ИКОНОЛОГИЯ

0 комментариев

ИКОНОЛОГИЯ - направление в искусствознании и один из методов смыслового анализа изобразительного искусства и архитектуры.

Иконология является продолжением иконографии, но в отличие от нее использует расширительный метод интерпретации, истолкования, обнаруживая за прямым (предметным) смыслом изображения всевозможные дополнительные значения: религиозный символизм, предполагающий связь зримого образа с незримым сакральным прообразом; изобразительную аллегорию, иносказание, связанное с природой поэтического творчества и воображением, оперирующее метафорами; сознательную игру скрытыми значениями и условными образами, стимулирующую фантазию и интеллект (эмблемы, энигмы и т. п.). Но существуют и всякого рода культурно-исторические и психологические «симптомы», не всегда осознаваемые и порой действующие бессознательно. Весь подобный скрытый, завуалированный и нечеткий символизм принято относить к иконологии. По определению Я. Бялостоцкого (1921-1988 годы), иконология - «интерпретационная иконография».

Интерес к изобразительной символике и ее систематизации возник в эпоху Возрождения. Первые собрания мифологической образности - сочинения Винченцо Картари «Образы, представляющие богов древности» (Cartari V. Imagines deorum, qui ab antiquis colebantur. Lugduni, 1581) и Пьерио Валериано «Иероглифика» (Valeriano P. Hieroglyphica, sive, De sacris Aegyptiorum lit[t]eris commentarii. Basileae, 1556); первое собрание эмблем - «Книга эмблем» Андреа Альчати (Alciati A. Emblematum Liber. Augustae Vindelicorum, 1531). Само слово «иконология» известно с XVI века и впервые встречается в заголовке книги итальянского гуманиста Чезаре Рипы (Ripa C. Iconologia, overo, Descrittione dell' imagini universali cavate dall'antichitа, et da altri luoghi. R., 1593) и обозначает всякое собрание и описание образов (необязательно изобразительных, например, и литературных).

Более специализированное исследование, касающееся именно изобразительного искусства,- «Иконология богов» немецкого историка искусства Иоахима фон Зандарта (Sandart J. Iconologia deorum. Nu rnberg, 1680). Забытый в XIX веке термин вновь появляется сначала в докладе 1912 года А. Варбурга (1866-1929 годы) (Warburg A. Italienische Kunst und internazionale Astrologie im Palazzo Schifanoja zu Ferrara // L'Italia e l'arte straniera: Atti del X Congr. intern. di storia dell'arte in Roma. R., 1922. P. 179-193), а затем в качестве обозначения метода в статье голландского историка искусства Г. Й. Хогеверфа (1884-1963 годы) «Иконология и ее значение для систематического изучения христианского искусства» (Hoogewerff G. J. L'iconologie et son importance pour l'étude systématique de l'art chrétien // RACr. 1931. Vol. 8. P. 53-82); заслуга повторного обращения к сочинению Рипы принадлежит Э. Малю (1862-1954).

Собственно символический подход к изобразительному искусству, обозначенный позднее как иконология, был разработан Варбургом, представлявшим историю искусства как череду внеисторических, латентных и архаических сакральных символов, впервые проявившихся в античности и продолжавших скрыто существовать в культуре последующих эпох. Символические протоформы («формулы пафоса»), действующие преимущественно иррационально в силовом пространстве социальной памяти, могут быть усвоены человеком, согласно Варбургу, лишь посредством их помещения в рациональный дискурс истории искусства.

Но широкое распространение и признание понятие «иконология» обретает только благодаря ученику Варбурга Э. Панофскому (1892-1968 годы), описавшему произведение искусства в виде смысловой структуры, где иконология как метод нацелена на анализ глубинного смыслового уровня. Основные постулаты иконологии в понимании Панофского изложены в ранних статьях «К проблеме описания и толкования произведений изобразительного искусства» (Panofsky E. Zum Problem der Beschreibung und Inhaltsdeutung von Werken der bildenden Kunst // Logos: Intern. Zschr. f. Philosophie d. Kultur. Tüb., 1932. Bd. 21. S. 103-119) и «Исследования по иконологии» (Idem. Studies in Iconology: Humanistic Themes in the Art of the Renaissance. N. Y., 1939). Задача истории искусства, с точки зрения Панофского,- поиск «скрытого смысла» с помощью разных научных дисциплин, объединенных иконологическим методом. Ученый различает 3 уровня значения произведения, понятого как неделимое целое, и предлагает тройную классификацию объектов интерпретации («феноменальный смысл» - первичный сюжет; «значащий смысл» - вторичный, условный сюжет; «внутреннее значение», или содержание), способов (формальный, иконографический и иконологический) и средств (практический опыт, письменные источники, «синтетическая интуиция») анализа. Причем история духовной (культурной, религиозной, идеологической) традиции выступает как «корректирующий принцип» (история стилей, типов и симптомов).

К последователям Варбурга, составившим научную школу, относят Ф. Заксля (1890-1948 годы), наиболее последовательного варбургианца (Saxl F. A Heritage of Images: A Selection of Lectures / Ed. E. H. Gombrich. Harmondsworth, 1970), и Э. Уинда (1900-1971), автора таких исследований, как «Языческие мистерии в эпоху Возрождения» (Wind E. Pagan Mysteries in the Renaissance. New Haven, 1958) и «Религиозный символизм у Микеланджело: Сикстинская капелла» (посмертно: Idem. The Religious Symbolism of Michelangelo: The Sistine Ceiling. Oxf., 2000). Иконологический метод получил развитие в трудах ученика Панофского, Бялостоцкого, использовавшего понятие «обрамляющие темы» (универсальные, внеисторические идеи, мотивы, сюжеты и т. д., выраженные в т. ч. стилистически, как результаты не только обмирщения прежнего сакрального искусства и влияния античной образности, но и проявления общечеловеческого, экзистенциального по преимуществу опыта).

Значительный вклад в развитие иконологии внес Р. Виттковер (1901-1971 годы), различавший 4 уровня значения «визуального символа» (буквальный, литературный, переносный и экспрессивный) и 4 степени объективности интерпретации (предметный уровень интуитивно доступен всем, литературный - через знание, переносный - через поэтическую восприимчивость и эмоциональное сопереживание, экспрессивный - через способность к сотворчеству). Г. Бандманн (1917-1975 годы) использовал иконологический метод в изучении истории архитектуры. В его сочинениях архитектура - «носитель значения», представленного 4 типами (символическим, аллегорическим, историческим, эстетическим), соответствующими 4 типам человеческого сознания и проявляющимися исторически в той или иной архитектурной типологии и морфологии.

Истолкование иконологии как психологически окрашенной семиотики можно найти в трудах Э. Гомбриха (1909-2001 годы), заново открывшего для англоязычной науки в 60-х годах ХХ века имя Варбурга (Gombrich E. H. Aby Warburg: An Intellectual Biography. L., 1970). Он видел в изобразительном искусстве также проявление риторической активности художника и зрителя, которые на равных пользуются «визуальной энциклопедией», т. е. общеупотребительным ресурсом образов, доступных и для художника в момент создания произведения, и для историка искусства в процессе последующего объективного анализа и понимания (смотрите, например, сборник «Символические образы» - Idem. Symbolic Images: Studies in the Art of the Renaissance. L., 1972). Для Х. Зедльмайра (1896-1984 годы) и В. Хофманна (родился 1928 год) иконология - это герменевтическая и терапевтическая процедура, метод диагностирования визуальной симптоматики душевных и духовных процессов в человеческой истории (смотрите: Зедльмайр Х. «Утратa середины» (Sedlmayr H. Verlust der Mitte. Salzburg, 1948) и Хофманн В. «Земной рай» (Hofmann W. Das irdische Paradies: Kunst im 19. Jh. Münch., 1960)).

У. Дж. Т. Митчелл («Иконология. Образ, текст, идеология» - Mitchell W. J. T. Iconology: Image, Text, Ideology. Chicago, 1986) понимает под иконологией всякую словесную активность (идеи, теории, дискурсы), направленную на визуальные образы (ментальные образования, изображения, подобия и т. д.). Иконология для него - особая риторическая традиция, начатая Рипой и достигшая кульминации у Панофского (не наука об образах, а «политическая психология иконности», имеющая дело и с практикой иконопочитания, и с иконоборческими движениями, в т. ч. с взаимозависимостью идолослужения и идеологического фетишизма).

В системе взглядов Г. Лютцелера («Восприятие искусства и наука об искусстве» - Lützeler H. Kunsterfahrung und Kunstwissenschaft: Systematische und entwicklungsgeschichtliche Darstellung und Dokumentation des Umgangs mit der bildenden Kunst. Freiburg, 1975. 3 Bde.) Иконология представляет собой средство преодоления ограниченности художественной формы и стиля. Она открывает произведение искусства навстречу онтологическим и сакральным горизонтам человеческого существования (произведение искусства, прежде всего архитектура, запечатлевает божественную власть, человеческое служение, свободу, историю и т. д.). Но при этом иконология не оценивает качественные аспекты произведения искусства, поэтому необходим анализ смысла не только законченного произведения, но и процесса его творения.

С точки зрения М. Имдаля (1925-1988 годы), иконология должна быть дополнена т. н. иконикой - наиболее общей дисциплиной, занимающейся визуальной изобразительностью, учитывающей «работу глаза» (своеобразная герменевтика непосредственного, «зрящего зрения», соотнесенного со зрением «угадывающим», ориентированным на предметность). Иконику в процессе рассматривания изображения интересует первичный источник его смысла («информативность через перформативность» - Фрески Капеллы дель Арена Джотто: иконография, иконология, иконика (Imdahl M. Giotto Arenafresken: Ikonographie, Ikonologie, Ikonik. Münch., 1980)). Наконец, «антропология образа» (Х. Бельтинг) основана на признании «медиального» (опосредующего, интертекстуального) характера всякой изобразительности, принимающей в т. ч. и форму искусства и предполагающей среди прочих и иконологический подход.

В отечественной (русскоязычной) науке об искусстве и эстетике с недавнего времени бытует иное и довольно широкое употребление понятия «иконология». Этот термин используют или как синоним иконоведения (систематического и исторического знания об иконописи), или как эквивалент «философии визуальности», эстетики визуальной репрезентации (смотрите Психология искусства), т. е. общей теории изобразительного искусства, понимаемого как выражение универсальной «иконности» и «иконичности» (иконология как наука вообще об образах).

К иконологии как к иконоведению можно отнести исследования (тексты) преимущественно современных православных богословов (Озолин Н. А., протоиерей  Православная иконография Пятидесятницы: Об истоках и эволюции византийского извода. М., 2001), задача которых богословски и религиозно-философски осмыслить иконный образ как таковой (с ориентацией на труды А. Грабара и Л. А. Успенского). Пример такого подхода - труды сотрудников НИИ православной иконологии (СПб.), возглавляемого М. В. Васиной (смотрите материалы 3 научных конференций 2004-2006 годы). Основной признак иконоведческой иконологии - помещение истории церковного искусства в контекст экклезиологической, догматической, литургической традиций с упором на этически-эстетические измерения иконного образа и его противопоставление религиозной живописи.

Религиозную философию изобразительных (пространственно-пластических) искусств содержат сочинения священника Павла Флоренского, именуемые иногда иконологией (смотрите: Генисаретский О. И. Пространственность в иконологии и эстетике священника Павла Флоренского // Флоренский. 2000. С. 9-46). С одной стороны, его труды являются продолжением отечественного опыта религиозного осмысления иконной традиции (Трубецкой Е. Н. Три очерка о русской иконе. М., 1991), с другой - творческим усвоением неогегельянской эстетики и характерных черт современной ему немецкоязычной науки об искусстве (вероятно, через А. Г. Габричевского, знакомого с теорией искусства П. Франкля, ученика Г. Вёльфлина). В эстетических и историко-художественных сочинениях Флоренского (Иконостас // Флоренский. 1993. С. 3-174; Обратная перспектива // Там же. С. 177-281; Храмовое действо как синтез искусств // Там же. С. 285-306; и особенно - Анализ пространственности в художественно-изобразительных произведениях. М., 1993) можно найти специфическую и всеобъемлющую систему, включающую онтологию, гносеологию и культурологию изобразительного искусства. Последнее понимается как визуальная фиксация опыта прежде всего пространства, осмысляемого как онтологическая основа мироздания. Динамика взаимодействия человека (телесное и духовное движение, жест, культ) и пространства (как вбирающей, «всасывающей» и одновременно отдающей криволинейной емкости, «складчатого» поля, смыслонаполняемой и смыслоудерживающей среды) формирует конкретный символизм культуры, проявляющей себя в «иконических схемах духовных ценностей» (Генисаретский). Очевидная аналогия с «символическими формами» Э. Кассирера (и соответственно Панофского) позволяет говорить (не без терминологических условностей) об «умозрительной иконологии» применительно к теории искусства Флоренского, хотя он не употреблял подобного понятия, поскольку оно не существовало в этом значении в его время.

Во всех перечисленных случаях иконология обозначает скорее систему теоретических установок, по преимуществу не ограниченных ни методологическими проблемами истории искусства, ни спецификой искусствознания. В этом смысле обозначение теологии, онтологии, эпистемологии, аксиологии, психологии искусства термином, взятым из тезауруса истории искусства, сужает или даже искажает содержание метода, хотя иконологический метод должен был расширить пределы искусствознания, приобщив к анализу произведений, например, историю идей или ментальности. Поэтому «классическая» иконология - это преимущественно способ обновления традиционной иконографии, причем строго в рамках истории искусства (изобразительность понимается расширительно как в отношении формальных построений - символизм как принцип изобразительности, так и в отношении содержания - включение мифологической, языческой и светской образности). Всякий выход в общетеоретические проблемы означал утрату иконологией своей специфики и ее слияние с эстетикой, герменевтикой, семиотикой, антропологией и культурологией (внутри искусствоведческой дисциплины подобное было допустимо лишь для теории искусства и художественной критики как стратегий радикализации искусствознания и преодоления его методологического историзма).

Пример историософского и отчасти психоаналитического расширения «классической» иконологии - работы М. Н. Соколова, одного из пионеров иконологического метода в советском искусствознании. В палимпсесте «культурформ» древности, средневековья и Нового времени воплощается диалогизм («койнония») образа, идеи, символа (во взаимодействии иконографии и идеографии проявляется иконологический метафоризм нелинейной исторической «метаморфологии» - Соколов М. Н. Мистерии соседства: К метаморфологии искусства Возрождения. М., 1999).

Под иконологией можно понимать и свойства самого произведения искусства (присущий ему строй образных, символически значимых и преимущественно глубинных сакрально-символических и культурно-антропологических отношений), что сближает иконологию, например, с «идеологией» в семиотике. Но не следует ограничивать иконологию лишь светскими сюжетами и темами, противопоставляя ее таким способом иконографии как методу анализа сакрального изобразительного смысла 

©Православная Энциклопедия

Литература
  • Ma le E. L'art religieux après le Concile de Trente. P., 1932
  • Wittkower R. Interpretation of Visual Symbols in Art // Studies in Communication. L., 1955. Vol. 1. P. 109-124
  • Saxl F. Lectures. L., 1957. 2 vol.
  • Sedlmayr H. Kunst und Wahrheit: Zur Theorie und Methode der Kunstgeschichte. Hamburg, 1958
  • Bial ostocki J. Iconography and Iconology // Encyclopedia of World Art. N. Y., 1963. Vol. 7. Col. 369-385

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты