ИРАК. НАЧ. ХХ В. - 1960 ГГ.

0 комментариев

Ч. 3. Ирак нач. ХХ в. - 1960х гг. Ссылки на другие части - см. в конце статьи. Библиография - см. ст. Ирак. Иракская республика (1980е -2010е гг).

Мировые войны и Королевство И. (1910—1950-е)

В ноябре 1914 Великобритания, под предлогом защиты установок Англо-Персидской нефтяной компании, комбинированным ударом с суши и моря захватила устье Шатт-эль-Араба, после чего оккупировала Курну и провозгласила свой протекторат над Кувейтом. В начале 1915 ее экспедиционный корпус двинулся в глубь страны, но был остановлен и отброшен к Кут эль-Амаре, где в апреле 1916 капитулировал.

Еще в мае 1915 «Дамасский протокол» младоарабов назвал главным условием сотрудничества с Великобританией в борьбе с Османами признание единого и независимого Арабского государства «в его естественных пределах», включая Месопотамию к югу от 37-й параллели (линия Мардин — Джизре — Амадия). Однако в октябре британский верховный комиссар в Египте Артур Грегори Макмагон настоял на том, что Басра и Багдад, оставаясь под суверенитетом этого государства, перейдут под фактическое управление Лондона. Секретный Сайкса-Пико договор 1916 передавал Великобритании Южн. и Центральный, а Франции — Сев. И., с правом определить государственные границы в своей зоне влияния.

Летом 1917 османский фронт в И. развалился, в том числе под ударами арабских и курдских отрядов, которые, нападая на армейские подразделения, разрушали транспортные коммуникации. Территория перешла в ведение командования британских вооруженных сил и англо-индийской администрации, которая ранее координировала политику Лондона в Заливе, а теперь перестроила здесь всю систему управления и судопроизводства. В частности, вступил в действие закон, обязывавший гражданские суды, если одна из сторон в процессе не является мусульманской, консультироваться с немусульманскими религиозными руководителями, которым позволялось выступать в суде, а судьям — принимать их аргументы для решения дела. Султанские лиры заменялись колониальными рупиями. Боевые действия подорвали экономику И., при многократном росте цен налоги в оккупационной зоне поднялись примерно в 2,5 раза. Из-за голода, эпидемий холеры, чумы, тифа и других инфекционных заболеваний многие районы обезлюдели.

К тому времени, когда, в нарушение Мудросского перемирия 1918, британцы захватили Мосульский вилайет, туда бежали десятки тысяч армян и ассирийцев, уцелевших после массовых избиений, которые в 1915—1916 устроили в Анатолии османские войска и курдские ашираты. В лагере беженцев под Баакубой британцы вербовали ополченцев, сначала под предлогом создания независимой Ассирии, а затем — в батальоны ассирийской самообороны. Уже в сентябре 1919 в окрестностях Амадии два таких батальона усмирили восставших курдов.

На Парижской мирной конференции 1919—1920 ассирийцев должны были представлять две делегации. Однако сестру католикоса Мар-Шимуна XX Беньямина, Сурму-ханум, которая требовала расселить своих единоверцев на их исторической территории, под различными предлогами задержали в Лондоне до окончания конференции, а план делегатов из США по созданию независимого государства от нижнего течения Большого Заба до Армянского нагорья был отклонен. Севрский мирный договор 1920, к обсуждению условий которого ассирийских представителей не допустили, упоминал лишь «полные гарантии защиты ассиро-халдеев» как в Турции, так и в И. (ст. 62). Ситуацию усугубил раскол среди ассирийцев после убийства Мар-Шимуна XX, которого сменили брат — Мар-Шимун XXI Полос, а затем племянник — Мар-Шимун XXII (впоследствии XXIII) Ишай (при регентстве Сурмы).

Ожесточеннее всего сопротивлялись британской гегемонии сунниты (в том числе высшие улама и вожди номадов центрального И.). «Эфенди» — европеизированная интеллигенция и чиновничество, наиболее активные в Багдаде, — поддержали ассоциации «Стража независимости» и «Иракский завет», отстаивавшие установление монархии под протекторатом Лондона во главе с сыном шарифа Мекки Хусайна ибн Али из дома Хашимитов, Файсалом (будущим Фейсалом I). Однако безуспешные переговоры «Иракского завета» с британцами об ограниченной самостоятельности для И. побудили его лидеров в марте 1920 выступить с требованием полной независимости. На Сан-Ремо конференции 1920 Великобритания получила мандат на Государство Ирак и, вместе с Францией, определила его рубежи (не считаясь ни с природными, ни с этническими границами). Поднявшаяся волна массовых протестов летом переросла в Иракское восстание 1920.

В этих условиях британцы предложили ассирийцу, экс-генералу русской службы А.-П. Элову, план переселения его соотечественников из Баакубы в район Гавара, приграничный с Турцией и Ираном. Тем временем их единоверцы, перемещенные в Миндан, обороняли от курдов Мосул и Акру и даже отбросили за реку Малый Заб крупный ашират сурчи. После этого их формирования отозвали и разоружили, Элова выслали в Багдад, а его подчиненных судили за нападения на курдские села. Когда под Дахуком в очередной раз восстали курды, верховный комиссар Великобритании П. Кокс предложил ассирийцам эти земли для расселения и отправил туда вооруженных добровольцев. Часть беженцев в 1921—1922 сумела вернуться в места своего исконного расселения — горы Хаккяри, однако для многих попытка прорваться туда закончилась неудачей, и они возвратились под Амадию или вынужденно поселились около Заху и Дахука.

Ассирийские батальоны (ок. 10 тыс. человек) составили основу регулярной армии И., созданной «национальным правительством» в январе 1921. В марте Каирская конференция британских верховных комиссаров на Ближнем Востоке приняла решение провозгласить И. королевством. В результате плебисцита в августе шариф Файсал ибн аль-Хусайн стал первым с XIII в. арабом-правителем Двуречья. Желая сократить свое военное присутствие в И., Великобритания решила переложить полицейские функции и охрану стратегических объектов на ассирийские батальоны, которые размещались вдоль границы с Турцией и Ираном до Ханакина со штаб-квартирой в Мосуле (личный состав поселялся на зимние квартиры вместе с семьями). В связи с этим вновь встал вопрос об ассирийской автономии.

В 1922 определились границы И. не только с Ираном, но и с Недждом (см.: Ирако-недждийские и ирако-саудовские договоры и соглашения). Гораздо более серьезную военно-дипломатическую проблему породил Мосульский вопрос. Затянувшаяся процедура утверждения мандатов Лигой Наций побудила кабинет Д. Ллойд-Джорджа ускорить заключение союзного договора с «национальным правительством», что и произошло в октябре 1922. Мандатные условия оформлялись на 20 лет. «Союзные власти» И. обязывались консультироваться с Лондоном по важнейшим вопросам внешней политики, принимать только британскую военную помощь, назначать на ответственные посты иностранцев и решать проблемы, «затрагивающие международные обязательства и финансовые интересы Великобритании», с ведома верховного комиссара.

Из-за неявки избирателей выборы в Учредительное собрание, призванное узаконить договор 1922 и конституцию, разработанную в британском министерстве колоний, прошли со значительной задержкой — в феврале 1924, а одобрение договора состоялось только в июне. В сентябре его ратифицировал Совет Лиги Наций с оговоркой о необходимости его соответствия «мандатному режиму», в том числе принципам «открытых дверей» и «равных возможностей» для всех членов международного сообщества. Учредительное собрание утвердило и конституцию, которая провозгласила И. ограниченной монархией с многопартийным парламентом. Ограничение на общественную деятельность, введенное в октябре 1921 верховным комиссариатом, не помешало выделению из «Стражи независимости» левых националистов, которые объединились в Партию иракского возрождения и Иракскую национальную партию. Англофилы консолидировались в Иракскую партию свободы.

В 1925 усилиями британского правительства «Тёркиш петролеум компани» получила концессию на разведку и добычу нефти по всей территории И., кроме Басрийского вилайета. В январе 1926 был перезаключен союзный договор с продлением срока его действия до 1950, в случае, если к тому времени королевство войдет в Лигу Наций. Во всех министерствах и ведомствах появились советники, представлявшие державу-мандатария, а британским инспекторам в ливах (бывших санджаках) предоставлялись исключительные полномочия.

Стороны остановились на том, что массу ассирийских беженцев, для нейтрализации сопротивления курдов, необходимо распределить по всему северу страны (главным образом в Мосульском вилайете, зачастую в покинутых курдских селах). В Равандузе переселенцы получили от мандатной администрации деньги, скот и семена, а в марте 1927 — временные налоговые льготы. К 1929 аналогичную схему расселения реализовали в Амадии и Дахуке (для верхних тиари и тхума), в Заху (для нижних тиари), на равнинах у Акры (для баз и джилу), и в округе Шайхан. Уроженцы Хаккяри оседали на землях вождей лояльных Багдаду курдских аширатов и на государственных угодьях, а эмигранты из Ирана — по преимуществу в городах.

Разработка огромных нефтяных полей под Киркуком (с 1927) значительно увеличила финансовые поступления в казну И. Приобрести долю акций «Тёркиш петролеум» (с 1929 — «Ирак петролеум компани», ИПК) стремился и консорциум нефтепромышленников из Германии, Италии и Швейцарии, который не раз ставил вопрос о доступе к иракским энергоресурсам на уровне Лиги Наций.

Постепенно в И. набирало силу движение за отмену мандата, который не устраивал не только ушедших в подполье левых националистов, но и часть правящего истеблишмента: Фейсал I опирался на бывших османских офицеров-суннитов, увлеченных концепциями панарабского культурного национализма. В июне 1930 Договор о дружбе и союзе с Великобританией (сроком на 25 лет по вступлении в силу с принятием И. в Лигу Наций) сохранил за бывшим мандатарием базы в Хаббании и Шуайбе для реализации «особых интересов» в обороне И. и право использовать его систему коммуникаций в случае боевых действий. Багдад мог приглашать только британских советников и консультантов, которые по-прежнему определяли всю военно-дипломатическую сферу иракской политики. Показательно, что закон о личном статусе 1931 требовал от судов использовать «муниципальное право иностранной стороны в гражданском процессе» для решения внутренних правовых вопросов. Аннулирование в октябре 1932 мандатного статуса повлекло вступление И. в международное сообщество, с условием соблюдения им всех соглашений и финансовых обязательств, данных в 1918—1930.

В декабре 1932 Совет Лиги Наций по сути закрепил за Багдадом право расселять ассирийцев «однородными группами или частями», тем самым отвергнув идею автономии. Мар-Шимун XXIII безуспешно пытался заручиться симпатиями Запада для создания самоуправления в Хаккяри или на территории И., но халдейский патриарх Йосеп-Эммануил II как депутат иракского парламента подчеркивал свою лояльность к властям и даже осуждал «сепаратистов». В марте — апреле 1933 кабинет Р. А. Кайлани провозгласил курс на консолидацию иракцев безотносительно к религиозной принадлежности, а уже в мае командир мосульского гарнизона Б. Сидки приказал блокировать окрестные ассирийские села и провести регистрацию ополченцев, которых обязали сдать выданное им огнестрельное оружие. Отказ подчиниться стал сигналом для начала спланированной операции по нейтрализации батальонов путем передислокации постов ассирийской полиции на юг страны. В июле ассирийцев поставили перед выбором: принять план расселения или покинуть И. Согласившись на 2-й вариант, до 40 тыс. человек перешли границу И. с французской мандатной территорией Сирия. Багдад потребовал от ее администрации разоружить беглецов, и та в августе выдворила большую их часть обратно в И., где каратели — курдские и бедуинские формирования — встретили их огнем. Завязавшаяся перестрелка дала Р. Кайлани повод объявить военное положение и согнать оставшихся в северном И. ассирийцев в селение Симель под Дахуком.

Погромы прекратились к сентябрю, их жертвами стали около 6 тыс. человек в округах Дахук и Шайхан (65 селений), а также Мосул, Заху и Амадия (35 селений). Переложив ответственность на курдов (хотя ряд их вождей воздержались от участия в акциях), Кайлани обвинил Париж в подстрекательстве ассирийцев с целью дестабилизировать обстановку и заявил о готовности финансировать их депортацию из И. в Сирию. Это частично осуществилось уже после того, как в октябре наследник Фейсала, Гази, принял отставку Кайлани. Кабинет возглавили Дж. аль-Мидфаи (1933—1934), а затем А. Дж. аль-Айюби (1934—1935). События 1933 нанесли тяжелейший удар по ассирийскому сообществу, значительная часть которого покинула И., а оставшиеся рассредоточились по его территории (для беженцев с севера британцы организовали специальный лагерь).

По данным на 1934, из 2,7 млн иракцев 600 тыс. составляли горожане. Шииты, среди которых преобладали антибританские настроения, насчитывали 1,3 млн человек, сунниты — 500 тыс. Большинство курдов (ок. 800 тыс. человек) открыто отказывались подчиняться Хашимитам, за что барзан, в частности, были изгнаны на малоплодородные земли в окрестностях Сулеймании. Туркоманы насчитывали 60 тыс. человек. Численность христиан достигала 310 тыс., иудеев — 90 тыс. человек (они составляли до четверти жителей Багдада).

Нефтяные ресурсы продолжали эксплуатироваться монополиями, контрольный пакет акций которых принадлежал ИПК. Почти вся нефть шла на экспорт, так как перерабатывающей промышленности не существовало. Мировой экономический кризис 1929—1933 вдвое сбил цены на финики, зерно и шерсть — основные статьи иракского экспорта (на 1929 в стране было всего 9 промышленных предприятий). Обнищавшие земледельцы устремлялись в города, пополняя ряды безработных или пролетаризируясь. Стачка железнодорожников в Эш-Шалиджии (1927) привела к созданию 1-й профсоюзной организации (1929).

В октябре 1936, опираясь на поддержку армии и руководствуясь идеологией прогрессистского кружка «Аль-Ахали» («Массы»), Б. Сидки и Х. Сулайман свергли кабинет Я. аль-Хашими и обнародовали программу реформ в духе иракского национализма, но в декабре 1938 правительство вновь возглавил англофил Н. ас-Саид. После гибели в апреле 1939 Гази ибн Файсала, престол занял его единственный сын, Фейсал II, под регентством своего двоюродного дяди Абдул Илаха. Обновленный состав британских советников установил тотальный контроль над деятельностью основных административных органов и важнейших отраслей экономики.

С вступлением Великобритании во Вторую мировую войну И. разорвал дипломатические отношения с Берлином, введя по всей территории чрезвычайное положение и строгую цензуру. Британское командование на Ближнем Востоке значительно усилило гарнизоны Хаббании и Шуайбы. Внешняя и внутренняя торговля передавалась в ведение Высшего комитета продовольствия, в котором решающее слово имели британцы. Вывоз сельскохозяйственной продукции монополизировала Объединенная королевская коммерческая корпорация, которая на 5 лет доверила реализацию главных экспортных культур британской фирме. Все это обрекло на провал попытку прогерманского Комитета национального спасения Ирака покончить с зависимостью от Лондона.

Осенью 1941 страна вернулась под власть ас-Саида, правительство которого в январе 1943 объявило войну нацистскому режиму и поправками к Конституции значительно расширило права короля (и соответственно регента) в ущерб палате депутатов. Однако в Южн. Курдистане, на фоне сбоев в централизованном снабжении продовольствием, барзан летом вернулись в родные места, разоружили полицейских и захватили правительственные склады. Вскоре, сплотив вокруг себя другие курдские конфедерации, они нанесли поражение правительственным войскам. В мае 1944 восставшим обещали национальную автономию, но в августе новая экспедиция, поддержанная британцами, заставила их прекратить организованное сопротивление.

В сентябре 1944 И. установил дипломатические отношения с СССР, а в марте 1945 стал одним из основателей Лиги арабских государств (ЛАГ), после чего был принят в члены ООН. В феврале 1946 либерал Т. ас-Сувайди сформировал кабинет, который отменил военное положение и цензуру и учредил комитет по пересмотру договора 1930. В последующие месяцы сформировались, наряду с Национально-демократической партией Ирака (НДПИ), Партия либералов, выражавшая интересы торговой буржуазии и помещиков, и Партия независимости («Истиклаль»), вокруг которой группировались крупные землевладельцы и традиционная элита (лидеры — М. М. аль-Кубба, Ф. ас-Самарраи и С. Шаншаль). Все они так или иначе поддерживали ас-Сувайди. В том же году шайх М. Барзани и близкие к нему вожди и духовные авторитеты создали в эмиграции Демократическую партию Курдистана (ДПК).

Кабинет С. Джабра с марта 1947 подготавливал новый англо-иракский договор, который был подписан в Портсмуте в январе 1948. Учреждалась «комиссия совместной обороны», которая ведала разработкой планов защиты королевства, снаряжением ВС и обучением офицерского состава, а специальное приложение позволяло британским ВВС оккупировать страну не только в военное время, но и при «угрозе войны». Иракский парламент отказался от ратификации документа. Его обнародование спровоцировало восстание с участием сотен тысяч чел., которое координировали Иракская коммунистическая партия (ИКП), Партия народа, НДП и ДПК. После отставки Джабра его преемник ас-Саид расторг Портсмутские соглашения. Арабо-израильская война 1948—1949, вызвав установление ЧП в мае, негативно отразилась на экономике И. При том, что доходы от продажи нефти из-за закрытия танкерного терминала в Хайфе уменьшились вдвое, правительство направляло 40 % ликвидных средств на финансирование вооруженных сил и помощь беженцам-палестинцам. Евреям запрещалось выезжать из И., а принятый в июле закон предусматривал уголовные наказания за сионистскую деятельность (вплоть до смертной казни). После отмены ЧП в декабре 1949 тысячи иракских евреев нелегально переправлялись через Иран в Израиль и другие страны. В марте 1950 им было разрешено покинуть И. (запрет сохранялся только на вывоз капиталов), и начался массовый исход, который организовало Еврейское агентство («Операция Ездра и Неемия»). Всего между 1948 и 1951 в Израиль из И. переселилось около 123 тыс. человек. В марте 1951 правительство И. издало закон об установлении государственного контроля над имуществом евреев, которые не возвратятся к маю 1951.

Отмена военного положения в марте 1952 стимулировала политическую жизнь. Возобновила деятельность ИКП, открылся филиал Движения арабских националистов, появились Союз демократической молодежи, Национальный союз студентов, Лига борьбы за права иракских женщин. Однако во время антиправительственных выступлений в ноябре Багдад и другие города заняли войска, а кабинет министров возглавил начальник генштаба Н.-Д. Махмуд. В условиях ЧП все массовые организации, включая партии, были распущены, а их печатные органы закрыты. Под трибунал пошло свыше 3 тыс. человек. Хотя Махмуд и выполнил главное требование протестовавших, заменив 2-ступенчатые выборы в парламент прямыми, в результате масштабных махинаций на выборах 1953 в палате депутатов снова образовалось проправительственное большинство.

Кабинет Ф. аль-Джамали, отменив ЧП, снял запрет на деятельность оппозиционных партий (за исключением ИКП). В 1954 свое региональное отделение в И. открыла Социалистическая партия арабского возрождения («Баас»). Параллельно шла кампания за присоединение И. к американскому плану регионального «оборонительного блока» с Турцией, Пакистаном и Ираном. В марте Фейсал II и ас-Саид отправились в турне Карачи — Тегеран — Анкара, в ходе которого подготовили соглашение с США о поставках И. оружия на льготных условиях и о выделении средств для его закупки. В мае предвыборная кампания побудила левых и умеренных оппозиционеров (НДП, «Истиклаль», ряд молодежных и пацифистских организаций) объединиться в Единый национальный фронт (ЕНФ). Его программа гарантировала демократические свободы, прекращение иностранного военного присутствия, отказ от участия в блоках, ликвидацию концессий, проведение аграрных и социальных преобразований. В июне он одержал победу на выборах в нескольких избирательных округах, но мест в парламенте не получил. В августе вновь ставший премьером ас-Саид издал ряд декретов, по которым все заключенные коммунисты лишались гражданства и после отбытия срока высылались из страны, а прогрессистские объединения подлежали роспуску, причем принадлежность к ним каралась пожизненным заключением.

В ноябре И. отозвал своих дипломатов из Москвы, а в январе 1955 приостановил дипломатические отношения с СССР. Это было связано с подготовкой к подписанию в феврале договора о коллективной безопасности с Турцией, который предусматривал, что новые члены могут присоединяться, заключив соглашения, не нуждавшиеся в ратификации их парламентами. Великобритания (несмотря на предостережение Вашингтона) в апреле присоединилась к нему и подписала соглашение с Багдадом. Оно только переформулировало договор 1930, сохраняя за британцами контроль над ВС, стратегическими коммуникациями и формально переданными И. военно-воздушными базами. Британская сторона обязывалась по первому требованию оказать иракской «защиту от агрессии». В ноябре Багдадский пакт окончательно оформился после вхождения в него Ирана и Пакистана. Договор не обсуждался палатой под тем предлогом, что он являлся лишь дополнительным соглашением к ранее ратифицированному пакту. Реакцией на Суэцкий кризис 1956 в И. стали массовые выступления с требованиями выхода из Багдадского пакта, разрыва дипломатических отношений с Великобританией и Францией, оказания военной помощи правительству Г. А. Насера. Расстрел демонстрации в Наджафе спровоцировал вооруженное восстание, охватившее почти все крупные города И. и с трудом подавленное полицией и армией только в декабре. На этом фоне в соединениях, расквартированных в Багдаде, Мосуле, Эд-Дивании, Эн-Насирии, появились ячейки подпольной организации «Свободные офицеры».

В феврале 1957 ИКП, НДП, «Баас» и «Истиклаль» создали Фронт национального единства (ФНЕ). Его программу, с тезисами о ликвидации монархии, роспуске пробританского парламента, отмене ЧП, освобождении и восстановлении в гражданских правах политзаключенных, одобрила и ДПК, контакты с которой поддерживались через курдских коммунистов (она примкнула к ФНЕ только в декабре 1958). Фронт установил связи со «Свободными офицерами», чьи разрозненные кружки весной объединились вокруг столичной организации, которая функционировала в 19-й бригаде, и заключили «Национальный пакт». Предусматривались установление в И. парламентской демократии, введение переходного периода для подготовки к избранию нового законодательного органа, во время которого правящие функции будет осуществлять Президентский совет из 3 человек, и формирование гражданского правительства из представителей основных партий (кроме ИКП и ДПК). Намечались аграрная реформа, создание национальной нефтяной индустрии и предоставление автономии курдам при сохранении целостности страны. Себе багдадская организация отводила роль Революционного совета — верховного контролера деятельности исполнительной власти. Во внешней политике декларировался принцип неприсоединения при перспективе слияния с Объединенной Арабской Республикой, в противовес американо-британской идее союза хашимитских монархий, реализацию которой в феврале 1958 взяли на себя регент Абдул Илах и король Иордании Хусейн.

130.jpg
Файсал ибн аль-Хусейн. 1920
131.jpg
Иракская деревня. 1934—1936
132.jpg
Британские солдаты смотрят на Багдад с противоположного берега Тигра. 1941
Смежные статьи

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты