на Пятом Каспийском саммите в Казахстане в 1-й половине 2018.

Отношения И. с США при администрации президента Д. Трампа заметно обострились. Официальные лица в Вашингтоне и СМИ вновь стали называть И. «самым большим спонсором мирового терроризма», страной, угрожающей безопасности США, звеном так называемой «оси зла» (наряду с КНДР). Одновременно антииранская пропаганда усилилась в СМИ Израиля и Саудовской Аравии. В 2017 Д. Трамп неоднократно заявлял о намерении добиваться изменения условий международного соглашения 2015 по ядерной программе И., чтобы принудить его к бессрочному ограничению обогащения урана. Помимо этого Д. Трамп предлагает ввести против И. новые санкции в случае продолжения его программы создания и испытания ракет большой дальности. В ответ на это министр иностранных дел И. М. Дж. Зариф заявил, что если США откажутся выполнять соглашение в его настоящем виде, И. будет готов немедленно разморозить ядерную программу. Правительства РФ и стран ЕС, подписавших соглашение, неоднократно заявляли о намерении соблюдать его.

В 2017 террористические группировки, против которых вооруженные формирования И. воюют на Ближнем Востоке, предприняли попытку удара по И. на его территории. Утром 7 июня 2017 во время заседания в здание меджлиса в Тегеране проникли четверо вооруженных боевиков, но здание вскоре было окружено спецподразделениями и террористов ликвидировали. Одновременно другая группа боевиков напала на мавзолей основателя ИРИ аятоллы Хомейни. В результате этих терактов 17 человек погибли и 43 были ранены. Ответственность за нападения взяло на себя руководство ИГИЛ. В ответ 18 июня 2017 с баз КСИР в Керманшахе и Курдистане был нанесен удар баллистическими ракетами средней дальности по базам террористов на востоке Сирии в районе г. Дейр эз-Зор.

В правящих кругах ИРИ по-прежнему сильны разногласия в отношении стратегии социально-экономического и политического развития. Надежды на скорый и массовый приток в страну иностранного капитала после ядерной сделки 2015 не оправдались. Власти обещали населению существенное увеличение числа рабочих мест, сокращение безработицы и рост доходов. Но положение в экономике и социальной сфере остается неустойчивым. В 2016 Иран достиг чрезвычайно высокого прироста ВВП (12,5 %), но в 2017 прирост снизился до 3,6 %. При этом безработица продолжала расти и достигла в 2017 12,4 % от числа трудоспособного населения против 11,3 % в 2016 и 10,3 % в 2013. Безработица среди иранцев моложе 29 лет составила 24 %. Продолжал увеличиваться разрыв в доходах богатейших слоев и основной массой населения страны. Широкое возмущение вызвала деятельность некоторых банков и финансовых учреждений, принимавших вклады частных лиц под обещание их высокой доходности (до 25 % годовых), но впоследствии оказавшихся неспособными вернуть деньги вкладчикам. Положение усугублялось постоянной инфляцией. Рост цен на товары первой необходимости, особенно продовольствие, усиливал протестные настроения в обществе. По официальным данным, в 2015 в И. было зафиксировано около 1200 акций протеста, в 2016 — около 1300, с марта до конца 2017 — около 900. Эти выступления не были многолюдными, происходили за пределами крупных городов, и власти не придавали им большого значения. Но 28 декабря 2017 во втором по величине городе страны Мешхеде сотни человек, собравшись на площадях, громко потребовали остановить рост цен на продовольствие, добиться скорейшего решения экономических проблем и ликвидировать коррупцию. Несколько человек в толпе требовали отказа от участия И. в региональных конфликтах, отставки президента и верховного лидера. Против собравшихся полиция применила водометы и слезоточивый газ. В последующие дни демонстрации протеста прошли более чем в 60 крупных городах, в том числе в Тегеране. По официальным сообщениям, в ряде мест демонстранты вступали в столкновения с силами правопорядка, пытались захватить здания полицейских управлений, банков, отделений КСИР и даже военные базы, совершали акты вандализма.

Положением воспользовались боевики террористической салафитской группировки Ансар аль-Фуркан, которые 29 декабря 2017 подорвали нефтепровод в провинции Хузестан близ г. Омидийе. В иностранных СМИ сообщалось о том, что в ночь на 1 января 2018 толпа протестующих в Тегеране, выкрикивая антиправительственные призывы, пыталась прорваться к резиденции верховного лидера А. Хаменеи. Он и президент ИРИ Х. Роухани, а также представители власти на местах объявили эти выступления результатом подрывной деятельности агентуры США, Великобритании и Саудовской Аравии. В то же время президент Роухани признал право народа на мирный протест и заявил, что власти обязаны к нему прислушаться. Экономические требования протестующих поддержал бывший президент ИРИ М. Ахмадинежад, осудивший при этом тех, кто прибегает к насилию. Для противодействия оппозиционным выступлениям власти блокировали Фейсбук и Инстаграм, сигнал спутниковых международных сетей и организовали в Тегеране и других крупных городах массовые шествия, общее число участников которых превысило 1 млн человек, в поддержку правительства и против вмешательства внешних сил в дела И. Протестные выступления, в которых, по разным данным, участвовало от 15 до 50 тыс. человек по всей стране и жертвами которых, по данным министерства внутренних дел, стали 25 человек (включая служащих сил правопорядка), прекратились к 10—12 января 2018.

Волнения проходили на фоне целого ряда неблагоприятных факторов: роста числа малоимущих; недовольства значительной части среднего класса и широких масс населения засильем крупного капитала и коррупцией в государственном аппарате; безработицы, особенно среди молодежи; высокой инфляции; разочарования в реальных последствиях отмены международных санкций; сильного землетрясения, случившегося 12 декабря 2017 в провинции Керманшах (погибли 540 человек, пострадали 7890 человек, большое число пропало без вести). Они начались с проявлений накопившегося недовольства и чисто экономических требований, но в их ходе была заметна известная координация действий, дающая основание предположить работу организаторов, по-видимому, главным образом через социальные сети. О роли внешних воздействий свидетельствует немедленное одобрение протестов в И. президентом США Д. Трампом, поддержавшим всех участников выступлений, а также выражение сочувствия протестующим со стороны премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху. Иранские оппозиционные официальному Тегерану политические движения, базирующиеся за пределами страны, от леворадикального Национального совета сопротивления Ирана (НССИ) до монархических группировок открыто солидаризировались с протестующими. Официальные представители ЕС и правительств стран Европы, поддержав право иранцев на мирный протест, воздержались (в отличие от некоторых СМИ) от заявлений, которые могли бы быть поняты как призыв к «смене режима» в И. 5 января 2018 по инициативе постоянного представителя США при ООН Никки Хейли состоялось внеочередное заседание Совета Безопасности, на котором она обвинила власти И. в нарушении прав и свобод иранских граждан, заявив, что ситуация в стране представляет угрозу международному миру и безопасности. Помощник генерального секретаря ООН по политическим вопросам Тайе-Брук Зерихун заявил, что ООН не может подтвердить информацию, согласно которой иранские власти чрезмерно жестко реагировали на демонстрации. В итоге попытка дипломатии США добиться осуждения правительства И. Совбезом ООН успеха не имела. Министерство иностранных дел РФ выпустило 1 января 2018 заявление по поводу волнений в И., в котором настаивало на недопустимости внешнего вмешательства в дела страны и выразило надежду на то, что ситуация не будет развиваться по сценарию насилия и кровопролития.

Культура И. за годы существования Исламской республики испытала влияние происходивших в стране перемен. В первые послереволюционные годы, когда власти и активные приверженцы «курса имама» проводили кампанию радикальной исламизации всей общественной жизни, были поставлены под запрет многие явления культуры западного, неисламского происхождения — в музыке, театре, кинематографе, СМИ. Были введены ограничения на ношение женщинами западной одежды и использование косметики. В дальнейшем, по мере либерализации внутренней политики руководства страны часть этих ограничений была смягчена, некоторые запреты перестали действовать. В 2015 был возрожден упраздненный после падения монархии Тегеранский симфонический оркестр, исполняющий произведения европейской музыкальной классики. Современный иранский кинематограф получил мировое признание. В стране поощряются традиционные виды и жанры искусства. Подъему культурной жизни И. способствует существенный рост грамотности населения в результате продолжающейся реформы народного образования, начатой еще при шахе. Если с 1965 по 1970 доля грамотного населения повысилась с 28 до 33,4 %, то к 2011 она достигла 84,75 % в целом и 92,4 % среди граждан от 10 до 49 лет. В 2011 в И. 10 498 675 человек (из них 5 474 683 мужчины и 5 023 992 женщины) имели высшее образование, что составляет 18,3 % от всего населения страны (ср. с 3 % — 310 638 мужчин и 122 753 женщины — в 1976). Среди иранской молодежи, получившей среднее и высшее образование и имеющей доступ к современным массовым коммуникациям, включая электронные, наблюдается недовольство жестким идеологическим контролем властей над общественной жизнью, засильем коррупции и массовой безработицей, ограничивающими возможности профессиональной и социальной самореализации. Эти настроения служат одним из побудительных мотивов ее активного участия в различных протестных акциях.

Лит.: Агаев С. Л. Германский империализм в Иране. М., 1969; Его же. Иран в период политического кризиса 1920—1925 гг. М., 1970; Его же. Иран: рождение республики. М., 1984; Его же. Иранская революция, США и международная безопасность. М., 1986; Алиев С. М. История Ирана. ХХ век. М., 2004; Его же. Нефть и общественно-политическое развитие Ирана в ХХ в. М., 1985; Ансари Х. Имам Хомейни. М., 1999; Арабаджян З. А. Иран. Власть, реформы, революции. М., 1991; Арабаджян З. А. Иран: противостояние империям (1918—1941). М., 1996; Великий Аятолла Имам Хомейни. Завещание. М., б. г.; Жуков Д. А. Имам Хомейни: очерк политической биографии. М., 1999; Годс М. Р. Иран в XX в.: Политическая история. М., 1994; Демин А. И. Современная иранская деревня. М., 1977; Дорошенко Е. А. Шиитское духовенство в двух революциях: 1905—1911 и 1978—1979 гг. М., 1998; Иванов М. С. Иран в 60—70-х годах ХХ в. М., 1977; Его же. Иран сегодня. М., 1969; Меликов О. С. Установление диктатуры Реза-шаха в Иране. М., 1961; Сейед Мохаммад Хатами. Страх перед бурей. М., 2001; Ушаков В. А. Иран и мусульманский мир, 1979—1998. М., 1999. Элвелл-Саттон . Л.Иранскаянефть. М., 1958. Abrahamian E. Iran between Two Revolutions. Princeton, 1982. Akhavi S. Religion and Politics in Contemporary Iran. New York, 1980. Banani A. The Modernization of Iran. 1921—1941. Stanford, 1961. Bani Sadr A. H. My Turn to Speak: Iran, the Revolution, and Secret Deals with the US. London, 1991. Binder L. Political Development in a Changing Society. Los Angeles, 1962. Farah Pahlavi. Mémoires. Paris, 2004; Iran after the Revolution: Crisis of an Islamic State / Ed. S. Rahnema, S. Behdad. London— New York, 1996; Iran: From Monarchy to Republic / Ed. by G. Barthel. Berlin, 1983. Keddie N. R., Richard Y. Roots of Revolution: An Interpretive History of Modern Iran. New Haven, 1981. Lenczowski G. Iran under the Pahlavis. Stanford, 1978. Mohammad Reza Pahlavi. Réponse à l’Histoire. Paris, 1980. Saikal A. The Rise and Fall of the Shah. Princeton, 1980. Джафар . Ш.Дудман-еПахлави. Тегеран, 1945. Макки . Х.Тарих-ебистсале-йеИран. Тегеран, 1950; Мохаммад Реза Пахлави. Бе су-йе тамаддон-е бозорг. Тегеран, 1977; Хонарманд М. Пахлависм. Тегеран, 1966.


Празднование Дня Исламской революции в Тегеране. 11 февраля 2008

Х. Роухани и Э. Джахангири на встрече с избирателями. Тегеран. Март 2017
Смежные статьи
Статью разместил(а)

Групп Олма Медиа

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты