ГЕРМЕНЕВТИКА БИБЛЕЙСКАЯ

0 комментариев

ГЕРМЕНЕВТИКА БИБЛЕЙСКАЯ - богословская наука, предметом изучения которой являются методы и принципы толкования Библии.

Герменевтика библейская де­лит­ся на тео­ре­ти­че­скую, ис­то­ри­че­скую и прак­ти­че­скую. Тео­ре­тическая Герменевтика библейская фор­му­ли­ру­ет ос­нов­ные (бу­к­валь­ный, ти­по­ло­гический) и до­пол­ни­тель­ные (сим­во­лический, ал­ле­го­рический) ме­то­ды тол­ко­ва­ния Свя­щен­но­го Пи­са­ния. Осо­бое вни­ма­ние при этом уде­ля­ет­ся сход­ст­ву и от­ли­чию ме­то­дов ме­ж­ду со­бой, а так­же об­лас­ти их при­ме­не­ния. Ис­то­рическая Герменевтика библейская про­сле­жи­ва­ет ис­то­рию тол­ко­ва­ния Свя­щен­но­го Пи­са­ния в различные пе­рио­ды су­ще­ст­во­ва­ния Церк­ви: тол­ко­ва­ние Вет­хо­го За­ве­та па­ле­стин­ски­ми и алек­сан­д­рий­ски­ми иу­дея­ми до при­ше­ст­вия в мир Ии­су­са Хри­ста, за­тем - са­мим Ии­су­сом Хри­стом и святыми апо­сто­ла­ми, тол­ко­ва­ние Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­та му­жами апо­столь­ски­ми, от­ца­ми и учи­те­ля­ми Алек­сан­д­рий­ской, Ан­ти­охий­ской и Эдес­ско-Ни­си­бин­ской школ, а так­же на ви­зантийском Вос­то­ке, на латинском За­па­де, на Ру­си. Прак­тическая Герменевтика библейская рас­смат­ри­ва­ет кон­крет­ные слу­чаи тол­ко­ва­ния биб­лей­ских книг в за­ви­си­мо­сти от их струк­ту­ры, жан­ра и ря­да других ха­рак­тер­ных черт. В конце XX - начале XXI веков в не­ко­то­рых западных на­учных шко­лах Герменевтика библейская по­ни­ма­ет­ся как прак­тическая нау­ка по ис­тол­ко­ва­нию Пи­са­ния в по­нят­ном для современного чи­та­те­ля смыс­ле, ко­то­рый мо­жет не­сколь­ко от­личать­ся от ис­ход­но­го, вы­ска­зан­но­го в биб­лей­ской кни­ге.

Ста­нов­ле­ние Герменевтики библейской в ран­нем иу­да­из­ме вос­хо­дит ко вре­ме­ни ва­ви­лон­ско­го пле­на (около 586-539 годов до н. э.). Во мно­гом это бы­ло обу­слов­ле­но не­об­хо­ди­мо­стью вновь сде­лать текст еврейского Пи­са­ния по­нят­ным для на­ро­да, что тре­бо­ва­ло ре­ше­ния ря­да про­блем, в ча­ст­но­сти, обу­слов­лен­ных ут­ра­той мно­ги­ми по­ни­ма­ния древнееврейского язы­ка - язы­ка Пи­са­ния и на­ли­чи­ем про­ти­во­ре­чий ме­ж­ду не­ко­то­ры­ми пра­во­вы­ми пред­пи­са­ния­ми раз­ных час­тей То­ры по од­ним и тем же во­про­сам. В этой ситуа­ции воз­ни­ка­ет гер­ме­нев­тический ме­тод мид­раш, вклю­чаю­щий раз­но­об­раз­ные приё­мы тол­ко­ва­ния од­них по­ло­же­ний За­ко­на Мои­сее­ва пу­тём со­гла­со­ва­ния по­доб­ных мыс­лей, фраз, слов с дру­ги­ми, те­ма­ти­че­ски близ­ки­ми пред­пи­са­ния­ми. Во II веке н. э. окон­ча­тель­но фор­ми­ру­ют­ся пра­ви­ла га­ла­хического тол­ко­ва­ния (смотри Га­ла­ха). Другой ха­рак­тер­ный для па­ле­стин­ско­го иу­да­из­ма гер­ме­нев­тический жанр - Ага­да - со­сре­до­то­чи­вал­ся пре­ж­де все­го на ис­тол­ко­ва­нии со­бы­тий биб­лей­ской ис­то­рии, до­пол­няя её де­та­ля­ми из уст­но­го пре­да­ния, ле­генд, ска­за­ний. В алек­сан­д­рий­ской иу­дей­ской эл­ли­ни­стической ди­ас­по­ре III века до н. э. - I века н. э. про­бле­ма биб­лей­ских ан­тро­по­мор­физ­мов и бу­к­валь­но­го по­ни­ма­ния многих за­по­ве­дей Мои­сея ре­ша­лась ме­то­дом ал­ле­го­рического тол­ко­ва­ния тек­ста, воз­ник­ше­го ещё в древнегреческой тра­ди­ции тол­ко­ва­ния ми­фов. Ал­ле­го­рическое тол­ко­ва­ние дос­тиг­ло наи­выс­ше­го раз­ви­тия в тру­дах Фи­ло­на Алек­сан­д­рий­ско­го, ко­то­рый ви­дел в Пи­са­нии От­кро­ве­ние Бо­жие, в ко­то­ром «про­рок» яв­ля­ет­ся лишь пас­сив­ным, бес­соз­на­тель­ным ору­ди­ем во­шед­ше­го в не­го Ду­ха, по­этому поч­ти всё в За­ко­не Мои­сее­вом име­ет ино­ска­за­тель­ный смысл (Philo. De Ioseph. 28. 3).

Ос­но­вы хри­сти­ан­ско­го под­хо­да к Вет­хо­му За­ве­ту, соз­дан­ные в апо­столь­ский пе­ри­од, - те­ма обе­то­ва­ния и его эс­ха­то­ло­гического ис­пол­не­ния, так же как и об­ра­ще­ние к древ­ним мес­си­ан­ским име­но­вани­ям, - по­мог­ли ран­не­хри­сти­ан­ским ав­то­рам на­хо­дить под­твер­жде­ние сво­ей ве­ре в то, что обе­то­ва­ния Бо­га на­ро­ду Из­раи­ля и все­му ми­ру бы­ли осу­ще­ст­вле­ны че­рез ис­ку­пи­тель­ную мис­сию Ии­су­са Хри­ста. Так, Иустин Фи­ло­соф (умер около 166 года) про­ти­во­пос­та­вил гно­сти­кам уче­ние, со­глас­но ко­то­ро­му Ии­сус Хри­стос, Пре­веч­ный Ло­гос Бо­жий, дей­ст­во­вал уже в Вет­хом За­ве­те, а зна­чит, Вет­хий За­вет и Но­вый За­вет об­ра­зу­ют еди­ное сви­де­тель­ст­во о дей­ст­вии Бо­га в Свя­щен­ной ис­то­рии. Ири­ней Ли­он­ский стре­мил­ся ак­цен­ти­ро­вать пре­ем­ствен­ность ме­ж­ду вет­хо­за­вет­ны­ми пи­сания­ми и хри­сти­ан­ским Еван­ге­ли­ем, ут­вер­ждая, в про­ти­во­по­лож­ность гно­стич. уче­нию о Де­ми­ур­ге, что Бог Из­раи­ля есть так­же Бог Церк­ви. Ири­ней на­стаи­ва­ет на том, что ис­тин­ное тол­ко­ва­ние Пи­са­ния про­ис­хо­дит толь­ко в Церк­ви (Iren. Adv. haer. IV 26. 1). Тер­тул­ли­ан ут­вер­ждал, что цер­ков­ная эк­зе­ге­за долж­на ори­ен­ти­ро­вать­ся на цер­ков­ное «пра­ви­ло ве­ры», со­хра­няе­мое в об­щи­нах, воз­глав­ляе­мых епи­ско­па­ми, с апо­столь­ских вре­мён и вы­ра­жаю­щее суть биб­лей­ско­го ве­ро­уче­ния (Tertull. De praescript. haer. 19; ср.: 13). Гер­ме­нев­тический те­зис о «пра­ви­ле ве­ры» как нор­ме тол­ко­ва­ния окон­ча­тель­но ут­вер­дил­ся в цер­ков­ной гер­ме­нев­ти­ке с начала V века.

С конца II века в хри­сти­ан­ст­ве воз­ни­ка­ют эк­зе­ге­тические шко­лы: Алек­сан­д­рий­ская, Ан­ти­охий­ская и Эдес­ско-Ни­си­бин­ская. Ста­нов­ле­ние Алек­сан­д­рий­ской шко­лы свя­за­но с име­нем Ори­ге­на, ко­то­рый, по­доб­но Фи­ло­ну, стре­мил­ся при­ми­рить биб­лей­ское бо­го­от­кро­вен­ное сви­де­тель­ст­во с языческой об­ра­зо­ван­но­стью, раз­ви­вая хри­сти­ан­ский ме­тод ал­ле­го­рического тол­ко­ва­ния Пи­са­ния. Эк­зе­ге­ты Ан­ти­охий­ской шко­лы, в от­ли­чие от Ори­ге­на и других алек­санд­рий­ских хри­сти­ан­ских пи­са­те­лей, стре­ми­лись ак­цен­ти­ро­вать вни­ма­ние на ис­то­рическом под­хо­де к Пи­са­нию, изъ­ясняя ка­ж­дую кни­гу Биб­лии с учё­том кон­крет­ной си­туа­ции её воз­ник­но­ве­ния. Бу­к­валь­ный под­ход к Пи­са­нию ха­рак­те­рен для пер­вых пред­ста­ви­те­лей этой шко­лы - Дио­до­ра Тарс­ско­го (умер ме­ж­ду 390 и 394 годами) и Фео­до­ра Моп­суе­стий­ско­го (умер около 428 года).

Вы­яв­ле­ние эс­ха­то­ло­гического смыс­ла Пи­са­ния бы­ло по­ло­же­но в ос­но­ву ана­го­ги­че­ско­го тол­ко­ва­ния и ста­ло од­ним из эле­мен­тов про­грам­мы чет­ве­рич­но­го уров­ня смыс­ла Свя­щен­но­го Пи­са­ния, впер­вые сфор­му­ли­ро­ван­ной Ио­ан­ном Кас­сиа­ном Рим­ля­ни­ном и за­тем вос­при­ня­той средневековой схо­ла­сти­кой. В ней бу­к­валь­но­му или ис­то­рическому смыс­лу про­ти­во­пос­тав­ля­ет­ся троя­кое ду­хов­ное ра­зу­ме­ние: за ал­ле­го­рическим тол­ко­ва­ни­ем с це­лью вы­яв­ле­ния ве­ро­учи­тель­но­го со­дер­жа­ния сле­ду­ет тро­по­ло­ги­че­ское, имею­щее це­лью нра­во­уче­ние, и, на­ко­нец, ана­го­ги­че­ское, цель ко­то­ро­го - по­иск ука­за­ний на ис­пол­не­ние Бо­жи­их обе­то­ва­ний в гря­ду­щем Цар­ст­ве Бо­жи­ем. К рас­смот­ре­нию на­учных и дог­ма­тических ос­но­ва­ний хри­сти­ан­ской Герменевтики библейской, ме­то­до­ло­гической реа­ли­за­ции этих прин­ци­пов, а так­же к во­про­су о том, как они мо­гут по­мочь про­по­ве­ди, ос­но­ван­ной на пра­виль­ном по­ни­ма­нии Свя­щен­но­го Пи­са­ния и со­от­вет­ст­вую­щей за­ко­нам ри­то­ри­ки, об­ра­ща­ет­ся так­же Ав­гу­стин в сочинении «О хри­сти­ан­ской нау­ке».

Ог­ра­ни­че­ние роли ал­ле­го­рического тол­ко­ва­ния в эпо­ху клас­сического Сред­не­ве­ко­вья свя­за­но с по­зи­ци­ей Фо­мы Ак­вин­ско­го, со­глас­но ко­то­рой Свя­щен­ное Пи­са­ние, по Бо­же­ст­вен­но­му за­мыс­лу, име­ет 4 смы­сло­вых уров­ня, при этом sensus spi­ri­tua­lis, сфор­му­ли­ро­ван­ный троя­ко, мож­но по­ни­мать толь­ко как уг­луб­ле­ние и рас­ши­ре­ние бу­к­валь­но­го смыс­ла. До­ми­ни­ка­нец Ав­гу­стин Да­кий­ский (умер в 1282 году), из­ла­гая уче­ние Фо­мы, сум­ми­ро­вал его в тра­диционном клю­че в ви­де ди­сти­ха: «Бу­к­ва объ­яс­ня­ет со­бытия, ал­ле­го­рия - во что ве­ришь, мо­раль­ный [смысл] - [то], что де­ла­ешь, ана­го­гия - [то], к че­му стре­мишь­ся».

На мо­ди­фи­ка­цию средневекового ти­па тол­кова­ния ре­шаю­щим об­ра­зом по­влия­ла эпо­ха Воз­ро­ж­де­ния, ко­то­рая ха­рак­те­ри­зу­ет­ся на­ча­лом воз­вра­та от тол­ко­ва­ния, ос­но­ван­но­го на при­зна­нии аб­со­лют­но­го ав­то­ри­те­та латинской Биб­лии, к эк­зе­ге­зе биб­лей­ских тек­стов на греческом и еврейском язы­ках. На­ря­ду с этим про­бу­ж­дал­ся ин­те­рес к соб­ст­вен­но фи­ло­ло­гической кри­ти­ке тек­ста.

Важ­ней­шую роль в оформ­ле­нии про­тес­тант­ской Герменевтики библейской сыг­рал сфор­му­ли­ро­ван­ный М. Лю­те­ром про­тес­тант­ский прин­цип «толь­ко Пи­са­ние» (sola Scrip­tura), со­глас­но ко­то­ро­му Свя­щен­ное Пи­са­ние яв­ля­ет­ся един­ст­вен­ным и окон­ча­тель­ным ис­точ­ни­ком хри­сти­ан­ско­го ве­ро­уче­ния. Те­зис о са­мо­дос­та­точ­но­сти Свя­щен­но­го Пи­са­ния стал про­грамм­ным для про­тестант­ской гер­ме­нев­ти­ки и с не­боль­ши­ми мо­ди­фи­ка­ция­ми был при­нят другими лю­те­ран­ски­ми и ре­фор­мат­ски­ми бо­го­сло­ва­ми [Ф. Ме­лан­хто­ном, Ж. Каль­ви­ном, М. Бу­це­ром (1491-1551 годы), Г. Бул­лин­ге­ром (1504-1575 годы) и др.]. Ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­гическая тра­ди­ция ком­мен­ти­ро­ва­ния бы­ла про­дол­же­на в XVII веке в ра­бо­тах Г. Гро­ция, ко­то­рый от­верг пред­став­ле­ние о бо­го­дух­но­вен­но­сти Пи­са­ния и рас­смат­ри­вал биб­лей­ских ав­то­ров как ода­рён­ных лю­дей, в оп­ре­де­лён­ных ис­то­рических об­стоя­тель­ст­вах сви­де­тель­ст­во­вав­ших о Бо­же­ст­вен­ном От­кро­ве­нии.

Пие­тизм пы­тал­ся свя­зать ор­то­док­саль­ные пред­став­ле­ния о бо­го­дух­но­вен­но­сти Свя­щен­но­го Пи­са­ния и о един­ст­ве смыс­ла Пи­са­ния, вло­жен­но­го в не­го Святым Ду­хом, с по­треб­но­стя­ми Но­во­го вре­ме­ни, вво­дя при этом в ка­че­ст­ве не­об­хо­ди­мой пред­по­сыл­ки ис­тин­но­го тол­ко­ва­ния прин­цип об­ра­ще­ния или «но­во­го ро­ж­де­ния», ос­но­ван­но­го на ре­лигиозном опы­те лич­но­го при­зва­ния А. Фран­ке.

Ме­то­до­ло­гическое ста­нов­ле­ние ос­нов ис­то­ри­ко-кри­тического тол­ко­ва­ния Биб­лии в эпо­ху Про­све­ще­ния свя­за­но с име­на­ми немецких биб­леи­стов, фи­ло­ло­гов, тек­сто­ло­гов, бо­го­сло­вов И.А. Тур­ре­ти­ни (умер в 1737 году) (при­знав­ше­го ис­то­рическую при­ро­ду биб­лей­ско­го ве­ро­уче­ния и под­чёр­ки­вав­ше­го не­об­хо­ди­мость из­бе­гать прив­не­се­ния в древ­ний текст бо­го­слов­ских по­ня­тий Но­во­го вре­ме­ни), И.Я. Ветт­штей­на (1693-1754 годы), И.А. Эр­не­сти (1707-1781 годы) (при­зна­вав­ше­го главной и един­ст­вен­ной це­лью тол­ко­ва­ния вы­яв­ле­ние бу­к­валь­но­го смыс­ла тек­ста в его ис­то­рической и литературной си­туа­ции), И. Зем­ле­ра (под­верг­ше­го со­мне­нию един­ст­во и ав­то­ри­тет ка­но­на Свя­щен­но­го Пи­са­ния).

Биб­лей­ская нау­ка XIX века ха­рак­те­ри­зу­ет­ся по­ис­ка­ми син­те­за ме­ж­ду на­учно-ис­то­рическим взгля­дом на Биб­лию и тра­диционным биб­лей­ским бо­го­сло­ви­ем. Боль­шое зна­че­ние для биб­лей­ской нау­ки име­ло раз­ви­тое Ф. Шлей­ер­махе­ром сис­те­ма­тическое уче­ние о гер­ме­нев­ти­ке как ис­кус­ст­ве по­ни­ма­ния. Ис­хо­дя из фак­та уни­вер­саль­но­сти фе­но­ме­на по­ни­ма­ния в куль­тур­ной жиз­ни че­ло­ве­ка, он под­чёр­ки­вал, что пра­ви­ла тол­ко­ва­ния тек­ста пре­ж­де все­го долж­ны стро­ить­ся на ос­но­ва­нии все­об­щих за­ко­нов язы­ка и мыш­ле­ния, и т. о. оп­ро­вер­гал воз­мож­ность пие­ти­ст­ской гер­ме­нев­ти­ки «но­во­го ро­ж­де­ния». Во­прос о про­ти­во­ре­чии ме­ж­ду на­учно-ис­то­рической кри­ти­кой и ор­то­док­саль­ным суп­ра­на­ту­ра­лиз­мом в про­тес­тант­ском бо­го­сло­вии XIX века с наи­боль­шей ост­ро­той по­ста­ви­ли Д.Ф. Штра­ус, ко­то­рый пред­при­нял по­пыт­ку до­ка­зать, что вся еван­гель­ская тра­ди­ция воз­ник­ла как ре­зуль­тат творческого во­пло­ще­ния «ми­фо­ло­гии ве­ры», и Ф.К. Ба­ур, со­глас­но ко­то­ро­му тол­ко­ва­ние долж­но реа­ли­зо­вы­вать­ся как про­цесс ис­то­ри­ко-кри­тического ис­сле­до­ва­ния тек­ста и ре­кон­ст­рук­ции на ос­но­ва­нии по­лу­чен­ных дан­ных ис­то­рии хри­сти­ан­ской об­щи­ны. Другим при­ме­ром по­пыт­ки син­те­за на­учной биб­лей­ской эк­зе­ге­зы и про­тес­тант­ской тра­ди­ции тол­ко­ва­ния Свя­щен­но­го Пи­са­ния яв­ля­лась гер­ме­нев­ти­ка И.К.К. фон Гоф­ма­на (1810-1877 годы): тол­ко­ва­ние долж­но от­ве­чать ха­рак­те­ру биб­лей­ско­го тек­ста, по­это­му Герменевтика библейская не мо­жет стро­ить­ся на все­об­щих за­ко­нах язы­ка и мыш­ле­ния, но долж­на ос­но­вы­вать­ся на лич­ной уве­рен­но­сти тол­ко­ва­те­ля в ис­тин­но­сти хри­сти­ан­ской ве­ры. В конце XIX века окон­ча­тель­ное оформ­ле­ние по­лу­чи­ло дви­же­ние фун­да­мен­та­лиз­ма, под­ход ко­то­ро­го к Пи­са­нию вос­хо­дит ещё к Герменевтике библейской ста­ро­про­те­стант­ской ор­то­док­сии: бо­го­дух­но­вен­ное Сло­во Бо­жие мо­жет быть толь­ко не­по­гре­ши­мым.

Но­вый им­пульс в дис­кус­си­ях о Герменевтике библейской свя­зан с име­нем ре­фор­мат­ско­го бо­го­сло­ва К. Бар­та, вы­сту­пив­ше­го про­тив идео­ло­гии Про­све­ще­ния с его пред­став­ле­ни­ем о спо­соб­но­сти са­мо­дос­та­точ­ной лич­но­сти кри­ти­че­ски ис­сле­до­вать ра­зу­мом лю­бую, в т. ч. и ре­ли­ги­оз­ную, дей­ст­ви­тель­ность. В ис­то­рии Герменевтики библейской 1-й половины XX века с име­нем Р. Бульт­ма­на свя­за­но соз­да­ние про­грам­мы эк­зи­стен­ци­аль­ной Герменевтики библейской. Стре­мясь рас­крыть эк­зи­стен­ци­аль­ное со­дер­жа­ние Но­во­го За­ве­та, не­по­сред­ст­вен­но за­тра­ги­ваю­щее современного че­ло­ве­ка, Бульт­ман на­ме­ча­ет его «ке­риг­ма­ти­че­ское» ис­тол­ко­ва­ние на ос­но­ва­нии гер­ме­нев­ти­ки «де­ми­фо­ло­ги­за­ции», т. е. вы­яс­не­ние собственного смыс­ла но­во­за­вет­ной вес­ти, скры­то­го в ми­фо­ло­гических об­раз­ах язы­ка но­во­за­вет­ных ав­то­ров.

Важ­ным вкла­дом в пре­одо­ле­ние до­ми­ни­ро­ва­ния ис­то­ри­ко-кри­тической ме­то­до­ло­гии Герменевтики библейской ста­ло соз­да­ние уни­вер­саль­ной гер­ме­нев­ти­ки Х.Г. Га­да­ме­ра. Он на­стаи­вал на том, что тол­ко­ва­тель дол­жен осоз­нать тот факт, что про­из­ве­де­ние, ко­то­рое он же­ла­ет ин­тер­пре­ти­ро­вать, уже име­ет свою «ис­то­рию воз­дей­ст­вий» на ду­хов­ный мир: она пре­вра­ща­ет про­из­ве­де­ние в ис­то­рическое пре­да­ние, об­ла­даю­щее собственным ав­то­ри­те­том. Осоз­на­ние «ис­то­рии воз­дей­ст­вий», со­глас­но Га­да­ме­ру, ста­но­вит­ся не­об­хо­ди­мым при­зна­ком на­учного ис­сле­до­ва­ния тек­ста. Га­да­мер под­чёр­ки­вал, что дей­ст­ви­тель­ное по­ни­ма­ние тек­ста мо­жет быть дос­тиг­ну­то на ос­но­ва­нии со­гла­сия с тра­ди­ци­ей, - для тол­ко­ва­ния Биб­лии это важ­ный мо­мент: тра­ди­ция, с ко­то­рой тол­ко­ва­тель со­гла­ша­ет­ся, рас­кры­ва­ет со­дер­жа­ние го­раз­до яс­нее и глуб­же, чем са­ми тек­сты, ко­то­рые долж­но по­нять.

Воз­ник­но­ве­ние но­вых под­хо­дов и ме­то­дов в Герменевтике библейской в середине - 2-й половине XX века бы­ло обу­слов­ле­но ря­дом раз­лич­ных по сво­ей при­ро­де при­чин: раз­ви­ти­ем но­вых те­че­ний в лин­гвис­ти­ке, литературной кри­ти­ке, куль­тур­ной ан­тро­по­ло­гии, пси­хо­ана­ли­зе; фор­ми­ро­ва­ни­ем и по­сле­дую­щим раз­ви­ти­ем т. н. кон­тек­сту­аль­ной гер­ме­нев­ти­ки, в ос­но­ву ко­то­рой был по­ло­жен кон­тек­сту­аль­ный под­ход - ори­ен­та­ция на из­влече­ние из Свя­щен­но­го Пи­са­ния смы­слов и кон­тек­стов, наи­бо­лее со­звуч­ных с современной об­ста­нов­кой в ми­ре, не­об­хо­ди­мость ори­ен­ти­ро­вать бо­го­сло­вие на еже­час­ный вы­зов, бро­сае­мый ему современной куль­ту­рой [П. Тил­лих (1886-1965 годы)]; на­ко­нец, ха­рак­тер­ной для по­стмо­дер­низ­ма тен­ден­ци­ей от­ка­за от по­ис­ков из­на­чаль­но­го со­дер­жа­ния биб­лей­ско­го тек­ста. Так, для струк­ту­ра­лиз­ма в це­лом ха­рак­тер­но от­ри­ца­ние ис­то­ри­ко-ге­не­тического ме­то­да. В об­лас­ти лин­гвис­ти­ки это вы­ра­зи­лось в пе­ре­клю­че­нии ак­цен­тов ис­сле­до­ва­ния с ди­а­хро­нии (ана­лиз раз­ви­тия отдельных еди­ниц язы­ка) на син­хро­нию (связь и от­но­ше­ния ме­ж­ду отдельными эле­мента­ми) и вве­де­нии раз­гра­ни­че­ния ме­ж­ду сис­те­мой язы­ка и ре­аль­ной ре­чью. К это­му на­прав­ле­нию близ­ка нар­ра­тив­ная кри­ти­ка, основная за­да­ча ко­то­рой - ис­сле­до­ва­ние биб­лей­ских тек­стов не­за­ви­си­мо от ис­тории их фор­ми­ро­ва­ния и редак­ти­ро­вания, т. е. пе­ре­ход от фраг­мен­тар­ной к це­ло­ст­ной ин­тер­пре­та­ции. Рас­про­стране­ние пси­хо­ло­гических ис­сле­до­ва­ний на ди­на­мические струк­ту­ры бес­соз­на­тель­но­го при­ве­ло к по­пыт­кам но­вой ин­тер­пре­та­ции биб­лей­ских тек­стов. Сто­рон­ни­ки это­го под­хо­да стре­мят­ся вы­де­лить бес­соз­на­тель­ные эле­мен­ты и глу­бин­ные мо­ти­вы и ар­хе­ти­пы, ле­жа­щие в ос­но­ве как биб­лей­ских тек­стов, так и по­ве­де­ния глвныха дей­ст­вую­щих лиц биб­лей­ско­го по­ве­ст­во­ва­ния. Сим­во­лический язык по­зво­ля­ет вы­ра­жать та­кие ре­лигиозные яв­ле­ния, ко­то­рые, бу­ду­чи не­дос­туп­ны чис­то по­ня­тий­но­му мыш­ле­нию, тем не ме­нее цен­ны для во­про­са об ис­ти­не. По­сте­пен­но в т. н. кон­тек­сту­аль­ной гер­ме­нев­ти­ке сло­жи­лись 3 основных на­прав­ле­ния: ли­бе­ра­цио­ни­ст­ское (в кон­тек­сте «тео­ло­гии ос­во­бо­ж­де­ния»), фе­ми­ни­ст­ское, аф­ро­цен­три­че­ское, ока­зав­шие раз­лич­ное влия­ние на раз­ви­тие Герменевтики библейской во 2-й половине XX века.

С 1970-х годов в сре­де ка­то­лического ду­хо­вен­ст­ва ря­да пре­имущественно латино-американских стран по­лу­чи­ла рас­про­стра­не­ние «тео­ло­гия ос­во­бо­ж­де­ния», в кон­тек­сте ко­то­рой Свя­щен­ное Пи­са­ние бы­ло ос­мыс­ле­но как «по­ве­ст­во­ва­ние об ос­во­бо­ж­де­нии». Как след­ст­вие, ли­бе­ра­цио­ни­ст­ская гер­ме­нев­ти­ка от­верг­ла прин­цип объ­ек­ти­ви­рую­щей ин­тер­пре­та­ции ори­ги­наль­но­го тек­сто­во­го кон­тек­ста, стре­мясь ин­тер­пре­ти­ро­вать биб­лей­ский текст из си­туа­ции «здесь и сей­час». Со­глас­но «тео­ло­гии ос­во­бо­ж­де­ния», Биб­лия долж­на стать дей­ст­вен­ным ин­ст­ру­мен­том ос­во­бо­ж­де­ния, уст­ра­не­ния не­спра­вед­ли­во­сти и уг­не­те­ния. По этой при­чи­не од­ним из основных эле­мен­тов гер­ме­нев­тического про­цес­са долж­но быть осоз­на­ние ре­аль­но­сти мо­мен­та на­стоя­ще­го. В эти же го­ды поя­ви­лось мно­же­ст­во ра­бот по Герменевтике библейской, на­пи­сан­ных сто­рон­ни­ка­ми фе­ми­низ­ма. По от­но­ше­нию к Биб­лии сло­жи­лись 3 фор­мы фе­ми­низ­ма: ра­ди­каль­ная, в ко­то­рой Биб­лия от­вер­га­ет­ся пол­но­стью, по­сколь­ку она пред­став­ля­ет со­бой про­дукт ан­д­ро­цен­триз­ма; нео­ор­то­док­саль­ная (её при­вер­жен­цы оты­ски­ва­ют в Биб­лии фраг­мен­ты, яко­бы под­твер­ждаю­щие при­ори­тет жен­щин, и пы­та­ют­ся соз­дать «ка­нон в ка­но­не»); кри­ти­че­ская (её сто­рон­ни­ки стре­мят­ся вы­явить, ка­кую роль иг­ра­ли жен­щи­ны в дви­же­нии по­сле­до­вате­лей Ии­су­са Хри­ста и в об­щи­нах апостола Пав­ла). Аф­ро­цен­трическая гер­ме­нев­ти­ка стре­ми­лась под­черк­нуть зна­чи­мость африканского кон­ти­нен­та в жиз­ни Ии­су­са Хри­ста (например, в сю­же­те бег­ст­ва Святого Се­мей­ст­ва в Еги­пет). В 1970-х годах в США в про­ти­во­вес ис­то­ри­ко-кри­тическому ме­то­ду воз­ник и раз­ви­ва­ет­ся т. н. ка­но­ни­че­ский под­ход, со­глас­но ко­то­ро­му ка­ж­дый биб­лей­ский текст дол­жен ис­тол­ко­вы­вать­ся в кон­тек­сте все­го Свя­щен­но­го Пи­са­ния, пред­став­ляю­ще­го со­бой на­став­ле­ние в ве­ре для об­щи­ны ве­рую­щих, и ка­ж­до­му тек­сту долж­но быть най­де­но и от­ве­де­но своё ме­сто в рам­ках еди­но­го Про­мыс­ла Бо­жия.

Ста­нов­ле­ние Герменевтики библейской как учеб­ной дис­ци­п­ли­ны в русской бо­го­слов­ской нау­ке бы­ло свя­за­но с име­нем рек­то­ра Московской ду­ховной ака­де­мии митрополита Пла­то­на (Лев­ши­на), сфор­му­ли­ро­вав­ше­го об­щие пра­ви­ла тол­ко­ва­ния и изъ­яс­не­ния смыс­ла тек­стов Свя­щен­но­го Пи­са­ния. Ста­нов­ле­ние Герменевтики библейской во 2-й половине XIX века в русской бо­го­слов­ской нау­ке во мно­гом бы­ло оп­ре­де­ле­но ра­бо­той и свя­зан­ны­ми с ней дис­кус­сия­ми по пе­ре­во­ду Биб­лии на русский язык, в свя­зи с чем встал важ­ный для Герменевтики библейской во­прос об ав­то­ри­тет­ном цер­ков­ном тек­сте Свя­щен­но­го Пи­са­ния. В этот же пе­ри­од сис­те­ма­тическое из­ло­же­ние гер­ме­нев­тической дис­ци­п­ли­ны бы­ло пред­ло­же­но русскими бо­го­сло­ва­ми П.И. Сав­ваи­то­вым (1815-1895 годы), уде­ляв­шим боль­шое вни­ма­ние изу­че­нию и ти­по­ло­ги­за­ции смы­слов биб­лей­ско­го тек­ста, про­бле­ме его кон­но­та­тив­ной ин­тер­пре­та­ции, и И.Н. Кор­сун­ским (1849-1899 годы), по­свя­тив­шим ряд ис­сле­до­ва­ний ти­по­ло­гической сис­те­ма­ти­за­ции ме­то­дов тол­ко­ва­ния (вы­де­лял бу­к­валь­но-ис­то­рический и ти­по­ло­гический, а так­же вспо­мо­гательный ме­то­ды) и ана­ли­зу ис­то­рической эво­лю­ции тол­ко­вательных прин­ци­пов у па­ле­стин­ских иу­де­ев пе­рио­да Вто­ро­го Хра­ма и в иу­дей­ской алек­сан­д­рий­ской ди­ас­по­ре. В конце XIX - начале XX веков пе­ред русской биб­лей­ской шко­лой вста­ла про­бле­ма вы­ра­бот­ки собственной по­зи­ции по от­но­ше­нию к до­ми­ни­ро­вав­ше­му то­гда на За­па­де ис­то­ри­ко-кри­тическому ме­то­ду. В этой свя­зи зна­чительное чис­ло русских бо­го­сло­вов (Н.Н. Глу­бо­ков­ский, П.А. Юн­ге­ров и др.) в це­лом очень кри­тич­но от­не­слись не толь­ко к гер­ме­нев­тическим пред­по­сыл­кам ис­то­ри­ко-кри­тического ме­то­да, но и к кон­крет­ным ре­зуль­та­там ис­сле­до­ва­ний западных биб­леи­стов. Про­дол­же­ние дис­кус­сии о воз­мож­но­сти при­ня­тия пред­по­сы­лок ис­то­ри­ко-кри­тич. ме­то­да и о пре­де­лах его при­ме­не­ния для тол­ко­ва­ния Пи­са­ния обу­сло­ви­ло воз­ник­но­ве­ние ис­сле­до­ва­тель­ско­го на­прав­ле­ния, сто­рон­ни­ки ко­то­ро­го стре­ми­лись сфор­му­ли­ро­вать гер­ме­нев­тические ос­но­ва­ния для ог­ра­ни­чен­но­го при­ня­тия ис­то­ри­ко-кри­тического ме­то­да в пра­во­слав­ном тол­ко­ва­нии (еписпоп Кас­си­ан, А.В. Кар­та­шёв и др.). Сре­ди греческих бо­го­сло­вов сто­рон­ни­ка­ми син­те­за ис­то­ри­ко-кри­тического ме­то­да с тра­диционной цер­ков­ной эк­зе­ге­зой были В. Вел­лас (1902-1969 годы) и др. В конце XX - начале XXI веков про­дол­же­ние изу­че­ния Свя­щен­но­го Пи­са­ния в тра­ди­ции свя­то­оте­че­ских тол­ко­ва­ний с ис­поль­зо­ва­ни­ем но­вей­ших ис­то­рических и ар­хео­ло­гических от­кры­тий ха­рак­тер­но для греческих ис­сле­до­ва­те­лей [Н. Ва­си­лиа­дис (родился в 1927 году)]. В кон­тек­сте этой тра­ди­ции воз­ни­ка­ет но­вый ин­те­рес к ис­сле­до­ва­нию свя­то­оте­че­ских под­хо­дов к тол­ко­ва­нию свя­щен­ных тек­стов, осо­бен­но к ти­по­ло­гии и к тео­рии; ана­ли­зу этих под­хо­дов по­свя­ще­ны ис­сле­до­ва­ния протоерея И. Бре­ка (родился в 1939 году) и других учё­ных.

Дополнительная литература:

Сав­ваи­тов П. Биб­лей­ская гер­ме­нев­ти­ка. СПб., 1859;

Кор­сун­ский И.Н. Иу­дей­ское тол­ко­ва­ние Вет­хо­го За­ве­та. М., 1882; он же. Но­во­за­вет­ное тол­ко­ва­ние Вет­хо­го За­ве­та. М., 1885;

Юн­ге­ров П.А. Очерк ис­то­рии тол­ко­вания вет­хо­за­вет­ных книг Свя­щен­но­го Пи­сания. Ка­зань, 1910;

Russell L. Feminist in­ter­pretation of the Bible. Phil., 1985;

Кам­чат­нов А.М. Ис­то­рия и гер­ме­нев­ти­ка сла­вян­ской Биб­лии. М., 1998.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Гер­ме­нев­ти­ка биб­лей­ская // Пра­во­слав­ная эн­цик­ло­пе­дия. М., 2006. Т. 11 (библ.)
  • Биб­лия в со­вре­мен­ном ми­ре: ас­пек­ты тол­ко­ва­ния. М., 2002
  • Шифф­ман Л. От тек­ста к тра­ди­ции. М.; Ие­ру­са­лим, 2002
  • Гирш­ман М. Ев­рей­ская и хри­сти­ан­ская ин­тер­прета­ция Биб­лии в позд­ней ан­тич­но­сти. М., 2002
  • Вайс М. Биб­лия и со­вре­мен­ное ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ние: Ме­тод це­ло­ст­ной ин­тер­пре­та­ции. М.; Ие­ру­са­лим, 2001

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты