Грановский, Тимофей Николаевич

0 комментариев

Грано`вский, Тимофей Николаевич (09[21].03.1813, Орел — 04[16].10.1855, Москва) — русский историк, профессор Московского университета, представитель западничества (см. Западники и славянофилы). Происходил из небогатой дворянской семьи. Отец Г. служил в соляном управлении в Орле. До 1826 учился дома, затем в московском частном пансионе Ф. И. Кистнера (1826–1828), где был в числе лучших учеников. В 1831 приехал в Санкт-Петербург, некоторое время служил мелким чиновником в Министерстве иностранных дел, в 1832 вышел в отставку и поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета (окончил в 1835). В доме профессора древнерусской литературы П. А. Плетнева встречался с В. А. Жуковским, В. Ф. Одоевским, А. С. Пушкиным и др. В студенческие годы начал печататься в журнале «Библиотека для чтения». В 1835—1836 служил секретарем Гидрографического департамента при Морском министерстве; сотрудничал в «Энциклопедическом лексиконе» А. А. Плюшара, «Журнале Министерства народного просвещения». В 1836–1839 по рекомендации попечителя Московского учебного округа С. Г. Строганова стажировался в Берлинском университете, где посещал лекции профессоров-гегель­янцев: историков Л. фон Ранке и Ф. фон Раумера, географа К. Риттера, философа Э. Ганса, юриста Ф. К. фон Савиньи и др. По возвращении в Россию Г. с сентября 1839 начал читать в Московском университете курс лекций по истории Античности, Средних веков и Нового времени. Стал фактически первым российским специалистом по истории западноевропейского Средневековья, основоположником отечественной медиевистики. Г. преподавал в Московском университете до конца жизни, был избран экстраординарным (1845) и ординарным (1849) профессором, деканом историко-филологического факультета (в мае 1855). В 1847 вместе группой молодых ученых (П. Г. Редкин, К. Д. Кавелин, Е. Ф. Корш) обратился с письмом к попечителю С. Г. Строганову, требуя увольнения профессора Н. И. Крылова, который своими личными качествами, по их мнению, позорил университет (так называемая крылов­ская история). Получив отказ в своих требованиях, авторы письма в январе 1848 подали в отставку, но Г. не разрешили покинуть университет, так как он не успел отработать необходимые 12 лет после заграничной командировки. Наряду с преподаванием, играл важную роль в российской общественной жизни 1840—1850-х. Был одним из лидеров так называемых западников, способствовал сближению кружка Н. В. Станкевича (М. А. Бакунин, В. Г. Белинский, В. П. Боткин и др.) с молодыми профессорами Москов­ского университета П. Г. Редкиным и Д. Л. Крюковым, а также с А. И. Герценом и Н. П. Огаревым. Большой общественный резонанс имели циклы публичных чтений (лекций) Г.: по истории средневековой Зап. Европы (сентябрь 1843 — апрель 1844), сравнительной истории Англии и Франции (1845—1846), «Четыре исторические характеристики» (1851, лекции об Александре Македон­ском, Тимуре, Людовике IX и Ф. Бэконе). Важнейшие научные труды: магистерская диссертация «Волин, Йомсбург и Винета» (1845), докторская диссертация «Аббат Сугерий. Об общинах во Франции» (1849), а также большое количество статей на различные темы, в основном связанные с лекционным курсом. Лекции Г. опубликованы по студенческим записям. Скоропостижно скончался, вероятно, от инфаркта. Похороны Г. стали заметным событием общественной жизни, среди студентов Москов­ского университета до начала XX в. сохранялась традиция собираться в этот день (6 октября) на Пятницком кладбище у могилы Г. Взгляды Г., сформировавшиеся на основе философии Г. В. Ф. Гегеля, основывались на идее единства исторического процесса, движущей силой которого он считал возникающие в обществе противоречия между различными силами. Высшим «продуктом» исторического развития для Г. было «просвещенное государство», которое учитывало бы интересы всех составляющих его личностей. В западноевропейском Средневе­ковье Г. отмечал прежде всего борьбу между бездушным, подавляющим личность деспотическим началом, унаследованным от Римской империи, и хаосом безответственной свободы, принесенной в Европу варварскими племенами. Для взглядов Г. был характерен исторический оптимизм, вера в неизбежное, хотя и не обязательно скорое, торжество идей общего блага через нравственное самосовершенствование людей. В исключительных случаях Г. считал оправданными и насильственные действия. Неоднозначно оценивая Французскую революцию XVIII века, он все же называл ее лозунг «Свобода, Равенство, Братство» — «высшим идеалом человечества». Идеи Г. находились в резком противоречии как с теорией «официальной народности», так и с идеологией славянофилов. Несмотря на идеологические разногласия, Г. поддерживал дружеские отношения со многими лидерами славянофильства (И. В. Киреевским, П. В. Киреевским, Д. А. Валуевым, К. С. Аксаковым). В последние годы жизни Г. испытывал влияние позитивизма. В речи «О современном состоянии и значении всеобщей истории» (произнесена на торжественном собрании Московского университета 12[24] января 1852) называл главным двигателем исторического процесса не гегелевскую «абсолютную идею», а материальные факторы (географические, этнографические, антропологические и др.), призывал историков активнее использовать теории и методы естественных наук. Соч.: Полное собрание сочинений. Т. 1—2. СПб., 1905; Лекции по истории позднего средневековья. М., 1971; Лекции по истории средневековья. М., 1987. Лит.: Грановский Т. Н. Библиография (1828–1967). М., 1969; Камен­ский З. А. Т. Н. Грановский. М., 1988; Левандовский А. А. Т. Н. Грановский в русском общественном движении. М., 1989; Его же. Время Грановского: У истоков формирования русской интеллигенции. М., 1990; Минаева Н. В. Грановский в Москве. М., 1963; Приленский В. И. Опыт исследования мировоззрения ранних русских либералов. М., 1995; Чешихин-Ветринский В. Е. Т. Н. Грановский и его время. Исторический очерк. 2-е изд. СПб., 1905; Roosevelt P. R. Apostle of Russian Libera­lism: T. Granovsky. Newtonville, 1986;

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты