ИРАКЛИЙ I

0 комментариев

Византийский император в 610-41 гг., основатель Ираклийской династии, выдающийся военачальник.

Ираклий I – сын экзарха Карфагена Ираклия-старшего – имел, по-видимому, армянские корни. Выросшего в достаточно высокопоставленной семье Ираклия-младшего не могли не задеть драматические коллизии эпохи, в которой ему довелось жить. На глазах Ираклия и людей его поколения Восточная Римская империя – еще вчера владычица Средиземноморья и гроза сопредельных «варварских» стран – начала стремительно разрушаться. Груз общественных проблем, накопленных ею за последнее столетие, достиг критической массы, но по-настоящему бедственными стали события осени 602 г.

Мятеж дунайской армии и свержение императора Маврикия ознаменовали воцарение в Константинополе центуриона Фоки, что вскоре вызвало фактический распад империи: новый василевс – незнатный простолюдин и ставленник взбунтовавшихся солдат – утратил контроль над многими областями. Местные гражданские и прежде всего военные руководители далеко не везде признали смену центральной власти, а ее отчуждение от населения регионов было взаимным: по городам восточных провинций – Эдессы (Шанлыурфа), Антиохии (Антакья), Александрии – прокатились разной силы и характера антиправительственные восстания, подавленные жестоко и не до конца. Раскол правящей верхушки усугублялся тем, что Фока развязал полномасштабный террор против своих явных и мнимых недругов среди столичной аристократии, которая едва ли могла примириться с откровенно «солдатским императором». На протяжении всего правления Фоки в Константинополе почти не прекращались беспорядки, погромы и расправы. Дезорганизация центральной и провинциальной администрации пагубно сказывалась и на оборонительной системе Восточного Рима, которая испытывала все увеличивавшееся давление с трех сторон – лангобардов на Апеннинах, аваров и славян на Балканах и персов в Азии. Таким образом, в начале VII в. крайняя внутренняя и внешняя дестабилизация империи поставила ее на грань краха.

В итоге экстремальное снижение авторитета Константинополя вкупе с хроническими военными неудачами оказались для режима Фоки фатальными. В 608 г., воспользовавшись всеобщим недовольством императорскими репрессиями, Ираклий-старший и его брат, военачальник Григорий подняли знамя вооруженного восстания. Ираклий-старший прекратил хлебные поставки в столицу, а сын Григория Никита в 609-10 гг. вытеснил из Египта и Палестины верные Фоке войска. Ираклий же младший, имея прочный тыл в Африке, осенью 610 г. отплыл во главе карфагенского флота прямо к Константинополю, где обеспокоенный бунтом Фока заточил в монастырь мать Ираклия Епифанию и его невесту Евдокию. В конце сентября 610 г. не встречая серьезного сопротивления, Ираклий-младший высадился в Авидосе на азиатском берегу Дарданелл, 3 октября 610 г. подошел вплотную к Константинополю и уже 5 октября 610 г. въехал в столицу, поддержанный многими недоброжелателями Фоки при дворе и среди горожан. При попытке скрыться Фока был арестован и казнен вместе с приближенными, а Ираклий провозглашен василевсом и коронован константинопольским патриархом Сергием I, приветствовавшим переворот.

Надо полагать, что легкость в ликвидации Фоки не обманывала Ираклия I, который не мог уверенно чувствовать себя на престоле, пока государственный аппарат в основном находился в руках клевретов Фоки, наиболее ярким из которых был Приск (Крисп). Занимавший немалые армейские должности при императоре Маврикии, Приск в ходе мятежа 602 г. переметнулся на сторону Фоки, а по его водворении в Константинополе удостоился чинов протопатрикия, комита экскувитов (начальника императорских телохранителей) и эпарха столицы и в 607 г. женился на дочери Фоки Доменции. Однако в 610 г. Приск вновь совершил предательство, теперь уже по отношению к своему тестю: Приск явился одним из инициаторов низложения Фоки и воцарения Ираклия. Страшась непредсказуемого, подозрительного и скорого на расправу Фоки, Приск при строгой конспирации сплел большую интригу при дворе. Наладив тайную переписку с Ираклием-страшим, Приск побуждал его к выступлению против Фоки, а когда мятежники уже стояли у Константинополя, содействовал им и саботировал лихорадочные попытки Фоки организовать оборону столицы. Положение Приска было очевидно: он казался естественным преемником Фоки и Ираклий лично предложил Приску корону, от которой тот, правда, твердо отказался, и только затем сенат объявил императором Ираклия. Пойдя на сделку с зятем Фоки, Ираклий I осенью 611 г. назначил его командующим войсками в Каппадокии, но Приск по неизвестным причинам устранился от руководства войсками и фактически пренебрег указаниями василевса. Приск, вероятно, задумал какую-то свою игру, но она не удалась: Приск был вызван в Константинополь, обвинен в измене, насильно пострижен в монахи и заточен в столичном монастыре Хора (5 декабря 612 г.), где вскоре скончался. Нейтрализовав опасного соперника, Ираклий, как и ранее император Маврикий, озаботился укреплением собственных административных позиций за счет выдвижения на ключевые военные и гражданские посты своих родственников. Так, высокий придворный титул куропалата (почетного командира дворцовой императорской стражи) получил брат василевса Феодор, а двоюродный брат Ираклия I патрикий Никита – активный участник свержения Фоки – перенял полномочия опального Приска в качестве комита экскувитов и вдобавок стал императорским наместником (дукой) в Египте (отец Ираклия I умер уже в 610 г., едва узнав о воцарении сына).

К началу 610-х гг. Константинополь столкнулся c небывалой по мощи варварской атакой на нескольких фронтах одновременно. Если славяне и авары затопили Балканский полуостров, то на Востоке набирало обороты персидское вторжение. Угроза самому существованию империи требовала крутых мер со стороны центрального правительства, первые шаги которого в этом направлении не принесли успеха. Хотя в 611 г. ромеям удалось вытеснить персов из Каппадокии, они «компенсировали» это захватом Антиохии, Апамеи и Эмессы (Хомс). В 613 г. армия Ираклия была уничтожена персами под Антиохией, а затем ромеи утратили Киликию с Тарсом. В 613 г. пал Дамаск, в 614 г. – Иерусалим, а к 619 г. войска шахиншаха Ирана Хосрова II оккупировали Египет – главную житницу империи, – что поставило Константинополь на грань голода. В 615 г. персы даже достигли Босфора, обустроили лагерь у Хрисополя (Ускюдар) и отступили от Константинополя лишь после немалого выкупа, но в 617 г. разграбили Халкидон (Кадыкей), и ок. 620 г. прорвались в сердце Малой Азии, овладев Анкирой (Анкарой). Параллельно экспансию на Балканах наращивали авары и славяне: их грабительские рейды ок. 610 г. прокатились по Далмации и Истрии, а в 614 г. – вдоль Эпира, Греции, Фессалии и Кикладским островам. В 612-16 и 617 гг. славяне осаждали Фессалонику, а в июне 617 г., когда авары совершили набег на предместья Константинополя, Ираклий по пути на мирные переговоры с аварским каганом попал в засаду во Фракии и чудом избежал плена.

С трудом откупившись от авар в 619 и 621 гг., император обратился к иранской опасности: зимой 621/22 гг. он преступил к тщательному обучению войск, в первую очередь кавалерийских подразделений и отрядов легковооруженных лучников. Они были набраны преимущественно из старых воинских частей, разбитых в Сирии и Закавказье и теперь разрозненно проникавших в Малую Азию. Эти солдаты, собранные вблизи Константинополя, а также их товарищи с Балкан, выдавленные аварами во Фракию, образовали мобильную походную армию. Сделав упор на ее подвижности, Ираклий I почти целиком отказался от использования пехоты. Новая оперативно-тактическая группа войск, условно именуемая «Опсикий» (букв. «свита»), впоследствии дала название феме, дислоцированной на северо-западе Анатолии. Ираклий лично принял командование над армией и 5 апреля 622 г. отбыл на Восток, оставив в Константинополе старшего сына-соправителя Константина III на попечении патриарха Сергия. Отправляясь в персидский поход, василевс собрал все наличные войска, вплоть до обескровливания пограничных отрядов из самых отдаленных провинций от Италии до Египта. Это сразу подняло ставки в грядущей войне до максимальных значений: любая серьезная неудача в ней была чревата для империи гибелью.

Ираклий I вступил в Армению и закрепился в ней: юго-западное Предкавказье стало базой византийцев, а армяне пополнили ряды ромейской армии. Перезимовав, василевс весной 623 г. разбил одну из персидских армий на востоке Малой Азии, а затем через Феодосиополь (Эзурум) вошел на территорию Ирана. В 624-25 гг. ромеи активно тревожили неприятеля на северо-востоке Ирана, верховьях Евфрата и Тигра, северной Месопотамии и Сирии. Тем не менее, несмотря на ряд побед, одержанных Ираклием, персы организовали энергичное контрнаступление в сердце империи. Весной 626 г. шахский военачальник Шахрвараз занял Халкидон и обложил Константинополь с азиатского края Босфора, а к 29 июля 626 г. с европейского берега к городу подтянулись авары, разорвавшие мир с ромеями по договоренности с персами. Однако в начале августа 626 г. осада имперской столицы завершилась провалом: серия яростных нападений, инициированных аварами 3-7 августа 626 г. была отбита ромеями с большими потерями для штурмующих. Это обстоятельство, вкупе с открывшейся в стане аваров эпидемией, вынудило их отступить, что вслед за тем сделали и персы. Эффективная оборона города, налаженная главой регентского совета патриархом Сергием и патрикием Воной (Вонозом), рассогласованные действия союзников и отсутствие у них (в отличие от константинопольцев) боеспособного флота обрекли персидско-аварскую коалицию на крупную неудачу под стенами Константинополя.

Между тем Ираклий I, находясь на Кавказе, получил помощь от хазар и готовился к решающему броску в иранские земли. В сентябре 627 г. ромеи вторглись в Месопотамию, чего персы не ожидали: шахские войска, рассредоточенные на гигантских просторах от Египта и Сирии до Малой Азии, оставили почти без защиты внутренние регионы Сасанидской державы. Резкий прирост ее владений на Западе за счет аннексированных ромейских провинций вынуждал Хосрова II иметь здесь большие силы, что неизбежно влекло обнажение тыла – центральной части Междуречья и собственно иранских территорий. Вопреки обыкновению Ираклий организовал наступление не весной, а осенью, т.е. не собирался уходить на зимние квартиры в Предкавказье, что также усыпило бдительность персов, отвыкших от боевых действий в зимний период. Тем не менее, иранцы сумели снарядить армию, которая, преследуя византийцев, встретила их у руин Ниневии (под Мосулом), где 12 декабря 627 г. Ираклий I наголову разбил шахского военачальника Рахзада. Это сражение стало генеральным и коренным образом изменило обстановку в пользу ромеев: едва натыкаясь на сопротивление, они продвигались все дальше на Восток. В январе 628 г. Хосров II спешно покинул свою резиденцию Дастагерд (близ нынешнего Багдада), а когда армия Ираклия уже стояла поблизости от иранской столицы Ктесифона, шахиншах 25 февраля 628 г. был свергнут и уморен голодом. Несмотря на гибель Хосрова, Ираклий I не рискнул штурмовать громадный город и, обремененный колоссальной добычей, к апрелю 628 г. предпочел отойти на северо-восток в Ганзак (район оз. Урмия). Однако бесспорная военная катастрофа вкупе с полным хозяйственным развалом и разгоравшейся смутой вынудили сына и преемника Хосрова Кавада II Широе заключить с Византией мир на условиях возвращения всех оккупированных ранее областей (июнь 628 г.). Весной 629 г. Ираклий триумфально въехал в Константинополь, проведший ок. 7 лет в отсутствие василевса.

Впрочем, Ираклию I лишь на короткий срок удалось стабилизировать обстановку, а блестящая победа над Ираном на поверку оказалась пирровой: смертельная схватка с персами отняла у восточно-римского общества последние силы. Платой за торжество над заклятым врагом стали разорение дотла целых провинций и городов, подрыв хозяйственно-политического могущества правящей верхушки, резкое ослабление центральной власти и утрата доверия к нему среди широких социальных слоев. Местное население относилось к ромейской армии с откровенной враждебностью: два десятилетия войны с Персией приучили жителей Ближнего Востока к тому, что перемена режима – обыденность, Константинополь отнюдь не «непобедим», а «свой» солдат ничуть не лучше «чужого». Для изживания этих проблем требовалось время, но когда империя очутилась перед новым соперником – арабами – оно работало уже против Константинополя.

В феврале 634 г. кочевые племена Аравии, объединенные и вдохновленные проповедью ислама, атаковали Сирию. Империя, опустошенная предшествующими войнами, была не в состоянии отразить вторжение мусульман: пограничная оборона фактически отсутствовала, а немногочисленные византийские войска располагались лишь в крупных городах и крепостях. В июле 634 г. ромеи потерпели первое поражение от сарацин, а 20 августа 636 г. византийцы были разгромлены в битве на р. Ярмук (левый приток Иордана). Арабы хлынули на Ближний Восток: в 635 г. сарацины взяли Дамаск и Алеппо (Халеб), в 637 г. – Иерусалим, в 638 г. – столицу Сирии и один из богатейших городов средиземноморья Антиохию. Мусульмане глубоко вклинились во владения империи и по сути расчленили ее: с падением Антиохии Константинополь утратил прямую сухопутную связь с Египтом, завоевание которого арабы начали в 639 г.

Невероятная легкость, с которой мечу ислама покорился ромейский Восток, в немалой степени определялась глубиной религиозных распрей, издавна разобщавших этнически рыхлую империю. Одним из наиболее болезненных вопросов была борьба официального православия с доктриной монофизитов (букв. «одна природа»), очень популярной в регионах от Армении до Северной Африки. В отличие от господствовавшей церкви, признающей в Христе две воли и две природы – божественную и человеческую, монофизиты утверждали, что в Христе божественная природа целиком «поглотила» человеческую. Данный взгляд, возникший среди египетских христиан еще в V в., затем распространился по всему Ближнему Востоку и породил множество трактовок, что надолго стало «головной болью» для государственной администрации. Проникновение «ересей» в широкие слои населения нередко провоцировало социальные беспорядки под религиозным знаменем, которые стали особенно опасны в период персидской агрессии.

Стремясь преодолеть межхристианские смуты и сплотить вокруг константинопольского престола все народы Восточно-Римской империи, василевс Ираклий в 620-е гг. задумал разработать некую общую догматическую платформу, которая могла бы удовлетворить как ортодоксальных, так и неортодоксальных христиан. Такой компромисс был найден в концепции монофелитства (букв. «одна воля»), отстаивавшей тезис о том, что в Христе слились обе природы – и божественная, и человеческая, – но при единственной (божественной) воле. Однако переговоры василевса с представителями неправославных течений Востока в конце 620-х – 630-е гг. проходили очень туго и часто без ожидавшегося царем результата: ни «еретические» церкви, ни многие из ортодоксальных иерархов не желали поступиться даже некоторыми принципами своих вероучений, и к моменту мусульманского натиска конфессиональной консолидации достичь не удалось. Скорее наоборот: активное насаждение монофелитства вызвало отторжение у тех, кого оно должно было примирить, и лишь обнажило фундаментальность религиозного раскола по множеству линий.

Несмотря на это, Ираклий I и сочувствовавшие ему константинопольский патриарх Сергий I и папа Гонорий I упорно настаивали на, как казалось, спасительном и выстраданном, а потому необходимом и полезном монофелитстве. Осенью 638 г. специальный царский эдикт, названный «Эктесис» («Изложение»), провозгласил монофелитство официальным учением имперской церкви. Впрочем, данная мера оказалась очевидно запоздалой: к началу 640-х гг. почти все ближневосточные области – оплот различных христианских «ересей» – попали в руки арабов, что враз обессмыслило саму идею вероисповедального соглашения, поскольку подданные, оставшиеся под властью Константинополя, в большинстве придерживались православия. Как только исчезли условия для продвижения монофелитства, оно фактически сошло на нет: уже в 638 г. умерли его наиболее горячие приверженцы – Сергий I и Гонорий I, – а в 640 г. собор Западно-христианской церкви, созванный новым папой Иоанном IV, решительно осудил «Эктесис». Под давлением православного клира василевс Ираклий также пошел на попятный и глухо признал свой указ ошибочным, правда, возложив вину за его публикацию на покойного патриарха Сергия.

С конца 630-х гг. психологически надломленный и больной Ираклий самоустранился от участия в сопротивлении арабской экспансии: вернувшись из Сирии сразу после потери Антиохии, император не показывался в Константинополе. Ираклий I заперся во дворце в Иерии на малоазийском берегу Босфора и вверил управление страной Константину III, который за длительное отсутствие отца набрался политико-административного опыта.

Изнывавший от водянки василевс Ираклий умер 11 февраля 641 г.

Ираклий I был дважды женат. В день коронации он обвенчался с Евдокией (Фабией), подарившей ему дочь Августину (611 г.). Страдавшая эпилепсией Евдокия скончалась год спустя, вскоре после рождения сына Константина III. В 613 г. Ираклий вступил в брак с дочерью своей сестры Марии Мартиной: она сопровождала мужа во многих походах и выносила 9 детей, четверо из которых умерли во младенчестве, а двое появились на свет с генетическими уродствами.

Исторические источники:

История императора Иракла. Сочинение епископа Себеоса, писателя VII в. / Пер. с арм. К. Патканьяна. СПб., 1862;

Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта / Пер. В.И. Оболенского, Ф.А. Терновского; предисл. О.М. Бодянского. М., 1884;

Никифора патриарха Константинопольского краткая история со времени после царствования Маврикия / Пер. и комм. Е.Э. Липшиц // Византийский временник. Т. III (28). 1950;

Пасхальная хроника / Пер. с греч., вступ. ст., комм. Л.А. Самуткиной. СПб., 2004;

Феофилакт Симокатта. История. Вступ. ст. Н.В. Пигулевской, пер. С.П. Кондратьева, прим. К.А. Осиповой. М., 1957;

Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора. Тексты, перевод, комментарий. М., 1980;

Michel le Syrien. Chronique / Ed. J.-B. Chabot: 5 Vol. Vol. I-II. Paris, 1899-1901.

Иллюстрации:

Император Ираклий I (слева) и его старший сын-соправитель Константин III (солид, ок. 629-32);

Император Ираклий I, поражающий шахиншаха Ирана Хосрова II Парвиза (эмаль, 1160-70. Лувр. Париж).

Автор статьи: А. Н. Слядзь

Heraclius and Khosrau II (Meuse Valley, 1160-1170. Louvre).jpg
Литература
  • История Византии: В 3 т. / Под ред. С.Д. Сказкина: Т. I. М., 1967.
  • Кривов М.В. Византия и арабы в раннем Средневековье. СПб., 2014.
  • Кулаковский Ю.А. История Византии: В 3 т. Т. III: 602-717 гг. СПб., 1996.
  • Кучма В.В. К вопросу о социальной сущности «революции» Фоки (602-610) // Византийские очерки: Труды советских ученых к XV международному конгрессу византинистов. М., 1977.
  • Ласкин Г.А. Ираклий. Византийское государство в первой половине VII века. Харьков, 1899.
  • Острогорский Г.А. История византийского государства / Перев. с нем. М.В. Грацианского; ред. П.В. Кузенков. М., 2011.
  • Сюзюмов М.Я. Дофеодальный период // Античная древность и средние века. Сб. VIII. 1972.
  • Успенский Ф.И. История Византийской империи: В 5 т. Т. II: Период III (610-716). Иконоборческий период (717-867). М., 2001.
  • Чичуров И.С. О кавказском походе императора Ираклия // Восточная Европа в древности и Средневековье. М., 1978.
  • Haldon J.F. Byzantium in the Seventh Century: The transformation of a culture. Cambridge, 1990.
  • Jenkins R.J.H. Byzantium: The Imperial Centuries, 610-1071. New York, 1993.
  • Kaegi W.E. Byzantine Military Unrest, 471-843: Аn interpretation. Amsterdam, 1981.
  • Kaegi W.E. Heraclius: Emperor of Byzantium. Cambridge, 2003.
  • Stratos A.N. Byzantium in the Seventh Century: In 5 vol. Vol. I-II. Amsterdam, 1968.
  • Treadgold W. A History of the Byzantine State and Society. Stanford, 1997.
  • Whittow M. The Making of Orthodox Byzantium, 600-1025. London, 1996.
  • Горянов Б.Т. Г.А. Острогорский и его труды по истории Византии // Вопросы истории. № 3-4. 1945.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты