ГОШЕВ ИВАН

0 комментариев

/ Ориг.: Иван Гошев Иванов

ГОШЕВ ИВАН - протоиерей, церковный историк и археолог.

В 1903–1909 годах обучался в Софийской ДС, с 1911 по 1914 год - на богословском факультете университета в Черновицах (Черновцы, Украина), в 1917 году  стажировался в Вене. В 1918-1919 годы библиотекарь при Синоде Болгарской Православной Церкви (БПЦ). Основатель и директор (1922-1958 годы) Церковного историко-археологического музея при Синоде. Доцент (1926), экстраординарный профессор (1929), профессор (1933). В 1933-1958 годы заведовал кафедрой литургики, церковной археологии и христианского искусства богословского факультета Софийского университета (в 1950 факультет был преобразован в Софийскую ДА). В 1927-1928 годы и 1933–1934 годы декан богословского факультета. Действительный член Болгарского археологического института (1933), член-корреспондент БАН (1941), академик (1945). Награжден орденом Кирилла и Мефодия I степени (1963).

В публикациях Гошева по средневековой истории и культуре Болгарии центральное место занимала кирилло-мефодиевская проблематика и близкие к ней темы. Он издал Житие равноапостольного Константина (Кирилла) и Похвальное слово святым Кириллу и Мефодию по списку Владислава Грамматика 1479 года, а также ряд посвященных им текстов по другим рукописям (Светите братя Кирил и Методий: Материал из ръкописите на Синодалния църковен музей в София // ГСУ, БФ. 1938. Т. 15. С. 1–160). Гошев публиковал отдельные списки без разночтений (нередко весьма значимых) из других рукописей и иных элементов критического издания. Ряд его работ по сути представляет развернутый комментарий к отдельным отрывкам из житий первоучителей. В статье «С какво писмо са били написани...» Гошев предложил вариант толкования места о «русских («рушких») письменах» в Пространном Житии святого Константина, опирающийся на конъектуру: «узкими писмены» («узкое» или «сжатое» письмо). По мнению исследователя, речь идет об арамейском или (вероятнее) самаритянском варианте греческого брахиграфического письма, в котором передаются преимущественно или исключительно согласные звуки, а гласные отмечаются. Эта точка зрения не получила признания специалистов (КМЕ. Т. 3. С. 501).

Тезис Гошева о существовании переходного от глаголицы к кириллице типа письма, заполнявший лакуну в древнейшей истории славянского письма и подтверждавшийся публикацией надписей, вызвал ряд положительных оценок исследователей (В. А. Мошин, О. Неделькович, Б. Фучич). Но ими также были отмечены излишняя увлеченность Гошева собственными прочтениями и реконструкциями текстов, незаслуженно высокая оценка графемного значения материала и категоричность разграничения функций 2 славянских азбук. Позднее была установлена недостоверность большинства опубликованных Гошевым фотоснимков, в особенности прорисей надписей, не содержавших в действительности тех знаков, которые видел или хотел видеть на них исследователь. Критический разбор эпиграфических построений и реконструкций Гошева был сделан археологами А. А. Медынцевой и К. К. Попконстантиновым (Медынцева А. А., Попконстантинов К. К. Надписи из Круглой церкви в Преславе. София, 1984). За публикацией Гошева признается в настоящее время лишь историографическое значение.

Несколько статей Гошева посвящено организации и богослужебной практике БПЦ, возникновению болгарского монашества (Старобългарската литургия: Според бълг. и визант. извори от IX–XI в. // ГСУ, БФ. 1932. Т. 9. С. 1–79; Облеклото на старо-българските монаси: Според византино-български извори от IX–XI в. // Изв. на Нар. етногр. музей. София, 1932. № 10/11. С. 37–72; Старобългарски чинопоследования за встъпване в монашество: Текст, превод и коментар // ГДА. 1957/1958. Т. 7 (33). С. 407–447).

В статье «Монашеско храбро «воюване» и Черноризец Храбър» (Сб. в чест на проф. Л. Милетич. София, 1933. С. 639–644), ссылаясь на частое символическое представление в староболгарской письменности монахов как «воинов Христовых», «соратников», «борцов» и на употребление «храбри» в смысле «Христовы», «святые» мужи (напр., в 50-й беседе Учительного Евангелия свт. Константина Преславского, в Беседе против богомилов пресвитера Козьмы, в Драгановой Минее), Гошев толкует название произведения «О письменах черноризца Храбра» как «О письменах святого черноризца» и делает вывод, что загадочное «Храбр» здесь обозначает не имя собственное или псевдоним автора произведения, а самого создателя славянской азбуки.

Гошев осуществил 1-е научное издание Рильских глаголических листков (Рилски глаголически листове. София, 1956) в кириллической транслитерации с параллельным греческим текстом. По его мнению, помимо «Паренесиса» святого Ефрема Сирина Рильские листки содержат великопостные исповедальные молитвы и несколько не идентифицированных по содержанию фрагментов. На основании палеографического анализа Г. сделал выводы, что листки написаны одной рукой и графика памятника (в особенности частые и разнообразные лигатуры) связывает его с деятельностью учеников равноапостольных Кирилла и Мефодия. Указал на сходство письма листков с Ассеманиевым Евангелием. Особое внимание уделил вопросу первоначального славянского перевода «Паренесиса» святого Ефрема Сирина, предположив, что еще при жизни святого Мефодия были переведены избранные места «Паренесиса», а во время правления царя Симеона (893–927) был сделан полный перевод, который получил широкое распространение. Поддержал мнение И. И. Срезневского, В. Ягича и др. о том, что по особенностям фонетики, морфологии и лексики Рильские листки относятся к восточноболгарским памятникам 2-й половины Х века.

Результатом многолетнего изучения начального периода развития славянской эпиграфики стала одна из главных монографий Гошева - «Старобългарски глаголически и кирилски надписи от IX и X века» (София, 1961). Проанализировав граффити из баптистерия Круглой церкви в Преславе и ряд др. надписей, Гошев пришел к выводу, что при болгарском князе Борисе и царе Симеоне бытовали 2 азбуки: глаголица, созданная святым Кириллом, и кириллица, возникшая в Преславе и представлявшая в тот период греческо-славянское письмо, в котором к греческим буквам для обозначения славянских фонем добавлялись стилизованные под греческие глаголические буквы. В доказательство Гошев приводил свидетельство архиепископа Охридского Димитрия II Хоматиана о реформе графической системы, проведенной свт. Климентом Охридским, и то обстоятельство, что глаголицей были написаны абецедарии и богослужебные тексты, а кириллицей — светские памятники.

©Православная энциклопедия

Литература
  • Грашева Л. Гошев И. // КМЕ. Т. 1. С. 516–519

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты