ИНДОНЕЗИЯ (XXI В.)

0 комментариев

Ч. 6. Индонезия в конце XX — начале XXI в. Ссылки на остальные части - см. в конце статьи.

И. в конце XX — начале XXI в. Политические реформы и экономическое развитие

Придя к власти, Хабиби попытался преодолеть экономический кризис, с опорой на рекомендации МВФ: реструктуризировать банковскую систему, укрепить рупию, запретить монополии, ввести законы о защите потребителей, активно привлекать прямые иностранные инвестиции, развивать иностранный туризм, бороться с коррупцией, в большей мере использовать потенциал внутреннего потребительского рынка и т. д. Хабиби начал также политические реформы. Была обновлена законодательная база: за короткий период появилось свыше 100 новых законов — своеобразный рекорд, зафиксированный Индонезийским музеем национальных рекордов. Впервые за 30 лет индонезийские граждане смогли создавать новые политические организации, независимые профсоюзы, была освобождена большая часть политических заключенных. Вскоре в стране появилось более 100 партий. Наиболее важными из них стали Партия национального мандата, Партия национального возрождения, Национальный фронт и Демократическая партия борьбы И. Активизировались и ранее существовавшие партии: Голкар, Партия единства и развития, Демократическая партия И. Перестав ощущать контроль со стороны власти, они существенно изменили направление своей деятельности. Правительство объявило о готовности провести референдум на Восточном Тиморе и начало вывод войск с острова. Референдум прошел 30 августа 1999 под эгидой ООН и привел к отделению этой территории от И. (в пользу независимости высказалось 78,5 % участников референдума), 20 мая 2002 Вост. Тимор официально стал независимым государством.

Но Хабиби, являвшийся воспитанником Сухарто и многим ему обязанный, не решался на более радикальные политические реформы, на которых настаивала оппозиция. Хотя официально он заявлял, что «никто не должен уйти от ответственности за незаконные действия», Сухарто не был привлечен к суду по обвинению в коррупции. В связи с этим оппозиция продолжала давление на президента. Абдуррахман Вахид (Гус Дур, 1940—2009), Амин Раис (род. 1944) и дочь бывшего президента Сукарто Мегавати Сукарнопутри (род. 1947) — лидеры мусульманской организации «Нахдатул Улама», Партии национального мандата и Демократической партии борьбы соответственно, а также султан Джокьякарты Хаменгкубувоно X (род. 1946) подписали обращенное к Хабиби «Чиганджурское воззвание». В нем они призывали к проведению всеобщих выборов в кратчайшие сроки, расследованию обвинений Сухарто в коррупции и постепенной отмене «двойной функции» вооруженных сил.

Обстановка в стране вновь накалилась, продолжались массовые выступления студентов. В декабре 1998 Абдуррахман Вахид, стремясь предотвратить усиление беспорядков, призвал к национальному примирению, отметив свою готовность к переговорам со всеми существующими в стране силами. Нажим оппозиции, наряду со студенческими протестами, заставил Хабиби отправить в отставку целый ряд высших чинов армии (69 человек), поддерживавших Сухарто, включая его зятя генерала Прабово (род. 1951). Военные согласились на переговоры об ограничении политической роли армии.

7 июня 1999 состоялись внеочередные всеобщие парламентские выборы. В них участвовало 48 политических партий. На 462 избираемых места из 500 (38 остались за назначаемыми военными) претендовало 10 500 кандидатов. Победила Демократическая партия борьбы И. во главе с Мегавати Сукарнопутри, получившая 153 мандата. Значительное число мест оказалось также у Голкар — 120, Партии единства и развития (ПЕР) — 58, Партии национального пробуждения (ПНП) — 51, Партии национального мандата (ПНМ) — 34. Во время сессии НКК 20 октября 1999 был избран новый президент. Им стал Абдуррахман Вахид (Гус Дур), набравший 373 голоса. Голосование НКК и подсчет голосов транслировались в прямом эфире. 21 октября в качестве вице-президента с перевесом в 88 голосов была избрана Мегавати Сукарнопутри (уступившая Гус Дуру 60 голосов на президентских выборах). Была измена и схема работы самого НКК — теперь он должен был собираться ежегодно и, выслушав президента, представителей СНП и других верховных структур власти, выработать рекомендации для их дальнейшей работы.

26 октября Гус Дур сформировал новое правительство — умеренно-реформистский «кабинет национального единства» из 35 человек. Военные получили шесть портфелей, притом, что впервые в истории И. пост министра обороны занял гражданский. В августе 2000 в кабинете произошли перестановки, в результате чего в его составе не оказалось действующих военных (кроме главнокомандующего вооруженными силами).

Но новый президент не смог добиться контроля над ситуацией в стране и стабилизации внутренней обстановки. Продолжались столкновения на национальной (между индонезийцами и китайцами) и конфессиональной основе, особенно на Молуккских островах (между мусульманами и христианами) и на Калимантане. Усилились сепаратистские выступления в Аче, жителям которого во время предвыборной кампании Абдуррахман Вахид обещал проведение референдума по вопросу самоопределения. В провинции практически шла гражданская война. Оттуда бежало неместное население, в первую очередь переселенцы с Явы.

Не менее активным было и движение «Свободное Папуа» — 6 июня 2000 «Национальный конгресс Западного Папуа» принял непризнанную Джакартой декларацию о независимости. Недовольство жителей т. н. внешних (по отношению к Яве) провинций было вызвано как экономическими причинами (например, доход населения в некоторых районах составлял всего 17 % дохода жителя столицы), так и культурной дискриминацией. О ней свидетельствовали жалобы на ущемление развития местных языков и литератур (из более 700 языков и диалектов, представленных в И., 20 — с числом носителей, превышающим 1 млн человек). К конфликтам (например, на Калимантане) приводила и проводимая правительством еще с 1970-х политика, стимулирующая переселение с наиболее плотно населенной Явы в другие районы с целью их большего хозяйственного освоения. Коренные жители были недовольны выделением переселенцам лучших (по их мнению) участков земли.

В январе 2001 кризис усугубили коррупционные скандалы. Выявилась растрата части денег, полученных от султана Брунея для помощи провинции Аче (2 млн долл.), а также кража 4 млн долл. из фонда государственного Комитета продовольствия. Продолжало вызывать недовольство и то, что Сухарто не понес наказания по обвинениям в коррупции. Судебный процесс по этому делу начался в августе 2000, но уже в сентябре Верховный суд снял обвинения с бывшего президента в связи с состоянием его здоровья.

Склонность Гус Дура принимать важные государственные решения в узком кругу своих сподвижников привела к противостоянию между парламентом и президентом. Оно завершилось острым политическим кризисом в июне-июле 2001. 22 июля Гус Дур ввел в И. чрезвычайное положение и приказал вооруженным силам не допустить проведения внеочередной сессии НКК. На ней члены парламента собирались поставить вопрос о вынесении вотума недоверия президенту. Но военные поддержали НКК, проигнорировав приказ Гус Дура. Благодаря этому 23 июля парламент проголосовал за отставку Вахида и передачу полномочий главы государства Мегавати Сукарнопутри, обещавшей провести в И. эффективные меры по борьбе с коррупцией. Вице-президентом стал глава Партии единства и развития Хамза Хаз. Новое правительство продолжило курс, направленный на улучшение состояния социальной сферы и экономики, либерализацию политической системы.

В течение 1999—2002 на заседаниях НКК поэтапно были приняты четыре пакета поправок к Конституции, кардинально изменившие основной закон страны. В нем значительно расширились гражданские права индонезийцев (включая свободу слова и печати) и прерогативы выборных законодательных органов; была внесена специальная новая глава из 10 статей о правах человека, появилось положение о выделении 20 % государственного бюджета на развитие сферы образования. Также были ограничены ранее почти беспредельные полномочия президента и возможности для переизбрания на этот пост (не более двух сроков). Вместо избрания главы государства парламентом вводились прямые президентские выборы, создавался Конституционный суд. Завершился и постепенный процесс ликвидации «социально-политической функции» вооруженных сил. Кроме того, были предприняты меры по расширению полномочий регионов. В том числе менялась структура высшего законодательного органа страны — НКК, фактически преобразовывавшегося в двухпалатный парламент. В качестве его нижней палаты остался СНП, а верхней (с меньшими полномочиями, чем у нижней палаты) с 2004 стал Совет представителей регионов, в который входят по 4 делегата от каждой провинции и приравненных к ним территориальных единиц. НКК получил право на объявление импичмента президенту.

Несмотря на смену президента и проведение политических и экономических реформ, ситуация в стране оставалась напряженной, так как не были разрешены существовавшие в различных регионах этнические и конфессиональные конфликты. Возросла активность исламистских террористических группировок, в Аче в мае 2003 пришлось ввести военное положение. Были организованы крупнейшие в современной истории И. террористические акты. Наиболее кровопролитными из них стали взрывы на острове Бали в октябре 2002 (более 200 человек убиты) и в Джакарте в 2003 и 2004.

В апреле 2003 Мегавати Сукарнопутри нанесла официальный визит в Россию. По его итогам главы двух государств подписали Декларацию об основах дружественных и партнерских отношений между Россией и И. в XXI в. и соглашение о военно-техническом сотрудничестве. В декабре 2004 на И. обрушилось крупнейшее землетрясение и цунами, которое привело к гибели более 250 000 человек. Более 37 000 пропали без вести, 655 000 лишились жилья. Наибольший ущерб стихия нанесла провинции Аче на Суматре. Значительную помощь И. в ликвидации последствий бедствия оказала Россия.

В 2004 на первых в истории И. прямых президентских выборах победу одержал Сусило Бамбанг Юдойоно — лидер Демократической партии И., набравший во втором туре голосования более 60 % голосов. Этот отставной генерал, покинувший армию после ухода Сухарто, занимал различные посты в правительствах Гус Дура и Мегавати Сукарнопутри. Пост вице-президента занял председатель Голкар Юсуф Калла.

15 августа 2005 года в ходе проходивших в Хельсинки при посредничестве Евросоюза переговоров правительству И. удалось заключить мирное соглашение с «Движением за свободный Аче». Оно положило конец 30-летней борьбе за независимость этой провинции. Власти выводили из Аче все военные и полицейские силы, кроме местных, провинции предоставлялась широкая автономия. Провозглашение амнистии членам «Движения за свободный Аче» привело к тому, что 1400 человек были выпущены из заключения, многие вернулись из эмиграции. Представители движения в свою очередь объявили о роспуске его военного крыла. Вместе с тем властям пришлось вновь столкнуться с террактами на Бали в 2005 и в Джакарте в 2009.

Во 2-й половине 2000-х И. удалось достичь значительных успехов в области экономики. В страну вновь потекли иностранные инвестиции, развивались ведущие отрасли промышленности, сфера услуг, торговля (включая внутреннюю розничную), иностранный туризм. Во время мирового финансово-экономического кризиса 2008—2009 основные макроэкономические показатели И. снизились лишь незначительно. Благодаря этому экономика быстро вновь достигла докризисного уровня, и вскоре продолжилась положительная динамика ее развития. В этот период Джакарта расширила и активизировала свои международные связи, укрепила позиции в региональных интеграционных структурах.

Был продолжен курс на развитие отношений с Россией. 29 ноября — 1 декабря 2006 состоялся официальный визит Сусило Бамбанг Юдойоно в Россию. Важным событием в укреплении двухсторонних связей стал официальный визит В. В. Путина в И. 6 сентября 2007. В ходе него в Джакарте был подписан ряд межправительственных и межведомственных документов. В 2008 российская сторона предоставила И. госкредит в 1 млрд долл. США на закупку продукции военного назначения. В рамках военно-технического сотрудничества российская сторона поставляет для нужд армии И. боевые самолеты марки «Су», вертолеты, боевые машины пехоты и др.

На очередных президентских выборах 8 июля 2009 Сусило Бамбанг Юдойоно был переизбран на пост главы государства, чему, в том числе, способствовала достаточно жесткая антикоррупционная политика, проводимая президентом. Вице-президентом стал Будионо (род. 1943), занимавший до этого ряд правительственных постов в области экономики, финансов и национального развития и пользовавшийся значительным влиянием в стране благодаря успешному развитию этих сфер.

В ходе президентских выборов 9 июля 2014 победу одержал тандем ставшего новым президентом представителя Демократической партии борьбы И., бывшего губернатора Джакарты Джоко Видодо (Джокови, р. 1961) и вновь занявшего пост вице-президента Юсуфа Калла из Голкар. Правительство продолжило курс, направленный на дальнейшее экономическое развитие страны, борьбу с коррупцией и терроризмом (в январе 2016 в Джакарте вновь прогремели взрывы, унесшие шесть человеческих жизней).

Джоко Видодо выдвинул программу превращения И. в морскую державу. Согласно его доктрине, это соответствует традициям исторического прошлого страны, состоящей из многочисленных островов, а также обусловливается ее стратегическим положением между Индийским и Тихим океанами. Акцент в ней делается на защиту и эффективное использование морских и рыбных ресурсов (включая борьбу с незаконным проникновением иностранных рыболовных судов в воды И.), развитие сетей морского сообщения, кораблестроения, военно-морской обороны страны, морского туризма, наземной инфраструктуры прибрежных областей.

В предвыборной программе президент обещал развернуть строительство современных линий транспортных коммуникаций (железных дорог и автомобильных трасс), аэропортов и морских портов. Для этого из бюджета на развитие инфраструктуры в 2016 было выделено 22 миллиарда долл.США, в 2016—2017 началось осуществление проекта строительства высокоскоростной линии железной дороги на Яве, связывающей Джакарту на западе и Сурабаю на востоке. С помощью России планируется строительство морского порта и универсального перегрузочного комплекса в бухте Баликпапан, а также железной дороги длиной около 200 км, которая соединит этот порт с внутренними районами острова Калимантан. Для будущей дороги будут поставлены 40 сдвоенных тепловозов и 1,1 тыс. вагонов.

В конце 2015 Джоко Видодо заявил о готовности И. присоединиться к договору Транс-Тихоокеанского партнерства, но соглашение об этом пока не подписано. В декабре 2016 страна приостановила членство в Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), в связи с несогласием с установлением ею строгих квот на добычу нефти. Это могло бы пагубно сказаться на экономике И., хотя за последние десятилетия удалось достичь ее меньшей зависимости от экспорта природных энергоресурсов и диверсификации структуры иностранных и национальных капиталовложений (доля обрабатывающей промышленности сократилась в ней до 50 %, при росте инвестиций в строительство и развитие инфраструктуры). Летом 2017 страна подала заявку о своем восстановлении в ОПЕК, уточняя, что не планирует строго придерживаться вводимых ограничений.

Рост экономики И. продолжается, средний темп прироста ВВП за 2012—2017 составил 5,1 %, при этом правительству удалось за счет регулирования цен на топливо и продовольствие добиться постепенного снижения роста инфляции до 3,5 % в 2016, что стало минимальным показателем за последние 25 лет.

Во внутренней политике 2016—2017 характеризовались также активными мерами по борьбе с радикальным исламом. В частности, 10 июля 2017 президент Джоко Видодо подписал указ № 2, в соответствии с которым общественным организациям (под угрозой роспуска в случае несоответствия требованиям) запрещено совершение насильственных и сепаратистских действий под религиозными лозунгами и распространение учений и воззрений, противоречащих национальной идеологии. Уже 19 июля было опубликовано постановление о лишении юридического статуса Индонезийской организации исламского освобождения (Хисбут Тахрир Индонесиа), выступавшей за создание всемирного исламского халифата. При этом власти поддержали образование движения «Умеренный ислам», которое призвано противостоять восприятию ислама как источника конфликтов и терроризма.

Продолжают развиваться российско-индонезийские связи в области культуры (межправительственное соглашение о культурном сотрудничестве было подписано еще в 1998): в 2016 и 2017 в Москве проводились Фестивали И., в которых приняли участие творческие коллективы из нескольких индонезийских провинций. С 1990 в Москве и Санкт-Петербурге работает созданное российскими учеными общество «Нусантара», координирующее проведение научных исследований в области истории, этнографии, географии, филологии и культуры малайско-индонезийского региона.

Лит.: Бандиленко Г. Г., Гневушева Е. И., Деопик Д. В., Цыганов В. А. История Индонезии в 2-х частях. Ч. 1. М., 1992; Беленький А. Б. Национальное пробуждение Индонезии. М., 1965; Бриллиантова В., Голяшев А., Павлюшина В. Индонезия — важный экспортер энергоресурсов / Под рук. Л. Григорьева // Бюллетень о текущих тенденциях мировой экономики. № 24 (сентябрь 2017) (http://ac.gov.ru/files/publication/a/14694.pdf); Волжин Н. Индонезия: внешняя политика «нового порядка». М., 1985; Губер А. А. Избранные труды. М., 1976; Демин Л. М. О попытках дипломатических контактов ачехского султана с Россией /. Политические проблемы стран Азии, Африки и Америки в новейшее время. М., 1978. C. 118—129; Его же. Японская оккупация Индонезии. М., 1963; Демин Л. М., Другов А. Ю., Чуфрин Г. И. Индонезия: закономерности, тенденции, перспективы развития. М., 1987; Другов А. Ю., Резников А. Б. Индонезия в период направляемой демократии. М., 1969; Другов А. Ю. Политическая власть и эволюция политической системы Индонезии. М., 1989; Его же. Индонезия: политическая культура и политический режим. М., 1997; Другов А. Ю., Тюрин В. А. История Индонезии. ХХ век. М., 2005; Другов А. Ю. Религия, общество и власть в современной Индонезии. М., 2014; Ефимова Л. М. Политические системы стран Юго-Восточной Азии (Индонезия, Малайзия, Сингапур, Бруней). Учебное пособие. М., 2016; Заказникова Е. П. Рабочий класс и национально-освободительное движение в Индонезии. М., 1971; Захаров А. О. Политическая организация островных обществ Юго-восточной Азии в раннем средневековье (V—VIII вв.): конструктивистский вариант. М., 2006; Ионова А. И. «Мусульманский национализм» в современной Индонезии. М., 1972; Кузнецова С. С. Яванские хроники 17—18 вв. как источник по истории Индонезии. М., 1984; Малетин Н. П. Внешняя политика Индонезии. М., 1973; Мовчанюк П. М. Яванская народная война 1825—1830 гг. М., 1969; Национально-освободительное движение в Индонезии (1942—1965). М., 1970; Николаев Н. Э. Индонезия: государство и политика. М., 1977; Погадаев В. А. Тайная дипломатия султаната Аче в XIX в. // Политическая интрига на Востоке. М., 2000. С. 302—311; Россия-Индонезия: вехи сотрудничества. М., 2016; Сукарно. Политик и личность: К 100-летию со дня рождения первого президента Индонезии. М., 2001; Тюрин В. А. Ачехская война. М., 1970; Его же. История Индонезии. М., 2004; Урляпов В. Ф. Индонезия и международные отношения в Азиатско-Тихоокеанском регионе. М., 1993; Его же. История Тимора-Лешти. XX в. М., 2015; Цыганов В. А. Национально-революционные партии Индонезии (1927—1942). М., 1969; Его же. История Индонезии. В 2 частях. Ч. 2. М., 1993; Шолмов Ю. А. Советский Союз — Индонезия 1945—1954. М., 1976; Его же. Россия—Индонезия. Годы сближения и тесного сотрудничества (1945—1965). М., 2009. Юрьев . А. Ю. Индонезияпослесобытий 196. года. М., 1973. Brown C. A Short History of Indonesia: The Unlikely Nation? Crows Nest (NSW), 2003. Dahm B. History of Indonesia in the Twentieth Century. London, 1970. Day C. The Policy and Administration of the Dutch in Java. London, 1967. Indrayan D. Indonesian Constitutional Reform, 1999—2002. Jakarta, 2008. Luiten van Zanden J., Marks D. An Economic History of Indonesia, 1800—2010. New York, 2012. Munoz P. M. Early Kingdoms of the Indonesian Archipelago and the Malay Peninsula. Singapore, 2006. Ricklef M. A History of Modern Indonesia. London, 2002; Sejarah Nasional Indonesia. Jilid 1—5. Jakarta 1977. Soeharto. Pikiran, Ucapan dan Tindakan Saya. Jakarta, 1988. Soekarno. Di Bawah Bendera Revolusi, djilid 1. Djakarta, 1959. Vickers A. A History of Modern Indonesia. Cambridge, 2005. Vlekke B. M. H. Nusantara. A History of Indonesia. The Hague, 1965.

62.jpg
А. Вахид. 2001
Смежные статьи

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты