Глобализация

0 комментариев

Глобализа`ция (от лат. globus — «(земной) шар») — современный этап интернационализации международных отношений, экономических, политических и социокультурных процессов, отличающийся особой интенсивностью. Наиболее очевидные проявления Г. — консолидация единого мирового рынка, активное развитие межгосудар-ственных финансовых, торговых и производственных связей, расширение денежных, товарных и людских потоков, ускоренная адаптация социальных структур к динамичным экономическим процессам, культурная универсализация, становление всеобщего информационного пространства на базе новейших компьютерных технологий. Г. как форма взаимодействия цивилизаций. Контакты сообществ с разными культурами, традициями, ценностными установками, конфессиональной приверженностью всегда строились на двойственной основе — взаимообогащения их участников и конфликта между ними. Отношения между Западом и Востоком, метрополиями и колониями, индустриальными и аграрными зонами с давних времен прямо или косвенно отражались на жизни миллионов людей. Но Г., охватив уже не миллионы, а миллиарды жителей Земли, придала процессу цивилизационных взаимодействий новый характер. Важнейшие системообразующие элементы ныне существующих цивилизаций подвергаются все более мощному воздействию со стороны одного из цивилизационных типов, который принято называть «западным». Запад (его также именуют «Севером»), являющийся всемирной лабораторией для испытания воздействия новейших технологий на природную и социальную среду, для преобразования и унификации исторических традиций, все больше воздействует на Восток (употребляется и условное понятие «Юг»), относительно недавно вступивший на путь модернизации. В результате процессов Г. произошло большее, чем прежде, приобщение значительной части человечества к плодам современного развития. Возникли новые объективные условия для преодоления национальной и этнической замкнутости. Углубление международного разделения труда обеспечило его более высокую производительность. Зримо повысился средний уровень жизни населения, проживающего в зоне так называемого «золотого миллиарда». Значительно расширились возможности получения людьми всесторонней информации и культурного взаимообмена. В то же время традиционные общества теряют органичную основу, трансформируясь преимущественно за счет освоения ими новых технологий, рожденных в недрах западной цивилизации, и связанных с ними культурных и социальных воздей-ствий, разрушающих вековые уклады жизни. Это разрушение, направленное извне и подменяющее собой естественное отмирание устаревших подсистем и элементов, не может не восприниматься как враждебная деятельность, призванная лишить затрагиваемые ею народы их исконной идентичности. Ряд стран (Индия, Китай, Япония, Корея) в условиях Г. сумели развить оригинальные модели оптимального сочетания (синтеза) заимствованного с Запада и традиционного, почвенного. Эти модели обеспечили им возможность относительно успешного приспособления к современной международной реальности. Форма, в которой Г. осуществлялась во 2-й половине XX — начале XXI в., привела к тому, что выиграли от нее прежде всего экономически наиболее развитые страны и опирающиеся на них крупные финансово-промышленные комплексы, тогда как многие менее развитые государства проиграли. Но и высокоразвитые страны сталкиваются с немалыми проблемами, вызванными Г. Возросшая взаимозависимость национальных экономик чревата усугублением финансовой нестабильности: кризисные явления в одной зоне вызывают серьезные потрясения во всех остальных. В экономически развитых странах из-за относительной дороговизны рабочей силы, что обусловлено высокими социальными стандартами, существенно снижается конкурентоспособность производимой продукции. Это, в свою очередь, ведет к свертыванию многих сфер производства и росту безработицы. В ряде государств свыше 10 % экономически активного населения составляют безработные. Начался демонтаж десятилетиями складывавшейся и эффективно действовавшей социально-правовой инфраструктуры. Страны, именовавшиеся ранее «третьим миром», в условиях Г. разделились на две основные группы. Первую составили явные «пасынки Г.» — государства, отставание которых от наиболее развитых стран, несмотря на все усилия, осталось прежним, а в отдельных случаях даже возросло. Под давлением товарной массы, поступающей с глобализованного мирового рынка, окончательному разрушению подверглись прежние архаические формы землепользования и агротехники, а также традиционное ремесленное производство. Это интенсифицировало процесс обнищания основной массы крестьян и ремесленников, ускорило их переселение из деревень и малых городских поселений в крупные города и мегаполисы, что, в свою очередь, привело к возникновению трущоб как зон концентрированной нищеты (cм. Урбанизация). Одновременно существенно углубилась материальная и духовная пропасть, отделяющая местные элиты, перенявшие образ жизни и нормы потребления, характерные для правящих классов Запада, от основной массы сограждан. Вторую группу составили страны, в последние десятилетия ускорившие свое развитие и несколько сократившие дистанцию, отделявшую их от зоны «золотого миллиарда». Тем не менее, потери, которые они несут под воздействием Г., также весьма велики. Сложное переплетение традиционалистских порядков, взаимодействий, типичных для раннего индустриализма, и постиндустриальных влияний, исходящих из зоны «золотого миллиарда», создало в этих странах протестный потенциал, порождающий постоянную социальную и политическую нестабильность. В условиях Г. приобрела особую важность так называемая проблема разрыва в развитии, т. е. прогрессирующего отставания наименее удачливых стран от авангард-ных групп государств. Отстающие страны превращаются в глобальный источник социальных, политических, экономических, а в ряде случаев и военных вызовов более благополучной части человечества. Г. и государство-нация. Глобализация скорректировала роль национального государства: ослабла возможность его вмешательства в финансовую, производственную и торговую сферы своей экономики. Пограничный контроль над передвижением людей и товаров хотя и сохранился, но не всюду является уже таким полным, как прежде. С конца прошлого столетия понятие национального суверенитета все чаще провозглашалось устаревшим, а его нарушение считалось вполне допустимым — прежде всего во имя нравственно обусловленного интервенционизма. Все это образовывало питательную почву для атак на национальный суверенитет со стороны наиболее радикальных поборников Г. При этом полностью игнорировалось то обстоятельство, что Г. не только подрывает значимость отдельных функций национальных государств, но и способствует усилению некоторых из них, в том числе крайне важных. Тезис об устаревании суверенитета возник в значительной мере на основе обобщения реального интеграционного опыта западноевропейских стран после Второй мировой войны и создания Европейского союза. Вместе с тем этот тезис не сообразуется, например, с опытом развития Соединенных Штатов Америки и с тенденциями в огромном регионе Центральной и Вост. Евразии, где преобладает тяготение к закреплению государственного суверенитета в правовых, политических и военно-силовых формах. Г. внесла существенные коррективы в сложившийся миропорядок. Одна из особенностей нынешней ситуации — четко проявляющееся противоречие между возросшей степенью взаимозависимости элементов миропорядка, с одной стороны, и нарастанием дестабилизирующих воздействий на него — с другой. Взаимозависимость интенсивно подпитывается глобализационными процессами, а дестабилизация существующего миропо- рядка — рядом их последствий: углублением разрыва в условиях существования экономически развитых и отстающих государств, не поспевающей реструктуризацией межгосудар-ственных отношений, амортизацией многих принятых прежде договорных документов, возросшей ориентацией правящих элит и части общественно­сти ряда стран на силовое давление как фактор, обеспечивающий международный порядок. Особенно опасные деформации системы международных отношений могут вызвать претензии на монополизацию в оценке явлений и принятие решений в этой сфере (синдром «однополярного мира»). Г. и миграции. Одним из важных проявлений нынешних форм конфликтного контакта цивилизаций стало небывалое по своим масштабам усиление иммиграционных потоков в зону «золотого миллиарда» из наиболее бедных и неблагополучных стран, прежде всего Азии и Африки. Важнейшая причина этого — глубокое различие в условиях существования на родине и в экономически благополучных странах. Миграция стимулируется нарастанием сферы вооруженных конфликтов и деятельностью средств массовой информации, проникающих в самые отдаленные уголки земного шара и ведущих широкую пропаганду преимуществ западного образа жизни. Немаловажное влияние на расширение миграционных потоков оказывает прогрессирующее старение населения в странах Запада. В результате на рынках труда этих стран сохраняется повышенный интерес к перспективной молодой рабочей силе. Этот интерес подогревается также тем, что рабочая сила иммигрантов, как правило, значительно дешевле, чем местная. С наступлением ХХI в. иммиграция стала выходить далеко за регулируемые пределы. В ряде случаев ее масштабы существенно превзошли реальные возможности стран, куда прибывают иммигранты. Проблема, однако, не исчерпывается ростом количественных показателей. Не менее важно и то, что в потоке новых иммигрантов возросла доля выходцев из стран с небелым, в том числе с мусульманским, населением, принесших с собой образ жизни и систему ценностей, с большим трудом стыкующиеся с культурой, обычаями и ценностными представлениями подавляющего большинства коренного населения развитых стран. Опыт убедительно показал, насколько трудна для иммигрантов этого типа даже поверхностная адаптация к новым условиям жизни. В отличие от своих предшественников, основная масса новых иммигрантов не стремится слиться с окружением, овладеть языком страны пребывания, принять утвердившиеся в ней обычаи, образ жизни, культуру. Избегая ассимиляции, они начинают адаптировать не себя, а условия своего существования в новой среде. В некоторых из стран, ставших резервуаром для иммиграционных потоков, возникли целые анклавы, в которых вновь прибывшие начали составлять большинство населения. Тем самым сложилась среда, благоприятствующая активизации протестного движения. Такая ситуация характерна для стран ЕС, США и ряда других. Нет оснований полагать, что подобные явления и породившие их причины носят преходящий характер. Не случайно иногда даже говорят о начале нового Великого переселения народов. Это, в свою очередь, не может не сказаться на настроениях автохтонного населения. Уже сейчас непосредственным результатом поднявшейся иммиграционной волны стало негативное отношение многих коренных жителей к «чужакам». Активность граждан, выражающих враждебность к иммигрантам, неуклонно возрастает. Непосредственное следствие этого — повсеместное усиление позиций популистских и праворадикальных политических партий. В ряде европейских стран возросшие и плохо контролируемые потоки иммигрантов создали кризисную ситуацию. Происшедшее в результате глобализационных процессов накопление нищеты на одном полюсе мира и вызывающего богатства на другом привело к возникновению сетевого международного терроризма. Г. открыла террористам доступ ко многим новейшим техническим достижениям, глобальному информационному пространству, возможностям транснациональных финансовых сетей, а также к современным средствам разрушения. Осложнился контроль (в силу увеличения людских потоков, пересекающих государственные границы) над потенциальными террористами. Глобализм и антиглобализм. Утверждение Г. привело к появлению идеологического течения, призванного обосновать неизбежность той модели, в которой она ныне реализуется. Чаще всего это течение именуют глобализмом. Поскольку сама Г. — процесс объективный, предполагается, что все, связанное с ней, должно приниматься без каких бы то ни было возражений. Она рассматривается как однолинейное поступательное движение, исключающее любую цикличность и вариативность. Содержательно Г. понимается как процесс распространения установок и ценностей западной цивилизации на все остальные регионы мира. Ценность существующих цивилизаций, культур, а, в конечном счете, и народов во многом определяется степенью их вовлеченности в процесс Г. Наличие противоречий, порождаемых Г., если не отрицается, то, по меньшей мере, преуменьшается. Глобализму свойственна также склонность к преувеличению реальных масштабов глобализационных процессов. При описании успехов Г. обычно делается упор на те сферы общественной деятельности и производства, в которых Г. действительно существенно продвинулась вперед. То обстоятельство, что многие другие жизненно важные сферы находятся лишь на пороге Г. либо даже не затронуты ею, по возможности замалчивается. Одновременно предполагается, что Г. несет с собой исключительно блага; если та или иная общность (государство, этническая или социальная группа) их не ощущает, это объясняется лишь тем, что она недостаточно включена в глобализационный процесс. Достаточно интенсифицировать усилия, направленные на такое включение, чтобы желаемые блага стали достоянием всех членов общества. Негативные стороны Г. породили, однако, глубокое недовольство в различных слоях населения. Во многих, особенно в пострадавших, странах она стала не без оснований восприниматься не столько как объективно обусловленный процесс, сколько как внешнее насилие, продиктованное эгоистическими намерениями. Возникло массовое движение, выступающее против издержек осуществляемого ныне варианта Г. Как всякое широкое массовое движение, особенно на первоначальном этапе, антиглобализм неоднороден. К его акциям нередко примыкают и чисто деструктивные группы. Однако по сути движение выполняет важную социально-политическую функцию, обращая внимание общественно­сти на реальные угрозы нынешней модели Г. и тем самым побуждая политические элиты к ее коррекции и способствуя предотвращению возможных потрясений в будущем. Это движение выступает не против объективного процесса универсализации человеческого сообщества, ведь социальные группы, породившие и поддерживающие это движение, сами органически связаны с Г. Действительная его цель — не реакционная утопия разобщенного человечества, а гуманизация глобализационных процессов. Таким образом, явное несоответствие установок глобализма реальной ситуации, с одной стороны, и анархистско-разрушительный пафос определенных групп внутри антиглобалистского движения, с другой, побуждают наиболее ответственные научные и политические круги во всем мире искать реалистические оценки действительного уровня Г., выявлять оптимальные пути преобразования мироустройства на основе принципов солидарности и гуманизма. Лит.: Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture. London, 1992; Negri А., Hardt М. Empire. London, 2000; Практика глобализации: игры и правила новой эпохи. М., 2000; Бек У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма — ответы на глобализацию. М., 2001; Валлерстайн И. Мир, в который мы вступаем: 2000—2050 годы // Россия и современный мир. 2001. № 1; Waters М. Globalization. 2nd ed. London, 2001; Стратегия и проблемы устойчивого развития России в XXI в. М., 2002; Альтерглобализм: теория и практика «антиглобалистского» движения / Под ред. А. В. Бу- згалина. М., 2003; Панарин А. С. Искушение глобализмом. М., 2003; Пантин В. И. Циклы и волны глобальной истории. Глобализация в историческом измерении. М., 2003; Синтез цивилизации и культуры. Международный альманах. М., 2003; Бауман Э. Глобализация. Последствия для человека и общества. М., 2004: Галкин А. А. Размышления о политике и политической науке. М., 2004; Многоликая глобализация / Под ред. П. Бергера, С. Хантингтона. М., 2004; Стиглиц Дж. Глобализация: тревожные тенденции. М., 2004; Анилионис Г. П., Зотова Н. А. Глобальный мир. Единый и разделенный: эволюция теорий глобализации. М., 2005; Кокошин А. А. Реальный суверенитет в современной мирополитической системе. М., 2005; Системная история международных отношений / Под ред. А. Д. Богатурова и др. В 2-х тт. М., 2006; Тоффлер Э. Шок будущего. М., 2008; Уткин А. И. Глобализация: процесс и осмысление. М., 2010; Яковец Ю. В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций, М. 2011; Гидденс Э. Навстречу глобальному веку. М., 2012.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты