ЙЕМЕН В НАЧ. VII ‒ СЕР. XХ ВВ.

0 комментариев

Ч. 3. Йемен в нач. VII — сер. XХ вв.. Ссылки на другие части - см. в конце статьи. Библиография - см. ст. Йемен в 1990‒2010е гг.

Й. в составе Халифата и после его распада (начало VII — конец XV в.)

В 631 Мухаммад заключил договор с христианами Наджранского оазиса — важнейшего торгово-ремесленного центра на севере Й. После этого ислам приняли иранский наместник, сидевший в Сане, и ряд окрестных племен. Йеменским горожанам, земледельцам и даже кочевникам монотеистические верования были не внове, благодаря многовековому иудео-христианскому присутствию, а также аравийским формам единобожия — ханифизму и рахманизму.

Формы солидарности, выросшие на конфессиональных основаниях, имели своим фундаментом также и природно-климатические условия разных йеменских регионов. Юг Аравии находился в изоляции от очагов сначала древневосточной, а затем мусульманской цивилизации. В то же время он был, с одной стороны, открыт ветрам Индийского океана (как с Красного, так и с Аравийского моря), а с другой — через близость паломнических путей Хиджаза вовлечен в сеть хозяйственных и культурно-интеллектуальных контактов, раскинувшуюся вплоть до Центральной Азии. Сочетание пересеченного рельефа Севера и пустынных ландшафтов Юга способствовало тому, что здесь, как и по всему арабскому миру, развитый урбанизм сосуществовал с племенной средой кочевников и полукочевников и с клановой организацией сельских общин, основанных также, не в последнюю очередь, на кровнородственной солидарности.

Родовые объединения, связывавшие свою генеалогию с Й., стали одними из важнейших участников арабских завоеваний в Вост. Средиземноморье, Магрибе и Испании. Однако политическое значение южноаравийских областей упало, и они остались дальней окраиной Омейядов халифата. Уже в начале IX в. халифские наместники в Й. постепенно обособлялись от верховной власти. В 819 Мухаммад ибн Абдаллах, из рода Зияда, объявил себя самостоятельным правителем в Забиде. Его примеру последовал Абдаллах ибн Яфур, избравший своей резиденцией Шибам, а затем Сану. Авторитет Аббасидов халифата вскоре перестали признавать и крупные племена, особенно те, что воспринимали шиизм, оппозиционный по отношению к официальному правоверию — будущему суннизму. В начале X в. Сану захватили зайдиты. Религиозный авторитет их имамов признавался от Магриба до Дейлема, но в самом Й. он никогда не простирался за пределы Центрального плато — Джебеля: в равнинных округах взморья (Тихама) всегда доминировали другие династии, в большинстве своем лояльные суннизму шафиитского мазхаба.

В 1174 над Южн. Аравией установил свое владычество Салах ад-Дин, и Айюбиды правили здесь до 1229, когда их наместник, аль-Мансур Нур ад-Дин, провозгласил себя независимым султаном. Он сам и его потомки, Расулиды, признавая формальное верховенство Аббасидов в Багдаде, выступили поборниками суннитской ортодоксии и вели затяжные войны с зайдитскими имамами в горах и непокорными племенными конфедерациями в пустынях. Расулидский период, отмеченный блестящим расцветом мусульманской учености и городского зодчества, пришел к концу в 1454, когда их управитель в Адене, не отступая от шафиизма, основал собственную султанскую династию Тахиридов, опиравшуюся на юг и центр Й., со столицей в Забиде и богатыми сельскохозяйственными районами вокруг Таиза, Саны, Адена и Мохи. Однако к началу XVI в. большая часть этих округов уже была в руках исмаилитов и зайдитов, из которых последние заняли господствующее положение на севере и в центре Джебеля.

Зайдитский имамат и османское владычество в Й. (начало XVI — начало XX в.)

В 1504 на Красном море развернулось ожесточенное противостояние между Португалией и Мамлюков государством, которое поддерживала Венецианская республика. Предгорья в 1510-х делили наместники мамлюкских султанов и зайдитские управители имама Шараф ад-Дина Яхьи, а последние Тахириды держались только на крайнем юге, где противодействовали попыткам португальцев овладеть Аденом. В 1516—1517 Османская империя, сокрушившая мамлюков Египта, наследовала им в Аравии как главный покровитель суннитского ислама.

К 1534 зайдиты заняли весь Джебель, а в 1538 флотилия, присланная Блистательной Портой, высадила соединение янычар в Адене. Торжественно встреченное горожанами, оно свергло тахиридского султана и, укрепившись в стратегически важном порту, начало сухопутные операции против кочевников на равнине и зайдитов в горах и морские — против «неверных». В 1547 янычарские подразделения заняли Сану и всю Тихаму и отбили значительную часть Джебеля у имама Мутаххара, наследника Шараф ад-Дина Яхьи. Однако португальский флот, несмотря на ощутимые потери, сумел отстоять свои позиции в индийской торговле, а Шараф ад-Дин и Мутаххар не раз успешно контратаковали османов, отвоевав у них Сану, Аден и Таиз.

1-я половина XVI в. принесла хозяйству и культуре Й. тяжелейшие потери: экономическому упадку способствовали не только непрерывные опустошения, которые несли с собой войны, но и изменения маршрутов транзитной торговли в связи с появлением новых трасс, проложенных в ходе Великих географических открытий через Атлантический и Индийский океаны. Аравия оказалась оттеснена на задний план, и некогда цветущий Аден частично обезлюдел. Фискальный пресс, установленный Высокой Портой, уже в конце XVI в. вызвал массовое недовольство, главными выразителями которого были, как это часто случалось в прошлом, племена, поддерживавшие зайдитов.

Имамы Касим аль-Мансур (ок. 1592 — 1620) и Мухаммад аль-Муайяд (1620—1644) нанесли османам сокрушительные поражения при Эль-Куфле (1613) и Сане (1638). Остатки разбитых османских войск бежали морем в Египет. Имамы сделались единовластными правителями Джебеля, Тихамы и южных равнин, включая Аден, а также Асира и значительной части Хадрамаута.

На середину — конец XVII в. пришелся период относительного спокойствия и культурно-экономического подъема. Зайдитские предводители, пользуясь выгодной конъюнктурой начавшего формироваться йеменского экспорта кофе, отстояли свои коммерческие интересы перед лицом европейских негоциантов, которые пока не могли диктовать условий аравийским партнерам. Французская, голландская, английская фактории открылись в Мохе (ее имя очень скоро стало своеобразным «брендом» на кофейном рынке).

Имамат оставался непрочным объединением горных и равнинных племенных конфедераций, которые сплачивала главным образом османская угроза. С ее исчезновением естественно возобладали центробежные тенденции как реакция на попытки имамов наладить регулярное налогообложение. Власть Мухаммада аль-Махди (1686—1718) отказались признавать конфедерации хамдан, бану-хуршейш, бану-харис, а от его преемников отложились уже как южные (Яфи, Авалик, Далиа), так и северные (Таиз, Худжария) окраины. К концу XVIII в. имамы контролировали только Сану с окрестностями.

В начале XIX в. Й. стал одним из направлений экспансии эмирата Саудидов (Аль Сауд) — покровителей ваххабизма. Попытки имама Али аль-Мансура (ок. 1776 — 1806) дать им отпор провалились: племенные ополчения ему изменили, а самого его низложила собственная стража, после чего соперничавшие клики родовых вождей и землевладельцев выдвинули собственных претендентов на имамат. Не остались в стороне и европейцы. В 1819 английская Ост-Индская компания (ОИК) направила из Индии эскадру, командование которой навязало одному из преемников аль-Мансура договор, предоставлявший ОИК право размещения в Мохе гарнизона, а англо-индийским коммерсантам — ряд привилегий.

На протяжении 1820—1830-х Мухаммад Али, разгромив ваххабитский эмират, в ходе нескольких экспедиций подчинил себе всю Тихаму и район Таиза и заставил имама формально признать сюзеренитет Порты, фактически же — свой собственный. Обеспокоенная таким развитием событий, Великобритания в январе 1839, под предлогом репрессалий за ограбление индийского судна, направила в Аден морской десант, который, взяв город штурмом, присоединил его к владениям ОИК. Он остался в их составе и после того, как в 1840 Мухаммад Али, потерпев поражение в Сирии, эвакуировал свои войска из Й., который снова погряз в кровавых межплеменных распрях.

Открытие Суэцкого канала дало Стамбулу новый шанс восстановить свое присутствие на Аравийском п-ове, в том числе там, где ранее его силы терпели провал за провалом. В 1872 экспедиционный корпус европеизированной османской армии почти без сопротивления взял Сану и утвердился в Джебеле и Тихаме, жители которых, устав от непрерывной сумятицы и грабежей, равнодушно отнеслись к падению имамата. Однако попытки османов распространить свою власть на юг страны встретили решительный отпор Лондона.

Вестернизированная администрация Йеменского вилайета организовала здесь систематическое налогообложение и разработку соляных залежей под Эс-Салифом и стремилась наладить контакт с племенной и религиозной элитой страны, в первую очередь зайдитами. Однако в 1890 эта община избрала новым имамом популярного проповедника Мухаммада ибн Яхью Хамид ад-Дина, чьи выступления воспринимались в Сане и окрестностях как критика официального суннизма, которому покровительствовали в Стамбуле. Вокруг него сплачивались как влиятельные вожди, так и зайдитские улама. Реакция не заставила себя ждать: уже в 1891 все районы, заселенные зайдитами, охватило брожение, и когда восставшие подошли к Сане, власти вилайета лишь с большим трудом оттеснили их обратно в горы.

После смерти Мухаммада ибн Яхьи в 1904 имамат принял на себя его сын Яхья, который к 1905 нанес османам настолько чувствительный урон, что они оставили Сану и заключили с ним перемирие, по которому сохраняли только Тихаму и несколько пунктов в Джебеле. Вскоре султанские соединения зажали в тиски, с одной стороны, имам Яхья ибн Мухаммад, с другой — шайх идрисийи Мухаммад Али аль-Идриси, контролировавший северный округ Эль-Михлаф эс-Сулаймани. В конце десятилетия отношения между двумя союзниками испортились, поскольку Яхья откровенно не доверял европейцам, а аль-Идриси придавал первостепенное значение взаимодействию с ними, получая финансовую и военную помощь от Италии.

Окончательный раскол в своеобразную антиосманскую коалицию внесла Итало-турецкая война 1911—1912, когда идрисийские отряды, при поддержке флота итальянцев, заняли Майди, Харад и другие города Тихамы, а Яхья, утвердившись в основных районах расселения зайдитов, заключил с младотурецким кабинетом мирный договор в Даане, по которому ему предоставлялась широкая автономия. Хотя на внешнюю политику она не распространялась, это не мешало хозяину Джебеля поддерживать тесные связи с британским Аденом и князьями Южн. Й. Между ополчениями аль-Идриси и Яхьи начались стычки.

Ситуацию обострила Первая мировая война, вынудившая командование османов приступить к принудительной мобилизации племен. В июле 1915 их регулярные армейские части, сопровождаемые племенными формированиями, вторглись на территории протекторатов Великобритании и осадили Аден. В ответ британский флот блокировал йеменское побережье, затруднив снабжение населения и османских вооруженных сил. Аль-Идриси, благодаря своему соглашению с Лондоном, к концу 1916 подчинил весь Сев. Асир, а Яхья предпочел не помогать ни Антанте, ни Центральным державам.

Йеменское королевство и протектораты Южн. Аравии (1910—1960-е)

В ноябре 1918, после Мудросского перемирия, османские войска покинули Й., где развернулась острая борьба между зайдитами Яхьи и суннитской идрисийей, хотя многие вожди отвергали притязания обоих и желали самостоятельности. К середине 1920-х власть имамата распространилась на большую часть бывшего вилайета, кроме отдельных участков Тихамы к северу от Ходейды. В то же время смерть шайха Мухаммада Али вызвала яростное внутреннее противоборство на землях, подконтрольных идрисийе. Это позволило Яхье к 1925 завершить собирание Сев. Й. и в 1926 принять королевский титул.

Новорожденное королевство выстраивалось как иерархическая структура, где доминировали, подчиняясь династии Хамид ад-Динов, сословные группы сайидов и зайдитских улама — законоведов (факихов) и кади. Архаичные кровнородственные связи (часто условно-символические) по-прежнему играли решающую роль в социополитической сфере. Несмотря на международное признание (договоры о дружбе и торговле, заключенные в 1926 с Италией и в 1928 с СССР), слабость йеменской государственности особенно чувствовалась перед угрозой британской и ваххабитской агрессии.

В конце 1920-х Й. оспаривал южные протектораты у Великобритании, которая в это десятилетие разрабатывала план их объединения в некое подобие федерации, параллельно осуществляя политическую и экономическую блокаду севера, а с 1928 развернув против него боевые действия с применением авиации. Компромисс был достигнут только в феврале 1934, когда, по англо-йеменскому договору, «правительство его величества» признало независимость королевства, а Й. — британское присутствие на своих южных границах.

На севере главную угрозу монархии Хамид ад-Динов представляла Саудовская Аравия (до 1932 носившая имя Королевство Хиджаз, султанат Неджд и присоединенные области), чем в середине 1930-х активно пользовался Лондон. Еще в 1930 Абдель Азиз Аль Сауд, действуя как покровитель имамата идрисийи, развалившегося в конце 1920-х, присоединил его к своим владениям и в 1932 пошел на резкое обострение отношений с Й. В марте — мае 1934 саудовцы вторглись в Наджран и Тихаму и, нанеся йеменцам ряд серьезных поражений, вынудили их, по мирному договору в Эт-Таифе, отказаться от притязаний на Эль-Михлаф эс-Сулаймани, Асир и Сев. Тихаму и согласиться на раздел Наджрана с Абдель Азизом. В феврале 1936 договор дополнило соглашение о точном разграничении владений двух королевств.

Немногие достижения первых лет йеменской независимости свел на нет мировой экономический кризис 1929—1933. В стране, где фактически отсутствовала промышленность, стремительно обесценилось серебро, на котором основывалась ее денежная система, и значительно уменьшился экспорт аграрной продукции, особенно кофе, плантации которого резко сократились. Уязвимостью Й. воспользовалась фашистская Италия, которая в 1937 заключила с ним новый договор о сотрудничестве и получила в обмен на поставки оружия ряд островов у йеменского побережья. В том же году Великобритания объявила Аден «коронной колонией», передав его из ведения индийского правительства под ответственность особого губернатора, а мелкие южноаравийские султанаты объединило в два протектората — Вост. и Зап. Аден.

Во Второй мировой войне Й. придерживался нейтралитета, что позволяло британцам активно использовать свою военно-морскую базу в Адене для ведения боевых действий против Италии в Красном море. В феврале 1943 Сана разорвала дипломатические отношения с Римом и интернировала итальянских и германских граждан. Вызванные войной перебои в поставках товаров и продовольствия усилили напряженность: политическая оппозиция, возникшая еще в 1930-х, главным образом среди горожан-суннитов, которых зайдиты не допускали к управлению, базировалась в Адене, где в 1944 возникло эмигрантское движение «свободных йеменцев». Однако Яхья не шел на уступки ни оппозиции, ни англо-американскому блоку, который неоднократно пытался привлечь его на свою сторону против держав Оси.

В послевоенный период англо-йеменские отношения оставались натянутыми. В 1946 произошли столкновения между племенами, признававшими власть короля-имама, и воинствами султанов Зап. и Вост. Адена, которыми командовали британские офицеры. Чтобы гарантировать противовес почти полному всевластию Лондона в регионе, Яхья в том же году установил дипломатические отношения с США, которые открыли свою миссию в Таизе, и подписал с ними договор о дружбе, торговле и мореплавании. В то же время королевство-имамат участвовало в создании Лиги арабских государств (ЛАГ), а в 1947 было принято в ООН. Осенью того же года «свободные йеменцы» вступили в сговор с влиятельным семейством аль-Вазир, результатом которого стал масштабный заговор, вовлекший ряд знатных родов, шайхов, улама и членов армейского командования. В феврале 1948 Яхья был убит, совет улама Саны провозгласил новым имамом Абдаллаха аль-Вазира. Сын покойного, престолонаследник Ахмад, с казной бежал на север, где объявил себя имамом и призвал население к джихаду. В марте верные ему племена, разгромив силы аль-Вазира, захватили Сану и заставили улама провозгласить Ахмада ибн Яхью королем с титулом «аль-Мутаваккиль ала-Ллах» («Уповающий на Бога»), а страна получила новое официальное название — Йеменское Мутаваккилийское Королевство.

Хотя большинство организаторов переворота и сторонников оппозиции были казнены или заключены в тюрьмы, новый режим отличался неустойчивостью. Среди членов правящей династии разгорелась распря. После подавления весной 1955 попытки путча аль-Мутаваккиль ала-Ллах Ахмад ибн Яхья сосредоточил ключевые посты (вице-премьера, министра иностранных дел и главнокомандующего ВС) в руках своего сына Мухаммада аль-Бадра, которого провозгласил престолонаследником.

На протяжении 1950-х проводились реформы, призванные модернизировать страну: открывались первые светские школы, строились больницы и отдельные мелкие промышленные предприятия. Медленно создавались акционерные компании в сфере строительства, энергетики, торговли, перевозок и пр. В 1955 Йеменское Мутаваккилийское королевство установило дипломатические отношения, а в 1956 — торгово-экономические связи с СССР. Наметился отход от самоизоляции, содействовавший развитию внешней торговли и ослабивший ее зависимость от колониального порта в Адене, стратегическое значение которого после окончания Второй мировой войны заметно возросло с ослаблением позиций Великобритании по всему арабскому Востоку.

С началом 1950-х был дан старт быстрому экономическому прогрессу Адена, с ориентацией на обслуживание не только базы и гавани, но и иностранных моряков и туристов. К 1957 он оставался крупнейшей британской военной базой к востоку от Суэца, где размещалась штаб-квартира верховного главнокомандования британскими вооруженными силами в Аравии, преобразованного в 1961 в Средневосточное командование. В 1952—1954 в аденском пригороде Бурейке вырос крупный нефтеперерабатывающий завод «Бритиш Петролеум», производивший судовое топливо. Расширенный порт колонии в начале 1960-х ежегодно принимал до 6,5 тыс. морских судов и около 1,5 тыс. судов каботажного плавания. Строительство портовых сооружений, военных и гражданских объектов сочеталось с усилением позиций Адена как центра реэкспорта и транзита, что увеличило и без того немалую разницу в уровне экономического развития города и протекторатов. Вне колонии действовали лишь мелкие рыбоконсервные и хлопкоочистительные фабрики, а основу патриархального хозяйства княжеств составляли скотоводство и рыболовство.

Ощущая растущую неуверенность в связи с деятельностью имамов Яхьи и Ахмада, британская администрация, чтобы упрочить обособленность своих протекторатов от Йеменского королевства, в 1954 приняла решение объединить княжества бывшего протектората Аден. В феврале 1959, после длительной пропагандистской кампании, эмираты Далиа и Бейхан, султанаты Авадиль, Верхний Авалик, Фадли и Нижний Яфи вошли в объединение, которое в апреле 1962, делегировав свои дипломатические и оборонные функции Лондону, получило собственный Верховный совет и правительство, вместе с новым именем — Федерация Южн. Аравии (ФЮА). К 1964 число протекторатов Федерации достигло 17, но за ее пределами остались султанаты Катири, Куайти, Махра и Сокотра, а также три мелких шайхства в Верхнем Яфи.

В Мутаваккилийском королевстве скромные преобразования Ахмада вызвали недовольство традиционалистов, среди которых лидировали шайхи зайдитских племен. Левая оппозиция критиковала власти с противоположных позиций. Наиболее радикальной силой считался созданный в 1961 в Сане подпольный кружок «Свободные офицеры», к которому примыкали также члены Социалистической партии арабского возрождения («Баас») и сторонники Г. А. Насера, а также многие бывшие участники движения «Свободные йеменцы». Не случайно СССР именно в этом году открыл в Сане свое посольство.

В сентябре 1962, пользуясь тем, что аль-Мутаваккиль ала-Ллах Ахмад скончался, а совет улама избрал его наследником Мухаммада аль-Бадра, воинские части, преданные «Свободным офицерам», окружили и обстреляли дворец имама, захватили столичные радиостанцию, почту и телеграф. Новоизбранный имам и его свита, вырвавшись из осажденного дворца, бежали на север, к верным зайдитам. Штаб восстания провозгласил Йеменскую Арабскую Республику (ЙАР) и сформировал новые высшие органы власти: Совет революционного командования (СРК), Совет министров (оба возглавил А. Саллаль), и Президентский совет, под председательством Мухаммада Али Усмана. Революционеры заявили об установлении республиканского демократического исламского строя, основанного на принципах социальной справедливости, при котором предусматривалось соблюдение норм шариата, ликвидация племенных и религиозных разногласий, а во внешней политике — верность арабскому единству, курсу на неприсоединение и «позитивный нейтралитет». В октябре сторонники свергнутого имама открыто выступили против СРК, и вспыхнула гражданская война, в которой противоборствующие стороны искали поддержку у влиятельных соседей. Монархистов спонсировало Королевство Саудовская Аравия (КСА), республиканцев — Объединенная Арабская Республика (ОАР), поставлявшая им не только оружие, но и армейские контингенты, которые скоро приняли на себя решающую роль в столкновениях.

360.jpg
Португальский флот в гавани Адена. 1590
361.jpg
Старая Суля, Йемен
362.jpg
Дворец имама Яхьи в вади Дхар
363.jpg
Символ британского протектората Аден
Смежные статьи
Статью разместил(а)

Групп Олма Медиа

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты