ГЛАГОЛЕВ СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ

0 комментариев

ГЛАГОЛЕВ СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ - историк религии, автор работ по основному богословию и апологетике.

Его отец, протоиерей Сергий Глаголев, был настоятелем собора святителя Николая в Крапивне. По окончании Тульской ДС в 1885 году Глаголев поступил в МДА, в июне 1889 года завершил обучение со степенью кандидата богословия и был оставлен в академии в качестве профессорского стипендиата. С сентября 1890 по август 1892 года Глаголев преподавал библейскую и церковную историю в Вологодской ДС; в августе 1892 года возвратился в МДА исполняющим обязанности доцента по кафедре введения в круг богословских наук (согласно уставу 1910 года, вместо введения в круг богословских наук было восстановлено преподавание основного богословия), где проработал до закрытия МДА в 1919 году; принимал деятельное участие в выходящем с начала 1892 года «Богословском вестнике», в котором с 1892 по 1916 годы опубликовал более 60 статей, печатал свои работы в журналах «Вера и разум», «Душеполезное чтение», «Православное обозрение», «Странник» и др. 6 июня 1894 года Глаголев защитил магистерскую диссертацию «О происхождении и первобытном состоянии рода человеческого». В мае 1895 года Глаголеву присвоена степень магистра богословия, в сентябре того же года он стал экстраординарным профессором МДА и был направлен в научную командировку за границу на год. В 1900 году Глаголев избран вице-президентом Всемирного конгресса религий в Париже.

С начала издания в 1900 году Православной богословской энциклопедии Глаголев принимал участие в ее создании; автор 35 статей, среди них: богословские (Бог, Богопознание, Богословие, Вера, Апологетика, Бессмертие, Вечность, Жизнь, Истина); по истории восточных нехристинских религий (Авеста, Ассиро-вавилонская религия, Браманизм, Буддизм, Ведизм, Ислам); по истории европейской философии (Баадер, Вольтер, Галилей, Гартман Э., Гегель, Гоббес (Гоббс), Дунс Скот, Декарт и др.). Позднее большая часть этих статей вместе с некоторыми другими составила основное содержание 2 его работ - «Пособия к изучению основного богословия» и «Лекций по богословию», выпущенных в помощь слушателям Высших женских курсов в Москве. В июне 1901 года Глаголев в МДА защитил докторскую диссертацию «Сверхъестественное откровение и естественное богопознание вне истинной Церкви». С 1902 по 1913 годы были изданы важнейшие книги Глаголева: «Очерки по истории религии. Ч. 1», «Из чтений о религии», «Греческая религия. Ч. 1», «Естественно-научные вопросы, в их отношении к христианскому миропониманию» и др. С февраля 1902 года Глаголев - ординарный профессор, с 1910 года - член Правления МДА, с 1917 года - заслуженный профессор МДА. Читал лекции по богословию, истории религии и древней философии на Высших женских курсах в Москве. В 1917-1918 годах Глаголев избирался делегатом от МДА на Московский епархиальный съезд, Предсоборный совет и Поместный церковный Собор.

В мае 1928 года был арестован и выслан в Пензу, затем в Саранск. В 1929 году досрочно освобожден, уехал в Вологду. 5 июня 1937 годаарестован по обвинению в контрреволюционной деятельности. 19 сентября приговорен Особой тройкой УНКВД по Северной области к расстрелу.

Основной областью исследований Глаголева стала апологетика. Широко образованный ученый, разбиравшийся в сложной и специальной проблематике естественных религий, истории философии и науки, Глаголев ревностно трудился почти на всех направлениях апологетики конца XIX - начала XX веков. Созданные им труды по богословской, религиозно-исторической и естественнонаучной апологетике сохраняют значение и представляют интерес, несмотря на то что в исторической и фактической части они несколько устарели и не соответствуют в полной мере современному уровню естественнонаучных и исторических знаний.

Главной задачей апологетики Глаголев считал «научное обоснование истин веры» (Пособие к изучению основного богословия. С. 26); в таком обосновании не только доказываются вероучительные положения, но и опровергаются ложные и враждебные христианству учения. Мысль о доказуемости истин веры у Глаголева не противоречит его убеждению, что источником религиозных истин является Бог и что истины веры постигаются только в вере. Признавая необходимым и отвечающим духу христианства научное исследование Священного Писания, Глаголев вместе с тем полагал, что оно не может быть успешным без глубокой и искренней веры в Бога как обязательного условия понимания и объяснения Слова Божия. В отсутствии веры в Бога и недоверии к Священному Писанию и Священному Преданию Глаголев видел основной порок «научных» исследований христианства, получивших широкое распространение в европейских странах, в особенности в Германии и во Франции. Оценивая положительно отдельные достижения современной ему западной апологетики, Глаголев к существенным недостаткам католической апологетики относил ее оторванность от веры, а протестантской - безразличие к догматической проблематике.

В сочинении «Сверхъестественное откровение и естественное богопознание вне истинной Церкви» Глаголева были сформулированы основные теоретические принципы, к-рыми он руководствовался во всех без исключения своих апологетических сочинениях. Глаголев отличал откровение как непосредственное и сверхъестественное действие Божие от явлений естественных, причиной которых тоже был Бог, «но не непосредственно», а через ряд вторичных причин (С. 7), и тем самым утверждал, что существуют различные по своей значимости и ценности пути к Богу: 1-й - через откровение и веру - является исходным и определяющим для человечества, 2-й - естественное богопознание - в той или иной степени зависим от религиозных представлений и сам по себе, вне отношения к откровению, не может удовлетворить религиозное сознание и чувства человека, но по своему характеру в том случае, когда творение Божие толкуется в нем правильно (в науке и философии), ведет человека к вере, к признанию истинности откровения. Глаголев полагал, что человечество своими «неотвратимыми побуждениями» всегда искало Бога и Бог «всегда и везде нисходил к людям» (Там же. С. 5); однако само откровение Бога совершалось лишь в определенных условиях и возвещалось конкретным лицам, имея промыслительное значение для судеб людей и народов, поэтому «Он даровал Свое Откровение для всех, но не всем» (Там же. С. 7). Это откровение для всех, по мысли Глаголева, всегда предполагало существование религиозно-нравственного сообщества и получило истинное истолкование лишь в христианской Церкви как хранительнице откровения. Тем самым Глаголев выступал против заблуждений и ошибочных представлений о Боге, имеющих глубокие корни в древности, но характерных для современности, согласно к-рым 1) Бог не открывает Себя людям; 2) откровение Бога народам совершается применительно к историческим условиям жизни людей, и поэтому все религии по-своему выражают Бога и ни одна из них не может притязать на полноту истины; 3) Бог в Своем общении с человеком не нуждается в посредниках, поэтому Церковь как община верующих не имеет никакого значения для понимания Слова Божия (т. н. теория «религиозного индивидуализма»); 4) естественное богопознание само по себе достаточно, ведет к Богу ве́домыми ему путями и не нуждается в сверхъестественном откровении (точка зрения, разделяемая некоторыми философами и учеными).

В 1-й части труда - «Сверхъестественное откровение и естественное богопознание вне истинной Церкви» - Глаголев рассматривал 2 большие религиозно-исторические темы: «Библейское учение о распространении ветхозаветного Откровения вне богоизбранного народа» и «Распространение Откровения вне богоизбранного народа по внебиблейским источникам», во 2-й - «Естественное богопознание» - темы, имеющие отношение к науке и философии. Глаголев справедливо утверждал, что религия «не была изобретением человеческим» (Там же. С. 175), и связывал возникновение религии с божественным откровением. По этой причине Глаголев разделял точку зрения первоначального монотеизма, усматривая доказательства истинности этой теории в Библии, видел в монотеизме присущее еще древнему человечеству почитание единого Бога и богопознание, объяснял последующее многобожие историей затемнения религ. сознания.

В учении о естественном богопознании Глаголев утверждал, что христианская религия и наука не противоречат друг другу, более того, великие научные открытия лишь подтверждают истинность христианства, обнаруживая все богатство и многообразие божественного творения. Относительно космологической проблематики Глаголев полагал, что существует 4 объяснения трансцендентной первопричины мира - атеистическое, пантеистическое, деистическое и теистическое (Там же. С. 288), и считал правильным теистическое воззрение, исходящее из понимания творения мира трансцендентным Богом из ничего и представлений о Боге как бесконечной силе и абсолютной воле. Философско-богословская проблематика рассматривалась Глаголевым под углом 2 взаимосвязанных тем - личности человека и Бога. В учении о человеке Глаголев ошибочно смешивал психологические и метафизические аспекты, тему души с темой личности, оставляя в стороне сложную богословскую проблематику Воплощения. В учении о Боге Глаголев исходил из концепции Абсолюта, рассматривал проблему взаимоотношения Абсолюта и личности в различных философских учениях, как отвергающих, так и признающих их совместимость, и делал вывод, что христианское учение о Триедином Боге соединяет представление об Абсолюте с Тремя Лицами, несмотря на то что «Абсолютная личность и еще более абсолютная трех личность… непостижимы для нас» (Там же. С. 339).

Учение о Боге Глаголев изложил в энциклопедической статье «Бог»; он писал: «Бог - высочайшее имя, с которым соединяются все чистые и светлые упования человечества. В Нем бытие находит себе объяснение и оправдание - свою причину и свою цель» (То же: Пособие к изучению основного богословия. С. 63). В разработанной с точки зрения апологетики статье Глаголев рассматривал Бога как Творца всего сущего, самопричину и причину всего, абсолютно свободную личность, совершенный разум и безграничную любовь (Там же. С. 64-65). Подчеркивая связь учения о Боге с Абсолютом и Личностью, Глаголев ограничился очень кратким упоминанием о Троице (Там же. С. 69) и посвятил половину статьи разбору доказательств бытия Божия в философии.

Труды по истории религии

В решении основных вопросов истории религии Глаголев исходил из деления религий на сверхъестественную Богооткровенную религию и естественные религии, в которых он усматривал искажение истинных представлений о Боге Троице, утрату истинной веры в единого Бога Спасителя, обоготворение природных сил (стихий), поклонение им и многобожие. Возводя первые естественные религии к истинной Богооткровенной религии как началу человеческой истории и совершившемуся здесь грехопадению человека - непосредственной причине происхождения естественных религий,- Глаголев выстраивал хронологическую схему, согласно к-рой развитие религий прошло 3 периода: в 1-й возникли ассиро-вавилонская, египетская, хеттская, финикийская и другие религии Передней Азии, во 2-й (VII-VI века до Р. Х.) - зороастризм, конфуцианство, религии Индии (браманизм, буддизм), греческие и римские религии, христианство, в 3-й (VII века по Р. Х.) - ислам (Из чтений о религии. С. 55-56). Особое место в рамках этой классификации занимали иудаизм, религия народа, утратившего подлинную религию и богоизбранность по причине ложного истолкования Откровения и отрицания явившегося миру Спасителя мира Богочеловека Иисуса Христа, и христианство, единственная истинная религия спасения, утвержденная на земле воплощением Сына Божия Иисуса Христа.

Специальному обсуждению проблематики естественных религий Глаголев посвятил ряд трудов. «Очерки по истории религии. Ч. 1», изданные в 1902 году, своей задачей ставили описание естественных религий древнейших культурных народов. В предисловии Глаголев рассматривал сходства и различия между религиозным и научно-философским (и историческим) восприятием мира видимого и мира невидимого, выводил необходимость для человечества религии откровения из 2 взаимосвязанных посылок: невозможно человечеству жить без религии и невозможно человеку самому создать религию (С. 19), проводил различия между ветхозаветной и новозаветной религией откровения (т. е. сверхъестественной религией) и естественными религиями. Согласно Глаголеву, в древнейших религиях прослеживается «логическое стремление к единству» божественных начал; теологи старались установить отношения между божествами или по их происхождению, или по тому, какое участие каждый из богов принимал в управлении миром (С. 259). Тем самым иерархический политеизм, по мнению Глаголева, должен был направлять мысль теологов Древнего Востока к монотеизму, но в итоге направлял ее к пантеизму (С. 260). В своей книге Глаголев дал весьма подробное, но отнюдь не самостоятельное описание богов и отправление культа в ассиро-вавилонской, египетской, хеттейской (хеттской), финикийской религиях, характеристику верований сирийцев и арабов. В сочинении «Из чтений о религии» были представлены религии в их исторических формах (ассиро-вавилонская, египесткая, ислам, христианство и др.), а также понимание религии крупнейшими представителями философии (Декарт, Г.В. Лейбниц, И. Кант, Ф. Шлейермахер и др.). Сочинение «Греческая религия. Ч. 1», не отличающееся самостоятельностью в разработке проблем, посвящено изложению греческих верований на различных этапах их существования.

Труды Г. по истории науки

были тесно связаны с задачами христ. апологетики и подчинены им. В 2 определяющих мотивах в отношении Глаголева к науке своего времени - в истолковании научного знания как формы естественного богопознания, с одной стороны, и в вынужденном признании неспособности науки, несмотря на ее прогресс, дать целостное и удовлетворительное объяснение мира - с другой, нашли отражение характерные для рубежа XIX и XX веков процессы разрушения старых классических представлений о мире. Достаточно хорошо осведомленный о последних достижениях в области математики, физики, биологии и других наук, Глаголев весьма скептически оценивал возможности современной науки объяснить происхождение мира, жизни на земле и человека, т. е. дать ответ на те вопросы, без решения которых нельзя построить целостное мировоззрение. Эта неполнота, относительная истинность и фрагментарность научных знаний, осознаваемая в качестве неотъемлемой черты самой науки, по мнению Глаголева, могла быть восполнена только богооткровенной религией, имеющей божественную санкцию и отвечающей на коренные вопросы жизни человека.

Сочинение «Материя и дух» имело подзаголовок: «Попытка объединения данных наук о материи и духе для научного обоснования христианского взгляда на мир и человека», вполне поясняющий его задачу и отчасти содержание. В 1-й части работы Глаголев рассматривал атомистические, энергетические теории, подробно разбирал радиоактивные, электрические и прочие явления; теорию 4-мерного пространства. «Задача наук о материи,- писал Глаголев,- состоит в том, чтобы найти физическую первооснову мира. Решена ли эта задача современным естествознанием? Без сомнения, нет» (С. 93). Ни эмпирические науки, ни философия, считал Глаголев, не дают четкого и ясного представления, что такое материя или сила. Во 2-й части сочинения Глаголев анализировал теорию психического атомизма, писал о ее несостоятельности (С. 107-111) и превосходстве духа над материей. В сочинении «Естественно-научные вопросы, в их отношении к христианскому миропониманию» Глаголев ставил вопросы о жизни на Марсе, «прошедшем и будущем миров», теории наследственности Г. Менделя в ее сравнении с другими теориями, прежде всего с гипотезой пангенезиса Ч. Дарвина (С. 148-150), затем Э. Геккеля, А. Вейсмана и др. «Вопрос о происхождении новых форм... оказывается настолько сложным,- писал Глаголев,- что в сущности с научной точки зрения при настоящем состоянии знаний недопустимы широкие обобщения по вопросу о происхождении родов, классов и типов» (С. 200). Примечательно, что Глаголев признавал значение менделизма не только в биологических исследованиях, но и в «оказании услуги этике» (С. 200-201). Эта тема «Естественно-научных вопросов...» разрабатывалась и в др. работах, в т. ч. в магистерской диссертации «О происхождении и первобытном состоянии рода человеческого», в которой была дана критика теории Дарвина, а также других теорий эволюционистов. (О Глаголеве смотри также в статье Апологетика.)

Сочинения:

Антропологическая проблема в настоящее время // ЧОЛДП. 1893. № 10. С. 272-327; № 11. С. 363-398; № 12. С. 537-585;

Вопрос о бессмертии души // ВФиП. 1893. № 19. С. 1-19; № 20. С. 1-26;

О происхождении и первобытном состоянии рода человеческого. М., 1894;

Протоиерей Ф.А. Голубинский // БВ. 1897. № 12. С. 437-482;

Сверхъестественное откровение и естественное богопознание вне истинной Церкви. Х., 1900;

Очерки по истории религий. Серг. П., 1902. Ч. 1;

Религиозная философия Канта // ВиР. 1904. № 3. С. 91-114;

Из чтений о религии. Серг. П., 1905;

Материя и дух. СПб., 1906;

Греческая религия. Серг. П., 1909. Ч. 1;

По вопросам логики. Х., 1910;

О графе Л.Н. Толстом // БВ. 1911. № 12. С. 558-578;

Пособие к изучению основного богословия. М., 1912;

Новый опыт гносеологии: [Рец. на:] Мейерсон Э. Тождественность и действительность. СПб., 1912 // БВ. 1912. № 12. С. 810-840;

Естественно-научные вопросы, в их отношении к христианскому миропониманию. Серг. П., 1913;

Религиозная философия Фихте // БВ. 1914. № 12. С. 759-815;

Древо знания и древо жизни. Серг. П., 1916;

Лекции по богословию. Высшие Женские курсы в Москве / МДА. [М., б. г.]. Ркп.; Опыты математического решения богословских вопросов // БВ. 1916. № 6. С. 237-252; № 7/8. С. 446-467;

Прошлое человека. Серг. П., 1917;

Предисловие [к ст. И. И. П. Валетона «Израильтяне»] // Иллюстрированная история религий: В 2 т. / Под ред. Д. П. Шантепи де ля Соссей. [М.], 19922. С. 247-264.

Иллюстрации:

С.С. Глаголев. Архив ПЭ.

©Православная энциклопедия

Литература
  • Голубцов С., протодиак. Московская Духовная Академия в эпоху революций. М., 1999; он же. Профессура МДА. С. 63-64; он же. Стратилаты Академические. М., 1999
  • Диваков М., диакон. Богословские труды проф. МДА С. С. Глаголева: [Курс. соч.]. МДА. 1972. Ркп. [Библиогр. (неполная)]; За Христа пострадавшие. Кн. 1. С. 317

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты