ГУСИТСКОЕ ПЕНИЕ

0 комментариев

ГУСИТСКОЕ ПЕНИЕ - музыкальное наследие чешского реформационного движения гуситов (1-я треть XV века) и происходящей от него Чешской утраквистской церкви.

К Гуситскому пению восходят также певческие традиции радикальных последователей Я. Гуса - таборитов; некоторые составные части гуситского наследия более своеобразно развила община чешских братьев (1457-1621 годы).

Гуситская программа реформы Церкви и церковной жизни приводила в музыкальной области к полному противодействию светскому пению, танцу и инструментальной музыке (радикальные гуситские партии впоследствии перешли даже к иконоборчеству и к уничтожению церквей и монастырей). Из стремления к ликвидации любых преград между клириками и мирянами, следствием которых было также общее причащение из чаши, начали проводиться и гуситские реформы в богослужении. Гуситы ввели богослужение на национальном языке и совместное пение общины вместо литургического хорала, сложной полифонии и игры на органе. Гус, а после него часть гуситов-консерваторов сохраняли в неприкосновенности традиционный латинский репертуар богослужебного пения и органное исполнение в церкви. Чешский язык начал проникать в богослужение после 1417 года: сначала на нем звучали только Апостольские послания и Евангелие, затем - часть переведенных с латыни хоральных песнопений, и в итоге возникло богослужение, сопровождаемое исключительно чешским литургическим хоралом и чешскими духовными песнопениями. Наряду с этой практикой в гуситской среде в 1420-1452 годах существовало радикально упрощенное чешское таборитское богослужение, которое сокращало мессу до общей молитвы, чтения Священного Писания, проповеди и формулы освящения Даров (kázání a konsekraci) с последующим всеобщим причащением под обоими видами. Вначале из таборитской мессы были исключены любые формы пения, впоследствии было разрешено только пение общины.

Гуситство является первым из реформационных движений в западнохристианском мире, создавших собственный обширный и самобытный певческий репертуар - литургический хорал и духовное пение на национальном языке. Это старейший сохранившийся пласт евангелической церковной музыки, возникший за 100 лет до европейской лютеранской и кальвинистской Реформации. Бо́льшая часть гуситских песнопений сохранилась в единственном рукописном кодексе - т. н. Йистебницком Канционале, созданном в 20-х годах XV века и названном по месту его нахождения уже в Новое время в городе Йистебнице (Южная Чехия). Предположение о создании кодекса в этом месте доказать невозможно.

Бо́льшую часть Йистебницкого Канционала (около 180 из общего объема 246 страниц, форматом 31×21 см) составляет литургический хорал - мелодии григорианского пения с текстами на чешском языке. Прежде всего это собрание 63 песнопений мессы, половина из которых относится к Proprium de tempore, другая - к Proprium de sanctis. Из ординария мессы сохранился только небольшой фрагмент. Этот репертуар песнопений мессы, охватывающий все основные песнопения Градуала (в т. ч. 11 секвенций), позднее был дополнен 19 песнопениями, входящими в Миссал (praefatio, «Ite missa est» и др.). Еще полнее представлено здесь собрание песнопений оффиция (horae canonicae), в состав которого входят только последования вечерни (vesperae) и утрени (matutinum). Здесь собраны все обычные песнопения этих служб (антифоны, респонсории, гимны и т. д.), однако добавлены и тексты, предназначенные для речитации (чтения, псалмы, молитвы). Репертуар некоторых из них при этом упрощен, более обширен он лишь в рождественских и особенно в пасхальных службах (где присутствуют Страсти по Матфею, «Плач» пророка Иеремии и др.).

В бо́льшей части литургических песнопений Йистебницкого Канционала использованы характерные для своего времени григорианские мелодии. Отдельные песнопения имеют оригинальный гуситский напев: секвенция «Aťbychom hodnĕ pamatovali» (Чтобы твердо помнили), аллилуиарий «Ó Ježíši pastýři dobrý» (О, Иисус, Пастырь Добрый) и, вероятно, неск. мелодий «Ite missa est». Перевод такого обширного и одновременно цельного собрания литургических песнопений на национальный язык был значимым событием в западнохристианском мире того времени. Чешские тексты гуситского хорала не зависят от единичных более ранних переводов, а являются совершенно новым произведением гуситской эпохи. Иногда это почти дословные или упрощенные переводы с латинского языка, в большинстве своем сохраняющие оригинальную мелодию, местами с некоторым упрощением и с иной текстовой разбивкой. Силлабический мелос чешского текста, в котором были упразднены первоначальные мелизмы, здесь присутствует только как исключение (например, в «Kyrie» или в «Ite missa est»). Йистебницкий Канционал - единственный сохранившийся памятник, который отражает развитие чешского литургического хорала до начала XVI века. В 40-х годах XVI - 20-х годах XVII веков традиции чешского литургического хорала были обновлены и по-новому развиты утраквистами.

Гуситские духовные песни сохранились также в основном в Йистебницком Канционале, но встречаются и в некоторых более поздних памятниках (в т. н. Роудницком кодексе 1470 года, включающем 31 песню). Кроме того, известно много полемических и сатирических песенных текстов, актуальных для гуситской эпохи, ставших откликом на события того времени. Из них только единицы пополнили репертуар гуситских духовных песен. В общей сложности к этому репертуару относятся 90 текстов и около 70 мелодий. Сюда вошли и некоторые более ранние чешские и латинские песни догуситского времени (в Йистебницком Канционале 14 латинских и латинско-чешских песен), хотя бо́льшую часть составляют песни, возникшие в период от смерти Гуса (1415) до конца гуситских войн (1434); некоторые, однако, могли появиться и в следующей четверти столетия.

Часть гуситских песен приурочена к главным праздникам церковного года (Рождество Христово, Пасха, другие Господские и Богородичные праздники), в их текстах нет ничего специфически гуситского. Важным видом гуситских песен являются молитвы и другие литургические тексты (Pater noster, Ave Maria, Десять заповедей, Credo); текстами для некоторых песен являются парафразы библейских текстов или гуситских трактатов. Вероучительные взгляды формулируются, например, в песнях о Евхаристии, призывающих к частому причащению под обоими видами; характерны для гуситов и песни о причащении детей. Ряд полемически заостренных песен направлен против Римско-католической Церкви, против культа святых и проч. В наиболее характерных гуситских песнях отражаются конкретные события того времени, в них соединяется полемическая и духовная проблематика. Откликом на казнь Гуса стали песни «Ó svolání konstantské» (О соборе Констанцском) и «V nadĕji boží mistr Hus Jan» (В надежде Божией магистр Гус Ян); оригинальны по содержанию 3 песни, созданные около 1419 года и обращенные к революционным народным собраниям на горе Табор, особенно духовные боевые песни, в которых утверждается право на защиту правды Христовой с помощью меча. К ним относятся полемическая по содержанию песня «Slyšte, rytieři Boží» (Услышьте, рыцари Божии), боевой призыв 1420 года к сопротивлению войскам крестоносцев «Povstaň, povstaň Veliké Mĕsto Pražské» (Восстань, восстань, великий город Прага) и самая известная песня «Ktož jsú Boží bojovníci?» (Кто есть Божии воины?), призывающая к борьбе в защиту Божией правды и ставшая в XIX веке музыкальным символом всего гуситства.

В текстах гуситских песен используется разнообразный набор строфических форм, от кратких 3- и 4-стиший до более сложных строф в форме бар (ААВ), а также их модификации. Напевы почерпнуты из позднесредневекового мелодического репертуара, причем некоторые новые песни гуситского времени являются только contrafacta (слепками) мелодий более ранних латинских песнопений. Оригинальных мелодий гуситской эпохи насчитывается около 40, гуситскую музыкальную специфику можно обнаружить прежде всего в песне «Кто есть Божьи воины?», тот же ритм присутствует и в мелодиях Йистебницкого Канционала. Особенными в музыкальном отношении являются некоторые гуситские молитвы, оригинальные прозаические тексты которых положены на строфические песенные мелодии. Присутствие 9 песен на 2 голоса в Йистебницком Канционале говорит о том, что в Гуситском пении использовалась простая форма многоголосия.

Авторы гуситских песен, за небольшим исключением, остаются неизвестными. В Йистебницком Канционале автором 2 песен назван таборитский священик Я. Чапка, еще 2 приписываются Гусу. В 1913 году историк музыки З. Неедлы признал за таборитами авторство почти 1/4 гуситского песенного репертуара, отметив в качестве характерных черт идейный радикализм, актуальность тематики и выразительную искусную мелодику, причем более простые в отношении текста и формы песни он отнес к пражскому лагерю. Тем не менее невозможно однозначно определить их принадлежность к тем или иным гуситским партиям.

Репертуар гуситских песен в Европе XV веке является самым большим сохранившимся собранием духовных песнопений на национальном языке, предназначенным для коллективного исполнения. Такое пение стало главным средством активизации участия общины верующих в богослужении, но оно звучало и в народных собраниях вне церкви. Из гуситского репертуара не сохранилось около 40% песен, особенно тесно связанных с событиями революционных лет. Постоянной составной частью чешских постгуситских Канционалов остался, однако, ряд гуситских песен, направленных против Римско-католической Церкви, или песен, в которых поднимался вопрос о причащении из чаши, а также несколько песен о Гусе. В их русле продолжили свое творчество чешские братья и утраквисты; в начале XVI века, незадолго до выступления М. Лютера в 1517 году, в чешских землях существовал репертуар из нескольких сот духовных песнопений на национальном языке.

©Православная энциклопедия

Литература
  • Nejedlý Z. Počátky husitského zpĕvu. Praha, 1907
  • idem. Dĕjiny husitského zpĕvu za válek husitských. Praha, 1913
  • dem. Dĕjiny husitského zpĕvu. Praha, 1954-1956. Sv. 1-6; Jistebnický kancionál / Krtická ed.: J. Kolár, A. Vidmanová, H. Vlhová-Wörner. Brno, 2005. Sv. 1: Graduale [Библиогр. по гуситскому пению]

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты