ИРАН. КОНЕЦ XVIII В. ‒ 1850Е ГГ.

0 комментариев

Ч. 6. Иран в конце XVIII в. — 1850е гг.  Ссылки на другие части - см. в конце статьи. Библиография - см. ст. Иран. 1850е - нач. ХХ в.

И. под властью Каджаров (конец XVIII — начало XX в.)

В начале 1780-х политическая инициатива переходит к каджарам — кызылбашскому племени, которое еще со времен Тимуридов обосновалось в Карабахе и Чухур-Саде (позднее — Ереванское ханство). Входившие в состав кочевой знати при Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу, они сохраняли эти позиции при первых Сефевидах, пока Аббас I, обеспокоенный ростом влияния их вождей, не разделил их, переселив часть племени в Астрабад и Мерв. Наиболее жизнеспособной оказалась астрабадская ветвь каджаров, чьи кочевья в прикаспийских низменностях практически не пострадали во время борьбы с пуштунами и отражении агрессии Османской империи. Это побудило ее ханов с 1720-х активно включиться в борьбу за власть, решающий этап которой развернулся после смерти Керим-хана, когда племя возглавил Ага-Мохаммад-хан Каджар. Сломив сопротивление братьев, он прочно утвердился на южных берегах Каспия, сделав своей ставкой, а впоследствии столицей Тегеран. К 1791 этот энергичный и честолюбивый вождь подчинил себе Ирак Персидский и Иранский Азербайджан, а в 1794 разгромил своих главных противников — Зендов, овладев Керманом. Весной 1795 он, направив Ираклию II письмо с требованием покорности, начал поход в Закавказье. При Крцаниси воинство Ираклия было разгромлено, а Тифлис практически уничтожен.

В 1796 Мугань, где некогда избрали шаханшахом Надира, превратилась в арену нового триумфа — коронации Ага-Мохаммада, который впервые со времен Сасанидов венчался короной и препоясался мечом Сафи ад-Дина в знак верности шиизму и преемства власти Сефевидов. Завоевание Хорасана, где правил наследник Афшаров Шахрух, стало последней военной экспедицией первого шаха династии Каджаров. Преемником Ага-Мохаммада, убитого в 1797, стал его племянник Баба-хан, принявший тронное имя Фатх-Али (1797—1834).

В конце XVIII в. подтвердилась наметившаяся ранее тенденция к укреплению позиций России в Закавказье и прочному включению И. в орбиту внешней политики западноевропейских держав. В условиях франко-британского соперничества в период Наполеоновских войн она имела антироссийскую направленность. В 1801 представитель Георга III Дж. Малькольм заключил с каджарским двором 1-й торговый и политический договор (правда, посланцы Директории посетили И. еще в 1797, но смерть Ага-Мохаммада заставила их покинуть страну). Это положило начало острой конкуренции дипломатий Лондона и Парижа, предлагавших Тегерану свою помощь в обмен на экономические и военно-политические уступки.

Неудачи в начавшейся в 1804 русско-иранской войне (см. Русско-иранские войны) заставили Фатх-Али-шаха обратиться за помощью к Французской империи. В 1807 в ставке Наполеона I в Финкенштейне был подписан двусторонний договор, по условиям которого в И. прибыла военная миссия генерала К.-М. Гардана. Приглашенная для организации пехоты и артиллерии европейского образца, миссия в 1808 заключила 1-й договор капитуляционного характера с Каджарами, чья армия пока продолжала нести поражения. Это обстоятельство заставило трон отказаться от помощи французских инструкторов в пользу британских (договоры 1809 и 1814), тем более что в 1809 новый посланец короля Георга, Х. Джонс, дал понять шаху, что Великобритания не исключает возможность смены династии: на борту одного из фрегатов его миссии находился последний отпрыск зендского дома. В начавшиеся реформы энергично включился Аббас-Мирза — наследник престола (валиахд), в чьей резиденции, Тебризе, располагались российское и британское посольства и начала работу 1-я в стране типография. Но деятельность миссии К.-М. Гардана, финансовая помощь сменивших ее британцев, продолживших реформирование иранских вооруженных сил, усилив их поставками артиллерии, вооружения и ежегодной денежной субсидией, не смогли обеспечить успех в войнах 1804—1813 и 1826—1828.

Итогом этих военных усилий стал Туркманчайский мир, по которому Россия прочно утвердилась в Закавказье, добавив к присоединенным по Гулистанскому миру территориям земли Ереванского ханства, оговорила свое исключительное право иметь военный флот на Каспии, урегулировала торговые отношения с И., обязав его выплатой 20 млн рублей контрибуции, и добилась для своих подданных права консульской юрисдикции и экстерриториальности.

Трактат стал исходным пунктом в процессе формирования границ И. в XIX в. Западные рубежи определялись результатами ирано-османских войн и были установлены Эрзурумским трактатом 1847 и комиссией по турецко-персидскому разграничению 1849 (хотя многие спорные моменты так и не были урегулированы). Восточные были связаны с так называемым Гератским вопросом (одним из узловых пунктов англо-русского соперничества) и, соответственно, оформлены по Парижскому миру 1857 и разграничению с Афганистаном 1872.

Строительство каджарского династического режима началось в неблагоприятных условиях: поражение в войнах с Россией и бесславный Гератский поход 1837—1838, вызвавший фактическую потерю Герата и его оазиса, лихолетье 1830-х с повальными эпидемиями, особенно свирепствовавшими на юге, и засухами. Уязвимой являлась и легитимность новой династии, особенно по сравнению с Сефевидами, которые притязали на алидскую родословную. Острое политическое соперничество членов царствующего дома достигало особого накала в междуцарствиях. Несмотря на модернизацию армии, кочевые контингенты ханов, лишь условно признававших каджарский сюзеренитет, по-прежнему играли в вооруженных силах главную роль. Настороженно-выжидательной была позиция наиболее влиятельных шиитских муджтахидов, вынужденно признавших новую власть, но не спешивших заявить о своей поддержке.

Восстановление государства в пределах державы Сефевидов, наследником которых объявлял себя Ага-Мохаммад, постепенно вступало в противоречие с растущим влиянием Европы, в первую очередь России и Великобритании. В 1836 Лондон сумел вслед за Петербургом добиться для себя некоторых льгот, предусмотренных в Туркманчае, а Англо-иранский торговый договор 1841 усилил приток импорта из Соединенного Королевства. Усиливалось и политическое влияние двух империй, чья дипломатическая и финансовая поддержка обеспечивала передачу власти законным наследникам каджарского трона.

Сбой системы проявился в распространении бабизма — нового религиозного движения, основоположник которого, богослов-самоучка сайид Али Мохаммад, объявил себя Вратами (Баб), а впоследствии — Махди. Его учение обнаруживает генетическую связь с тем духовным поиском, который несколько веков велся в рамках шиизма: это и исмаилитский принцип понимания божественного замысла как периодически сменяющих друг друга циклов, и равнодушие к обрядности, отголоски суфизма и иснаашаритского мессианства. После 1850 Бабидские восстания, в ходе которых звучали призывы к свержению Каджаров, начавшись в Мазандеране, перекинулись на города Центрального и Южн. И. Особенно ожесточенный характер они приобрели в Фарсе, где военное противостояние продолжалось до зимы 1852, приняв форму партизанской войны.

Преобразовательные импульсы, базировавшиеся на осознании необходимости модернизации армии в условиях войны, не заглохли со смертью Аббаса-мирзы (1833). При тебризском дворе валиахда Насер-од-Дина (будущего 4-го каджарского шаха), его окружение постепенно формулировало более широкий и последовательный блок реформ, инициатором которых стал наставник Насер-од-Дин-мирзы Мирза Таки-хан, занявший с воцарением своего воспитанника пост садразама. Усиление позиций государственной власти, что являлось одной из целей реформатора, было тесно связано с созданием армии европейского образца и ставило на повестку дня обширный круг финансово-экономических проблем: налоги, бюджет, создание индустриального сектора, подготовку национальных кадров военных и технических специалистов. Рекрутские наборы, коснувшиеся при Аббас-мирзе только Иранского Азербайджана, были распространены на все территории с земледельческим населением. Армия обрела структуру, был установлен срок военной службы с обязательным обучением. С именем Мирза Таки связано и становление иранской промышленности. Усилия по организации местного производства во многом определялись военными нуждами — правительство инициировало открытие оружейных мастерских, предприятий по производству военного снаряжения, обмундирования, колесных экипажей. В 1851 был учрежден Дар оль-фонун — первое в И. светское учебное заведение, ориентированное главным образом на подготовку военных кадров. Получило импульс к развитию и частное предпринимательство (предприятия по производству сахара, текстиля, бумаги, просуществовавшие, впрочем, недолго).

Военная реформа, поглощавшая половину казенных поступлений, диктовала необходимость учета доходов и расходов. В 1850 одновременно с ревизией земель было начато составление нового налогового кадастра, правительство приняло меры по изъятию из обращения квази-денег — бератов (документов на получение права сбора податей, которые часто выдавались чиновникам как жалованье и имели широкое хождение). При поддержке садразама открывались новые типографии, делала первые шаги иранская публицистика (сам реформатор сотрудничал с основанной по его инициативе газетой). Ограничение компетенции шариатских судов и права беста (священного укрытия) вызвали резкий отпор глав шиитского духовенства, апеллировавших к народному мнению, ограничение расходов двора восстановило против реформатора членов шахской фамилии и влиятельных сановников. Исподволь внушая Насер-од-Дину недоверие к влиятельному садразаму, заговорщики добились его опалы, а затем и умерщвления.

161.jpg
Неизвестный художник. Портрет Мохаммад-шаха Каджара. 1841
Смежные статьи
Статью разместил(а)

Групп Олма Медиа

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты