ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА

0 комментариев

ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА - великая княгиня, вторая жена Московского великого князя Василия III Иоанновича.

Мать царя и великого князя Иоанна IV Васильевича, дочь служилого князя Василия Львовича Слепого Глинского и Анны Якшич (из рода последних сербских деспотов). Время рождения Елены Васильевны установлено в результате изучения ее останков. Отец будущей великой княгини, участвовавший в мятеже, поднятом ее дядей князем М.Л. Глинским против короля польского и великого князя  Литовского Сигизмунда I Старого, в 1508 году переселился в Россию из Литовского великого княжества.

Елена Васильевна упоминается в источниках с начала 1526 года. Летописи отмечают, что после развода с первой женой, бездетной великой княгиней Соломонией (см. София, прп., Суздальская), и ее ссылки 21 января 1526 года великий князь Василий III женился на Елене Васильевне.

 Зимой 1528/29 года великокняжеская чета совершила паломничество в почитаемые обители севера России, где просила молиться о «чадородии». 25 августа 1530 года у Елены Васильевны родился сын Иоанн, а 30 октября 1532 года - Юрий (Георгий) Васильевич. Сохранившиеся письма Василия III Елене Васильевне говорят о его привязанности к жене и детям. Во время поездок по стране он неоднократно брал их с собой.

Нет никаких сведений об участии Елены Васильевны в решении государственных дел при жизни супруга. Из Повести о болезни и смерти великого князя Василия III, первоначальный текст которой сохранился в составе Новгородского свода 1539 года, видно, что Елена Васильевна не участвовала ни в подготовке нового завещания великого князя, ни в совещании, на к-ром 3 декабря 1533 года Василий III говорил с боярами «о устроенье земском, како бы правити после его государьства». Правда, 3 из своих ближайших думных советников - кн. М.Л. Глинскому, М.Ю. Захарьину и И.Ю. Шигоне Поджогину - великий князь «приказав о своеи великои княгине, како еи без него быти и како к неи бояром ходити» (ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. Вып. 3. С. 559).

Позднее в ответ на вопрос Елены Васильевны, как ей жить после его смерти, Василий III ответил, что в завещании он предоставил ей такие же права, какие принадлежали ранее вдовым вел. княгиням. Круг бояр, к-рым Василий III поручил управление государством, исследователи определяют по-разному, но они единодушны в том, что сразу после смерти великого князя Елена Васильевна не стала правительницей гос-ва. Характерно, что главное событие, происшедшее после смерти Василия III,- арест 11 декабря 1533 года брата правителя дмитровского кн. Юрия (Георгия) Иоанновича и людей его двора большая часть источников связывает с инициативой бояр. В известиях Новгородского свода 1539 года говорится о решениях, к-рые принимал великий князь Иоанн IV, «помысля» с матерью, митрополитом Даниилом и боярами.

Положение Елены Васильевны заметно изменилось после событий августа 1534 года. В это время из русских полков, стоявших на юж. границе, в Великое княжество Литовское бежали служилый князь С.Ф. Бельский и окольничий И.В. Ляцкий, а с ними «многие дети боярские», из беглецов был задержан только кн. Б. Трубецкой. Вернувшиеся в Москву из полков воеводы князья И.Ф. Бельский и И.М. Воротынский с сыном Владимиром были арестованы по обвинению в желании «отъехать в Литву». Командующий войском кн. Д.Ф. Бельский, возглавлявший в конце правления Василия III Боярскую думу, был отдан на поруки, а его имущество переписано. В Москве был арестован кн. М.Л. Глинский, обвиненный в том, что он давал «зелье» Василию III во время его болезни, недолгой опале подверглись мать и братья Елены Васильевны.

 Чем были вызваны эти аресты и соответствовали ли обвинения действительности, остается неясным, однако именно после этих событий изменились формуляры великокняжеских повелений в летописных текстах: теперь вел. кн. Иоанн IV и его мать совместно принимают решения, «помысля» с боярами. После репрессий у власти остался тот круг советников, к-рый ведал государственными делами в годы правления великого князя Василия III. Другим результатом событий было возвышение кн. И.Ф. Овчины Телепнева-Оболенского, к-рый получил сначала чин боярина, затем конюшего и стал одним из руководителей Боярской думы.

В Польше и Германии распространились слухи об интимной связи Елены Васильевны с Телепневым-Оболенским. На приеме литововских послов в конце 1536 года князья В.В. Шуйский и Телепнев-Оболенский стояли по сторонам великокняжеского трона. Положение великой княгини в эти годы настолько укрепилось, что в январе 1536 года Елена Васильевна вместе с Иоанном IV принимала бывшего казанского хана Шах-Али и приказывала от имени Иоанна и Юрия Васильевичей говорить ему речи.

Сразу же после смерти Василия III международное положение Русского государства серьезно осложнилось. Пытаясь вернуть земли, утраченные в прежних русско-литовских войнах, король Сигизмунд I отказался подтвердить мирный договор на имя нового русского государя; в 1534 году активизировались нападения литовских войск на пограничные русские города. В конце осени при участии митр. Даниила было принято решение о войне. Войско во главе с князьями М.В. Горбатым-Шуйским и Телепневым-Оболенским, к к-рому присоединились полки из Великого Новгорода, повернуло назад в 40 верстах от Вильно.

Особенно опасная ситуация сложилась летом 1535 года, когда на Чернигово-Северскую землю направились главные литовские силы, к к-рым присоединилось наемное польское войско. Были заняты Гомей, Почеп, Радогощ, после 6-недельной осады штурмом был взят Стародуб. Однако в дальнейшем литовцам удалось удержать только Гомей. Уже в феврале 1536 года виленский воевода Ю. Радзивилл обратился к Телепневу-Оболенскому с предложением начать мирные переговоры. В начале  1537 года был заключен мирный договор, по к-рому Великому княжеству Литовскому отошел Гомей, а Русскому государству - ряд волостей на новгородской границе, где во время войны были поставлены пограничные крепости Себеж и Велиж.

Под воздействием сообщений об успехах литовских войск летом 1535 года в находившемся под рус. протекторатом Казанском ханстве 25 сентября 1535 года произошел переворот: ставленник великого князя Василия III Джан-Али был убит, новым казанским ханом стал крымский царевич Сафа-Гирей. В декабре 1535 года началась война с Казанским ханством, последовали набеги на нижегородскую округу, была разорена Балахна, в 1536 году набегам подверглись костромские и галичские земли, в 1537 году Сафа-Гирей во главе крымских татар и ногайцев предпринял поход на Муром. Весной 1538 года между Москвой и Казанью начались переговоры о заключении мира.

К внешним конфликтам добавились внутренние. Младший из братьев великого князя Василия III старицкий кн. Андрей, недовольный тем, что ему «не придали городов», поднял мятеж. Войска князя после 1534 года не участвовали в войнах, к-рые вела Россия. Лишь по требованию из Москвы в 1537 году он послал войско для участия в походе на казанских татар. Князя пытались заставить принести повторную присягу на верность, но он отказался это сделать. В первой половине 1537 года было принято решение вызвать кн. Андрея в Москву и арестовать, но еще ранее он оставил Старицу и поднял мятеж. Со своим «двором» князь направился к Великому Новгороду, предлагая местным помещикам служить ему. Однако в город его не пустили, а высланный навстречу военный отряд должен был встретить его войско в Бронницах.

В этой ситуации правительство Елены Васильевны поддержал митр. Даниил. В наказе, предназначавшемся послу митрополита архим. Симонова Нового московского в честь Успения Пресвятой Богородицы монастыря Филофею (не заставшему кн. Андрея в Старице) и послу Елены Васильевны и великого князя Сарскому и Подонскому архиеп. Досифею, в мае 1537 года предписывалось: если кн. Андрей «великого князя речей и митрополичьих не послушает», предать его проклятию (СГГД. Ч. 2. № 32. С. 40-41). Вслед за кн. Андреем были посланы полки во главе с Телепневым-Оболенским. Начался отъезд детей боярских из войска старицкого князя. Кн. Андрей двинулся к литовской границе, но его нагнал Телепнев-Оболенский. Кн. Андрей сдался в обмен на обещанное боярами полное прощение, но в дальнейшем выяснилось, что таких полномочий Телепнев-Оболенский не имел. Кн. Андрей, его бояре и дети боярские были арестованы.

Для ведения непрекращавшихся войн правительство Елены Васильевны разными способами пыталось добиться увеличения государственных доходов. С 1535 года проводилась денежная реформа, главными чертами к-рой стали создание единой денежной единицы и чеканка более легковесной монеты (86,6% от веса старой). Это должно было остановить деятельность фальшивомонетчиков и дать средства для пополнения государственной казны.

Правительство стремилось ограничить рост церковного землевладения. Сохранилась грамота, посланная в 1535 году в Глушицкий в честь Покрова Пресв. Богородицы монастырь, в к-рой братии запрещалось покупать или получать в качестве вкладов земли детей боярских; перечень земель, приобретенных обителью за последние 2 года, следовало выслать в Москву. Права и привилегии, к-рыми епископские кафедры и монастыри обладали при великом князе Василии III, подтверждались, но каких-либо новых прав правительство Елены Васильевны церковным корпорациям не давало.

В годы регентства Елены Васильевны велось активное городское строительство: в Москве, Великом Новгороде и др. городах были сооружены новые укрепления, чтобы защитить разросшуюся городскую территорию. Средства на проведение работ взимались наряду с др. группами населения и с «церковного чина», не исключая митр. Даниила и Новгородского архиеп. св. Макария. Известно правительственное распоряжение, посланное в Великий Новгород весной 1536 года, отписать у монастырей и церквей «пожни» в городе и его округе, условием возвращения владений была уплата оброка.

В годы правления Елены Васиьевны во главе Русской Церкви стояли выходцы из Иосифова Волоколамского в честь Успения Пресвятой Богородицы монастыряря (см. Иосифляне). На освободившуюся Смоленскую кафедру 20 февраля 1536 года митр. Даниил поставил Савву (Слепушкина), старца Иосифова Волоколамского монастыря. Грамоты со щедрыми податными и с широкими судебными привилегиями, предоставленными Волоколамской обители покойным великим князем Василием III, были подтверждены в январе 1534 года. Было освобождено от даней и повинностей с. Турово - заупокойный вклад в монастырь по великому князю Василию III (май 1534 год).

Несколько раз Елена Васильевна ездила с детьми на богомолье в Троице-Сергиев монастырь (известен один ее вклад в эту обитель - покров с изображением креста и схимы с херувимами), в Можайск для молитвы перед чудотворным образом свт. Николая. По инициативе Елены Васильевны цервоквь Св. Троицы была поставлена в Себеже после удачного отражения нападения литовских войск на эту крепость. Елена Васильевна вместе с Иоанном присутствовала при переложении мощей митр. св. Алексия в новую серебряную раку в соборе Чудова в честь Чуда архангела Михаила в Хонех монастыря.

Елена Васильевна умерла внезапно, была похоронена в московском в честь Вознесения Господня женском монастыре. Распространялись слухи о том, что правительницу отравили, эти сведения подтвердились при изучении ее останков в конце XX - начале XXI веков. Сразу после смерти Елены Васильевны ее фаворит кн. Телепнев-Оболенский был арестован и умер в тюрьме. В Троице-Сергиев монастрь по Елене Васильевне был сделан заупокойный вклад - 30 р. (ее заупокойный вклад по великому князю Василию III - 500 р.). Для поминания имя Елены Васильевны было внесено в синодики всех русских соборов и монастырей.

Иконография
Цикл изображений Елены Васильевны (в княжеском одеянии) представлен в Лицевом летописном своде 70-х годов XVI века, в частности в Синодальном томе и в Царственной книге (ГИМ. Син. № 962, 149; см.: Лицевой летописный свод XVI века: Методика описания и изучения разрозненного летописного комплекса. М., 2003 год. С. 169-170). Отдельные композиции встречаются в составе миниатюр Шумиловского тома, напр. женитьба вел. кн. Василия III Иоанновича на Елене Васильевне, освящение церкви Вознесения Господня в Коломенском (РНБ. F. IV. 232. Л. 863, 939 об.).

Существует мнение, что Елена Васильевна - в княжеских одеждах и короне, с малолетним Георгием на руках - представлена в композиции «Прощание великого князя Василия Иоанновича с семьей» на южной стене диаконника Архангельского собора Московского Кремля в росписи 50-х или середине 60-х годов XVI века (нижний ярус), созданной на основе Повести о болезни и смерти великого князя Василия III (Сизов Е. С. Датировка росписи Архангельского собора Московского Кремля и историческая основа некоторых ее сюжетов // ДРИ. М., 1964. [Вып.:] XVII в. С. 160-175). Сюжет может трактоваться и как условное изображение умирающего князя и его семьи, иллюстрирующее вместе с другими композициями «Канон на исход души» (Самойлова Т.Е. Княжеские портреты в росписи Архангельского собора Московского Кремля: Иконогр. программа XVI век М., 2004 год. С. 93-94).

 

©Православная энциклопедия

Литература
  • Смирнов И. И. Очерки полит. истории Рус. государства 30-50-х гг. XVI в. М.; Л., 1958. С. 19-74
  • Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960. С. 222-248
  • Каштанов С. М. Соц.-полит. история России кон. XV - 1-й пол. XVI в. М., 1967. С. 275-326

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты