ИРАН. Х - XVI ВВ.

0 комментариев

Ч. 4. Иран в Х - XVI вв.  Ссылки на другие части - см. в конце статьи. Библиография - см. ст. Иран. XVI‒XVIII вв. 

И. под владычеством тюркских и монгольских династий (XI—XV вв.)

Культурно-экономический подъем иранских земель X—XI вв. во многом объясняется образованием локальных политических центров и расширением внешнеэкономических контактов, увеличением клина обрабатываемых земель, ростом вложений в городское хозяйство и транспортную сеть. Сохранялись сложившиеся в аббасидскую эпоху категории землевладения, строго фиксировалась ставка хараджа и пресекались злоупотребления при его взимании. Мульки, преобладавшие в Фарсе, Джибале и Хорасане, все чаще переходили к лицам, связанным с династиями Буидов и Саманидов, которые щедро раздавали их служилым людям в качестве икта, становившихся фактически наследственными в силу соответствующей передачи должностей. Это приводило к упрочению военно-ленного держания и сокращению свободных общин дехканов.

Развитие ремесла, связанное с обслуживанием новых дворов, армий, администраций и мусульманских учреждений, стимулировало благоустройство региональных столиц (Нишапур, Шираз, Исфахан, Горган и др.), где средоточием социально-политической жизни становились, наряду с эмирскими дворцами, медресе и мечети, вокруг которых группировались улама. К XI в. все большую роль играют цехи, на внутреннюю организацию которых заметно влияли суфийские ордены (братства - тарикаты). Несмотря на значительную численность населения (в среднем 20-30 тыс. человек), города, не обладавшие самоуправлением, имели полуаграрный облик и разделялись внутренними стенами на кварталы, нередко враждовавшие между собой. Главные представители власти - раис (градоначальник), кади - глава факихов округа, имам соборной мечети, мухтасиб (надзиравший за общественной нравственностью и деловой этикой), асас (начальник ночной стражи), накиб (глава корпорации сайидов) - назначались сверху. Социальное напряжение регулярно вызывали столкновения между суннитами (знатью и купечеством) и шиитами (ремесленниками и крестьянами), а также между приверженцами различных мазхабов (особенно ханафитов и шафиитов).

Государство контролировало ввоз из центральноазиатских и восточноевропейских степей мальчиков и юношей для службы в отрядах конных гулямов. Из этой среды в конце X в. вышла могущественнейшая династия ирано-мусульманского мира, которая правила государством Газневидов, основанным Алп-Тегином и достигшим наибольшего расширения при Махмуде Газневи (998—1030). Она широко покровительствовала дальнейшему расцвету новоперсидской словесности: особое место среди литературных памятников этого периода принадлежит эпической поэме Фирдауси «Шахнаме». Возвышение газневидских эмиров продлилось недолго: наследник Махмуда Масуд (1030-1041) не удержал северной границы своего эмирата, и в глубь И. вплоть до Фарса стали постепенно проникать исламизированные огузы — туркоманы, под водительством сельджуков, чьи вожди Чагры-бек и Тугрил-бек в 1040 разгромили Масуда при Данданакане, оставив его сыну Маудуду только земли к югу от Гиндукуша. В 1040—1050-е они завоевали почти все главные области И. В 1055 Тугрил-бек пленил последнего буидского эмира эмиров аль-Малика ар-Рахима и получил от халифа аль-Каима титул «султана и царя (малик) Востока и Запада».

В 1060—1070-е сельджукская верхушка начала отдаляться от соплеменников, подчеркивая общемусульманский характер своей власти: Алп-Арслан переселил большинство туркоманских племен в пограничные районы Южн. Кавказа и Малой Азии, а Малик-шах содержал роскошный двор в Исфахане, откуда правил землями от Тарима до Мраморного моря. В то время, как дальнейшее расширение икта за счет мульков окончательно устранило с исторической сцены дехканов, в административном плане Сельджукиды использовали опыт хорасанского чиновничества и улама, что отразилось в карьере Низам аль-Мулька, руководившего всей хозяйственной жизнью державы.

Тенденция к дезинтеграции Сельджукского государства наметилась с обособлением в Кермане потомков племянника Тугрил-бека, Кавурда (1041). На основных землях державы затяжная междоусобица 1092-1118 завершилась ее разделом между Мухаммадом, ставшим султаном «Обоих Ираков» (Ирака Арабского и Ирака Персидского), со столицей в Хамадане, и Санджаром, признанным владыкой Хорасана и Систана, со столицей в Мерве. Тогда же обособились и влиятельные тюркские эмиры, которые, первоначально выдвинувшись как атабеки при сельджукидских царевичах, впоследствии носили этот титул безотносительно своих заслуг перед династией. Так, в пределах султаната «Обоих Ираков» выделились Салгуриды в Фарсе (1148-1287), Хазараспиды в Лурестане и Ильдегизиды в Иранском Азербайджане (1161-1225).

В 1153 балхские огузы, теснимые из Мавераннахра каракиданями, разбили Санджара и разграбили весь Хорасан, который с 1162 превратился в арену противоборства эмиров за наследство Великих Сельджукидов. В 1170-х в него вмешались хорезмшахи Ануштегиниды, которые затем установили свое владычество над всем Вост. И. В 1194 хорезмшах Текеш разгромил последнего иракского Сельджукида Тугрила III под Реем и покорил почти весь Зап. И., а его сын Мухаммад II Ала ад-Дин (1200-1220) присоединил Иранский Азербайджан, так что хорезмийские владения простерлись от Аральского моря до Залива.

В XI-XII вв. ислам восторжествовал по всему И. Известия о зороастрийцах становятся крайне редкими (небольшие общины сохранялись в Кермане и Йезде), а манихеи, жившие здесь еще в X в., исчезли. Однако до XIII в. в иранских городах сохранялись многолюдные сообщества иудеев и христиан (особенно в Хузестане). Большинство населения составили сунниты, однако селяне и городские низы зачастую сочувствовали крайним шиитам, яростно противодействовавшим официальному «правоверию». Так, тысячи дехканов, ремесленников и горцев примыкали к воинствующим исмаилитам («ассасинам») во главе с Хасаном ибн ас-Саббахом. Династические распри усугубились «квартальными войнами»: в 1186 шафииты Рея вступили в союз с ханафитами, составлявшими почти половину жителей города, и разгромили шиитские кварталы, затем шафииты уничтожили своих бывших союзников; аналогичные стычки шли в Нишапуре (1161), Исфахане (1165) и др.

В 1220 монголы, под командованием Джэбэ и Субэдэя, форсировали Амударью и, пройдя Мазандеран, штурмовали Рей, Казвин, Хамадан, Савэ, Мераге и Ардебиль. До 1223 в Хорасане действовал Толуй, который, захватив Нису и Себзевар, превратил в пустыню Мерв и сровнял с землей Нишапур и Тус. Упорно сопротивлялся монгольскому натиску Гилян. В 1224 последовало очередное опустошительное нашествие на Сев. И., где в дальнейшем временно восстановил ануштегинидскую власть Джалаль-ад-Дин. Установление монгольского господства стимулировало рост численности тюркоязычных кочевников, а многие земледельческие районы превратились в пастбища, десятки городов - в села. Оросительная сеть постепенно поглощалась песками. Обезлюдение было вызвано, с одной стороны, массовым истреблением райятов при боевых действиях, с другой - голодом и эпидемиями.

В 1233 хаган (великий хан) Угэдэй разделил все иранские владения Чингисидов на два наместничества: западное (с Кавказом) и восточное (с Хорасаном). Наместники Чинтэмур, Куркуз и Аргун-ака, налаживая поступление податных сумм в хаганскую казну, стремились сблизиться с элитой персоязычных мусульман (в противовес монголам, которых на Среднем Востоке причисляли к тюркам, они именовались «тазиками» или «таджиками», см. Таджики) и по возможности противодействовали произволу нойонов. К 1250-м чингисидская администрация уже управляла Систаном, Мазандераном, Ираком Персидским и Иранским Азербайджаном. В 1251 по решению курултая в Каракоруме на запад двинулось воинство Хулагу, которое в 1256-1257 нанесло смертельный удар Исмаилитов государству.

При Хулагуидах утвердились те категории земельной собственности и социальные институты, которые характеризовали иранское общество вплоть до XVIII в. К дивани, икта и мульку добавились инджу (земли царствующей династии) и хасса (личные владения государя - ильхана). Оформились основные группы элиты: вожди номадов (из «тюрков» и «курдов»), оседлая знать, чиновничество и улама (из «таджиков»). Взимание податей (свыше 20 чрезвычайных сборов и налогов, часто приобретавших регулярный характер) с земель дивани и инджу производилось либо непосредственно через ведомства-диваны, либо землевладельцами и крупными торговцами-посредниками (ортаками), которые обслуживали ильхана и его окружение. В одних областях взимался харадж (его размер менялся в зависимости от района). В других, например в Фарсе, - говчур, который, в отличие от джизьи, платили независимо от вероисповедания (кочевники - «живым весом» в зависимости от поголовья скота, оседлые - в денежной форме) и ставка которого постоянно изменялась; в некоторых районах он сочетался с хараджем. Главным налогом с ремесла и торговли стала впервые введенная монголами тамга; транзитный провоз товаров облагался пошлиной (бадж). Лично несвободные ремесленники размещались в казенных мастерских (кархана) - оружейных и текстильных, принадлежавших ильхану или членам его семьи.

Доходами, поступавшими в пользу продолжавших кочевать нойонов и царевичей, распоряжались состоявшие при них чиновники. Государя также неизменно сопровождал сахиб-диван - глава финансового ведомства, руководивший всем делопроизводством, как правило, мусульманин. Этот пост при Хулагу (1256-1265) и Абаге (1265-1282) бессменно занимали баснословно обогатившиеся выходцы из хорасанского рода Джувейни, хотя двор отдавал предпочтение буддизму и христианству. Курс на исламизацию, взятый Тэгудэром (1282-1284), племенная знать восприняла враждебно и возвела на престол Аргуна (1284—1291), который покровительствовал ламам и церковникам, а в 1289 назначил сахиб-диваном иудея-откупщика Сад ад-Даулу, расставившего на основные должности единоверцев, но павшего жертвой заговора эмиров, после чего по всему И. прокатилась волна погромов.

Гейхату (1291—1295) постарался примирить враждующие группировки и укрепить свой авторитет щедрой раздачей средств из казны, но и он, и его преемник Байду (1295) погибли от рук враждующих эмиров, один из которых, Науруз, вождь ойратов, возглавлял исламизированную монгольскую верхушку. Его ставленник, Газан-хан, приняв титул «султан» и отказав в признании хаганам в Пекине, обнародовал указ о разрушении церквей и синагог в Тебризе, Хамадане, Мераге и других городах, но затем отменил эти меры и ограничился сносом буддийских ступ. В первые годы ему пришлось вести на востоке трудную борьбу с Джагатайским улусом, а в 1297 он порвал с Наурузом и, когда тот поднял мятеж в Хорасане, казнил его.

Осознав необходимость компромисса между тюрко-монгольской и арабо-иранской частями элиты, Газан в 1298 доверил управление державой Рашид-ад-Дину, который развернул масштабные преобразования. Незаконные поборы были запрещены, расходы на содержание двора, знати войска и пр. — урезаны. Для каждой податной единицы (города, деревни и т. д.) составлялись реестры с указанием точных размеров поставок натурой и деньгами. Для ханских гонцов за казенный счет учреждались почтовые станции (ямы). Большими земельными и денежными пожертвованиями мечетям и суфийским обителям (ханакам) расширялся фонд вакфов. Вместо разнородной областной чеканки вводился единый серебряный динар, унифицировались (по тебризскому образцу) стандарты меры и веса. Тем же курсом шел Ольджейту Худабанда (1304—1316), но при Абу-Саид-бахадуре (1316—1335) державой фактически распоряжались эмир Чопан и вазир Тадж-ад-Дин Али-шах, которые расправились с Рашид-ад-Дином.

После 1336 И. превратился в арену междоусобиц тюрко-монгольских кланов, выдвигавших в разных областях марионеточных ильханов. К 1340 запад И. поделили между собой племена сулдуз и джалаир, выдвинувшие соответственно династии Чопанидов и Джалаиридов. В Сев. и Зап. Хорасане от имени боковой ветви Чингисидов властвовали ойраты. В Исфахане и Ширазе самостоятельные султанаты создали арабо-иранские семейства Инджуидов и Музаффаридов. Лурестаном и частью Хузестана управляли местные атабеки, Шабангарой (юг Фарса) — Фазлуиды, Зап. Гиляном — Исхакиды. Ормуз — в XIII в. главный пункт транзита на путях из Индии — в начале XIV в. превратился в центр морской державы, раскинувшейся по обоим берегам Залива, которой правили малики арабского происхождения.

В середине — конце XIV в. продолжалась интенсивная тюркизация Сев. и Зап. И.: около 1375—1380 туркоманы, оттесненные сюда в XIII в. монголами, образовали враждебные друг другу объединения Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу, а в 1380—1390-х походы Тимура, сопровождавшиеся массовым кровопролитием, разрушениями и принудительными переселениями, также способствовали усилению тюрко-монгольского элемента в Иранском Азербайджане, Ираке Персидском и Хорасане. На этом фоне активизировались суфийские ордены (братства), умеренные и крайние шииты, испытавшие в той или иной степени влияние суфизма и культивировавшие эсхатологические настроения, связанные со скорым пришествием Махди. Сарбадары в Хорасане в 1330—1340-х и Сайиды в Мазандеране и Гиляне в 1350—1360-х создали самостоятельные политические образования. Учение выступившего в 1387 Фазлаллаха Астрабади связывало с буквами арабского алфавита мистическую символику циклов развития человечества, каждый из которых отмечен новым воплощением божества. Его приверженцы — хуруфиты, чье число множилось в городах, подвергались ожесточенным преследованиям со стороны Тимуридов. Сиро-христиане вынужденно переселялись из таких городов, как Тебриз и Мераге, где при Хулагуидах находились престолы католикоса Церкви Востока и митрополита (мафриана) Яковитской церкви, в труднодоступные округа к западу от Урмии и окрестности Сельмаса.

В XV в. И. переживал экономический упадок. О натурализации сельского хозяйства с ослаблением товарно-денежных отношений и номадизации говорит и распространение такой формы землевладения, как союргал, что упрочивало контроль преимущественно кочевой знати над оседло-земледельческими районами. Торгово-ремесленные центры переместились на юг, где через Йезд, Шираз, Ормуз проходили маршруты сухопутного и морского транзита шелка.

В борьбе за наследство Тимура победил Шахрух (1405—1447), который, распределив между сыновьями важнейшие уделы, с трудом поддерживал их единство, опираясь на чиновничество и улама, а во многом — благодаря сыну и фактическому соправителю Байсункар-мирзе, восстановившему Исфахан. Однако впоследствии Тимуридский султанат распался на две части — Мавераннахр, со столицей в Самарканде, и Хорасан (куда входили также Систан, Мазандеран и Горган), со столицей в Герате.

К 1410 Кара-Коюнлу вытеснили Джалаиридов из Иранского Азербайджана и Курдистана, а в дальнейшем обе эти области, вместе с «Обоими Ираками», Хузестаном, Фарсом и Керманом достались Ак-Коюнлу, султан которых, Узун-Хасан, длительное время считался сильнейшим правителем И. Однако в 1498—1500 султанат разделился на два владения: одно, с центром в Тебризе, включало Курдистан и Иранский Азербайджан, а второе, с центром в Исфахане, — Ирак, причем его верховенство признавали Фарс, Керман и Йезд.

Хорасанские Тимуриды — Абу-Саид (1452—1469) и Хусайн-и Байкара (1469—1506) способствовали дальнейшему процветанию Герата, но затем Мавераннахр оказался легкой добычей узбеков Мухаммада Шайбани. В Абаркухе, Кашане, Семнане и Систане распоряжались независимые правители. Гилян разделился на шиитские эмираты Бийе-пиш (столица — Лахиджан) и Бийе-пас (столица — Решт), а Мазандеран — на несколько самостоятельных владений. В Хузестане утвердилось княжество, созданное потомками Мушаша, что стало возможным благодаря распространению среди крестьян и кочевников Зап. И. синкретического направления крайнего шиизма — ахл-и хакк.

Монгольская и тимуридская эпохи дали персидской литературе величайших мастеров слова: Саади, Руми, Хафиза. В эпической и дидактической поэзии продолжались традиции Низами. В историописании создавались монументальные своды Рашид-ад-Дина, Хафиз-и Абру, Мирханда. В изобразительном искусстве гератская школа (середина — конец XV в.), крупнейшим представителем которой был Бихзад, определила развитие иранской миниатюристики на столетия вперед.

156.jpg
Убийство Гейхату. Миниатюра из рукописи Хетума Патмича «Вертоград историй стран Востока». XV в.
Смежные статьи

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты