ЯГОДА ГЕНРИХ ГРИГОРЬЕВИЧ

0 комментариев

(Настоящие имя и фамилия ‒ Енох Гершенович) (1891 ‒ 1938) ‒ советский государственный деятель, руководитель органов государственной безопасности, один из создателей карательной система в СССР.

Детство

Ягода родился в еврейской семье. Его отец, Гершон Фишелевич, был мелким ремесленником, печатником-гравером. В семье было восемь детей: трое мальчиков и пять девочек. Оба брата на дожили до 1917 года: Михаил (1890‒1905) погиб во время восстания в Сормове, Лев был расстрелян во время Первой мировой войны за попытку поднять мятеж в полку.

Хотя Ягода родился в Рыбинске, вскоре его семья перебралась в Нижний Новгород, где жили и их родственники Свердловы, Ягода был троюродным братом Я.М. Свердлова и очень многое в его жизни было связано с этой семьей. Через них он познакомился с Максимом Горьким, с которым поддерживал дружеские отношения всю жизнь, а в 1914 году Генрих Ягода женился на женился на племяннице Я.М. Свердлова Иде Авербах.

Систематического образования Ягода не получил, хотя, в конце концов, сумел сдать экстерном экзамены за 8 классов Нижегородской гимназии. На учебу времени не было, Ягода очень рано оказался вовлечен в революционную деятельность, в которой имели отношения практически все его родственники. Отец в 1904 г. разрешил нижегородским большевикам оборудовать на его квартире подпольную типографию, где 13-летний Енох стал работать наборщиком, приобщившись к революционной работе. В декабре 1905 г. в Нижнем Новгороде разгорелось восстание, семьи Ягоды и Свердловых приняли активное участие в этих событиях, сам Енох в 1906 г. вступил в боевую дружину в Сормово. Позже в своих анкетах Ягода будет указывать, что членов большевистской партии он стал в декабре 1907 г., что было неправдой: в картотеке охранного отделения указывалось, что он в 1907—1911 гг. был анархистом-коммунистом (партийные клички «Темка», «Сыч», «Одинокий», «Галушкин»), среди его контактов были эсеры, но не большевики. Енох активно работал в составе Нижегородской группы анархистов-коммунистов, которую возглавлял И.А. Чемборисова, который по совместительству был агентом охранного отделения, поэтому информация о деятельности Еноха властям поступала регулярно и с января 1910 г. тот находился под негласным наблюдением. Впервые Енох был арестован в 1911 г., но вскоре освобожден. В 1911 г. товарищи поручили Еноху установить связь с московской группой анархистов, чтобы получить их помощь для организации экса ‒ планировалось ограбить отделение банка. Выбор пал на Еноха потому что в Москва к тому времени проживала его родная сестра Роза, которая была членом партии анархистов. В Москву Енох отправился с подложными документами – сначала он жил под фамилией Книшевского, а затем Галушкина. 12 мая 1912 г. Енох Ягода был арестован полицией и заключен в Арбатский полицейский дом. Поскольку материалов о его «преступных сношениях с лицами, принадлежащими к революционным организациям» было предостаточно, то 16 июля 1912 г. постановлением Особого совещания Министерства внутренних дел он был выслан под гласный надзор полиции на 2 года в Симбирск, где у его деда был дом. В ссылке Ягода не работал, но и с партией связь утратил и никакой революционной работы не вел.

В следующем, 1913-м, году Ягоды попал под амнистия в честь 300-летия Дома Романовых, после чего перешел из иудаизма в православие (с этого момента он стал именоваться Генрихом). Изменение вероисповедания было чисто формальным шагом, Ягоды был атеистом, а принятие православия лишь облегчало ему натурализацию в столице. В Петербурге Ягода сначала работал статистиком в статистической артели Союза городов, а затем перешел в больничную кассу Путиловского завода. Одновременно он стал пробовать свои силы и как журналист.

Первая мировая война

Во время Первой мировой войны Генрих Ягода был призван в армию рядовым. Он служил, по ряду сведений, в 20-м стрелковом полку 5-й стрелковой дивизии, был ранен и получил звание ефрейтора. Выдвинуться Ягоде дал возможность 1917 год. Имея за плечами небольшое, но вес же революционное, прошлое, Ягода воспользовался этим, чтобы получил от солдат своего полка командировку в столицу. На фронт он уже больше не вернулся, а в Петрограде был сразу же привлечен местными большевиками к работе – кадров было мало и каждый человек, даже если он был раньше анархистом-коммунистом, был на счету, тем более человек, имевший фронтовой опыт. Вскоре Ягода был включен в состав Военной организации при Петроградском комитете РСДРП(б), где, учитывая его журналистское прошлое, ему поручили подключится к подготовке номеров «Солдатской правды». При очередной реорганизации Петросовета, когда власть там захватили большевики, Ягоды был кооптирован в его состав. Вместе с др. членами Военной организации он принял участие в захвате власти в октябре 1917 г. и 22 ноября был назначен ответственным редактором газеты «Крестьянская беднота». На фронт Ягода на попал, но с 24 апреля 1918 г. по 8 сентября 1919 г. занимал пост управляющего делами Высшей военной инспекции РККА.

В органах госбезопасности

В конце 1919 г. Ягода перешел на работу в органы государственной безопасности, с которым была теперь связана вся его дальнейшая карьера. Хотя первоначально его использовали как хозяйственника: 3 ноября 1919 г. он стал управляющим делами Управления Особых отделов ВЧК при СНК РСФСР (до 1 декабря 1920 г.), одновременно с 29 июля 1920 по февраль 1922 г. Ягода входил в состав Коллегии ВЧК. Вскоре Ягода был замечен Ф.Э. Дзержинским, который постоянно продвигал его все выше и выше по карьерной лестнице, причем часто Ягода возглавлял одновременно сразу несколько структурных подразделений ВЧК (с 6 февраля 1922 г. – ГПУ при НКВД РСФСР, с 15 ноября 1923 г. ‒ ОГПУ при СНК СССР): управляющий делами ВЧК/ГПУ (13.09.1920‒6.04.1922), заместитель начальника Особых отделов (1.01.1921‒1.06.1922), заместитель начальника Секретно-оперативного управления (31.3.1921‒30.07.1927), начальник Административно-организационного управления (12.07‒5.09.1921), начальник Особых отделов (1.06.1922‒26.10.1929).

18 сентября 1923 г. Дзержинский сделал Ягоду своим 2-м заместителем, кроме того он был еще и членом Особого совещания ОГПУ (12.06.1924‒10.07.1934). Когда после смерти Дзержинского (июль 1926 г.) ОГУ возглавил В.Р. Менжинский, Ягода остался при нем единсвенным заместителем, кроме того 30 июля 1927 г. он также возглавил важнейшее Секретно-оперативное управление. Л.Д. Троцкий так охарактеризовал Ягоду: «Очень точен, чрезмерно почтителен и совершенно безличен. Худой, с землистом цветом лица (он страдал туберкулезом), с коротко подстриженными усиками, в военном френче, он производил впечатление усердного ничтожества». С 1927 г. и до своего ареста Ягода постоянно избирался членом ЦИК СССР ‒ с 4-го до 7-го созывов. 27 октября 1929 г. Ягода стал 1-м заместителем председателя ОГПУ (2-м был назначен С.А. Мессинг). Влияние Ягоды росло очень быстро еще и потому, что Менжинский отличался плохим здоровьем и постоянно болел, замещал же его Ягода, который сосредоточил в своих руках руководство всеми практическими делами, аппаратом ОГПУ. Возглавил Ягода также строительство Беломоро-Балтийского канала (1929–1930 гг.), которое было осуществлено беспрецедентным в истории привлечением принудительного труда заключенных исправительно-трудовых лагерей, руководил создание ГУЛАГа (1930 г.). На XVI съезде ВКП(б) в июле 1930 г. Ягоды был избран кандидатом в члены, а на VII съезде (февраль 1934 г.) ‒ членом ЦК ВКП(б). Однако в самом ОГПУ слишком властные замашки и стремление к авторитарному руководству Ягоды вызвали сильное противодействие со стороны ряда руководящих сотрудников. 31 июля 1931 г. были проведены перестановки в высшем руководстве ОГПУ: Ягода был понижен до 2-го заместителя, а 1-м был назначен И.А. Акулов, причем Ягода кроме того с октября 1931 по ноябрь 1936 г. занимал также пост заместителя председателя Комитета резервов при СТО СССР. Но подобное понижение было лишь временным, уже в сентябре 1932 г. Акулов был без формального решения Политбюро ЦК ВКП(б) тихо отстранен от должности, и хотя Ягода формально продолжал именоваться 2-м заместителем председателя, он остался единственным заместителем Менжинского.

Нарком внутренних дел

В мае 1934 г. умер больной Менжинский, но Ягода не оказался в положении лишь временно исполняющего обязанности председателя ОГПУ. Почти два месяца И.В. Сталин обдумывал реформу органов государственной безопасности СССР. Наконец, 10 июля 1934 г. было объявлено о создании на базе ОГПУ при СН СССР Народного комиссариата внутренних дел СССР (а в его составе ‒ Главного управления государственной безопасности), первым наркомом был назначен Генрих Ягода.

Ягода возглавил формирование структуры нового наркомата, превратив его в мощнейшие карательный орган Компартии. После убийства С.М. Кирова 1 декабря 1934 г. прибыл в Ленинград вместе с И.В. Сталиным для руководства следствием и развертыванием кампании репрессий, как против бывших оппозиционеров, так и против еще оставшихся в Ленинграде представителей бывших «эксплуататорских классов» . 4 декабря 1934 г. было принято постановление о ведении дел о терроризме в ускоренном порядке, без права подавать прошения о помиловании. Формально именно Ягода осуществлял руководство подготовкой первых открытых политических фальсифицированных процессов, на которых главными обвиняемыми стали бывшие оппозиционеры Г.Е. Зиновьев и Л.Б. Каменев. Всего в 1934–1935 гг. было арестовано ок. 260 тыс. чел., при этом фактически руководство следствием по всем этим делам оказалось, с санкции И.В. Сталина, под контролем Н.И. Ежова. Без санкции ЦК распорядился создать в лагерях НКВД отделения судов для рассмотрения дел о преступлениях, и это решение было отменено по представлению А.Я. Вышинского. По инициативе Ягоды в ноябре 1935 г. были введены специальные звания и знаки различия для сотрудников НКВД. Именно Ягода превратил НКВД в огромную промышленную империю, основанную на рабском труде заключенных; постановлением СНК органам было поручено освоение Севера. 27 ноября 1935 г. «Правда» писала о Ягода: «Неутомимый воин революции, он развернулся и как первоклассный строитель… Переделка людей, проблемы “чудесного сплава” – разве она не решается замечательным образом на этих стройках». Лично Ягода, по воспоминаниям современников, был невероятно высокомерен и тщеславен, вел себя грубо и развязано, нецензурно выражался на совещаниях. 31 марта 1936 г. издал директиву, в которой в т.ч. говорилось: «Основной задачей наших органов на сегодня является немедленное выявление и полный разгром до конца всех троцкистских сил… выявление, разоблачение и репрессирование всех троцкистов-двурушников». Однако Сталин был недоволен по его мнению слишком мягкими и нерешительными действия Ягоды. 25 сентября 1936 г. Сталин направил из Сочи, где он отдыхал, телеграмму членам Политбюро о необходимости снятия Ягоды, т.к. он «оказался не на высоте в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздало в этом деле на 4 года».

Арест и расстрел

26 сентября 1936 г. Ягода был снят с поста наркома внутренних дел (29 января 1937 г. он был также уволен в запас) и назначен наркомом связи СССР. На новом месте Ягода практически не работал. А на февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 г. его деятельность на посту наркома внутренних дел подверглась резкой критике. Вскоре после этого ‒ 28 марта 1937 г. Ягоду был арестован «ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений» (с поста наркома связи он был официально снят только 3 апреля). При обыске у Я. была обнаружена коллекция порнографических снимков (ок. 4 тыс. штук), 11 порнофильмов и коллекция трубок и мундштуков порнографического характера.

В качестве одного из главных обвиняемых привлечен к фальсифицированному НКВД процессу по делу «Антисоветского право-троцкистского блока», начавшегося 2 марта 1938 г. ОН был обвинен в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции», а также в организации убийств Менжинского, Максима Горького, его сына М.А. Пешкова. В своем последнем слове Ягода опроверг обвинения в руководстве заговором, в шпионаже, сказав, «если бы я был шпионом, то десятки стран мира могли бы закрыть свои разведки». Он заявил: «То, что я и мои сопроцессники сидят здесь на скамье подсудимых и держим ответ, является триумфом, победой советского народа над контрреволюцией. Я обращаюсь к суду с просьбой – если можете, простите». 13 марта 1939 г. Военная коллегия Верховного суда СССР признала Ягоду виновным во всех вмененных ему преступлениях и приговорила к высшей мере наказания. После процесса Ягода обратился в ЦИК СССР с прошением о помиловании, в частности, указав: «Вина моя перед Родиной велика. Не искупить её в какой-либо мере. Тяжело умирать. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь». Просьбе приговоренного была отклонена.

15 марта 1938 г. Ягода был расстрелян в Лубянской тюрьме НКВД. В 1988 г. все подсудимые, проходившие по этому процессу, кроме Ягоды, были реабилитированы, хотя он как и они, был осужден за те преступления, которых не совершал. 2 апреля 2015 г. Верховный Суд Российской Федерации принял официальное решение об отказу в реабилитации Ягоды.

Семья

Жена Ягоды ‒ Ида Леонидовна, урожденная Авербах родилась в 1905 г. в Саратове, в 1930-е гг. занимала пост помощника прокурора города Москвы. После расстрела мужа, она также была арестована и 9 июня 1937 г. приговорена Особым совещанием при НКВД СССР к ссылке в Оренбург на 5 лет. 26 июня 1937 г. приговор был пересмотрен: обвинение с «члена семьи врага народа» заменено на «контрреволюционную деятельность», а ссылка заменена на 5 лет исправительно-трудовых лагерей; 5 июля она приговорена к 8 годам заключения и отправлена в Темниковский лагерь на Колыму. Через год, 16 июня 1938 г., он была приговорена к смертной казни и 16 июня 1938 г. расстреляна в Коммунарке Московской области. 21 февраля 1990 г. реабилитирована.

Сын Ягоды ‒ Генрих (1929 ‒ 28.7.2003) ‒ был отправлен в детский дом, в 1940 г. ему была изменена фамилия на Авербах. В 1945 при поступлении в Куйбышевский железнодорожный техникум Куйбышева указал, что его отец – Ягода, был исключен из техникума, в 1949 г. приговорен Особым совещанием при МГБ СССР на 5 годам лагерей. В 1953 г. амнистирован, затем получил инженерное образование, был реабилитирован, в конце жизни эмигрировал в Израиль.

Сестры Генриха Ягоды: Лилия Григорьевна Ягода (1902 – 16.6.1938), член ВКП(б), в 1938 г. ‒ инспектор по художественной самодеятельности Комитета по делам искусств при СНК СССР; 7 мая 1938 г. арестована, 16 июня 1938 г. осуждена в особом порядке к смертной казни; расстреляна; в феврале 1990 г. реабилитирована.

Эсфиль Григорьевна Ягода-Знаменская (1896 – 16 июня 1938), 6 мая 1938 г. арестована, 16 июня 1938 г. осуждена в особом порядке к смертной казни; расстреляна; 8 июня 1957 г. реабилитирована.

Смежные статьи
Награды
  • 2 ордена Красного Знамени (14.12.1927, 3.04.1930)
Литература
  • Некрасов В.Ф. Тринадцать железных наркомов. М., 1995. Петров Н.В., Скоркин К.В. Кто руководил НКВД. 1934‒1941: Справочник. М., 1999. Млечин Л.М. Председатели КГБ. Рассекреченные судьбы. М., 1999. Бажанов Б., Кривицкий В., Орлов А. Ягода. Смерть главного чекиста. М., 2012.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты