ИРАН. ДРЕВНИЙ ИРАН - VII В.

0 комментариев

Ч. 2. Иран Древний (III в. до н. э. - VII в. н.э.).  Ссылки на другие части - см. в конце статьи. Библиография - см. ст. Иран. XVI‒XVIII вв.

Парфяно-сасанидская эпоха (III в. до н.э. - VII в. н.э.)

В середине III в. до н. э. Парфию заняли парны — одно из племен североиранского союза дахов — под началом рода Аршакидов, представители которого в 230—220-е до н. э., овладев Гирканией, приняли царский титул, а в последующем отстояли свою независимость от Селевкидов и постепенно вытеснили их с Иранского плато. Превращению Парфянского царства в мировую державу при Митридате I (171—138 до н. э.) благоприятствовали обострение внутренней борьбы в Греко-Бактрийском царстве и обособление региональных династий в Атропатене, Персиде и Элимаиде после смерти Антиоха III Великого. Окончательно утвердил аршакидское господство над всем И. и Месопотамией Митридат II (ок. 123 — 88 до н. э.). На востоке он остановил натиск саков и частично расселил их в Дрангиане, получившей наименование Сакастан (ныне Систан), а на западе навязал свое верховенство Великой Армении и Осроэне и заключил с Л. К. Суллой соглашение о разграничении сфер влияния Парфянского государства и Рима Древнего по Евфрату.

Распри наследников Митридата ослабили парфян и способствовали усилению, с одной стороны, армянских Арташесидов, с другой — Кушанов. Слабые Аршакиды в 70—60-х до н. э. предоставили Римской республике свободу действий в Понте и подтвердили свой нейтралитет Гнею Помпею. Внутри державы противоборствовали, выдвигая своих претендентов, эллинизированная городская элита Месопотамии и родовая знать иранских областей, связанная с кочевниками периферии.

Однако при Ороде II (57—37 до н. э.), который перенес столицу в Ктесифон и, после победы над Марком Лицинием Крассом при Каррах, продолжил войну в Средиземноморье, парфяне, опустошив Киликию и Каппадокию, оказались втянуты в гражданские войны в Риме и даже временно взяли под контроль Сирию с Антиохией и Финикией. Ответная экспедиция Марка Антония в Атропатену (36 до н. э.) не смогла переломить ситуацию в пользу римлян, но Октавиан (Август) все же заставил сына Орода, Фраата IV, выдать ему почетными заложниками своих сыновей. Последние, восходя на престол на рубеже нашей эры, своим романофильством настроили против себя парфянскую знать, сплотившуюся вокруг царя Атропатены, Артабана (из боковой линии Аршакидов). Став верховным владыкой, он положил начало новому периоду в истории династии и державы, сажая своих отпрысков на троны зависимых царств (Элимаида, Гиркания, Персида). Избранная им ориентация на ирано-арийскую религиозно-политическую традицию ярче всего проявилась при его сыне Вологезе I, когда, предположительно, зороастризм впервые получил официальный статус с кодификацией Авесты. С войны 52—63, вызванной встречными притязаниями на земли Великой Армении, также начался новый виток противостояния с Римской империей.

В парфянском социуме (что, по всей видимости, типично для западно- и южноиранского культурно-политического пространства этих столетий) выделялись такие страты, как «свободные» (азат), составлявшие ядро войска (тяжеловооруженные конники — катафрактарии), и «зависимые» — податные земледельцы, из которых вербовались конные стрелки. Постоянной армии, кроме царской стражи, видимо, не существовало, как и установленного порядка престолонаследия: правопреемство переходило не только от отца к сыну, но и от брата к брату или к более дальним родственникам, которых выдвигали вельможи из семейств Карен, Михран, Испахпат и других, наследственно занимавших определенные должности.

Прямой контроль Аршакидов никогда не выходил за пределы Парфии, Мидии и Средней Месопотамии. Часть территории подразделялась на сатрапии, пользовавшиеся большей самостоятельностью, чем при Ахеменидах. Если на западе державы в документации употреблялась преимущественно греческая терминология, но сохранялись элементы ахеменидской номенклатуры, то на востоке появились новые ирано-арийские титулы. Полузависимые царства (Месена-Харакена, Адиабена, Кавказская Албания и др.) чеканили собственную монету и выставляли самостоятельные соединения в составе общепарфянской рати. Так, Сакастан по наследству управлялся Суренами — 2-й по знатности после Аршакидов семьей. В Персиде наиболее влиятельны были правители и жрецы Стахра (близ Персеполя).

Во внешней торговле, где большую роль играла конкуренция с греко-римским купечеством за индийские рынки, к I в. н. э. сложились важнейшие маршруты через Персиду и Карманию и через Мерв в Пятиречье (Панджаб) и до Арахосии; со Средиземноморьем И. связывала, главным образом, Пальмира. Культурное влияние эллинизма, доминировавшее при старших Аршакидах, с того же времени постепенно уступало место ирано-семитскому. Религиозный синкретизм аршакидской эпохи (отождествление иранских божеств с олимпийскими и т. д.) подготовил почву для гностицизма (через зурванизм) и манихейства. Первые христианские общины появились в И. не ранее середины — конца II в., хотя начало проповеди христианства здесь связывается с именем апостола Фомы.

С начала II в. ослабление Аршакидов (ожесточенная борьба претендентов Хосрова и Вологеза II, восстания в Элимаиде и Персиде) позволили Траяну выйти к побережью Персидского залива, но Адриан заключил с парфянами мир на условиях возвращения прежних границ. Тем не менее, они потеряли контроль над Гирканией и, возможно, Маргианой, а их вторжение в Вост. Средиземноморье римляне отбили, после чего сожгли Селевкию-на-Тигре и завладели Эдессой и Харраном. Легионы Северов неоднократно опустошали Месопотамию, а в 215 Каракалла, воспользовавшись очередной распрей между Аршакидами Вологезом V и Артабаном V, прошел до Мидии, но в 217 потерпел поражение от Артабана при Нисибине.

Несмотря на то, что в 218, по миру с римлянами, парфяне вернули Месопотамию, внутри их державы упрочились позиции полунезависимых владетелей, многие из которых в 220-е поддержали Ардашира I Папакана из рода Сасанидов. Аршакидский дом получил смертельный удар, но полной смены доминирующего этноса не произошло: персы лишь оттеснили парфян на второе место среди элиты державы. Ардашир I, заявивший о себе как о поборнике зороастризма, религиозным средоточием И. сделал Стахр, сохранив за Ктесифоном столичный статус.

Для общества Эраншахра («Арийского царства», как официально называлась держава Сасанидов) характерно членение на три сословно-кастовые группы (пешаг), косвенно отражающие авестийские социальные категории (пиштра): жрецы (авест. атраван- — «священнослужители», среднеперс. асраван), воины (авест. ратайштар- — «колесничие», среднеперс. артештаран), земледельцы (авест. вастрйофшуйант- — «выпасающие скот», среднеперс. вастриошан). Внутри каждой из них (особенно первых двух) наблюдалась сложная иерархия, связанная с пышным и тщательно разработанным придворным этикетом, частично заимствованным поздней Римской империей. В отличие от типологически близкого к системе пешагов индийского варнового строя, фигура шаханшаха как носителя священной благодати (фарр) выносилась за рамки этого деления, а старшины пешагов (пешагсалар) выполняли при нем совещательные функции. Владетельные царевичи (шахрдар) и сатрапы (шахраб), отчасти сменившие местных династов, вместе с другими вельможами составляли его совет, где соблюдались местнические порядки, обусловленные установленным рангом (гах) и почестями (патив).

Высшие административные посты замещались «вельможами» (виспухр) — представителями 7 персидских и парфянских родов (Пахлав-Карен, Пахлав-Сурен, Пахлав-Аспахбед, Михран, Зих, Спандияд и сами Сасаниды), владевших поместьями преимущественно в Персиде (Парс), Мидии (Мах) и Парфии (Хорасан) и наследственно удерживавших должности главнокомандующего (эранспахбад), управляющего складами и т. п. При ранних Сасанидах (III—IV вв.) нарушение сложившегося при парфянах соотношения самоуправляющихся городов, полузависимых владений (шахр) и царского домена (дасткард) привело к тому, что в областях, переводившихся в дасткард, города теряли автономию и получали названия по именам государей (Ардашир, Шапур, Хормозд), самостоятельность ряда шахров (за исключением Элимаиды, которая просуществовала до середины IV в.) была упразднена, а управление важнейшими из них (в Хорасане, Систане, Кермане) — передано сасанидским царевичам, ставшим родоначальниками боковых ветвей правящего дома.

Ополчение артештаран, где начальствовали крупные землевладельцы — «великие» (вузург), составляло основу войска, ядро которой — тяжелая конница «свободных» (азад) — сохраняло в III—IV вв. бо`льшую лояльность к собственным шахрдарам, чем к эранспахбаду. Во вспомогательные соединения шли союзные горцы и кочевники, пехота набиралась из крестьян и только для обозной службы. Использовались и боевые слоны. Горожане освобождались от воинской повинности и платили подушный налог (гезит). К IV в. выделилась категория писцов (дабир); несколько позже сформировался единый управленческий аппарат во главе с «великим распорядителем» (вузург-фрамадар) — хранителем шахской печати.

На постепенный характер складывания жреческой иерархии косвенно указывает отсутствие в списках двора первых шаханшахов упоминаний о каких-либо высших религиозных авторитетах. Лишь Картир, советник Бахрама II (276—293), первым поднявший гонения на иудеев, буддистов, брахманов, христиан и манихеев, сыграл видную роль в оформлении воинствующего зороастризма, сменившего эллинизированный синкретизм парфян и отличавшегося строгой регламентацией культа Ахурамазды (Ормазд), Анахиты (Анахит), Митры (Михр). Три главных святилища огня соответствовали пешагам: в Парсе — асраван, в Атропатене (Адурбадагане) — артештаран, в Хорасане — вастриошан. Храмы благодаря щедрым пожертвованиям владели селениями (преимущественно на западе И.), где земля обрабатывалась в основном рабами. Одним из мотивов раннесасанидской экспансии, по-видимому, был захват «чужеземцев» (аншахрик). Десятки тысяч пленников (в том числе ремесленников, зачастую исповедовавших христианство) угонялись из Сирии и Анатолии на работы в шахских и храмовых дасткардах и в городах, которые шаханшахи основывали в Месопотамии, Хузестане и Парсе. По мере того, как среди месопотамских арамеев-христиан («сирийцев») быстро оформлялись новые епархии, позиции ранее весьма влиятельного манихейства слабели.

Сасаниды, сдерживая усилившееся в III—IV вв. давление кочевников Приаралья и Поволжья, соперничали с Римом за пути караванного транзита из Средиземноморья в Южн. Аравию и Индию, а также Центральную и Вост. Азию (морские коммуникации играли второстепенную роль). Первый «раунд» вооруженного противостояния пришелся на царствование Шапура I, который с переменным успехом воевал с императорами Гордианом III, Децием и Валерианом и царями Пальмиры, расширил пределы державы на юг Прикаспия, Мерв и, предположительно, кушанские княжества, где создал обширный удел — «Сакастан, Турестан и Инд до побережья моря». Все это позволило ему принять титул «царь царей И. и не-И.» (точнее: ариев и неариев; среднеперс. шаханшах-е эран уд анэран).

В 298 шаханшах Нарсе, потерпев поражение под Нисибином, передал по договору, заключенному на 40 лет, часть левобережья верхнего Тигра Риму, а также признал его верховную власть над Армянским и Картлийским царствами. После затяжных междоусобиц виспухры возвели на трон малолетнего внука Нарсе Шапура II, который, обретя дееспособность, начал беспощадную борьбу с ними, а одновременно покровительствовал реорганизации зороастрийского жречества (магустан), инициированной Адурбадом Махраспанданом. Назначавшемуся государем мобадан-мобаду подчинялись через посредство областных мобадов многочисленные разряды магов (дадвары, андарзбеды, дастуры и др.).

Это совпало с религиозно-политическим кризисом в И. Когда в 330-х Константин I объявил себя защитником христиан, Шапур развернул «великое гонение»: обложил иноверцев двойной податью взам (1300—1027 до н. э.)я от военной службы, а на протесты клира ответил массовым избиением священнослужителей и разрушением церквей по всей державе (по обвинениям в осквернении воды омовениями, земли — захоронениями, нарушении пищевых запретов, убийстве почитаемых животных, неугодном Ормазду целомудрии и т. п., а также сочувствии «кесарю»). Положение осложнялось войнами Шапура с Констанцием II и Юлианом Отступником за Сев. Месопотамию, которые завершились миром, возвращавшим Эраншахру территории, потерянные в 298, вместе с Сингарой и Нисибином. Кроме того, в 350—370-х шаханшах вторгался в армянские земли и воевал в Хорасане с поздними Кушанами и хионитами.

После смерти Шапура II в междоусобицы виспухров вовлекся и магустан. В результате заговоров погибли три его преемника, последний из которых, Бахрам IV (388—399), заключил с императором Феодосием I Великим договор, определивший зоны влияния на Армянском нагорье и в предгорьях Большого Кавказа и положивший конец антихристианским преследованиям. При Йездигерде I (399—420) общность интересов по совместной защите кавказских перевалов привела И. и Византию к беспрецедентному сближению: шаханшах взял на себя укрепление Дербентского прохода и Дарьяльского ущелья, а император — обеспечение содержания гарнизонов посредством выплаты субсидий. Йездигерд не только объявил себя опекуном Феодосия II, но и способствовал в 410 учреждению на соборе в Селевкии-на-Тигре отдельного патриаршего престола Персидской церкви (Церкви Востока), в 420 поставил католикосом Селевкийским и Ктесифонским иранца Ману, а в 421 направил к Феодосию епископа Маруту Мартиропольского во главе дипломатической миссии для завершения мирных переговоров.

После смерти Йездигерда его старший сын, армянский царь Шапур, прибыл в столицу в надежде занять престол, но был убит. Шаханшахом при помощи Лахмидов стал его брат — лояльный к магустану и виспухрам Бахрам V Гур (420—438). По наущению всесильного вузург-фрамадара Михр-Нарсе, ревностного зороастрийца и строителя храмов огня, он возобновил гонения на христиан, что побудило Селевкийско-Ктесифонский католикосат на специально созванном соборе объявить о разрыве с Константинополем. После поражения в первой из череды Ирано-византийских войн Бахрам V по договору 422 обязался не преследовать своих христианских подданных, но только в 424 Селевкийский католикосат окончательно объявил об автокефалии Церкви Востока, учение которой с этого времени распространилось и на востоке державы (учреждение Мервской митрополии), где Бахрам Гур продолжал борьбу с хионитами.

В середине — конце V в. стали очевидными приметы общественно-экономического кризиса, способствовавшего долгосрочной трансформации иранского социума в позднесасанидский период и определившего ряд особенностей его последующей эволюции. Над родовыми коллективами (наф) свободных и полусвободных общинников, обрабатывавших преимущественно орошаемые земли Иранского плато, возвышаются «домовладыки» (катакхвадай, позднее кадхуда). Повинности окончательно сменились налогообложением — поземельным (хараг) и подушным (гезит), основную тяжесть которого несли области в бассейне Тигра, Евфрата, Керхе и Каруна. Подневольный труд (наиболее распространенный в Хузестане, в меньшей степени — в Парсе и Махе) использовался на ирригационных работах (интенсифицировавшихся при Сасанидах), в шахских ремесленных мастерских, но чаще — в домашнем хозяйстве, хотя никогда не имел ведущего значения. Разложение общины выразилось в разорении ранее свободных земледельцев-иранцев и их скоплении в городах, среди торгово-ремесленного населения которых (особенно в «Малом Двуречье» и в Спахане) преобладали селившиеся отдельными кварталами самоуправляющиеся сообщества сирийцев и евреев, изъятые из-под юрисдикции магустана.

Кризис протекал на фоне частых неурожаев и засухи, вызвавшей голод, который обрушился на страну после смерти Йездигерда II (438—457). При Перозе (459—484) поводом к дипломатическим конфликтам между Константинополем и Ктесифоном стал вопрос об «обычном золоте» — выплатах византийцев иранцам за сдерживание аланов и савиров в Предкавказье и хионитов (а позднее родственных им эфталитов) на закаспийских рубежах, где Сасаниды возвели оборонительный вал. Однако разбитый эфталитами Пероз уступил им половину Хорасана и обязался заплатить большую дань, а в 484, пытаясь отвоевать потерянное, погиб, так что кочевники продвинулись вглубь И. Балаш (484—488) сблизился с Церковью Востока в противовес виспухрам, которые возвели на престол его племянника Кавада (488—531).

Сложное сочетание хозяйственных и культурно-религиозных факторов породило социальный взрыв, симптомом которого стала проповедь маздакитов, где синтезировались манихейские и зороастрийские воззрения на власть. Ануширван Хосров I, воспользовавшись тем, что знатные дома и жречество оказались обескровлены маздакитским восстанием, приступил к масштабным преобразованиям, направленным на административно-политическую централизацию. Прерогативы магустана оказались ограничены, зато укрепились позиции чиновников-дабиров. Низы артештаран (азады) и верхи вастриошан сливались в широкий слой служилой знати, крупных и средних землевладельцев — дехканов. Во избежание сосредоточения слишком большого набора функций в одних руках, обязанности и права вузург-фрамадара распределялись между тремя лицами, а полномочия эранспахбада передавались военачальникам (спахбад) севера (Капкох/Адурбадаган), запада (Хварваран), востока (Хварасан) и юга (Немроз). Гражданское управление размежевывалось с военным, но его представители (падгоспан) подчинялись спахбадам. Округа-шахры обрели более устойчивые границы и центры (шахристан).

Хосров I в 532 заключил с Юстинианом I «вечный мир», по условиям которого содержание кавказских укреплений возлагалось на «ромеев». По мирному договору 561, подписанному на 50 лет, сохранялись прежние границы, а Эраншахру гарантировалась выплата денег на содержание крепостей, кроме Дербента, в обмен на отказ от преследования христиан, если они не занимались прозелитизмом среди зороастрийцев. Договор позволил Хосрову покончить с эфталитами в союзе с Тюркским каганатом, граница с которым прошла по Амударье. Противоборство с Византией затронуло и Химйар, откуда в 576—577 иранцы изгнали союзников Константинополя — аксумитов.

Военные действия в Армении продолжились при Хормозде IV (579—590), покровительствовавшем христианам в пику азадам-дехканам, которые, расширяя свои владения, все чаще выказывали неповиновение трону. После узурпации трона Бахрамом VI Чубином Хосров II Парвиз смог при поддержке Маврикия вернуть себе престол только ценой значительных уступок на западной границе. В 598—599 он превратил в сатрапию Йемен, а в 602 лишил самоуправления Лахмидов в Хире.

В последней из Ирано-византийских войн (604—628) император Ираклий пересек Анатолийское и Армянское нагорья и сжег знаменитый храм огня в Шизе, а полководцы Хосрова II, согласуя свои действия с южными славянами и аварами, блокировали Босфор. Тогда Ираклий побудил к вторжению через Большой Кавказский хребет хазар, а сам в 628 разграбил в окрестностях Ктесифона загородные резиденции Хосрова Парвиза, против которого составился заговор крупных дехканов с участием восточносирийского купечества, недовольного его симпатиями к западным сирийцам (миафизитам). Возведенный заговорщиками на престол сын Хосрова, Шерое, запросил императора о «вечном мире», обязавшись очистить все занятые провинции.

Война, отягчившая налоговое бремя иранских земледельцев, вдобавок к необходимости содержать многочисленный и разветвленный чиновничий аппарат, сложившийся после реформ Ануширвана и еще более увеличившийся при его внуке, и огромным тратам на поддержку престижа трона, опустошавшим казну, привела к краху сасанидской государственности. Хорасан разоряли воинства Западнотюркского каганата, овладевшие Балхом. Наводнения разрушили оросительную сеть и уничтожили посевы в житнице Эраншахра — долине Тигра и Евфрата. В ряде областей обособились шахрдары и виспухры, а на престоле за 628—632 сменилось более 10 ставленников враждующих клик, последним из которых был Йездигерд III.

Сасанидский период занимает особое место в истории культуры И. Созданные на его протяжении образцы искусства (по преимуществу придворного) определили развитие художественных традиций от бассейна Тарима до Атлантики. Память об эллинизме в И. поддерживала сирийская образованность, важнейшим очагом которой был Гундишапур. Государственные языки — среднеперсидский (парсик) и парфянский (пахлавик) — применяли арамейское письмо с обильным употреблением аллограмм (устойчивых начертаний арамейских частей речи, которые должны были читаться по-ирански). Они использовались для составления династических анналов (не дошедших до наших дней), записи эпических сказаний (парфянские версии в среднеперсидской обработке) и дидактических трактатов (сохранились отчасти), а позднее — и космологических сочинений.


Монета Хормозда. III в.

Золотое блюдо с изображением Ануширвана Хосрова I. VI в.
Смежные статьи
Статью разместил(а)

Групп Олма Медиа

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты