ЕГИПЕТ-II

0 комментариев

Часть 2. Египет от эпохи Фатимидов (968—1171) до XVI в. Ссылки на остальные части см. в конце статьи. 

Фатимиды избрали для размещения своей давы (религиозно-политического кабинета) новое место вблизи Фустата — Каир (араб. Аль-Кахира — «победоносный [город]»), в последующие столетия постепенно соединившийся с более раними поселениями в этом районе. В Каире были возведены два дворца, ипподром, в 970—972 заложена мечеть Аль-Ахзар, позднее ставшая одним из важных религиозных и учебных центров мусульманского мира; в 990—1012 построена большая мечеть аль-Хакима. Город был обнесен мощными стенами, части которых сохранились до наших дней (например, ворота Баб ал-Футух, Баб ан-Наср, Баб аз-Зувайла). Именно в Каире помещался центр имамата, важнейшего политического института Фатимидов, создавших обширную империю, включавшую, кроме Магриба и Е., Сирию и Палестину, и контролировавшую Хиджаз, части Нубиии Йемена. При Фатимидах интенсифицировалась торговля со странами Средиземноморья и Индией.

В этот период была проведена реорганизация войска. Основными его подразделениями стали берберская кавалерия, отряды тюрков и черных рабов (абид аш-шира). Армейскими делами ведал отдельный диван (диван аль-джайш). Выходцы из Магриба в определенной мере вытесняли коптов и арабов-мусульман с должностей в гражданской администрации. При первом фатимидском халифе аль-Муиззе были проведены реформы, направленные на усовершенствование системы управления и борьбу со злоупотреблениями чиновников, что, в свою очередь, должно было способствовать укреплению власти новой династии. Старые налоговые чиновники лишились должностей, устанавливалась жесткая система взаимного контроля откупщиков, собиравших подати, и государственных чиновников. Это позволило снизить налоги, увеличив при этом доходы казны. Был создан институт инспекторов (мухтасибов), которые надзирали за исполнением закона как в сфере торговли, так и, например, в вопросе наказаний и казней. За сбором торговых пошлин прежде следило собственное ведомство, но при Фатимидах был учрежден пост представителя купечества (вакил ат-туджжар). В судопроизводстве все большую роль стал играть кади-л-кудат (верховный судья).

При Фатимидах продолжается практика пожалований икта за военную службу, растет число вакуфных земель (дарованных различным мусульманским религиозным институтам). В сельском хозяйстве расширяются площади, занятые под технические культуры (лен, хлопок, индиго), что было связано с развитием ремесел (производство льняных, хлопковых, шелковых тканей) и международной торговли. Существовал жесткий государственный контроль ремесленного производства и торговые монополии. Значительная часть ремесленной продукции изготавливалась в государственных мастерских (дур ат-тираз). Крупными ремесленными центрами, кроме Каира, являлись Александрия, Тиннис, Думьят (Дамьетта). Кроме ткачества, Е. славился изделиями из стекла, расписной керамикой, инкрустацией и резьбой по дереву. Фатимидские халифы владели многочисленными лавками, караван-сараями, банями, общественными зданиями; сдача в аренду этих помещений приносила им значительный доход.

В отличие от большей части египетских мусульман — суннитов, халифы из династии Фатимидов и их окружение являлись шиитамиисмаилитами. За 200 лет их правления Е. так и не стал шиитским, хотя именно в это время значительно усилилась исламизация и арабизация страны (арабский язык распространился даже среди коптов в сельской местности). В основном Фатимиды проводили политику веротерпимости и стремились не допускать конфликтов с местным населением. Исключением являлось правление халифа аль-Хакима (996—1021). Мнительный и болезненный халиф запретил в своих владениях азартные игры, игру на музыкальных инструментах, производство и продажу спиртных напитков, появление на улицах женщин старше 10 лет. На 1008—1015 пришелся пик притеснений суннитов, христиан и иудеев. Были запрещены церковные праздники, разрушались церкви (в том числе, пострадал храм Гроба Господня в Иерусалиме) и монастыри. Во многом эта религиозная политика, от которой аль-Хаким отказался в конце своего правления, способствовала тому, что переход в ислам в Е. приобрел массовый характер.

При следующих фатимидских халифах в Е. постепенно нарастали кризисные явления. При халифе аль-Мунтасире (1036—1094) часто вспыхивали волнения в войсках. А регулярные неурожаи окончательно подорвали стабильность. Обширная держава начала распадаться: в середине — 2-й половине XI в. Магриб, Сирия и Хиджаз перестали подчиняться Фатимидам. В это время у правителей Е. появились серьезные конкуренты — Сельджукиды, захватившие в 1055 Багдад, а в 1070-е занявшие Палестину и Сирию. Фатимидам удалось отвоевать Иерусалим в 1098, но их сил не хватило для успешного противодействия западноевропейским рыцарям-крестоносцам (см. Крестовые походы). Они захватили Иерусалим в 1099 и создали в Сирии и Палестине свои государства. Крестоносцы пытались завоевать и Е. (походы правителей Иерусалимского королевства Балдуина I Фландрского в 1104, Балдуина II в 1118). Но их натиск удавалось сдерживать, несмотря на внутренние смуты, постоянные заговоры вазиров, занимавших главный пост в гражданской администрации, и борьбу претендентов на место вазира, особенно характерную для правления последних трех Фатимидов (1149—1171).

Позиции крестоносцев на Ближнем Востоке смогли подорвать Зангиды, подчинившие к середине XII в. Сирию. Тем не менее вследствие ослабления Фатимидов при правителе Иерусалимского королевства Балдуине III (1143—1163) крестоносцам удалось захватить у Е. Аскалон, а войска брата и преемника Балдуина Амори (Альмариха) I (1163—1174) неоднократно вторгались в дельту Нила, разграбили Тиннис, ненадолго заняли Александрию и осаждали Каир. Во внутренних смутах различные силы в Е. все чаще искали поддержки у Зангидов, а иногда и в Иерусалимском королевстве. Опасавшийся своего могущественного вазира Шавира, заключившего союз с Амори I против Нур ад-Дина Махмуда ибн Занги, последний фатимидский халиф аль-Адид (1160—1171) в свою очередь попросил Нур ад-Дина прислать ему войска для противостояния крестоносцам. Силы Зангидов заняли Каир (до этого подожженный Шавиром) в 1169, но теперь халиф оказался под контролем военачальников Нур ад-Дина. Посланный им в Е. Салах ад-Дин (1169—1193), курд по происхождению и суннит, занял пост вазира и постепенно отстранил халифа от власти. В сентябре 1171 Салах ад-Дин перестал произносить имя аль-Адида во время пятничной молитвы, впервые за 200 лет вновь возгласив имя аббасидского халифа. Это обозначало смещение последнего из Фатимидов, который вскоре умер, и начало правления новой династии — Айюбидов, формально признававших авторитет Аббасидов.

Правление Айюбидов. Захватившему бразды правления Салах ад-Дину удалось сплотить вокруг себя различные подразделения египетских войск и провести перевооружение армии и флота. Ядро войска теперь составляли курды, но значительную роль играли тюркские, бедуинские и сирийские отряды, со временем возросла роль мамлюков. Широко распространилась раздача икта как главам подразделений (эмирам), так и простым воинам. Во многих случаях земли, полученные в качестве икта, преврашались в наследственные владения. Войско получало также денежное жалование и обеспечивалось продовольствием. Принятые Салах ад-Дином меры способствовали укреплению его положения внутри страны и расширению границ созданной им державы. Первый из Айюбидов вел активную завоевательную политику: в 1172—1174 его войска заняли Триполитанию, в 1173 — Нубию, в 1174 — Йемен. После смерти Нур ад-Дина в 1174 Салах ад-Дин перестал признавать над собой власть Зангидов, а затем стал претендовать на положение их наследника в Сирии, женившись на одной из вдов Нур ад-Дина. Дальнейшие военные успехи Салах ад-Дина в 1174—1187 присоединили к его владениям Сирию и Месопотамию.

Египетский правитель неоднократно сталкивался с силами христианских государств на Ближнем Востоке и применял в борьбе с ними не только военные, но и экономические средства. Например, перекрыл доступ к морскому пути через Красное море, и приносившая огромные доходы торговля пряностями была полностью перенаправлена в руки мусульманских купцов, передвигавшихся по суше. В 1187, воспользовавшись нарушением крестоносцами условий одного из перемирий, Салах ад-Дин провозгласил против них джихад и в октябре захватил Иерусалим, а в 1189—1192 выдержал натиск войск европейских правителей, возглавивших Третий крестовый поход, сохранив за собой большую часть Сирии и Палестины.

В самом Е. Салах ад-Дин покровительствовал возрождению суннитского ислама. При нем был отстроен после пожара Каир, основано три медресе, возведена носящая его имя цитадель на холме (в ней правители Е. оборонялись от волнений, вспыхивавших среди жителей расположенных внизу кварталов города), а также акведук, по которому в крепость поступала вода из Нила. Большую часть времени Салах ад-Дин проводил в военных походах, поэтому управлением страной в основном занимались его наместники. Они стремились возродить хозяйство Е.: вновь отстраивались каналы и дамбы, сооружались мосты, в городах возводились новые общественные здания. При Айюбидах экономика Е. в меньшей мере контролировалась государством, значительно возросла доля не только передаваемых в икт земель (правители стремились лишь не допускать концентрации полученных одним лицом наделов в одной местности), но и вакуфов, усилилось значение частного ремесленного производства.

После смерти Салах ад-Дина в 1193 развернулась борьба за власть между его наследниками. Вышедший из нее победителем брат Салах ад-Дина аль-Адиль (1200—1218) большую часть своего правления поддерживал мирные отношения с крестоносцами. Однако западноевропейские правители, понимая, что лишь захват или ослабление Е. могут предотвратить окончательную утрату христианских владений на Ближнем Востоке, организовали Пятый крестовый поход. Основной его целью стал Е. В мае 1218 крестоносцы осадили окруженную тремя рядами стен Дамьетту — богатый торговый и ремесленный центр, расположенный на одном из островов в дельте Нила. Взять ее им удалось лишь в ноябре 1219. В 1221 крестоносцы начали наступление на Мансуру, но их продвижение остановил разлив Нила, после чего сыну и наследнику аль-Адиля аль-Камилю (1218—1238) удалось вытеснить европейских рыцарей из страны. Тем не менее в ходе Шестого крестового похода император Фридрих II Гогенштауфен дипломатическим путем добился от аль-Камиля возвращения христианам на 10 лет Иерусалима, Назарета и Вифлеема.

Изменить ситуацию на Ближнем Востоке удалось султану Е. ас-Салиху Наджм ад-Дину Айюбу (1240—1249), в 1244 захватившему Иерусалим и практически поголовно вырезавшему христианское население города. Ответом стала организация Седьмого крестового похода, вновь направленного против Е. Крестоносцев возглавил французский король Людовик IX (1227—1270), войскам которого в 1249 удалось захватить Дамьетту и начать наступление на Мансуру. Значительную роль в организации сопротивления вторжению крестоносцев сыграла созданная ас-Салихом личная гвардия, состоявшая из тюрков-мамлюков (аль-Бахрийя).

После смерти ас-Салиха мамлюкское войско одержало победу над силами Людовика IX, а затем потопило его флот на Ниле. Сам король был захвачен в плен и отпущен в мае 1250 лишь после уплаты огромного выкупа, освобождения крестоносцами Дамьетты и их ухода из Е. (переговоры вела королева Франции Маргарита Прованская, сопровождавшая мужа в походе). Но последний султан из династии Айюбидов Туран-шах (1249—1250) не смог сохранить хороших отношений с руководителями мамлюкских отрядов, что привело к его гибели. Правительницей провозгласили одну из вдов ас-Салиха Шаджарат ад-Дурр. Это вызвало возмущение багдадского халифа, пригрозившего прислать в Е. собственного наместника, если на престол не будет возведен мужчина. Шаджрат ад-Дурр предпочла выйти замуж за одного из эмиров мамлюков — туркмена аль-Муизза Изз ад-Дина Айбека (1250—1257), ставшего первым в длинной череде мамлюкских правителей Е.

Мамлюкский Е. Отряды из рабов-мамлюков входили в войско Е. задолго до середины XIII в. Их численность и значение возрастали с усилением угрозы от крестоносцев, а позднее монголов. Чаще мальчиков-рабов приобретали на невольничьих рынках в Крыму и обращали в ислам. После этого они получали воинскую подготовку в специальных школах. Освобожденные мамлюки становились частью воспитавшего их клана, верность которому заменяла им семейные узы. Постепенно мамлюки превратились в правящую элиту, которая смогла захватить власть в стране. Численность мамлюков, постоянно погибавших в войнах, было необходимо компенсировать, поэтому мамлюкские кланы покупали все новых рабов. Между разными кланами существовало соперничество, что приводило к частой смене правителей в мамлюкском Е. Доступ в ряды мамлюков был закрыт для египтян, фактически отстраненных от управления страной, но внутри самой военной элиты существовала высокая социальная мобильность. Освобожденные мамлюки часто получали крупные земельные владения и занимали важные административные должности. Мамлюк мог достичь положения эмира, командовавшего тысячей воинов, или даже стать султаном, если его мамлюкский дом получал верховную власть.

Период правления мамлюков в Е. делится на две части. В 1250—1382 доминировали «бахриты» («нильские»; по расположению их казарм на одном из островов Нила), в основном тюркского происхождения. Власть султанов в этот период была относительно сильной, и султанскому мамлюкскому дому, по крайней мере, формально подчинялись остальные члены правившей элиты. В 1382—1517 власть перешла к «бурджи» («башенным»; их отряды были расквартированы в башнях цитадели Салах ад-Дина). Лидирующую роль в это время играют мамлюки черкесского происхождения, а власть султанов значительно слабеет.

Захватив власть, мамлюки столкнулись с новой угрозой — в 1258 монголы под командованием Хулагу взяли Багдад, свергнув и убив последнего аббасидского халифа. В 1260 их отряды уже находились в Сирии, где встретились с силами мамлюкских предводителей Бейбарса и Калауна. Воспользовавшись отъездом Хулагу на курултай, они обратились за помощью к египетскому султану Кутузу (1259—1260). В итоге монголы потерпели поражение от объединенных сил мамлюков при Айн-Джалуте в Палестине, а правители Е. восстановили контроль над Сирией. Вскоре Бейбарс I (1260—1277) убил султана Кутуза и занял его место. В 1261 по приглашению султана в Каир прибыл один из оставшихся в живых Аббасидов и был провозглашен халифом. Это подняло авторитет египетского султана и способствовало легитимизации правления мамлюков, представлявших себя в качестве защитников аббасидских халифов, остававшихся в Каире до 1517, а также тому, что претензии мамлюков на главенствующее положение в мусульманском мире признали в Мекке и Медине.

Укрепив свое положение внутри Е., Бейбарс начал активную внешнюю политику. В 1265—1271 он отвоевал у крестоносцев ряд крепостей, успешно сражался против монголов, в 1267 совершил поход в Киликийскую Армению, поставив в зависимость ее правителей, так же как и сельджуков в Малой Азии. Не менее успешным оказался поход 1275 в Нубию. Был восстановлен египетский военный флот. Успехи на полях сражений во многом являлись и следствием дипломатических усилий Бейбарса. Он заключил союз с соперничавшим с Хулагуидами ханом улуса Джучи Берке, а также Византией, поддерживал торговые отношения с Королевством Обеих Сицилий и Арагоном. Для защиты обширных владений Бейбарса была возведена система крепостей, сообщение между различными их частями осуществляла хорошо организованная почтовая служба. В самом Е. вновь расширялась ирригационная сеть, в крупных городах велось активное строительство.

Один из ближайших соратников Бейбарса Сайф ад-Дин Калаун (1280—1290) стал основоположником династии, правившей до 1340. Он продолжил политику Бейбарса. В 1281 войскам Калауна удалось нанести поражение монголам при Хомсе, что обеспечило перемирие с ними на 17 лет, в 1289 был взят Триполи, а в 1291 сын Калауна аль-Ашраф Халиль захватил Акру — последнее владение крестоносцев на Ближнем Востоке. При Калауне развернулось монументальное строительство. В Каире были возведены мавзолей и комплекс с погребальной мечетью, школой, библиотекой и госпиталем с постоянным персоналом, полностью находившимся на государственном обеспечении. В этот период был практически заново застроен исторический центр Каира. Богатые особняки и общественные здания возводились и на средства мамлюкских эмиров. Богатство членов правящей элиты, полученное в основном за счет присвоения себе части налогов, дохода от полученных ими икта и участия во внешней торговле, способствовало и процветанию египетских ремесленников и купечества.

Один из сыновей Калауна ан-Насир Насир ад-Дин Мухаммад занимал султанский престол трижды (1294—1295, 1299—1309, 1309—1340). Во время последнего правления этого султана были снижены подати, контролировались рыночные цены на зерно, а в голодные годы обеспечивался его ввоз из Сирии по фиксированной цене. В 1322 был заключен мирный договор с Хулагуидами. Но после смерти ан-Насира Мухаммада вновь начался период политической нестабильности, большинство султанов не могли удержать власть больше 2—4 лет. Кризис усугубила эпидемия чумы, унесшая в 1347—1349 жизни около трети населения Е. Это привело к тяжелым экономическим последствиям: резкому снижению количества обрабатываемых земель, спаду ремесленного производства (текстиля, сахара, бумаги), а, следовательно, к сокращению доходов казны и эмиров. Для решения финансовых проблем мамлюки монополизировали доходы от торговли пряностями и сахаром и установили на пряности фиксированные цены, что привело к инфляции и кризису денежной системы. Несмотря на кризис, Е. удалось удержать свои позиции в регионе, где активизировались крестоносцы Кипра, захватившие в 1365 Александрию. Мир с ними был заключен в 1370. Мамлюки даже смогли занять в 1375 Киликийскую Армению, последний король которой Левон V Лузиньян попал к ним в плен.

В 1382 власть захватил аз-Захир Сайф ад-Дин Баркук (1382—1389) из мамлюков бурджи, в основном черкесов и греков по происхождению, которые появились в Е. еще при султане Калауне. Хотя период правления мамлюков бурджи также в основном характеризовался политической нестабильностью и частой сменой правителей, владения мамлюков и находившиеся в зависимости от них земли достигли своих максимальных размеров. К началу XVI в. они включали в себя Е., Сирию, Палестину, Киликию, Хиджаз, Йемен, Киренаику (Барку) и Нубию, а также захваченный в 1426 Кипр. Е. находился на перекрестке торговых путей, связывавших Африку, Азию и Европу, что на протяжении долгого времени способствовало его процветанию.

Наследственности власти в период правления мамлюков бурджи не было. Формально султана избирал Совет высших эмиров на основании его богатства, силы и количества подчинявшихся ему мамлюков, но в большинстве случаев власть захватывали силой. При султане действовал консультативный совет (машварат ас-салтана), в который входили командующий армией (атабек), вазир, верховные судьи (кади) четырех мазхабов (в Е. преобладал ханафитский), аббасидский халиф и эмиры сотен. Заместителем султана являлся наиб ас-салтана. Позиции вазира, большинство из которых были коренными египтянами, в этот период стали менее значимыми, но ему подчинялись главы многочисленных диванов. Коренные египтяне занимали также большинство чиновничьих должностей. В религиозной жизни Е. в это время получил большое распространение суфизм (суффийский орден шазилийя), бытовавший наравне с традиционным суннизмом. Для христиан и иудеев действовали отдельные правовые системы.

На рубеже XIV—XV вв. владениям мамлюков в Сирии угрожали войска Тимура (1336—1405), захватившего в 1400 Дамаск, но с ним удалось заключить соглашение о ненападении. Тем не менее внутренние проблемы, и в первую очередь политическая нестабильность, увеличение податей, вызывавших недовольство и восстания населения, и рост инфляции, подрывавшей основы торговли, способствовали постепенному ослаблению Е. При султане Сайф ад-Дине Барсбае (1422—1438) мамлюки получали огромные прибыли от торговли с Индией, но попытка султана повысить налог на пряности привела к тому, что венецианцы (главные торговые партнеры Е. в Европе) покинули Александрию, и внешняя торговля пришла в упадок.

Относительной стабильности удалось добиться султану Сайф ад-Дину Каитбаю (1468—1496), подчинившему большинство мамлюкских домов. Но введенные им дополнительные налоги на эмиров и население способствовали усилению социальной напряженности. Восстания крестьян и бедуинов практически не прекращались до конца правления мамлюков. Тем не менее на собранные в казну средства Каитбай развернул масштабное строительство во многих частях своей державы. Восстанавливались старые и строились новые мечети, крепости (например, форт Каитбай в Александрии), общественные здания, дороги и мосты. Султану удалось приостановить натиск османов, нанеся им поражения в 1486 и 1487. Но относительной стабильности и процветанию Е. положила конец вспышка чумы в 1492, свирепствовавшей следующие 20 лет, а также начавшаяся в 1495 борьба двух мамлюкских кланов, продолжавшаяся 5 лет после смерти Каитбая.

В 1501 власть в Е. получил султан аль-Ашраф Кансаух аль-Гаури (1501—1516), который не прошел мамлюкского обучения, прибыв в Е. уже взрослым. Он вновь повысил налоги, увеличил таможенные пошлины, конфисковал незаконные вакфы, а также перераспределил икта в пользу вновь приобретенных мамлюков, составлявших его окружение. Эти меры наполнили казну, что позволило султану содержать поражавший иностранных послов роскошный двор и продолжить монументальное строительство (среди прочего были построены ипподром, медресе и мавзолей). Но они настроили против Кансауха аль-Гаури население Е.

Вместе с тем значительно изменилась внешнеполитическая ситуация. Все сильнее становились османы и иранские Сефевиды. Обогнувшие Африку португальцы появились в Аравийском море и 3 февраля 1509 разбили египетский флот в битве при Диу. А затем захватили Маскат, подорвав позиции Е. в торговле пряностями, а соответственно и его финансовое благополучие. 21 августа 1510 родосские рыцари-иоанниты, и прежде нападавшие на прибрежные районы Сирии и Е., нанесли поражение другому египетскому флоту в Искендеронском заливе. Сил Е. не хватало для того, чтобы сдерживать натиск с нескольких направлений и контролировать внутренний порядок: в 1503—1508, во время восстания кочевых племен в Аравии, была захвачена и разрушена Мекка. Слабость мамлюков, остававшихся на протяжении нескольких столетий чуждой основному населению Е. правящей элитой, проявилась в очередном конфликте с османами.

Лит.: Большаков О. Г. История халифата. Т. II. Эпоха великих завоеваний (633—656). М., 1993; Закиров С. Дипломатические отношения Золотой Орды с Египтом (XIII—XIV вв.). М., 1966; Зеленев Е. И. Египет: Средние века. Новое время. СПб., 1999; Его же. Мусульманский Египет. СПб., 2007; Семенова Л. А. Из истории Фатимидского Египта. Очерки и материалы. М., 1974; Ее же. Салах ад-Дин и мамлюки в Египте. М., 1966; Хотко С. Г. Черкесские (адыгские) правители Египта и Сирии в XIII—XVIII веках. Майкоп, 1995; Brett M. The Rise of the Fatimids: The World of the Mediterranean and the Middle East in the Fourth Century of the Hijra, Tenth Century CE. Leiden; Boston, Köln, 2001; Butler A. J. The Arab Conquest of Egypt and the Last Thirty Years of the Roman Dominion. Oxford, 1978; Cambridge History of Egypt. V. I. Islamic Egypt, 640—1517. Cambridge, 1998; Glubb J. Soldiers of Fortune: the Story of the Mamlukes. New York, 1973; Heinz H. Das Reich des Mahdi. Der Aufstieg der Fatimiden 875—973. München, 1991; Idem. Die Kalifen von Kairo. Die Fatimiden in Ägypten 973—1074. München, 2003; Lane-Poole S. M. A. History of Egypt in the Middle Ages. London, 1901.

232.jpg
Д. Лангендейк. Битва у пирамид. 1803
231.jpg
Крепость Кайт-Бей (Каитбай), построенная Каитбаем на руинах Александрийского маяка
Смежные статьи

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты