ИНДОНЕЗИЯ (1960 ГГ. - КОНЕЦ XX В.)

0 комментариев

Ч. 5. Индонезия в 1960 гг. - конца XX в. Ссылки на остальные части - см. в конце статьи. Библиография - см. ст. Индонезия (XXI в.).

«Движение 30 сентября 1965» и «новый порядок» Сухарто

30 сентября 1965 группа придерживавшихся левых взглядов офицеров из частей стратегического резерва армии и полка президентской гвардии во главе с подполковником Унтунгом (1926—1966), а также ВВС, обвинила высший армейский генералитет в заговоре против правительства Сукарно. Участники выступления, получившего название «Движение 30 сентября 1965», объявили своей целью спасение страны от правого проимпериалистического переворота, заявили о роспуске правительства и переходе всей власти в руки «Революционного совета» во главе с Унтунгом. В ходе акции было убито шесть генералов, занимавших высшие посты в сухопутных силах, включая их главнокомандующего Ахмада Яни. В движении наряду с военными приняли участие отдельные руководители и рядовые члены левых партий, в том числе Компартии И. и ее массовых организаций. Разрозненные выступления в поддержку «Движения 30 сентября» произошли в Соло, Семаранге, на Северной Суматре и архипелаге Риау.

Однако Сукарно, именем которого освящали свои действия Унтунг и его сторонники, уклонился от официального одобрения движения, и его подавили армейскими силами во главе с командующим стратегическим резервом сухопутных войск генерал-майором Сухарто. КПИ и другие левые организации были подвергнуты массовым репрессиям. Погибло, по разным оценкам, от 3 до 6 млн человек. Тысячи оказались в тюрьмах и концентрационных лагерях, крупнейшим из которых был лагерь на острове Буру. Репрессии коснулись и ряда крупных деятелей культуры, литературы и искусства (П. А. Тур, С. Ситуморанг, Р. Апин, Ю. Аюб, Х. Гунаван, Амрус Наталша, Мисбах Тамрин). Другие — У. Т. Сонтани, А. Виспи, Х. Гунаван — эмигрировали. Репрессии затронули также китайское население. Существует предположение, что Сухарто знал о готовящемся перевороте, но ничего не предпринял для его предотвращения и выступил против «Движения 30 сентября 1965» лишь после устранения генеральской верхушки, так как оно расчищало Сухарто путь наверх.

Эти события привели к глубоким изменениям в характере политического строя в стране. Были запрещены компартия и другие левые партии и организации. В 1967 Сукарно сняли с его поста. Исполняющим обязанности президента стал генерал Сухарто, в 1968 избранный президентом (последовательно переизбирался в 1973, 1978, 1983, 1988, 1993 и 1998). Опорой режима, получившего название «нового порядка», стала армия, политической основой — организация Голкар («партия функциональных групп», появившаяся еще в 1964 по инициативе военных), членство в которой стало теперь обязательным для всех госслужащих. В 1973 провели упрощение политической структуры и унифицировали систему общественных и профессиональных организаций. Наряду с Голкар право на существование получили только Партия единства и развития и Демократическая партия И., созданные на базе восьми ранее существовавших партий. Под эгидой Голкар сформировали Всеиндонезийскую федерацию рабочих, Содружество крестьян И., Национальный комитет индонезийской молодежи.

В целях деполитизации общественной жизни была выдвинута концепция «дрейфующих масс», предусматривавшая ограждение крестьянства от политики и влияния партий «ввиду его политической неискушенности и занятости делом экономического строительства». Она нашла свое законченное выражение в принятии Закона о политических партиях и Голкар в 1975, в соответствии с которым партиям запрещалась деятельность в сельской местности. В 1982 была законодательно закреплена «двойная функция» вооруженных сил — право армии на участие в управлении государством. Многие военные (как отставные, так и находящиеся на действительной службе) направлялись для работы в гражданские сферы и в своей деятельности являлись подотчетными штабу по делам гражданской миссии. Армия была представлена в СНП 75 назначаемыми депутатами (в выборах военнослужащие не участвовали). Ряд министерских постов в правительстве президента Сухарто также принадлежали военным. Они составляли и значительную часть губернаторов провинций. В 1985 вступил в силу закон, обязывавший все партии и общественные организации принять в качестве базовой идеологии принципы «Панчасила».

Уже в начале 1980-х Сухарто столкнулся с оппозицией, сформировавшейся в основном среди бывших членов правящего режима. Критика правительства прозвучала в так называемой Петиции 50-ти (5 мая 1980). В ней видные отставные генералы, политики и общественные деятели оспорили трактовку Сухарто принципов «Панчасила» и оправданность использования армии в политических целях. В их числе находились бывшие премьер-министры Бурхануддин Харахап и Мохаммад Натсир, а также начальник штаба армии в отставке Насутион и генерал-лейтенант Хартоно Рексо Дарсоно, который помог в свое время Сухарто прийти к власти. Правительство в ответ закрыло лицам, подписавшим петицию, выезд за рубеж. Они лишались возможности вести активную предпринимательскую деятельность, упоминать о них запрещалось в прессе, некоторых позднее арестовали по ложным обвинениям. Вспыхнувшие в сентябре 1984 в Танджунг-Приоке (крупном порту, входящем в состав особого столичного региона Джакарта) волнения радикально настроенных мусульман также были подавлены.

После прихода к власти Сухарто связи И. с СССР и другими социалистическими странами пошли на спад. В то же время в экономике проводилась политика «открытых дверей» для иностранного капитала. На протяжении долгого времени были заморожены дипломатические отношения И. с КНР (1967—1990). Тем не менее, осознав, чем грозит находящейся в кризисе экономике И. массовое бегство китайского капитала, Сухарто и другие руководители «нового порядка» уже в 1966 попытались взять под контроль разбушевавшуюся стихию антикитайских погромов. В 1967 бизнесмены-хуацяо (китайские эмигранты и их потомки) получили официальные гарантии безопасности своей деятельности. Правительство Сухарто начало политику широкого привлечения китайского капитала к реализации своих экономических программ.

Новый режим пользовался поддержкой Запада. В 1968—1992 действовал международный консорциум по оказанию экономической помощи И. (Межправительственная группа по И.) в составе 14 стран и международных финансовых организаций под председательством Нидерландов. Консорциум сыграл значительную роль в экономическом преобразовании страны. Только за первые 10 лет И. получила от него кредиты и помощь на сумму 9608 млн долл. (из которых было реализовано около 6 млрд). В 1988 иностранные частные инвестиции превысили 30 млрд долл. США, свыше 10 млрд в нефтегазовой промышленности).

Жесткий политический строй, дававший возможность мобилизовать все силы на нужды развития и поддержание трудовой дисциплины, сочетался в И. с либерализацией в области экономики, позволявшей высокую предпринимательскую активность и привлечение иностранного капитала. Это привело к значительному прорыву в экономическом развитии страны, особенно на фоне разрухи и хаоса последних лет правления Сукарно. В 1969 был введен в действие долгосрочный план развития И. (до 1994/95), состоявший из 5 пятилетних планов (позднее был разработан и второй долгосрочный план на период 1996—2020, но его реализация была прервана финансовым и политическим кризисами 1997). Темпы роста в этот период составляли не ниже 7 %, а в промышленности, где государство вкладывало значительные средства в развитие черной и цветной металлургии, нефтепереработки и ряда других отраслей, вдвое больше. Правда, во многом они сохранялись благодаря экспорту из И. природного газа и нефти. Доход на душу населения вырос до 1000 долл. США. Минимальная зарплата поднялась до 80 долл. США в месяц при стабильном курсе соотношения доллара и национальной валюты рупии. Число населения за чертой бедности уменьшилось до 13,7 %.

В декабре 1975 индонезийские войска захватили Вост. Тимор (западная часть острова, относившаяся к нидерландским владениям, с 1945 входила в состав И.), провозгласивший незадолго до этого независимость от Португалии. В июле 1976, в нарушение процесса деколонизации, предусмотренного ООН, он был объявлен 27-й провинцией И. Упорное сопротивление противников присоединения, объединенных в Революционный фронт независимости Вост. Тимора (ФРЕТИЛИН) и организовавших партизанскую борьбу против новых властей, потребовало от индонезийских военных серьезных усилий для удержания под контролем этой территории. Уничтожались целые поселения, проводилась политика депортации жителей Вост. Тимора в западную часть острова. От голода и насилия погибли, по разным данным, от 90 800 до 202 600 человек. В 1993 и 1995—1996 сторонники фронта с целью привлечь внимание мировой общественности к своей борьбе проникли в ряд иностранных посольств в Джакарте (в том числе и России), а также во время демонстрации протеста захватили посольство Испании.

Другими проблемными территориями были провинция Ириан-Джая, созданная в 1969 на территории Зап. Ириана, и особый административный округ Аче: там с середины 1970-х приходилось вести борьбу с достаточно активными сепаратистскими движениями: Организацией «Свободное Папуа» и «Движением за свободный Аче» во главе с Хасаном ди Тиро (1925—2010) соответственно.

Укрепление «нового порядка» позволило И. перейти к активной внешней политике. В 1966 между И. и Малайзией был подписан договор о прекращении конфронтации и восстановлении дипотношений. И. стала играть большую роль в Движении неприсоединения (в 1992—1995 — председатель), Организации Исламская конференция (в 1996—2000 — председатель), Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), организации «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС, устроитель саммита 1994 и 2013). В 1995—1996, а также 2007—2008 И. являлась непостоянным членом Совета Безопасности ООН. Она стала одним из инициаторов превращения Юго-Вост. Азии в зону мира и безъядерную зону, способствовала процессам урегулирования в Камбодже и Боснии. Визит Сухарто в сентябре 1989 в Москву повлек за собой определенное оживление связей с СССР. Но многие из намеченных планов по развитию отношений не были реализованы.

Вместе с тем постепенно усиливались и отрицательные стороны деятельности режима, прежде всего патерналистский стиль руководства. Он позволял перераспределить богатства страны в интересах семьи Сухарто и его ближайшего окружения. Супруга президента Тиен (1923—1996) направляла работу многочисленных фондов, а сын Бамбанг Триатмоджо (род. 1953) и дочь Сити Рукмана (род. 1949) стали руководителями крупнейших конгломератов с миллиардными оборотами и практически монополизировали управление целыми отраслями промышленности, сельского хозяйства и внешней торговли. За их избранием в парламент последовало получение руководящих должностей в Голкар и, наконец, назначение в 1998 Сити Рукмана министром в новое правительство. Все это давало основание полагать, что Сухарто стремится создать династийный режим.

Со временем росло недовольство сохранением ограничений на политическую деятельность и свободу прессы (провозглашенный Сухарто курс на открытость на практике не был реализован). Быстрый экономический рост расширил прослойку среднего класса и национальных предпринимателей, которые стремились играть политическую роль, соразмерную с их экономическим весом. Но возможности для этого система не предоставляла: законодательство не позволяло создавать новые партии, теория «дрейфующих масс» запрещала политическую деятельность в сельской местности, не разрешалась пропаганда какой-либо идеологии, кроме пяти принципов «Панчасила».

Назревающий социальный взрыв был ускорен финансовым кризисом осени 1997, резко осложнившим экономическое положение страны. Сформировавшаяся патерналистская система не позволяла быстро и эффективно преодолеть кризис. Катастрофическое снижение курса рупии привело к росту цен на товары первой необходимости, увеличению безработицы, резкому падению уровня жизни населения. Десятки финансовых корпораций и банков объявляли о своем банкротстве, сворачивалось производство, из страны стремительно утекали капиталы. В 1998 ВВП страны сократился на 14 %.

В этих условиях единственной надеждой для режима Сухарто была помощь Запада. Он начал переговоры с Международным валютным фондом (МВФ) и подписал соответствующее соглашение, предусматривавшее ряд непопулярных, но необходимых с экономической точки зрения мер, которые затрагивали также семейный бизнес. Но затем президент повел двойственную политику, практически не выполняя это соглашение. Международная поддержка оказалась под вопросом, что усугублялось напряжением в отношениях И. с Западом, особенно с США (в частности, в связи с обвинениями режима Сухарто в нарушении прав человека), грозившим вылиться в конфронтацию.

Тем не менее, в мае 1998 на очередной сессии НКК Сухарто вновь избрали президентом. В итоге недовольство режимом вылилось в протесты огромных масс населения, во главе которых оказались студенты. С 12 по 21 мая 1998 Джакарту и другие города охватили демонстрации с требованием отставки Сухарто и проведения реформ. В ходе столкновений демонстрантов с силами безопасности погибли 4 студента столичного университета «Трисакти», что привело к волне протеста против действий властей по всей стране. 18 мая руководство НКК предложило президенту подать в отставку. 21 мая Сухарто, понимая, что не может справиться с кризисом (что недопустимо для правителя в соответствии с яванской философией), и не решившись в полной мере использовать против протестующих ресурсы армии, что вызвало бы отрицательную реакцию и в И., и за рубежом, передал власть вице-президенту Б. Ю. Хабиби (род. 1936). Уход Сухарто отсрочил новый виток напряженности; было объявлено, что страна переходит от эры «нового порядка» к эре реформ.

Смежные статьи

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты