ИМПЕРАТОРСКАЯ НИКОЛАЕВСКАЯ ВОЕННАЯ АКАДЕМИЯ

0 комментариев

Николаевская академия Генерального штаба.

элитное высшее военно-учебное заведение Российской империи, готовившее кадры Генерального штаба для русской армии. Слушатели академии получали основательную военно-теоретическую и практическую подготовку, исследовали все области военного управления, совершенствовали знание иностранных языков, углубленно изучали военную историю.

Академия Генерального штаба открылась в Санкт-Петербурге 26 ноября 1832 г. В разработке проекта о ее открытии принимал активное участие генерал швейцарского происхождения А.-А. Жомини. С 1855 г. в память императора Николая I академия стала именоваться Николаевской, с 4 августа 1909 г. – Императорской Николаевской военной академией (в 1917-1918 гг. слова «Императорская» и «Николаевская» исчезли из названия). Академия находилась в подчинении генерал-квартирмейстера Главного штаба, а с 1906 г. – Главного управления Генерального штаба (ГУГШ). Реформы Д.А. Милютина сыграли большую роль в профессионализации отечественного Генерального штаба. По мнению некоторых исследователей, академия стала важнейшим военно-учебным заведением империи после победы русских войск в войне с Турцией 1877-1878 гг., доказавшей руководящую роль Генштаба в пореформенной армии. Однако академия так и не смогла стать по-настоящему авторитетным военно-научным центром разработки единой военной доктрины для вооруженных сил страны. Для того, чтобы попасть в академию, в начале ХХ в. офицеру необходимо было прослужить в строю не менее трех лет и принять участие, как минимум, в двух лагерных сборах. В академию не допускались «офицеры косноязычные, заикающиеся, страдающие глухотой и одержимые вообще физическими недостатками, а равно офицеры, вовсе не умеющие ездить верхом». В академии существовали общее и геодезическое отделения. Накануне Первой мировой войны численность слушателей академии составляла 314 офицеров, при этом на геодезическом отделении обучалось не более 7 человек. Поступление в академию проходило в два этапа: сначала письменные экзамены при штабах военных округов (тактика, политическая история, география, русский язык, верховая езда), а затем уже устные вступительные испытания непосредственно при академии в Санкт-Петербурге (строевые уставы, артиллерия, фортификация, математика (арифметика, начальная алгебра, геометрия, прямолинейная тригонометрия), военная администрация, политическая история, география, топографическое черчение, русский и иностранный языки). На подготовку и сдачу вступительных экзаменов у офицеров уходил год напряженного труда. Менее трудны были экзамены для тех офицеров, кто ранее овладел военно-техническими специальностями – артиллеристов, инженеров, либо обучался в гражданских учебных заведениях технического профиля (например, будущий генерал П.Н. Врангель, окончивший до академии Горный институт).

Основной курс обучения в академии был разделен на два годичных класса (младший и старший) и состоял из теоретических и практических занятий. Главными предметами являлись тактика, стратегия, военная администрация, военная история, военная статистика, геодезия; вспомогательными – русский язык, сведения по части артиллерийской и инженерной, политическая история, иностранные языки. Что касается иностранных языков, то изучение, как минимум, одного из них являлось обязательным, два других языка можно было изучать по желанию. Преподаватели академии обладали достаточной квалификацией, а, кроме того, некоторые из них совмещали преподавание с работой на должностях делопроизводителей и помощников делопроизводителей ГУГШ. В летний период после младшего класса проходили верховые глазомерные съемки в окрестностях Петербурга, дававшие слушателям и некоторый отдых на природе. После старшего класса летом проводились полевые поездки в окрестностях столицы, в ходе которых проводилось решение тех или иных задач.

Обучение в академии одного офицера обходилось государству в 40 000 рублей. Оценки за сдачу предметов выставлялись по двенадцатибалльной шкале: отлично – 12 баллов, весьма хорошо – 10-11 баллов, хорошо – 8-9 баллов, удовлетворительно – 6-7 баллов, посредственно – 4-5 баллов, слабо – 1-3 балла. Летом слушатели участвовали в топографических съемках и практических занятиях по тактике. Для перехода в старший класс необходимо было получить в среднем не менее 9 баллов, но по каждому предмету не менее 7. В геодезическом отделении требования были теми же, что и в общем, однако по специальным предметам (теоретическая астрономия, практическая астрономия, картография, высшая геодезия, низшая геодезия со съемкой и черчением) нужно было иметь не менее 8 баллов. Те же критерии использовались при оценке учебы в старшем классе, кроме того в расчет принималась успеваемость по тем предметам младшего класса, которые в старшем классе уже не повторялись. Офицеры, получившие по окончании старшего класса в среднем не менее 10 баллов и не имевшие неудовлетворительных оценок, считались окончившими курс по первому разряду и зачислялись на дополнительный курс. Те, кто получил менее 10 баллов, считались окончившими академию по второму разряду и отчислялись в свои части.

С 1869 г., для совершенствования практических навыков будущих генштабистов был учрежден дополнительный курс, который первоначально длился шесть месяцев. В 1909 г. его продолжительность была увеличена до девяти месяцев. До 1897 г. к Генеральному штабу причисляли всех офицеров, окончивших дополнительный курс, и лишь позднее стали отбирать лучших. На дополнительном курсе слушатели самостоятельно разрабатывали три темы: по военной истории, по военному искусству и по стратегии. По итогам разработки тем слушатели делали краткие доклады перед специальной комиссией, после которых получали итоговые баллы как за письменную тему, так и за устный доклад. Стремясь понравиться преподавателям, слушатели в разработке тем учитывали взгляды и предпочтения преподавателей. Между слушателями академии существовала острая конкуренция, связанная с рейтинговой системой оценок при выпуске. Нередко отсев происходил из-за случайного стечения обстоятельств, например, по причине болезни слушателя.

Слушатели, имевшие по итогам дополнительного курса не менее 10 баллов в среднем, а также не менее 7 баллов по каждому из предметов, считались окончившими академию по первому разряду, получали право ношения серебряного академического нагрудного знака и право на четырехмесячный отпуск. Выпускники распределялись по военным округам для прохождения штабного ценза, причем первые десять офицеров в выпуске имели право назначения на вакансии в Петербургском военном округе. За каждый год обучения выпускники должны были прослужить полтора года в военном ведомстве. Исходя из наличия вакансий, определенное количество окончивших академию по первому разряду причислялось к Генеральному штабу при выпуске, а позднее (после испытаний в штабах военных округов, а также цензового командования ротой, эскадроном или сотней) по мере открытия вакансий переводилось в него. Получившие в среднем менее 10 баллов, но не менее 7 по каждому предмету – считались окончившими по второму разряду. Прочие отчислялись от академии.

Выпускники, имевшие самые высокие баллы в выпуске, награждались медалями: золотой (при наличии полного числа баллов (12) по всем предметам); большой серебряной (при наличии полных баллов по всем предметам, кроме политической истории, военно-морского дела, иностранных языков, а по этим предметам – не менее 11), малой серебряной (при наличии не менее 11 баллов по всем предметам, кроме политической истории, военно-морского дела, иностранных языков, а по этим предметам – не менее 10), а имена лучших офицеров выпуска заносились на почетные доски. Медалями были отмечены несколько десятков выпускников. Золотую медаль за всю историю академии получили только два офицера – будущие генералы М.И. Драгомиров и М.Р. Шидловский. Будущие генералы – участники Гражданской войны Л.Г. Корнилов, А.Ф. Редигер, А.М. и В.М. Драгомировы, В.Ф. и Е.Ф. Новицкие были награждены малой серебряной медалью.

За успехи в учебе выдавались денежные премии: с капитала, собранного в память генерал-лейтенанта А.Н. Леонтьева – офицеру дополнительного курса, наилучшим образом исполнившему стратегическую задачу (третью письменную тему); с капитала имени генерал-лейтенанта Г.А. Леера, пожалованного в ознаменование 35-летия его профессорской деятельности великим князем Николаем Константиновичем в пособие одному из первых учеников академии на поездку за границу для усовершенствования научного образования, а если в поездке надобности не встречается, то за лучшее сочинение по военным наукам; с капитала имени генерал-адъютанта Н.Н. Обручева – офицеру дополнительного курса, оказавшемуся вторым по достоинству выполнения стратегической задачи; с капитала имени генерал-майора А.А. Зейфарта – офицеру дополнительного курса за лучшие по верности и выразительности съемки и кроки, исполненные в старшем классе.

Курс обучения в академии, в особенности до русско-японской войны характеризовался оторванностью от практической службы, сугубо теоретическим характером и схоластичностью. Учебная программа превышала нормальные возможности восприятия такого объема информации. В учебном процессе широко практиковалось бессмысленное зазубривание огромного массива ненужных данных, тогда как самостоятельное, оригинальное мышление не поощрялось. Получили известность и высмеивались слушателями так называемые «рыбьи слова» – формулировки, которые слушателям нужно было воспроизвести слово в слово на экзамене. О таком крайне важном способе тактической подготовки как военная игра, слушатели не имели представления. Как вспоминал генерал А.С. Лукомский, окончивший академию в 1897 г., «выходя в Генеральный штаб, мы, в сущности говоря, почти ничего не знали собственно о службе Генерального штаба».

После неудачной русско-японской войны именно генштабисты были среди главных сторонников преобразования армии. Позорное поражение побудило ряд педагогов академии к поиску новых форм обучения, внесению корректив в учебные курсы и приближению их к нуждам армии и задачам, которые предстоит решать выпускникам в мирное и военное время. Нововведения приживались крайне медленно. Решительный пересмотр учебных курсов произошел лишь в 1910 г.

Основным идеологом реформирования учебного курса выступил молодой преподаватель академии профессор полковник Н.Н. Головин, получивший поддержку начальника академии генерала Д.Г. Щербачева и великого князя Николая Николаевича-младшего. Ранее Головин побывал во Франции, откуда возвратился с идеей перенесения опыта французской Высшей военной школы (École Supérieure de Guerre) на русскую почву. Головин стал горячим сторонником прикладного метода обучения, пересмотра учебных программ и их приближения к нуждам армии. В прикладном методе основной упор делался на решение тактических и стратегических задач на картах. Группа слушателей делилась на две части, между которыми происходила военная игра. Отрабатывались задачи по наступлению, обороне, преследованию, отступлению. Проверялась организация службы разведки, связи, снабжения. В каждом «лагере» слушатели исполняли функции командира, начальника штаба, начальников оперативного, разведывательного, общего отделений, начальника снабжений. Как правило, примеры брались из сражений русско-японской войны. «Начальник штаба» составлял докладную записку, в которой предлагалось решение по операции. «Начальник отряда» принимал решение. «Начальник оперативного отделения» составлял боевой приказ. Прочие «начальники» составляли документацию и отдавали распоряжения по организации разведки, связи, снабжения. В ходе игры давались дополнительные вводные. Так отрабатывалось реальное взаимодействие штабного коллектива в боевой обстановке. После окончания игры проводился разбор.

Головин стал лидером неформального кружка борцов с традиционализмом и обскурантизмом в старой академии. В состав кружка накануне Первой мировой войны входили молодые профессора и преподаватели академии: Головин, А.К. Келчевский, А.А. Незнамов, Н.Л. Юнаков, В.А. Черемисов, А.А. Балтийский, Б.В. Геруа, А.Ф. Матковский, П.И. Изместьев, В.З. Савельев, А.И. Андогский. Специальная дисциплина под названием «Служба Генерального штаба» начала преподаваться в академии лишь в 1911-1912 учебном году, незадолго до Первой мировой войны. Целью этого курса было приближение академической программы к практике службы генштабистов. Большого эффекта это нововведение в остававшиеся два предвоенных года не возымело. Не было последовательности и в проводившихся преобразованиях.

Группа Головина столкнулась с противодействием со стороны старых профессоров академии и их сторонников, причем противники Головина в итоге взяли верх. В частности, интригами против группы Головина прославился М.Д. Бонч-Бруевич, связанный с военным министром В.А. Сухомлиновым. Бонч-Бруевич распускал слухи о том, что участники кружка плетут заговор и даже назвал их «младотурками» (по наименованию группы турецких офицеров, организовавшей в 1908 г. вооруженный переворот в Османской империи). В результате участники кружка оказались изгнаны из академии накануне Первой мировой войны, был снят с должности и генерал Щербачев. Между тем, никакой политической составляющей в деятельности этого кружка не было. Сторонники Головина, в целом, прекрасно проявили себя позднее на фронтах Первой мировой войны.

В годы Первой мировой войны занятия в академии длительное время не велись. Слушатели академии в связи с мобилизацией были отчислены в свои части, группа преподавателей также отправилась на фронт. Офицеры, окончившие в 1914 г. два класса академии, были причислены к Генеральному штабу и считались выпуском 1915 г. Катастрофическая нехватка кадров Генштаба привела в годы войны к массовым причислениям и переводам в Генштаб ранее обучавшихся в академии офицеров. Когда и этих ресурсов оказалось недостаточно, было принято решение о возобновлении обучения в академии Генерального штаба, но по ускоренной программе.

С конца 1916 г. для нужд фронта академия вела подготовку кадров Генерального штаба на ускоренных курсах по сокращенной программе. В 1916-1918 гг. функционировали три очереди ускоренных курсов, в каждой из которых было организовано по два класса – подготовительный курс и старший класс.

Ускоренные курсы были открыты в целях специальной подготовки некоторого количества строевых обер-офицеров к выполнению обязанностей офицеров Генерального штаба на младших должностях в полевых штабах действующих армий. Вопрос об открытии академии обсуждался уже летом 1916 г., слушатели были вызваны в Петроград, однако по распоряжению начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала М.В. Алексеева открытие курсов в связи с остротой фронтовой обстановки было перенесено на осень. Летом 1916 г. был разработан предварительный учебный план сокращенной подготовки.

Подготовительные курсы 1-й очереди открылись с 1 ноября 1916 г. продолжительностью 2 1/2 месяца до 15 января 1917 г. На курсы распоряжением Ставки был командирован 241 офицер. Среди слушателей был полковник, великий князь Гавриил Константинович. Обучение завершилось репетиционными экзаменами в январе 1917 г., после чего 237 выпускников отбыли в действующую армию для занятия младших должностей Генштаба в полевых штабах как заместители тех офицеров, которых направили в академию во вторую очередь к 1 февраля 1917 г. Выпускники подготовительных курсов 1-й очереди получили право быть призванными без экзамена в старший класс 3-й очереди, если война затянется или поступить, если этого не произойдет, в младший класс академии без экзамена в течение двух лет со времени открытия занятий. К 1 февраля 1917 г. в академию прибыли 86 офицеров на старший класс 1-й очереди и 253 – на трехмесячные подготовительные курсы 2-й очереди. В основном, это были строевые офицеры, имевшие отношение к академии еще в мирное время. В старший класс 1-й очереди зачисляли прошедших младший класс академии до войны, а на подготовительные курсы 2-й очереди принимали тех, кто до войны выдержал конкурсные, либо предварительные экзамены в академию. В годы войны вследствие нехватки офицеров Генштаба их привлекали к исполнению обер-офицерских должностей Генштаба.

В течение курса отчислились со старшего класса два офицера и с подготовительных курсов – 20. В период 26 апреля – 22 мая 1917 г. прошли экзамены, а 23 мая состоялся выпуск 233 офицеров подготовительных курсов 2-й очереди. Выпускники получали свидетельства трех категорий: 1) Выдержавшие в мирное время 1911-1914 гг. конкурсные или предварительные экзамены и состоявшие перед командированием в академию на штатных должностях Генштаба; 2) Выдержавшие в мирное время 1911-1914 гг. конкурсные или предварительные экзамены и состоявшие перед командированием в академию в строю или в прикомандировании к штабам – не на штатных должностях Генштаба; 3) Не выдержавшие экзаменов и состоявшие в строю или в прикомандировании к штабам. Свидетельства первой категории получили 159 человек, второй – 40, третьей – 34.

В период с 5 мая по 7 июня 1917 г. прошли экзамены, и 13 июня состоялся выпуск старшего класса 1-й очереди (84 офицера). Все они были причислены к Генеральному штабу (как выпуск 1916 г.) с назначением в штабы фронтов с правом на перевод в Генеральный штаб на тех же условиях, какие установлены для окончивших два класса академии в 1914 г. с обязательством сдать темы дополнительного класса после войны. С 13 июня по 15 октября 1917 г. учебный процесс в академии не осуществлялся.

К 15 октября 1917 г. в академию прибыли 407 офицеров. Среди прибывших было 160 офицеров поступавших на старший класс 2-й очереди из числа окончивших подготовительные курсы 2-й очереди и получивших свидетельства первой категории, а затем служивших на штатных должностях Генштаба. 8 офицеров, выдержавших экзамены в мирное время и окончивших подготовительные курсы 1-й или 2-й очередей и занимавших штатные должности Генштаба, прибыли на геодезическое отделение. На подготовительный курс 3-й очереди прибыли 238 офицеров (по 2 от корпуса), из числа строевых офицеров, окончивших военные училища по программе мирного времени и избранных командирами корпусов. Офицеры пробыли в действующей армии не менее шести месяцев для кадровых и не менее 24 месяцев для ускоренных выпусков военных училищ (принимались лишь те, кто окончил училища не позже 1 октября 1914 г.). Наконец, один офицер прибыл на младший класс геодезического отделения (выдержал в мирное время предварительный экзамен в академию, в войну попал в плен и бежал оттуда). В ходе учебы по 1 января 1918 г. с подготовительных курсов 3-й очереди были отчислены 12 офицеров.

В 1916-1917 гг. поступавшие на ускоренные курсы академии проходили специальный отбор – на учебу, как правило, направлялись лучшие кадровые офицеры с боевым опытом и опытом штабной работы, нередко имевшие георгиевские награды и ранения. Вместе с тем, отношение генштабистов довоенных выпусков к выпускникам ускоренных курсов было, как правило, отрицательным. Старые генштабисты не считали курсовиков получившими достаточную и полноценную подготовку для службы Генштаба, называли «недоучками» и даже «недоносками» (т.к. курс обучения составлял восемь месяцев). Один из будущих вождей Белого движения генерал С.Л. Марков, к примеру, считал, что «создавать офицеров Генерального штаба из курсовиков нельзя, это не школа прапорщиков».

Летом 1917 г. прошли выборы начальника академии, большинство голосов офицеров Генерального штаба получил генерал Н.Н. Головин, однако решением министра-председателя Временного правительства А.Ф. Керенского на этот пост был назначен второй кандидат по числу голосов – полковник А.И. Андогский.

Ускоренная подготовка генштабистов помимо Военной академии осуществлялась и на Кавказском фронте, где возникли собственные курсы Генерального штаба Кавказского фронта (к сожалению, их документация до сих пор не обнаружена, сохранились лишь служебные документы некоторых выпускников). По всей видимости, речь шла о подготовке младших штабных работников при штабе фронта своими (генштабистов фронта) силами.

Захват власти большевиками не сразу отразился на Военной академии. Тем не менее, академия оказалась большевизирована и начала готовить кадры для РККА, как одна из структур новой армии. При этом ни слушатели в большинстве своем, ни профессорско-преподавательский состав не разделяли новой идеологии. В период с октября 1917 г. по март 1918 г. в академии велись занятия со старшим классом 2-й очереди и подготовительным курсом 3-й очереди ускоренных курсов. На 1 января 1918 г. обучались 160 офицеров на старшем классе 2-й очереди, 8 офицеров на старшем классе геодезического отделения, 226 офицеров на подготовительных курсах 3-й очереди и 1 на младшем классе геодезического отделения. Всего 395 офицеров. Подготовительные курсы 3-й очереди окончили 143 офицера.

Приказом по Генеральному штабу № 22 от 23 марта 1918 г. 165 выпускников курсов 2-й очереди были причислены к Генеральному штабу (как выпуск 1917 г.), а приказом Всероссийскому главному штабу № 18 от 27 июня 1918 г. 133 ранее причисленных выпускника переведены в Генштаб.

Судьбу академии в Гражданскую войну, во многом, предопределил выбор и действия ее начальника – генерала А.И. Андогского, умело лавировавшего между большевиками и их противниками с целью сохранить академию.

После того, как академия в марте 1918 г. выпустила слушателей старшего класса 2-й очереди и подготовительных курсов 3-й очереди, обсуждался вопрос о закрытии этого военно-учебного заведения. Близкий к большевистскому руководству военный руководитель Высшего военного совета бывший генерал М.Д. Бонч-Бруевич, ранее служивший в академии, направил 10 марта 1918 г. доклад председателю СНК В.И. Ленину, что позволило предотвратить разгром академии. Ленин потребовал реорганизовать академию в высшее военно-учебное заведение РККА.

Весной 1918 г. академия в связи с наступлением немцев была эвакуирована из Петрограда в тыловой Екатеринбург. Приказом наркомата по военным делам № 316 от 3 мая 1918 г. за подписью Л.Д. Троцкого, К.А. Механошина и Э.М. Склянского в академии должны были открыться годичные ускоренные курсы. Было набрано 115 слушателей, считавшихся лояльными большевикам. С 1 июня должны были начаться занятия на старшем курсе 3-й очереди.

Помимо военных дисциплин в программу обучения старшего класса предполагалось включить общеобразовательные, социальные и философские курсы. Подготовка велась по следующим предметам: стратегия, военная философия, тактика всех родов войск и общая тактика, военная психология, история военного искусства, история великой всемирной войны 1914-1918 гг. до и после революции (как 2 курса), служба Генерального штаба, техника железнодорожного дела, военная география (военная статистика), военная администрация, военно-морское дело, низшая геодезия (военная топография), военно-инженерное дело, инженерная оборона государства, укрепленные позиции, полевая фортификация, сведения по технике артиллерийской части, сведения по технике воздухоплавания и авиации, государственное право, основы советской Конституции, международное право и вопросы современной международной политики, основы внешней политики, политическая экономия и вопросы мирового хозяйства, история цивилизации народов, социология, логика и методы научного исследования, иностранные языки (немецкий, японский, китайский, турецкий, шведский, румынский, английский и французский). Обязательным было изучение двух языков, в т.ч. немецкого как основного.

Практические занятия намечались по стратегии и тактике (задачи и тактические поездки и выходы), по военной администрации, по военной статистике, по службе Генштаба, по инженерному делу, по артиллерии, по авиации, по морскому делу, по картографии, по верховой езде (для слабо обученных). Слушатели самостоятельно разрабатывали научные вопросы – темы по военной истории, военному искусству и стратегии (операции) и должны были защищать темы перед особыми кафедрами.

Успеваемость предполагалось оценивать по трем категориям: «весьма», «удовлетворительно» и «неудовлетворительно». В процессе обучения требовалось опираться на опыт мировой войны.

Программа ускоренных годичных курсов включала основы современной стратегии, тактику пехоты, конницы, артиллерии, технических войск, воздушных средств, общую (соединение всех родов войск), военную психологию, историю великой всемирной войны 1914-1918 гг., службу Генштаба, обзор пограничных театров России, организацию и тактику, снабжение и транспорт, теорию съемки, военно-инженерное дело, сведения по технике артиллерийской части, сведения по технике воздухоплавания и авиации, государствоведение, курс политической экономии и вопросов мирового хозяйства. Практические занятия по тактике, военной администрации; службе Генштаба, инженерному делу, артиллерии, авиации, съемкам, верховой езде (для слабо обученных). Предполагалось, что академия вскоре вернется к нормальному трехгодичному курсу обучения.

Управление внутренней жизнью академии осуществлял комитет из трех представителей преподавательского состава, трех представителей старшего курса, трех – младшего, комиссара и начальника академии, а также правителя дел с правом совещательного голоса.

Руководил академией А.И. Андогский, правителем дел был И.И. Смелов, преподавали ординарные профессора: А.К. Баиов, В.В. Витковский, Б.В. Геруа, А.Г. Елчанинов, М.А. Иностранцев, Б.М. Колюбакин, А.Ф. Матковский, А.И. Медведев, В.Ф. Новицкий, Д.Д. Сергиевский, Д.В. Филатьев, Г.Г. Христиани; экстраординарные профессора: А.И. Андогский, Г.Г. Гиссер, Н.И. Коханов; штатные преподаватели: А.Т. Антонович, К.П. Артемьев, Б.П. Богословский, Н.Я. Капустин, В.Н. Касаткин, Г.Т. Киященко, Г.В. Леонов, А.Ф. Матковский, В.И. Оберюхтин, П.Г. Осипов, П.Ф. Рябиков, А.П. Слижиков, И.И. Смелов, Г.В. Солдатов, И.И. Сторожев, В.И. Сурин, А.А. Сурнин, А.Д. Сыромятников, В.Л. Томашевский.

В июле 1918 г. Екатеринбург, где располагалась академия, в связи с эскалацией Гражданской войны превратился в прифронтовой город и был занят антибольшевистскими силами. Большевистское руководство добилось эвакуации части академии в Казань, однако сохранить академию красным не удалось. В июле-августе 1918 г. академия практически в полном составе попала к противникам большевиков в Екатеринбурге и Казани, разделив с этого времени судьбу антибольшевистского Восточного фронта. Переход на сторону антибольшевистских сил в целом соответствовал настроениям преподавателей и большей части слушателей. В академии существовала и подпольная антибольшевистская организация, содействовавшая занятию белыми Екатеринбурга и участвовавшая в вооруженных столкновениях с красными.

Приказом Комитета членов Всероссийского Учредительного собрания Николаевская военная академия была переименована во Всероссийскую академию Генерального штаба, а приказом по военному ведомству № 101 от 30 марта 1919 г. впредь должна была именоваться Военной академией. С осени 1918 по осень 1919 г. академия находилась в Томске. Перешедшая на сторону антибольшевистских сил академия и ее состав у белых подвергались разного рода нападкам и обвинениям за службу у большевиков. В отношении причастности к большевизму начальника академии генерала А.И. Андогского в 1919 г. было проведено специальное расследование, по итогам которого он был оправдан.

Указом Верховного правителя адмирала А.В. Колчака от 3 января 1919 г. академия подчинялась военному министру через помощника по организационно-инспекторской части и начальника Главного штаба. В январе 1919 г. был открыт младший класс ускоренных курсов 4-й очереди. На курсы командировались желающие кадровые офицеры или офицеры военного времени, но окончившие училище не позднее 1915 г., имевшие полное общее высшее или среднее образование, получившие боевой опыт в Первую мировую или в Гражданскую войну, удостоенные боевыми наградами, имеющие отличия и физически годные к полевой службе. При избытке желающих предпочтение следовало отдавать офицерам, окончившим училище в мирное время, а из них – выдержавшим предварительные испытания или конкурсные экзамены в академию, кавалерам ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия, кавалерам Георгиевского креста, раненым, контуженным, отравленным газами, но при условии их полной физической годности к службе Генерального штаба в поле. В апреле на курсах прошли экзамены, и учебный процесс завершился в начале мая 1919 г. Всего выпущены были 152 (по другим данным, 154) офицера (в том числе 17 иностранцев), получившие распределение в штабы колчаковских вооруженных сил. В ноябре 1919 г. приказом главнокомандующего Восточным фронтом выпускников всех четырех очередей курсов, прослуживших в штабах дивизий не менее 4 месяцев, в штабах корпусов и групп – 6 месяцев, в штабах армий и на инструкторских курсах 9 месяцев причислили к Генштабу.

Возобновление учебного процесса в академии намечалось на январь 1920 г. 12 октября 1919 г. был издан приказ начальника штаба Верховного главнокомандующего № 1261 о приеме в академию к 1 января 1920 г. до 100 офицеров из белых армий Юга России, а также по 25 с фронтов генералов Е.К. Миллера (Север) и Н.Н. Юденича (Северо-запад). Также выделялись квоты на прием 6 офицеров-чехов, 3 поляков и 2 румын. Эти планы остались не реализованными. В связи с неудачами на фронте, чтобы избежать нового захвата большевиками, академия в октябре 1919 г. эвакуировалась из Томска во Владивосток (разместилась на острове Русский), где и находилась вплоть до конца Гражданской войны. В период пребывания академии во Владивостоке в 1920-1922 гг. учебный процесс не осуществлялся. После занятия Владивостока частями Народно-революционной армии Дальневосточной республики академия в декабре 1922 г. была отправлена в Москву, куда прибыла в феврале 1923 г. Имущество старой академии частично было передано Военной академии РККА. В 1925 г. 180 пудов книг и 45 ящиков архивных материалов академии поступили на хранение в военно-исторический архив. Наследие академии, ее музеи, архив (среди которого знаменитые воспоминания и дневники военного министра Д.А. Милютина), библиотека остались в России.

Литература
  • Ганин А.В. Корпус офицеров Генерального штаба в годы Гражданской войны 1917-1922 гг.: Справочные материалы. М., 2009; Он же. Закат Николаевской военной академии 1914-1922. М., 2014; Глиноецкий Н.П. Исторический очерк Николаевской Академии Генерального штаба. СПб., 1882; Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг. М., 1988; Он же. «Скорее пополнить действующую армию офицерами, ознакомленными со службой Генерального штаба…» Малоизвестные страницы истории Военной академии Генерального штаба (1914-1917 гг.) // Военно-исторический журнал. 2002. № 1; Он же. Николаевская военная академия при Временном правительстве // Военно-исторический журнал. 2002. № 9; Он же. «Советское рабоче-крестьянское правительство… признало необходимым и учреждение… высшего военно-учебного заведения» // Военно-исторический журнал. 2002. № 10.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты