ГОЛИЦЫН ДМИТРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (ДИПЛОМАТ)

0 комментариев

Известный дипломат, меценат, коллекционер, учредитель Голицынской больницы в Москве (сейчас – Голицынский корпус Первой городской клинической больницы).

Детство и юность

Дмитрий Михайлович родился в одной из самых влиятельных семей петровской эпохи. Его отец - представитель четвертой ветви Голицыных Михаил Михайлович, фельдмаршал, участник Азовских походов и Северной войны, президент Военной коллегии, член Верховного тайного совета. Мать  - дочь знаменитого военного, дипломата и первого постоянного посла России заграницей Б.И. Куракина Татьяна Борисовна,  обергофмейстерина при императрицах Анне и Елизавете, дама ордена св. Екатерины. О ранних годах Дмитрия Михайловича ничего неизвестно, но, вероятно, он получил замечательное домашнее образование. Можно предположить, что также с ранних лет он был зачислен на военную службу.

Брак и карьера

В 1751 г., служа в лейб-гвардии Измайловском полку, Дмитрий Михайлович сочетался браком с Екатериной (Смарагдой) Дмитриевной Кантемир (1720-1761), дочерью молдавского князя Дмитрия Константиновича Кантемира и княжны Анастасии Ивановны Трубецкой. Екатерина Дмитриевна получила блестящее образование, которым руководил Иван Иванович Бецкой, впоследствии личный секретарь Екатерины II. Она считалась одной из самых образованных и красивых дам своего времени. В 1744 г. она стала камер-фрейлиной при Елизавете  Петровне, а в 1745-1750 гг. Екатерина Дмитриевна по семейным обстоятельствам проживала заграницей. С детства не отличаясь крепким здоровьем и подозревая бесплодие, Екатерина Дмитриевна не хотела выходить замуж. Однако Дмитрий Михайлович проявил настойчивость, и пара сочеталась браком 28 января 1751 г. в присутствии императорского двора и Елизаветы Петровны, иностранных дипломатов, государственных и военных деятелей. На следующий день после церемонии был дан торжественный бал, на котором присутствовало 200 человек. Тогда же супруга Дмитрия Михайловича была назначена статс-дамой. Трудно переоценить значение этого брака для развития карьеры и в большой степени характера Дмитрия Михайловича. Так, 5 сентября 1751 г. он был пожалован в камер-юнкеры, а в 1755 г. – в камергеры.

В 1755 г. после смерти матери Екатерины Дмитриевны пара стала задумываться о переезде. Более мягкий западноевропейский климат мог положительно сказаться на здоровье Екатерины, а пребывание при дворах иностранных монархов – на карьере Дмитрия Михайловича. В 1757 г. супруги, наконец, получили разрешение для посещения заграницы «с целью поправить здоровье», куда отправились вместе с дядей Екатерины Иваном Бецким. Финальным пунктом поездки стал Париж, где супруги осели на несколько лет. Там Дмитрий и Екатерина продолжили вести привычный образ жизни, став важной частью светского мира французской столицы и императорского двора. Российский дипломат Ф.Д. Бехтеев рассказывал о первом визите Екатерины Дмитриевны к монаршей особе: «…Королева приняла княгиню Голицыну без всякой церемонии, в шлафроке, после обеда, в своей спальне, после чего она была введена к мадам Аделанд, куда другие мадам де Франс изволили нарочно из своих покоев прийти, а оттуда прошла к дофине … нельзя лучше и отличнее учинить прием знатной чужестранной даме». Такое отношение к Екатерине Дмитриевне положительно сказалось на положении Голицыных в Париже. Их открытый и гостеприимный дом посещали французские государственные мужи, деятели искусства и дипломаты. Завязавшиеся дружеские связи во время этих салонов способствовали впоследствии успехам Голицына на дипломатическом поприще. Так, неслучайно, что именно Дмитрий Михайлович в 1760 г. был назначен послом России во  Франции.

Однако вскоре он получил новое назначение – посольство в Вене. Выбор Дмитрия Михайловича на эту должность был обусловлен несколькими факторами, но, пожалуй, главным было его дальнее родство с австрийской императорской семьей. Троюродный брат Голицына, Петр II, приходился двоюродным братом матери Иосифа II Марии Терезии. Приступить к исполнению должностных обязанностей в новом месте Дмитрий Михайлович смог не сразу. Приказ о переводе пришел 28 мая  1761 г., но уже тогда Екатерина Дмитриевна тяжело заболела и не могла сопровождать супруга в Вену. В письме к кузену А.М. Голицыну дипломат сообщал, что из-за этого обстоятельства вынужден отложить поездку, т.к. «нежность, которую я питаю к ней, не позволяет мне её покинуть, пока я не увижу её вне всякой опасности». Несмотря на недолгий период улучшения, Екатерина скончалась 2 ноября 1761 г. Смерть супруги стала тяжким ударом для Дмитрия Михайловича. В другом письме к кузену он писал о потере самого дорого
«человека, который составлял моё самое большое счастье, благодаря своей нежности ко мне и благодаря своим добродетелям, которые каждый день давали мне повод для восхищения».

В 1762 г. получил чин генерала-поручика, а через 10 лет, в 1772 г.,  - действительного тайного советника. Деятельность Дмитрия Михайловича в качестве посла в Вене положительно сказалась на стабилизации русско-австрийских связей. Не малую роль в этом сыграла сама личность дипломата, обласканного императорской семьей. Так, улица, где находилось российское посольство, была переименована в его честь и называлась Голицынштрассе. То же произошло с находящейся неподалеку горой – ее назвали Голицынберг. Князь также имел несколько домов и имений, где хранилась обширная коллекция произведений искусства.

Помимо своих прямых обязанностей, Голицын активно занимался благотворительностью и покровительством искусствам. За тридцать лет пребывания в австрийской столице он смог собрать выдающуюся коллекцию живописи, охватывающую практически все периоды ее развития. Этот глубокий интерес был отмечен Академией художеств в Венеции (1781), Академиями рисунка (1766) и художеств в Вене (1791), избравших Дмитрия Михайловича своим почетным членом. За свою дипломатическую службу Д.М. Голицын был награжден Орденами Андрея Первозванного 1-й степени, св. Анны, был кавалером орденов св. Александра Невского и св. Владимира.

Почтенный дипломат и вельможа скончался в Вене 19 сентября 1793 г., где проживал после своей отставки в 1792 г. Все свое имущество он завещал двоюродным братьям, в том числе собрание живописи, насчитывавшее 297 картин. Также им было выделено 920600 рублей на строительство больницы, которая была сооружена к 1802 г. Согласно завещанию, там же была организована картинная галерея, которая просуществовала с 1810 по 1817 г. Фактически она стала первым частным собранием, открытым для посещения широкой публике. 

Смежные статьи
Литература
  • Москалев Б.И. Княгиня (Смарагда) Е. Д. Голицына (1720-1761) и князь Д. М. Голицын (1721-1793) // Хозяева и гости усадьбы Вязёмы: материалы XIII Голицынских чтений, Большие Вязёмы, 21-22 января 2006 г. М., 2006.
  • Шустов В.В. Выдающийся русский посол - князь Д. М. Голицын: 1721-1793 гг. // Российская дипломатия: история и современность: материалы Научно- практической конференции, посвященной 450-летию создания Посольского приказа, 29 октября 1999 г. М., 2001.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты