Гораполлон (Хораполлон, Хор-Аполлон; греч. Ὡραπόλλων)

0 комментариев

Гораполло`н (Хораполлон, Хор-Аполлон; греч. Ὡραπόλλων) — предполагаемый автор чрезвычайно популярного в Европе XV—XVI вв. трактата, посвященного толкованию древнеегипетских иероглифов. Изначально написанный «по-египетски» (т. е. по-коптски), текст дошел в греческом переводе некоего «Филиппа» и стал известен как «Иеро­глифика» («Ἱερογλυφικά»). Рукопись перевода, найденная в 1419 на о. Андрос, была привезена в 1422 К. Буондельмонти (ученым монахом, известным автором трудов по географии Греции и Византии) во Флоренцию, где с тех пор хранится в Biblioteca Medicea Laurenziana. Точные сведения об авторе и переводчике отсутствуют. Двух египтян с именем Г. упоминает знаменитый византийский словарь Суда (ω 159). Один — современник императора Феодосия (II? 408—450) — преподавал «в Александрии и в Египте, позднее в Константинополе»; известный комментатор античных авторов. Другой (родственник первого?) жил при императоре Зеноне (474—491) и был одним из последних видных представителей египетского (т. е. языческого) жречества; обвиненный в смуте против христиан, был схвачен, пытаем и принуждаем к принятию новой веры. Ни один известный источник однозначно не связывает этих Г. с «Иероглификой», но традиция склонялась в пользу авторства Г.-старшего. Высказывались и иные «гипотезы»: к примеру, об идентичности Г. и самого бога Хора (Гора). В последнее время нередко возвращаются к признанию сочинения псевдоэпиграфом. После выхода в Европе первых печатных изданий трактата — на греческом в 1505 и в латинском переводе в 1517, за которыми последовали десятки других, — он более трех веков оказывал колоссальное влияние на умы европейских гуманитариев и теологов, отражая интерес к Египту Древнему (и его загадочной письменности) как сокровищнице выс-шей мудрости и сокровенных «герметических» знаний, породив одну из ранних волн «египтомании». Это оказало огромное (и пагубное) влияние на историю дешифровки древнеегипетской письменности. Небольшой трактат Г. содержит 189 толкований древнеегипетских знаков. При этом в первой его части смысл отдельных иероглифов объяснялся верно (или почти верно), что выдает несомненное знакомство автора с иероглифическим письмом, однако символический способ «прочтения» текста вполне фантастичен; во второй части метод истолкования следует эллинистической «аллегорической» традиции и предположительно был привнесен позднее переводчиком. Попытки символико-аллегорического «прочтения» иероглифов (с опорой на толкование Г.), которые предпринимались с XVII в. (А. Кирхер) вплоть до открытия Ж.-Ф. Шампольона (1822) и даже после него (J. G. Wilkinson, 1828) оказались бесплодными, поскольку древнеегипетское письмо сочетало с идеографическим принципом фонетический. После открытия этого принципа Шампольоном интерес к «Иероглифике» как ключу к дешифровке заметно иссяк. Однако интерес к Г. и его труду как ценнейшему источнику для реконструкции менталитета и культуры эпохи Ренессанса не угасает. Лит.: Boas G. The Hieroglyphies of Horapollo. Bolling Seria 23. New York. 1950 (2-е изд. — 1993); Sangrill N. L. Horapollo // Dictionary of African Biography. Vol. 6. / Eds. Akyeampong E. K., Gates H. L. Oxford, 2012. P. 73—75; Гораполлон. Иероглифика. Т. I—II / Пер. с древнегреч. А. Г. Алексаняна по изд. Hieroglyphica (translatio Philippi) / Ed. F. Sbordone. Hori Apollinis hieroglyphica. Naples, 1940. P. 1—216 (http://www.egyptology.ru/antiq.htm).

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты