Греция (Греческая Республика)

0 комментариев

Гре`ция (Греческая Республика) — государство на юге Балканского ­п-ова. Площадь — 131 957 кв. км. Население — 10,955 млн человек (2015). Столица — Афины. События до 1453 см. в ст. Греция Древняя, Византийская империя. Общественно-политическое и экономическое положение греков в Османской империи к концу ХVIII — началу ХIХ в. 29 мая 1453 после двухмесячной осады 200-тысячного, с большим количеством артиллерии османского войска под командованием султана Мехмеда II пал Константинополь — столица Византий­ской империи. Это стало финальным аккордом продолжавшегося уже долгое время процесса распада некогда могущественного средиземноморского государства. В конце XV — начале XVI в. при султане Баязиде II Османская империя окончательно завоевала Юго-Вост. Европу. Среди народов, попавших под иноземный гнет, оказались и греки. В демографическом отношении Османская империя отличалась крайней неоднородностью. Из всего ее населения, насчитывавшего, по приблизительным подсчетам, 38,5 млн человек, около 14 млн, т. е. треть проживали в балканских провинциях. В империи существовало уникальное явление в области этно-конфессиональных отношений — миллет. Со 2-й половины ХV в., т. е. при султане Мехмеде II, миллет был легализирован до уровня правовой категории, став синонимом так называемых конфессиональных сословий в общей теократической системе, что отвечало кораническим религиозным представлениям завоевателей. Существование миллета было связано не только с желанием завоевателей оградить себя от ассимиляции, но и в бoльшей степени с отношением правителей Османской империи к своим инонациональным и иноконфессиональным подданным. Сами мусульмане составляли миллет, определявшийся как «правящий» (миллет-и хаккиме). Главы конфессий являлись руководителями миллетов — греко-православного, армяно-григорианского и иудейского. Главой греко-православного миллета (миллет-и рум) стал константинопольский патриарх-грек, имевший звание этнарха (миллет баши). Греческая аристократия поздневизантийского периода, сконцентрированная в Константинополе и компактно проживавшая в привилегированном городском районе Фанар (см. Фанариоты), была принята на имперскую государственную службу. Ее представители занимали высшие посты в дипломатическом ведомстве. Православная церковь фактически находилась в руках греческого клира, а греческий язык был средством общения между представителями различных балканских народностей. Положение же греков в Османской империи не отличалось от положения других завоеванных народов полуострова. Так, например, христианин не мог выступать свидетелем или заявителем в мусульманском суде, где ответчиком выступал мусульманин. Христианин не имел права жениться на мусульманке. Мужчины-христиане были обязаны платить специальный налог (харадж) — своего рода откуп от военной службы. Но наиболее жестоким установлением османских властей было введение так называемого налога кровью (тур. Девширме —«сбор», греч. пезомазома — «похищение детей»). В соответствии с ним из семей христиан отбирались наиболее способные, физически здоровые и привлекательно выглядевшие подростки и насильственно обращались в ислам. Пройдя курс обучения, они зачислялись на военную или гражданскую службу. Отборные и наиболее привилегированные войска Османской империи — янычары рекрутировались именно из них. Процесс исламизации как насильственной, так и «добровольной» (принадлежность только к этой конфессии открывала для способных, но исповедовавших другие религии граждан дорогу к карьере) шел в империи постепенно, но неуклонно. Он коснулся и греков, в частности на о. Крит и в Малой Азии. Впрочем, нередки были случаи, когда новообращенные мусульмане продолжали тайно исповедовать свою прежнюю веру (они, а их было немало, вошли в историю Османской империи как криптохристиане). Правящий класс империи, таким образом, формировался не только из тюркских этнических элементов, но и исламизированных представителей других народов. Разбросанность греческого населения в пределах Османской империи (местами компактного проживания являлись территория собственно Греции, Малая Азия и Понт) выявила его региональные особенности, связанные главным образом с серьезными различиями в языке и культурных традициях. Часть греков говорила на димотике (так называемом народном языке), часть — на понтийских диалектах, трудно понимаемых жителями Греции, отдельная группа (караманлиды) использовала как родной язык турецкий, но на письме не арабский, а греческий алфавит. Несмотря на стремление османских властей полностью контролировать захваченную территорию Греции, в ряде ее труднодоступных районов, прежде всего в горах, оставались автономные самоуправляемые общины. Среди них особое место занимали деревни Аграфы (букв. «не вошедшие в фискальный реестр» и фактически не платившие налогов Османской империи) в районе Пинда, Элефтерохори (букв. «свободные деревни») на п-ове Халкида и Загорохории в Эпире. Более того, жители Пелопоннеса получили право иметь своих представителей в Константинополе. В ряде районов Г. вспыхивали восстания против социального, национального и религиозного гнета османских властей. Вооруженная борьба приобретала характер затяжной партизанской войны. В целях борьбы с клефтами османские власти начали создавать из самих греков подразделения арматолов (букв. «вооруженные»), первые появились в Сев. Г. в 1627. Однако эта мера оказалась малоэффективной, так как отряды, созданные для борьбы с партизанами, переходили на сторону тех, против кого должны были сражаться. Традиционно в Г. существовало три основных вида земельных отношений, унаследованных от Византийской империи. Первым был синдрофикон — форма отношений между арендатором и владельцем, при которой чистый доход, после выплаты всех налогов и расходов, делился пополам. При втором виде — тритариконе — арендатор выплачивал все налоги и нес другие расходы, его доля чистой продукции составляла около 0,7, а остальные 0,3 оставались собственнику. Третья форма — геоморон, в рамках которого арендатор заранее договаривался с владельцем о размерах причитающейся ему выручки (суммы денег или количестве продукции). Однако в XVII в. в этой сфере наметились важные изменения. Все больше земель переходило в частное владение, крупные держания, в частности тимар (своего рода военный лен), дробились, присваивались мирийские (принадлежавшие религиозным учреждениям) земли, создавались крупные частные поме­стья — чифтлики. К XVIII в. чифтлики распространились во всех областях Г. На Пелопоннесе к началу 1820-х 58,3 % обрабатываемой земли являлось частной собственностью, а 41,7 % оставались мирийскими. При этом 40 тыс. турок владели 1 млн стреммов (1 стрем равен приблизительно 1000 кв. м) в то время как 360 тыс. греков —1,5 млн. Появились новый класс чифтликчиев и новая прослойка котзабасов (капитáлистых крестьян). В лице кодзабасов османская администрация увидела силу, способную принести определенную пользу при сельскохозяйственных поставках для армии и уплаты налогов. Этот зажиточный класс постепенно сосредоточивал в своих руках местное самоуправление. Однако османские власти проводили в отношении его двоякую политику: с одной стороны, они поддерживали эту зажиточную группу, с другой — ограничивали, так как боялись ее усиления и превращения в независимую силу. Особое место в греческих землях занимали ремесла и предприятия мануфактурного типа (наиболее известные — текстильная в фессалийском местечке Амбелакья и железоделательная в Матемохорье). На хозяйственную жизнь греческих земель влияла «производственная» миграция, способствовавшая созданию общебалканского рынка. Так, в конце XVIII в. Али-паша Янинский привез в Янину болгарских угольщиков, которые в течение нескольких лет сумели разрешить тяжелый кризис с каменным углем. Особое место в экономическом, политическом и социальном развитии Балкан играла торговля. К 1764 у греческих купцов, занимавшихся челночными операциями на море, насчитывалось около 600 судов. Русско-турецкая война 1768—1772 (см. Русско-турецкие войны XVII—XIX вв.) сделала очевидной протекционистскую политику Российской империи по отношению к единоверцам на Балканах. Она прекрасно сочеталась с чисто стратегическими целями. 19 апреля 1759 императрица Екатерина II утвердила предложение О. М. де Рибаса относительно иностранных переселенцев «с Эгейских островов и отовсюду», которых предполагалось привлечь в Одессу. Указ был немедленно переведен на греческий язык и распространен в Стамбуле через российского посла графа В. П. Кочубея. Российские колонии выходцев с Балкан быстро пополнялись. В 1814 в Одессе была основана греческая торговая школа, где к 1818 училось около 250 человек. В городе работали четыре торговые объединения: «Объединенные греки», «Новые греки», «Греки», «Греко-русские». С обострением русско-французских отношений российская эскадра при поддержке флота Османской империи взяла под контроль 7 Ионических островов, захваченных ранее Францией; там было создано первое греческое государственное образование после падения Византийской империи. Республика Семи островов во главе с «администратором» — И. Каподистрией, впоследствии министром иностранных дел России и первым правителем Греции — существовала как вассальное по отношению к Османской империи образование, а фактически российский протекторат с 1800 по 1807, когда было возвращена Франции. Духовная культура и идеологическая борьба накануне национальной революции 1821. Два центра экономической и культурно-политической жизни греческих колоний (парикий) — Россия и Зап. Европа — определили идейно-политические и культурно-исторические ориентиры просвещенной части греков — купцов, литераторов, врачей и деятелей церкви. В последней четверти XVIII в. греческое общество начало переосмыслять национальную историю. На смену общехристианскому средневековому единству пришло самобытное понимание «рода», «народа», иными словами, то, что сейчас назвали бы ростками национального самосознания. Этому помогала и последовательная секуляризация образования — создание светских школ, где помимо традиционных предметов преподавали физику, географию, историю, математику и т. д. В 1780—1790-е греческое общество захватили идеи Просвещения. При этом бoльшая часть мыслителей со­е­динила их с национальными прин­ципами греческой культуры. Манифестом греческого национального Просвещения стала опубликованная в 1780 работа И. Мисиодакиса «Апология». Автор провозгласил гуманистические принципы человеческого бытия, выдвигая на первый план рационализм как основу политической и социальной деятельности человека и необходимость отделения философии от истории. Мисиодакис и его сторонники мечтали о получении Г. независимости; дальнейшее устройство страны они представляли в виде просвещенного абсолютизма. Многое в греческом Просвещении было заимствовано у Д. Дидро, в част­ности понимание сути общественного договора. Особую значимость для политической культуры греческого Просвещения приобрел спор о самоназвании — «эллиникос», «ромэос» и «грэкос». Принимая во внимание главенствующее положение греческого духовенства в православном миллете, фанариоты называли всех верующих православного вероисповедования «эллиникос» («греческий»), тем самым перенося этническое понятие на религиозную общность. Для обозначения греков как народа они использовали византийское слово «ромэос» («род ромеев»), что должно было подчеркнуть преемственность Константинопольской патриархией духовных и политических ценностей Византийской империи и тем самым узаконить подчинение ей христианских народов Балканского п-ова. Таким образом, фанариотское учение, сочетавшее в себе элементы народного и религиозного сознания, вступило в резкое противоречие с реальностью. Греческие просветители отмежевались от фанариотской теории. Наиболее по­следовательно против нее выступал Д. Фотиадис (Катардзис), несмотря на то, что сам, будучи аристократом, принадлежал к числу выходцев из Фанара. Его программными установками стали пропаганда народной культуры, демократизация языковых норм — максимальное приближение к разговорной речи и очищение языка от искусственных древнегреческих наслоений и чужеродных заимствований. Катардзис предложил свое понимание истории развития греческого народа: древние греки — это «эллины», а греки Византийской империи — «ромэос». Это подход отличался от религиозно-этнических построений фанариотов подлинным историзмом и рационализмом. Программными документами греческого Просвещения стали работы, посвященные месту и роли греческого народа в мировой истории. Особое значение имело обращение греческого просветителя С. Пападопулоса к истории Византии в изданном им в 1767 переводе книги Ш.-Л. Монтескье «Наблюдение о причинах упадка Римской империи», которую он снабдил примечаниями. В ней остро критиковался социально-политический строй Византийской империи, который фанариотские идеологи представляли идеалом. Другой греческий просветитель, К. Депонтас, в своих многочисленных произведениях, главным из которых являлась «История событий во время царствования султана Мехмеда», обращался к проблеме континуитета греческой истории и делал акцент на роль в ней просвещенного монарха, дарующего своему народу славу и процветание. Подобной точки зрения придерживался его последователь П. Депастас, поддерживавший теорию «общественного договора» и «естественного права». В многотомной «Церковной и политической истории от Юлия Цезаря до 1789 г.» А. Ипсилантиса события мировой истории освещены в связи с поступательным развитием греческого народа. Национально-освободительное движение в начале XIX в. и восстание 1821. Социально-экономические и политические условия существования греческих земель в составе Османской империи в конце XVIII — начале XIX в. оказали сильное воздействие на формирование идеологии национального освобождения. К началу XIX в. вызревает и программно оформляется национально-освободительная идеология сопротивления османскому гнету. К числу наиболее известных представителей греческого национально-освободительного движения этого периода относятся Адамантиос Кораис и Ригас Фереос (Велестинлис). Первый был последовательным эволюционистом, не принимал революционных способов борьбы. Лишь рост интеллектуального уровня народа, его полное просвещение сделает возможным какие-либо действия, направленные на освобождение Греции, считал он. Фереос, напротив, принадлежал к практикам революционно-заговорщического типа. Приоритетными он считал три направления: создание тайной повстанческой организации, пробуждение национального самосознания через просветительскую работу и подготовка вооруженного восстания. Появление такой программы на Балканах свидетельствовало о качественном сдвиге в национально-освободительной идеологии. Серьезное влияние на положение подвластных Османской империи народов, в том числе греков, оказывали международные условия. В начале XIX в. на Балканах соперничали в основном две державы — Россия и Франция, каждая из которых искала поддержки народов полуострова. Франция оказывала содействие мятежным пашам, стремившимся отделиться от Порты. Первое сербское восстание 1804—1813 и Русско-турецкая война 1806—1812 (см. Рус­ско-турецкие войны XVII—XIX вв.) оказали существенное воздействие на национально-освободительное движение греков. Важной вехой в национально-освободительном движении греков стало создание тайной политической организации — «Филики Этерии» («Дружеского общества») в Одессе в 1814. В январе 1821 началось народное восстание Т. Владимиреску, всколыхнувшее дунай­ские провинции Османской империи. В начале марта того же года руководитель «Филики Этерии», бывший генерал русской службы А. Ипсиланти с небольшим отрядом переправился через р. Прут. Понимая необходимость сотрудничества с по­встанцами Валахии и Молдавии, 24 февраля 1821 он выпустил воззвание «Борцам за веру и отечество», объяснявшее местным жителям цели борьбы греков. Однако отношения между Ипсиланти и Владимиреску начали резко ухудшаться, а когда последний вошел фактически в сговор с турками, лидер «Филики Этерии» арестовал его и казнил. Непродолжительная борьба повстанческой армии А. Ипсиланти закончилась в июне 1821, когда в сражении при Драгачанах был разбит состоявший из студентов «Священный батальон». Национально-освободительная борьба шла и на территории самой Греции. 25 марта 1821 вспыхнуло восстание на Пелопоннесе. Дата до некоторой степени является условной — в этот день митрополит Патр Германос поднял национальное греческое знамя над монастырем Агья-Лавра недалеко от Калавриты. Бои же между греческими повстанцами и турецкой армией на всей территории Греции начались еще накануне. К восставшим присоединились и жители греческих островов — Гидры, Псары и Спецы. В 1821–1823 большинство европейских государств крайне неприязненно воспринимали революционные действия (а именно так трактовалась борьба греков за независимость). Священный союз противился любым нарушениям status quo в международных отношениях. Наиболее жест­кую позицию занял австрийский канцлер К. Меттерних, усмотревший в действиях греков потенциальную помощь для продвижения России в балканско-средиземноморский регион. Его подозрения не были лишены оснований: в российско-турецких отношениях наметилась явная конфронтация. Так, накануне казни османскими властями константинопольского патриарха Григория V (который, кстати, осудил действия А. Ипсиланти, предав его анафеме), русский посол граф Г. А. Строганов покинул Стамбул. Султан надеялся, что европейские страны поддержат его в борьбе против России, а заодно и против разраставшегося греческого восстания. Однако борьба греков всколыхнула мировое общественное мнение. Во многих странах развернулось движение филэллинов (см. Филэллинизм). Тем временем ситуация в Г. развивалась противоречиво. Повстанцы добились серьезных успехов, однако национально-освободительному движению мешала неоднородность — как социальная, так и региональная. В результате были созданы три местных правительства. Сенат на Пелопоннесе состоял из старейшин и фактически представлял собой развитие традиционного местного самоуправления. В Зап. Г. также был создан сенат во главе с фанариотом А. Маврокордатосом. Правительство восточных районов — ареопаг — возглавлял фанариот Т. Негрис. 6 июля 1827 Великобритания, Россия и Франция подписали Лондон­скую конвенцию, обязавшись коллективно воздействовать на Османскую империю с целью предоставления автономии Г. Однако султан отказался от международного посредничества, надеясь подавить греческое восстание своими силами. Точку в этом процессе поставила русско-англо-французская эскадра, разгромившая 20 октября 1827 при Наварино объединенный турецко-египетский флот (см. Наваринское сражение 1827). Создание государства. 3 февраля 1830 на заседании Лондонской конференции с участием представителей России, Англии и Франции был принят итоговый протокол. Г. объявлялась независимым государством, ее обязательство выплачивать Турции контрибуцию отменялось. В состав новосозданного государства вошли Пелопоннес, Южн. Румелия и несколько островов около материка. Г. объявлялась монархией, которая должна была прийти на смену принятой самими греками в период национально-освободительной войны президентской системы правления. Державы-покровительницы сошлись во мнении, что греческим монархом должен стать представитель какой-либо европейской правящей династии, не связанной прямо ни с одной из стран «тройки». Между тем в самой Г. внутриполитическая обстановка обострилась. Жест­кая позиция президента И. Каподистрии в отношении политиче­ских оппонентов внутри страны привела к падению его популярности среди различных слоев населения, и 9 октября 1831 он был убит на пороге церкви в Навплионе. Но обстановка продолжала накаляться, обострились межрегиональные и межклановые конфликты. Греция вновь сползала к гражданской войне. В соответствии с заключенной между Россией, Великобританией и Францией, а также Баварией в мае 1832 конвенцией на греческий трон был приглашен второй сын короля Баварии, 17-летний Фредерик Отто Виттельсбах, вошедший в греческую историю под именем короля Оттона I. Все органы власти оказались сконцентрированы в руках баварцев. В соответствии с указом от 25 февраля 1835 было введено так называемое византийское право, но по сути уголовное и гражданское уложения основывались на принципах римского канонического права по примеру германских земель. В 1833 греческая церковь была объявлена независимой от Константинопольской патриархии, с которой вплоть 1850 были разорваны отношения. Этот акт носил политический характер, так как преследовалась цель не допустить влияния Вселенского патриархата на внутренние дела Г. В 1834 столицей стали Афины. В политике доминировали три основные группы (условно называемые партиями), сформированными не столько в соответствии с политическими программами, сколько по принципу близости к державам-гарантам — России, Велико­британии и Франции. Так, «русская партия», лидером которой выступал Т. Колокотронис, имевший влияние на ветеранов-военных, ориентировалась на Россию. «Французская партия» (лидер И. Коллетис) объединяла в своих рядах представителей интеллигенции, средних слоев, коммерсантов. Так называемая английская партия (лидер А. Маврокордатос) объединяла крупных финансовых магнатов и судовладельцев, тесно связанных с английским капиталом. Попытки Оттона I достигнуть компромисса с вождями партий не удались. В начале 1843 ряд политических деятелей вошел в контакт с высшим офицер­ством афинского военного гарнизона. Политическая программа заговорщиков включала ряд принципиальных для развития страны вопросов: разработка и принятие конституции, ограничивающей полномочия монарха; созыв парламента; смещение с постов и выдворение из Г. так называемой баварской клики. Стремясь опередить возможную реакцию монарха, организаторы провели свою операцию 14 сентября 1843 («переворот» или «революция» 1843). При участии и короля Оттона I, и Национального собрания была выработана конституция, закреплявшая во многом авторитарные принципы управления страной. Крымская война 1853—1856 дала надежду Оттону I и королеве Амалии на воплощение внешнеполитической программы Г. в жизнь. В глазах большинства греков королевская чета приобрела черты последовательных проводников национальной идеи. В стране развертывалось движение за освобождение Фессалии и Македонии из-под османской оккупации. Великобритания и Франция предприняли решительные шаги с тем, чтобы не допустить вовлечения Г. в войну на стороне России. В мае 1854 объединенные англо-французские силы оккупировали Пирей и принудили короля занять позицию строгого нейтралитета. 22 октября 1862, когда королевская чета путешествовала по Пелопоннесу, гарнизон Афин и жители города подняли восстание и свергли Оттона I. При участии держав-покровительниц и фактически в соответствии с их выбором новым королем стал представитель датской династии, вошедший в греческую историю как король Георгиос I. В 1864 Греции по итогам референдума была передана образованная в 1815 под протекторатом Велико­британии Ионическая республика: ­о-ва Керкира (Корфу), Пакси, Левкада, Итака, Кефалония, Закинф. Принятие конституции 1864 ознаменовало окончание того периода греческой истории, главными этапами которого были война за независимость страны, становление политической структуры нового государства, пережившего дрейф от президентской республики к абсолютистской, а затем к конституционной монархии. Характерной особенно­стью развития страны на протяжении последней трети XIX в. стала политическая нестабильность и частая смена правительств, главы которых нередко выступали с противоположных и взаимоисключающих позиций. На протяжении этого периода сменилось около 30 премьер-министров, порой занимавших свой пост менее месяца. Экономика развивалась замедленными темпами из-за дефицита экономических ресурсов и нехватки профессионально подготовленных кадров. Основными отраслями нарождавшейся промышленности были текстильная и табачная. Катализатором активизации внутриполитической жизни в последней трети XIX в. выступили внешнеполитические неудачи Г., прежде всего в так называемом критском вопросе. Восстание против турецкого владычества, поднятое греками в 1858 на этом острове, было подавлено османскими властями, которые помимо карательных мер использовали и обещания расширить полномочия самоуправления жителей Крита. В 1866 движение за воссоединение острова с Г. (энозис) усилилось, чему в немалой степени способствовали надежды на активную позицию короля Георгиоса I. После Русско-турецкой войны 1877—1878 (см. Русско-турецкие войны XVII—XIX вв.) Г. получила часть Фессалии и Эпира. Постоянным фактором экономической жизни Г. стал растущий дефицит бюджета и отрицательное торговое сальдо. Сумма внешнего долга в 1879—1893 достигла 468 358 тыс. золотых франков. Обслуживание долга требовало до 50 % ежегодного национального дохода страны. В 1893 Г. объявила о банкротстве. Это заставило державы-кредиторы образовать в 1898 Международную финансовую комиссию из представителей Великобритании, Австро-Венгрии, России, Италии и Германии, задачей которой являлось обеспечение выплат процентов по займам и внешним долгам. Фактически комиссия превратилась в высший финансово-распределительный орган Г., контролировавший все финансы, занимавшийся сбором налогов и обладавший монополией в табачной и винной отраслях промышленности. Борьба за возвращение Крита вновь активизировалась к началу 1897. В Греко-турецкой войне 1897 Г. потерпела поражение, Крит вплоть до 1898 оставался под контролем шести европейских держав, включая Россию. В ноябре, после отбытия турецких частей, на Крите было создано Национальное управление во главе с принцем Георгиосом. Однако номинально сохранялся суверенитет Турции над островом. Общественно-политическое развитие в начале XX в. Балканские и Первая мировая войны. Критское восстание 1905, которое возглавил молодой политик Э. Венизелос, занимавший посты министра юстиции и иностранных дел в правительстве автономии, имело резко выраженный антиабсолютистский характер и было направлено во многом против принца Георгиоса. 8 октября 1908 Национальный совет Крита принял декларацию о воссоединении острова с Г. и направил своих представителей в греческий парламент. Однако под нажимом Великобритании Афины были вынуждены отказаться от признания независимости острова. Внутриполитическая ситуация в Г. характеризовалась очередным всплеском напряженности. На этот раз среди наиболее недовольных оказались офицеры греческой армии. В июле 1909 несколько офицерских подпольных групп объединились в Военную лигу, возглавляемую полковником Н. Зорбасом и насчитывавшую свыше 1,5 тыс. членов (в основном из числа младшего офицерского состава). 28 августа 1909 афинский гарнизон, расквартированный в местечке Гуди, был демонстративно введен в город и фактически взял столицу под контроль. «Движение Гуди» («Революция Гуди») распространилось и на другие части страны. Король был вынужден принять требования восставших. Из армии были удалены все члены королев­ской семьи, незаслуженно уволенные ранее офицеры были восстановлены в званиях. По требованию Лиги на пост премьер-министра был назначен Э. Венизелос. В 1911 он провел конституционную реформу, внеся более полусотни поправок и добавлений в конституцию 1864. По новой конституции кворум в парламенте снижался с 1/2 до 1/3 количества депутатов (с целью положить конец распространенному «шантажу неявкой»). Прием на государственную службу стал возможным только по результатам экзаменов. Начальное образование становилось бесплатным и обязательным. Была определена минимальная заработная плата для детей и женщин, сокращена процентная ставка по кредитам и займам, введен прогрессивный подоходный налог. Создавалось министерство экономики, и легализировались профсоюзы. Ликвидация бюджетного дефицита в 1910—1911 позволила провести реорганизацию и переоснащение вооруженных сил Г. С этой целью премьер обратился к Великобритании и Франции, которые послали свои военные миссии и инструкторов для подготовки флота и сухопутных сил. Реформы коснулись и внешней политики. Центр ее тяжести переместился на союз с молодыми балканскими странами — Болгарией, Сербией, Черногорией и Румынией. После Балканских войн Г. окончательно получила Крит, основную часть Фессалии с г. Салоники (Фессалоники) и ряд островов в Эгейском море.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты