ГЕРМАНИЯ ЧАСТЬ III

0 комментариев

ГЕРМАНИЯ ЧАСТЬ III - объединенная Германия.

Первоначально, особенно осенью 1989 года, когда рухнула Берлинская стена, Германию охватила всеобщая эйфория. Однако интеграция 2 различных государств оказалась сложным процессом. Для выполнения задачи приватизации колоссального государственного имущества ГДР - промышленных предприятий, государственных и кооперативных хозяйств, лесов и т. п.- правительство учредило Попечительский совет. К концу 1994 года он приватизировал около 15 тысяч фирм или их филиалов; около 3,6 тысяч предприятий пришлось закрыть. Правительство Коля было вынуждено свести все вопросы объединения к простому перенесению западногерманских методов на восток. В восточные земли были перечислены миллиарды марок из общественных фондов. Число рабочих мест в Восточной Германии за 3 года сократилось почти на 40%. Промышленный сектор потерял 3/4 рабочих мест. Безработица на востоке Германии была в несколько раз выше, чем в западной ее части, достигая, по неофициальным оценкам, 40% (на западе - 11%). В 1991 году каждый гражданин получил доступ к информации бывшей тайной полиции ГДР. Выяснилось, что восточногерманская тайная полиция нанимала жителей Западной Германии для выслеживания и убийства перебежчиков и критиков восточногерманского режима. Хонеккер, искавший убежища в Москве, был возвращен в Берлин, где в июле 1992 года предстал перед судом, но был освобожден по состоянию здоровья (умер в 1994 году в Чили). Другие руководители ГДР, ответственные за приказы стрелять в перебежчиков (за 28 лет существования стены погибло 192 человека, было ранено около 200), были преданы суду; некоторые осуждены на разные сроки лишения свободы.

Наследие второй мировой войны привело к тому, что в ФРГ проводилась либеральная политика в отношении приема иностранцев, преследовавшихся на своей родине. Так, в 1990 году число прошений об убежище составило 193 тысяч, а в 1992 году - 438 тыс. Кроме того, около 600 тысяч этнических немцев из разных стран пожелали возвратиться на родину предков (в настоящее время в Германии проживает около 2,6 млн этнических немцев). Летом 1992 года в Ростоке начались беспорядки. Группы подростков, связанных с неонацистами, подожгли дома, где проживали около 200 беженцев-цыган и 115 вьетнамских гастарбайтеров. Нападения на беженцев быстро распространились на другие восточногерманские города, в них приняли участие многие западногерманские неонацисты. В крупных западногерманских городах (Франкфурт-на-Майне, Дюссельдорф и др.) прошли массовые антинацистские митинги, на которых свой протест выразили почти 3 млн человек. Беспорядки в Ростоке продолжались около недели, а после этого несколько недель проходили демонстрации по всей Восточной Германии. Правительство приняло законы, ограничивавшие въезд беженцев в Германию. В результате число претендентов на получение убежища сократилось в 1993 году до 323 тысяч, а в 1994 году - до 127 тысяч. Еще один закон, ограничивавший предоставление убежища, был принят в 1994 году. В том же году правительство приняло законы против правых экстремистов и насилия в отношении иностранцев и организовало интенсивную просветительскую кампанию. В 1994 году на выборах в бундестаг большинство сохранила коалиция ХДС-ХСС-СвДП. ПДС сохранила поддержку в новых землях и получила 30 мест, за «зеленых» впервые отдали больше голосов, чем за свободных демократов. К 1994 году полный объем работ по реконструкции в восточных землях потребовал принятия пакета законов, увеличивавших налоги и сокращавших бюджетные расходы; был принят специальный налог - 7,5% (сроком на 1 год).

1 января 1999 года Германия стала членом Европейского валютного союза. Поражением блока ХДС-ХСС на выборах в бундестаг осенью 1998 года завершилась «эра Коля». Канцлером стал кандидат от СДПГ Г. Шрёдер, бывший премьер-министр земли Нижняя Саксония, сформировавший коалицию с партией «зеленых». Й. Фишер, возглавлявший в СДПГ фракцию «реальной политики», стал министром иностранных дел. До официального вхождения в коалицию обе партии выработали детально проработанную программу, которая предусматривала меры по снижению уровня безработицы, реформе налоговой системы, закрытие 19 оставшихся атомных электростанций и либерализацию процесса получения гражданства и убежища. В 1999 году Германия приняла участие в агрессии НАТО против Югославии, что вызвало возмущение пацифистских сил страны, в т. ч. партии «зеленых», обвинявших Фишера в предательстве собственных принципов. В январе 2001 года разразился скандал, связанный с ХДС и Колем, который обвинялся в использовании государственных средств для финансирования партии через «черные» фонды. В 2000 году развернулась борьба по поводу нового Закона «О гражданстве», который облегчал приобретение гражданства не немцами. Правые силы выступали против «размывания» нации турками, арабами и другими переселенцами из стран третьего мира, но в 2001 году закон вступил в силу.

В 2002 году на выборах Шрёдер и кандидат от ХДС-ХСС Ф. Штойбер получили практически одинаковое количество голосов, однако у власти остался Шрёдер. В 2004 году часть левого крыла СДПГ вышла из партии и вместе с бывшими коммунистами ГДР создала в 2005 году «Левую партию». В 2004 году Шрёдер ушел в отставку с поста главы СДПГ (его преемником стал Ф. Мюнтеферинг). 22 мая 2005 года, после поражения партии на местных выборах в земле Северный Рейн-Вестфалия, Шрёдер объявил о решении СДПГ инициировать проведение досрочных национальных выборов в сентябре 2005 года (за год до окончания срока своих полномочий). Досрочные выборы прошли 18 сентября СДПГ и блок ХДС-ХСС получили практически равное число голосов, но недостаточное для того, чтобы кто-то из них мог сформировать однопартийное правительство. После переговоров о создании «большой коалиции» (10 октября 2005 года) было решено, что канцлером станет представитель блока ХДС-ХСС. 22 ноября бундестаг впервые избрал на пост Федерального канцлера ФРГ женщину - лидера блока ХДС-ХСС Ангелу Меркель.

После объединения Германии число немецких католиков составило 28,2 млн человек, было создано 5 архидиоцезов, 8 диоцезов и 2 апостолические администрации. В настоящее время более 57% немецких католиков живут в Баварии и Северном Рейне-Вестфалии, 28% - в Баден-Вюртемберге, Хессене и Рейнланд-Пфальце. Однако только 900 церквей из 13 тысяч находятся в «новых землях» (бывшая ГДР). Число католиков на востоке Германии снизилось с 2 млн до 800 тысяч человек. Особенно это касается диоцезов Бранденбург (Берлин) и Саксония (Дрезден). Между 1970 и 1999 годами число католиков, посещавших мессу по воскресеньям на западе Германии, снизилось с 37 до 23%, количество ежегодных крещений - с 370 тысяч почти до 300 тысяч, около 470 тысяч католиков официально покинуло Церковь между 1985 и 1990 годами. В тот же период около 25 тысяч верующих вернулись в Церковь, 25 тысяч человек приняло иную религию. В 1990 году ежегодный церковный доход католической Церкви Германии составил 8,5 млрд марок, дополнительные 8 млрд марок были получены в форме государственных субсидий, платы за требы и сдачи в аренду церковной собственности. Значительная часть дохода была потрачена на содержание церковных госпиталей, домов престарелых и инвалидов. Большинство благотворительных католических организаций объединены в союз, который дает более 4 тысяч рабочих мест. В последнее время католики в Германии озабочены возрастающей секуляризацией общества. Вековые национальные традиции и главенствующая роль католической Церкви в делах морали и этики практически не влияют на современную немецкую молодежь. Многие немецкие католики игнорируют Церковь и придерживаются собственных взглядов на контроль за рождаемостью, добрачный секс, развод, аборты и т. д. За последние 20 лет количество рукоположений уменьшилось настолько, что нек-рые католические клирики и миряне стали высказываться в пользу разрешения священникам жениться или начать ординацию женщин. Старокатолическая Церковь Германии в 2005 году уже рукоположила первую женщину-священника - Александру Каспари.

Фульдской епископской конференцией (с 1987 года ее председателем является епископ Карл Леман) и Центральным комитетом немецких католиков (организация мирян, созданная в 1952 году) регулярно обсуждаются как внутрицерковные, так и социально-политические проблемы - бедность, эмиграция, терроризм, локальные войны. Развивается католическая социальная теология, представленная Г.Х. Кёртнером, М. Хонеккером, М. Хаснелем и др. В 2005 году немецкий кардинал Йозеф Ратцингер был избран папой Римским с именем Бенедикт XVI, что несомненно открывает перед католической Церковью Германии новые возможности.

Евангелическая Церковь Германии объединила 23 земельные церкви, принадлежащие к одной из 3 групп: лютеранской, реформатской или кальвинистской и объединенной - лютеранско-кальвинистской. Крупнейшие по количеству членов конгрегации находятся в Саксонии, Берлине, Бранденбурге, Нижней Саксонии, Баварии, Тюрингии и Баден-Вюртемберге. В 1992 году в ЕЦГ прошла ординация первой женщины-епископа - Марии Йепсен (епископ Гамбурга). ЕЦГ содержит ряд госпиталей, домов инвалидов и престарелых и является важной частью государственной системы социального и медицинского обеспечения. Основная протестантская благотворительная организация - Диаконическая служба (Diakonisches Werk) предоставляет более 350 тысяч рабочих мест. На Синоде ЕЦГ в середине ноября 2005 года было отмечено, что в последние годы наметилась тенденция к снижению денежных поступлений за счет церковного налога - основного источника доходов Церкви. Граждане Германии, официально принадлежащие к лютеранской или католической Церквам, платят примерно 9% от суммы своего подоходного налога на содержание общины. По словам члена Совета ЕЦГ К. Винтерхоффа, снижение финансирования Церкви связано с экономическими проблемами, которые переживает Германия. По сравнению с 1992 годом уровень доходов Церкви, получаемых за счет налога, снизился на 14%, а затраты на содержание сотрудников увеличились на 23%. Он также подчеркнул, что многие немцы покидают Церковь. Еще одна причина снижения числа прихожан - низкая рождаемость.

Так же как и католическая Церковь, ЕЦГ уделяет большое внимание обсуждению социально-политических и морально-этических проблем. Наиболее популярными теологами среди членов ЕЦГ по-прежнему остаются Барт, Бонхёффер, Р. Бультман и П. Тиллих. В ноябре 1997 года Синод ЕЦГ призвал Совет Европы принять документ в защиту прав человека при проведении биомедицинских экспериментов, запретивший участие человека в проведении медицинских экспериментов и обязывающий обеспечить помощь больным, слабым и умирающим (против эвтаназии). Синод заявил, что гуманное отношение к слабым и больным свидетельствует о принадлежности к христианству.

В ЕЦГ ведется постоянная дискуссия на темы войны и мира. Один из важнейших вопросов дискуссии - о допустимости так называемой справедливой войны, сторонники которой ссылаются на авторитет Бонхёффера. Синод ЕЦГ 1993 года в декларации «Шаги на пути к миру» дает определение справедливой войны как «необходимой для защиты и спасения человеческих жизней». ЕЦГ осудила войну США против Ирака. Более того, в феврале 2003 года по этому поводу был созван специальный Синод, который подчеркнул, что целью любой политики должны быть поиски справедливого мира, а не войны, что случай с Ираком не подходит под определение «права на самозащиту». Любая война, говорится в материалах Синода, является большим злом, она не может быть освящена Богом, и применение политиками военной силы возможно только в чрезвычайных ситуациях. Но даже и тогда это неразрывно связано с виной, т. к. любая война приносит горе и нужду тысячам невинных людей и чаще всего не достигает поставленных целей.

ЕЦГ на протяжении всех последних лет вела постоянный богословский диалог с РПЦ. В 1959-1992 годах поочередно в СССР и ФРГ было проведено 20 лютеранско-православных диалогов. В их число входит также 7 встреч представителей РПЦ с членами Евангелических Церквей Союза ГДР. Начало диалогу с богословами из ГДР было положено в 1974 году в Троице-Сергиевой лавре, т. н. Загорские собеседования (по названию города Загорска, ныне Сергиев Посад).

Свободные Церкви в Германии включают около 12 независимых церквей и конгрегаций, образовавшихся в основном в XIX веке. Наиболее крупными являются баптисты (1834) и методисты (1849). В 2005 году в Объединенной Методистской Церкви Германии была рукоположена первая женщина-епископ - Розмари Веннер. В 90-х годах в Германии появились братские меннонитские общины этнических немцев из республик бывшего СССР.

Религиозно-философские учения в конце XVIII-XX веках.

Ортодоксальные теологи, как лютеранские, так и кальвинистские, подверглись «испытанию либерализмом», выраженным через религиозное восприятие немецкой идеалистической философии XIX века. Ф. Шлейермахер (1768-1834 годы) в ранних произведениях, и прежде всего в «Речи о религии к образованным людям, находящимся среди ее недоброжелателей»(1799), писал, что только в непосредственном осознании единства со всем мирозданием человек ощущает божественное, поэтому Шлейермахер определял религию как «созерцание универсума» и пытался показать ее своеобразие как функции духовной жизни человека. В главном догматическом сочинении «О христианской вере» он подчеркивал, что религия дала человеку «чувство зависимости от бесконечного», религиозный опыт породил символы, являющиеся как догмами, так и обрядами. По Шлейермахеру, в духовной сфере доминирует субъективность, хотя религия для него - и социальный феномен. Г.Ф.В. Гегель (1770-1831 годы) выступил против Шлейермахера. Для него религиозная жизнь, как и духовная вообще, проявляется в мышлении. Чувство является низшим выражением сознания, а мышление - высшим, отличающим человека от животных. В системе Гегеля существует полная гармония между религией и философией, т. к. у них один объект - абсолютное. Окончательной стадией развития религии Гегель считал христианство (абсолютная религия). К его философии восходит движение младогегельянцев (левых гегельянцев). Д.Ф. Штраус в книге «Жизнь Иисуса» (1835), оказавшей большое влияние на формирование этого направления, рассматривает евангельское повествование как миф. Исторический Иисус для него был обычным человеком, религиозным учителем и примером благочестия. Наиболее яркие представители младогегельянцев - Л. Фейербах (1804-1872 годы) и Ф.К. Баур (1792-1860 годы). Первый отрицал существования Бога («Сущность христианства» (1840), второй (основатель т. н. новой тюбингенской школы) видел в Церкви синтез интуиции апостолов Петра и Павла и исключал из новозаветного канона те послания, к-рые не соответствовали его схеме. Б. Бауэр (1809-1882 годы) в сочинениях «Критика Евангелия от Иоанна» (1840), «Критика синоптических Евангелий» (1841-1842 годы), «Разоблаченное христианство» (1843) отрицал историческую достоверность Евангелий. Он придал субъективистский характер гегелевской философии, поставив человеческое самосознание на место абсолютной идеи.

Э.В. Генгстенберг (1802-1869 годы) и Ф.Р.А. Филиппи видели свою цель в восстановлении классической протестантской теологии, которая должна была дать нормативное для евангелической церкви толкование Священного Писания. Их философское учение, направленное на оживление прежних традиций, имело важное значение для церковной жизни.

В этот же период возникает т. н. неолютеранство, сторонники которого рассматривали Церковь как институт, через который людям поколение за поколением передаются спасительные дары. Ф.Ю. Шталь (1802-1861 годы) разработал юридическое обоснование взгляда на государство и Церковь как на созданные Богом институты, власти которых обязан подчиняться человек.

Неолютеране подчеркивали единство между видимой и невидимой церковью, подвергая критике противопоставление этих понятий, характерное для взглядов пиетистов. Традиции Шлейермахера продолжила «теология опосредования», наиболее известными представителями этого течения являются его ученики - К.И. Нич (1790-1861 годы), А.Х. Твестен (1789-1876 годы), И.А. Дорнер (1809-1884 годы). Основоположником эрлангенской школы стал Г.К.А. Харлесс (1806-1879 годы), построивший свою теологию в основном на изучении трудов Лютера. Он выдвинул главные идеи этой школы - содержание Священного Писания и личный опыт спасения отдельного христианина соответствуют друг другу. И. Гофман (1810-1877 годы), наиболее известный из эрлангенских богословов, внес большой вклад в область библейской герменевтики. В книге «Пророчество и исполнение» (1841-1844 годы) он стремился показать, что пророчество означает не только предсказание или предчувствие, но и углубленное толкование современных событий, опирающееся на понимание того, что история может указывать на то, что должно однажды свершиться. В работе «Доказательство Писания» (1852-1856 годы) Гофман утверждал, что истинность богословской системы может быть доказана посредством проверки через опыт рождения свыше, Церковь и Священное Писание.

Во 2-й половине XIX - начале XX веков одним из главных представителей либеральной теологии стал А. Ричль (1822-1889 годы). С его точки зрения, подробно изложенной в книге «Христианская доктрина об оправдании и примирении» (1870-1874 годы), для христианства одинаково важны Царство Божие как общая нравственная цель и спасение отдельного человека. Спасение, понимаемое как «оправдание» или «прощение грехов», восстанавливает поврежденную грехом этическую свободу. Благодаря вере, разрушенные отношения с Богом сменяются доверием и отношениями усыновления. Христос называется Богом лишь в переносном смысле: Его божественность состоит в единстве воли с Богом, в совершенном общении с Богом, которое проявляется в Его послушании призванию. Страдания и смерть Христа - высшее доказательство послушания. А. Гарнак (1851-1930 годы), ученик Ричля, в «Учебнике по истории догматов» (1886-1889 годы) и в цикле лекций, прочитанных в Берлине и опубликованных под названием «Сущность христианства» (1900), противопоставил христианские догматы Евангелию как изначальному учению Христа. Он считал догматы плодом более позднего развития, обусловленного влиянием греческой философии, «творением эллинского духа на почве Евангелия». В это же время появляется т. н. школа истории религии, наиболее яркими ее представителями были Г. Гункель (1862-1932 годы), В. Буссет (1865-1920 годы) и Э. Трёльч (1865-1923 годы). Трёльч заявил, что христианство нужно понимать не как абсолютную религию, а лишь как высшую с исторической точки зрения форму личной религии, а все оценочные суждения, как религиозные, так и нравственные, построены на определенных предпосылках, данных в человеческом разуме (религиозном априори).

После окончания первой мировой войны, в результате проявившегося глубокого кризиса европейской цивилизации появилось новое направление в богословии - т. н. диалектическая теология («неоортодоксия», «теология кризиса»), развивавшееся в контакте с ранним немецким экзистенциализмом и близкое к нему по происхождению и установкам (например, в стремлении опереться на наследие С. Киркегора (1813-1855 годы) и др.). Принципы этого течения были сформулированы в 1921-1922 годах в работах немецких теологов К. Барта (1886-1968 годы), Э. Бруннера (1889-1966 годы), Р. Бультмана (1884-1976 годы), Ф. Гогартена (1887-1968 годы) и др. Их манифестом стала книга Барта «Толкование на Послание апостола Павла к Римлянам» (1922), где в качестве основного принципа теологии принимается «диалектический путь» к утверждению через отрицание и противоречие. Исходным пунктом является невозможность овладеть содержанием веры через какие-либо интеллектуальные или культовые манипуляции, т. е. через «религию», которую диалектическая теология противопоставляет «вере». В 30-х годах произошел разрыв между Бартом и Бруннером, Гогартен тоже отошел от бартианской теологии, после этого диалектическая теология как единое направление перестала существовать. Бультман положил начало и т. н. формально-исторической (исторической) школе. В начале 40-х годов он, выдвинув требование демифологизации веры, предложил разграничивать в христианской традиции преходящую мифологическую знаковую систему и непреходящее «возвещение» (керигму), обращенное к человеческой совести и ставящее человека в жизненную «ситуацию выбора». Миф подлежит рационалистической критике, а «возвещение» - экзистенциалистскому осмыслению.

После второй мировой войны В. Панненберг (родился в 1928 году), изучавший теологию под руководством Барта и К. Ясперса в Базеле, разработал новый экзегетико-систематический подход к теологии откровения, который был изложен в работе «Откровение в истории» (1961). Откровение представляется не как сверхъестественное вмешательство в какой-либо момент в прошлом и не как вневременная керигма, но оно обращено к человеку здесь и сейчас и изменяет его экзистенцию (ср. Барт и Бультман). Бог во всей полноте являет себя в истории, т. к. она обобщена в библейском изложении от сотворения человека до конца мира, а новозаветная история доступна для изучения с помощью обычных научных методов. Христианство целиком и полностью основано на истории и традиции, в которой факты и их истолкование неразрывно связаны друг с другом. Д. Бонхёффер (1906-1945 годы) стал одним из наиболее ярких представителей т. н. безрелигиозного христианства. Поклонник Барта, член Исповедующей церкви и убежденный экуменист, он был одним из героев антифашистского Сопротивления. Прошедший Бухенвальд, а затем и Флоссенбург, он был казнен в апреле 1945 года. Сохранились его письма, которые были опубликованы в 1952 году в книге «Сопротивление и покорность». Бонхёффера волновала проблема присутствия христианства в секуляризованном мире, с его точки зрения, мир стал безрелигиозным и, кажется, утратил потребность в Боге как в авторитете («взрослый мир»). Это не значит, что Церковь перестала играть свою роль, но она не должна замыкаться в себе, необходимо обратиться к миру, каким бы он ни был, и стать «Церковью для других». Предлагая людям безрелигиозное христианство и принимая всерьез мирскую, профанную сущность мира, Бонхёффер, как никто другой, отразил кризис конца XX века. В последние годы его идеи находят продолжение в богословских поисках протестантов.

Православие в Германии.

Первые православные приходы появились в Германии в результате внешней политики царя Петра I Алексеевича. В начале XVIII века для окормления православной общины, состоявшей из русских солдат, бывших на службе прусского короля Фридриха I, и их семей, в Германию прибыл русский протоиерей Иоанн Чудовский. В 1718 году были основаны первые церкви и часовни в Берлине и Потсдаме, которые до настоящего времени не сохранились. В результате династической политики, нацеленной на укрепление связей с зарубежными княжескими домами, на территориях германских государств возник ряд приходов. В 1727 году в замке герцогов Гольштейн-Готторпских в городе Киле для дочери Петра I Анны, вышедшей замуж за герцога Гольштейн-Готторпского Фридриха Карла, и духовного окормления всех приехавших с ней православных была построена домовая церковь мученицы Екатерины. С конца XVIII века церкви и приходы, в т. ч. домовые, появляются при посольствах и миссиях, в резиденциях членов русского царствующего дома или на месте погребения особ царской фамилии.

Новый этап сближения начался вследствие возникновения династических связей между Баденом и Россией после заключения в 1776 году брака императора Павла I и принцессы Софии Доротеи Вюртембергской (Марии Феодоровны). Их сын Александр Павлович в 1793 году сочетался браком с баденской принцессой Луизой, которая при обращении в Православие приняла имя Елисавета Алексеевна. В 1801 году Александр I вступил на престол. По окончании Венского конгресса царственная чета посетила резиденцию в Карлсруэ, где позже были открыты русская дипломатическая миссия и храм при ней. Основание постоянной русской миссии в Карлсруэ упрочило политические и торговые связи между Великим герцогством Баден и Российской империей. Помимо купцов сюда стали приезжать русские на лечение, одним из первых был граф Ф.В. Ростопчин, градоначальник Москвы.

Штутгартская русская православная община оформилась в 1816 году с приездом в город великой княгини Екатерины Павловны, дочери императора Павла I и сестры Александра I и Николая I, которая вышла замуж за будущего короля Вюртембергского Вильгельма I. В январе 1819 года Екатерина Павловна в возрасте 30 лет умерла от воспаления легких, оставив о себе память как о благодетельнице, помогавшей местному населению. Корльо Вильгельм, разрушив древний фамильный замок вюртембергских королей на горе Ротенберг, в 1824 году построил на его месте церковь-усыпальницу для покойной супруги, там же впоследствии были похоронены Вильгельм и его дочь Мария. Эта церковь стала первым постоянным храмом штутгартской православной общины.

Династические связи Романовых с германскими княжескими домами, в т. ч. семейные узы Александра I с южногерманскими княжествами Вюртемберг и Баден, способствовали тому, что российский император взял на себя защиту интересов родственников от посягательств императора Наполеона. Первой из сохранившихся до настоящего времени церквей этой эпохи является церковь святого Александра Невского в Потсдаме, в русской колонии Александровке, возведенная для расквартированных там русских солдат (1825, архитектор В.П. Стасов (1769-1848 годы)). Богатый иконостас, ризы для священников и церковная утварь были получены из Санкт-Петербурга. Храм Александра Невского стал первой православной церковью в окрестностях прусской столицы. Настоятель священник И. Чудовский пожертвовал храму украшенную драгоценными каменьями чашу, которую он получил в дар от великой княжны Елены Павловны. Несколько икон были пожертвованы императрицей Александрой Феодоровной, в т. ч. принадлежавшая ей и преподнесенная храму в 1857 г.оду полковником А.А. Абазой икона в окладе с бирюзой (в настоящее время во 2-м ярусе иконостаса). На особой памятной доске под образом великомученика Георгия перечислены имена первых 14 колонистов. Здесь же выставлены их медали, заслуженные на полях сражений. В ограде церкви благоверного князя Александра Невского, выполненной по проекту К.Ф. Шинкеля, было устроено небольшое кладбище для православных, на котором хоронили с разрешения прусского короля.

Важным событием стало строительство домовой церкви в Веймаре, основание которой связано с именем великой княгини и герцогини Марии Павловны, дочери императора Павла I, вступившей в брак с наследником герцога Саксонского Карлом Фридрихом. Мария Павловна, несмотря на долгие годы жизни вдали от родины, всегда хранила православные традиции, молилась в домовой церкви. Эту церковь часто посещал И.В. Гёте, имевший личное знакомство с великой княгиней и интересовавшийся древнерусской иконописью и церковным пением. После кончины Марии Павловны ее сын построил над могилой православный храм, который стоит на земле, привезенной из России. В 1862 году храм был освящен во имя Марии Магдалины. В нижней части храма находится крипта с захоронением Марии Павловны. Храм расписан немецкими мастерами, иконы в иконостасе выполнены русским художником.

Во 2-й половине XIX века. в курортных городах Германии стали организовываться приходы и строиться церкви для приезжавших из России, например церковь во имя Всех святых в Бад-Хомбурге (1899) или в честь Преображения Господня в Баден-Бадене (1880-1882 годы), излюбленном курорте состоятельных русских семей. Среди приезжавших туда были Н.В. Гоголь (с 1836 по 1844 годы), В.А. Жуковский (с 1848 года поселился в Баден-Бадене), Л.Н. Толстой (в 1844 году). С 1862 по 1869 годы И.С. Тургенев постоянно жил в Баден-Бадене, где написал роман «Дым», в его доме бывали Й. Брамс, Ф. Лист, К. Шуман, Дж. Мейербеер, Р. Вагнер и др. Баден-Баден посещали И.А. Гончаров, Н.А. Некрасов, М.Е. Салтыков-Щедрин, Вл.С. Соловьёв и Ф.М. Достоевский.

Храмы в Германии имели постоянных прихожан, собственное управление и духовенство, там, где не было священников, служили священники из ближайшего прихода. Зарубежные приходы РПЦ, согласно указу Священного Синода, подчинялись митрополиту Санкт-Петербургскому.

К середине XIX века начался процесс взаимопроникновения русской и немецкой культур в Германии, появился интерес к Православию со стороны католической и протестантской церквей. В числе духовных лиц, которые способствовали расширению знаний немцев о Православии и русских православных о Германии,- протоиерей Иоанн Базаров, служивший с 1844 года в Висбадене и Штутгарте, священники Николай Яновский и Стефан Сабинин, диакон Иоанн Сперанский и Василий Ладинский в Веймаре, которые выступили с инициативой перевода богослужебных и катехизаторских текстов на немецкий язык. В 1857 году для общины в Александровке (Потсдам) некоторые части литургии святого Иоанна Златоуста были переведены на немецкий язык с параллельным приложением церковнославянского текста в транслитерации. В 1859 году диакон Иоанн Сперанский опубликовал «Последование Святого и Великого дня Пасхи и Вечерни Троицы». Важным этапом в переводе православных текстов на немецкий язык было издание труда архиепископа Филарета (Гумилевского) «Призыв святости: Из догматического богословия» (1878). Висбаденский прот.оиерей Сергий Протопопов опубликовал «Службу Иоанна Златоуста, аранжированную для мужского хора» (1891).

В 1886 году настоятелем посольской Свято-Владимирской церкви был назначен протоиерей Алексий Мальцев. В 1888 году он основал православное братство святого князя Владимира. Главной заслугой братства стал организованный священником перевод православного богослужения на немецкий язык: в 1890-1911 годах под редакцией отца Алексия было опубликовано 15 томов литургических текстов, среди них - «Божественные литургии» святых Иоанна Златоуста, Василия Великого и Григория Двоеслова (русско-немецкие параллельные тексты; Б., 1890); «Всенощное бдение, вечерня и утреня» (Б., 1892; Молитвослов. Б., 1895); «Требник: просительные, благодарственные и освятительные богослужения» (Б., 1897; Таинства. Б., 1898); «Чин отпевания и нек-рые особенные древние богослужения» (Б., 1896); Постная и Цветная Триоди (Б., 1896); Минеи в 2 частях (Б., 1900, 1901). Помимо этого были изданы многочисленные труды отца Алексия по церковной тематике на русском и немецком языках, например «Догматический разбор введения в понимание православно-кафолического вероисповедания в его соотношении с римо-католическим и протестантским, составленное священником православно-кафолической восточной Церкви» (Б., 1893), «Русская Церковь» (Б., 1893), «Таинства Православно-Кафолической Церкви в древности» (Б., 1898) и др. Появление этих богословских трудов вызвало ответную реакцию протестантантских и католических богословов, положив таким образом начало межконфессиональному диспуту. Священник Алексий Мальцев приступил к изданию журнала «Die Kirchliche Wahrheit» (Церковная правда) на русском и немецком языках. Братство проводило различные тематические встречи, приглашало ученых и богословов. При братстве были обширная библиотека с читальным залом и музей, имевший до 2 тысяч картин, книг и других экспонатов религиозного и культурно-исторического характера. Многие общественно-благотворительные планы протоиерея Алексия Мальцева осуществились благодаря строительству культурного центра русской колонии в Берлине - Кайзер-Александерхайма. Красивый и просторный 2-этажный особняк был освящен 8 декабря 1898 года Мальцевым в сослужении других православных священников. Впоследствии этот дом стали называть Александерхайм. Братство заботилось о православных людях разных национальностей, живших в Германии, при этом помощь оказывалась не только православным, но и всем нуждавшимся вне зависимости от их вероисповедания и религиозных взглядов. У братства имелись мастерские и предприятия, в т. ч. столярные и слесарные, переплетное и свечное дело, велись занятия по садоводству. Большое внимание уделялось поддержанию православных храмов и приходов в Германии, помощи в организации новых приходов, строительству храмов для них. В 1894 году был освящен храм во имя равноапостольных Константина и Елены в Тегеле (предместье Берлина), каменный 5-главый храм при русском кладбище, где покоятся останки многих русских, живших в Германии (М.И. Сухомлинов, В.Д. Набоков, И.К. Смолич), а также солдат, павших во время двух мировых войн. С 1890 по 1914 годы строительный комитет братства воздвиг еще 7 храмов: Всех святых в Бад-Хомбурге (1899), преподобного Сергия в Бад-Киссингене (1901), архистратига Михаила в Херберсдорфе (1901), святителя Николая в Гамбурге (1901), святителя Иннокентия и преподобного Серафима Саровского в Бад-Наухайме (1908) и равноапостольной Марии Магдалины в Бад-Брюккенау (1908). В Берлине, в Тиргартене, предполагалось построить собор во имя святого апостола Андрея Первозванного, однако из-за начала первой мировой войны этот план осуществить не удалось. В начале войны протоиерей А. Мальцев вернулся в Россию.

Храм равноапостольной Марии Магдалины в Дармштадте, дар российского импепратора мученика Николая II супруге Александре, урожденной принцессе Аликс Гессенской и Рейнской, был построен по плану Л.Н. Бенуа, руководство строительством осуществлял архитектор Якоби. Их Императорские Высочества присутствовали как при закладке церкви 16 октября 1897 года, так и при ее освящении 8 октября 1899 года. Расходы на строительство составили около 400 тысяч золотых марок, не считая стоимости мозаики к бракосочетанию принца Андреаса Греческого и принцессы Алисы Баттенбергской (родителей герцогини Цецилии и принца Филиппа, супруга королевы Великобритании Елизаветы II). Мозаика, законченная 7 октября 1903 года, была создана В.М. Васнецовым, росписи на стене выполнены профессором Перминовым, автором мозаичного панно над фронтоном, изображающего равноапостольную Марию Магдалину, покровительницу храма, был художник А.Н. Фролов. Земля под фундамент и ценный кавказский мрамор для постройки были доставлены из России.

В 1911-1913 годах в Лейпциге воздвигли храм-памятник во имя святителя Алексия, митрополита Московского, посвященный 100-летней годовщине Битвы народов 1813 года (из 300 тысяч участвовавших в ней воинов 127 тысяч были русскими, свыше 22 тысяч из них погибли). Храм построен синодальным архитектором В.А. Покровским в русском московско-суздальском стиле и освящен в 1913 году. В склепе храма находятся останки солдат и офицеров, почивших в 1813 году.

На рубеже XIX и XX веков паства РПЦ в Германии составляла около 5 тысяч человек. В начале XX века были учреждены общественные организации и общества благотворительного толка, а также миссионерское издательство, философская школа, активную роль в организации которой сыграл Н.А. Бердяев. К началу первой мировой войны владения РПЦ в Германии были доверены попечению Испании. Однако дипломатическая защита не помешала немецким властям снять колокола и направить их на переплавку. Золото и медь с крыш также были конфискованы, что привело к значительной порче церковных зданий. Несмотря на трудности, православное духовенство помогало русским пленным во время войны.

Обстановка, сложившаяся в России в годы мировой и гражданской войн, привела к ослаблению связей между РПЦ и русскими приходами в странах Западной Европы. С восстановлением Патриаршества заграничные русские православные приходы стали подчиняться Патриарху Московскому и всея Руси свяелютит Тихону, который 8 апреля 1921 года назначил архиепископа Волынского (с 1922 года митрополит) Евлогия (Георгиевского) временно управляющим русскими западноевропейскими приходами. 5 мая 1922 года митрополит Евлогий стал управляющим приходами в Европе, сосредоточив свою деятельность в Берлине. Укрепив уже существующие приходы и вернув верующим принадлежавшие РПЦ храмы, он способствовал созданию новых общин (в лагерях русских военнопленных и поселениях беженцев в Вюнсдорфе, Кведлинбурге, Лихтенхорсте и Шойене). Общинам для богослужений в условиях нехватки храмов часто приходилось использовать помещения в частных домах. 26 ноября 1923 года в Берлине при Американском христианском союзе молодых людей открылась Религиозно-философская академия, инициаторами создания которой были высланные из России члены Вольной академии духовной культуры: Бердяев, И.А. Ильин, Ф.А. Степун, С.Л. Франк и др. В 1-й половине 20-х годов многие русские покинули Германию, переехав во Францию. Ввиду того что после установления дипломатических отношений между РСФСР и Германией храм при посольстве был закрыт уполномоченными советского правительства, митрополит Евлогий перенес центр епархии в Париж, куда окончательно и переехал к Рождеству 1923 года.

На Архиерейском Соборе 1923 года было решено поставить викарных епископов для окормления центров компактного проживания русских эмигрантов. Одним из таких центров был Берлин, где в 20-х годах находилось около 100 тысяч человек. Согласно решению Архиерейского Синода РПЦЗ, в 1924 году архимандрит Тихон (Лященко) был хиротонисан во епископа Потсдамского против воли правящего архиерея - митрополита Евлогия (Георгиевского). Напряженность в отношениях между главой РПЦЗ митрополитом Антонием (Храповицким) и митрополитом Евлогием, а затем разрыв между ними вызвали разделение русских православных общин в Германии. В 1926 году Потсдамское викарианство было преобразовано в самостоятельную Берлинско-Германскую епархию, которая вышла из состава Западноевропейской епархии и позднее стала одной из епархий РПЦЗ. После этого в юрисдикции РПЦЗ оказались почти все русские православные приходы в Германии. Противостояние осложнило закрепление прав русских общин на церковную недвижимую собственность. Поскольку самым крупным владельцем русской православной церковной собственности в Германии было Владимирское братство, то на исключительное право наследовать его имущество претендовали приходы РПЦЗ и РПЦ, регистрируя религиозные общины с правом владеть отдельными храмами и земельными участками. Как правило, решающее слово в данном вопросе оставалось за германским правительством, назначавшим собственника по своему усмотрению.

10 июня 1931 года митрополит Евлогий был уволен митрополитом Сергием (Страгородским) и перешел в юрисдикцию Константинопольского Патриархата, сохранив за собой на территории Германии 4 общины. Управление западноевропейскими приходами, оставшимися в юрисдикции МП, было возложено на митрополита Литовского и Виленского Елевферия (Богоявленского). Верным РПЦ в Германии был и настоятель Владимирской церкви в Берлине протоиерей Григорий Прозоров с общиной. После прихода в 1933 году к власти А. Гитлера государство стало оказывать давление на православную епархию, настаивая на ее подчинении епископу Берлинскому Тихону (Лященко). Епископ Тихон вел переговоры с германским правительством, в результате которых немецкие власти в 1936 году признали за епархией легальный статус с названием «Русская православная епархия православного епископа Берлинского и Германского». Таким образом нацистское правительство надеялось подчинить своему контролю все православной диаспоры Германии, объединив их под властью одного епископа, что было признано другими православными Церквами в стране.

В начале 1938 года Берлинскую епархию РПЦЗ возглавил архиерей немецкого происхождения епископ Серафим (Ляде). 25 февраля 1938 года немецкое законодательство об общественных организациях признало за епархией имущественные права, которые регламентировались в отдельном Законе «О земельной собственности Русской Православной Церкви в Германии». Таким образом храмы в Бад-Эмсе, Баден-Бадене, Висбадене, Дармштадте, Штутгарте и Дрездене перешли в собственность епархии, после того как советская дипломатическая миссия в 2 вербальных нотах от них отказалась. В результате давления нем. властей все приходы, ранее подчиненные юрисдикции Константинопольского Патриархата, оказались в юрисдикции РПЦЗ. В 1938 году был построен и освящен новый кафедральный собор. Финансирование проекта взяло на себя национал-социалистическое правительство Германии, пожертвования поступали также от других Поместных Православных Церквей и частных лиц. Во время освящения собора торжественное слово произнес митрополит Анастасий (Грибановский). В годы нацизма РПЦЗ получала помощь в основном от Министерства по делам церквей, а не от НСДАП. Министерство поддержало создание высшего православного богословского факультета в Бреслау (Вроцлаве) и высказалось за организацию в Потсдаме богословского института, но национал-социалистическая партия наложила запрет на эти начинания. В это время православное духовное образование можно было получить в Германии только на пастырских курсах.

В 1941 году НСДАП запретило проводить епархиальные собрания под предлогом, что в военное время власти не в силах обеспечить безопасность людей. Запрещены были издательская деятельность, подписка на епархиальный листок «Сообщение», священникам не дозволялось пастырское окормление военнопленных и лиц, привезенных на работу в Германию. После ареста в мае 1940 года архиепископа Брюссельского и Бельгийского Александра (Немоловского), выступавшего в проповедях с критикой политики Гитлера, митрополит Серафим (Ляде) добился от властей передачи архиепископа ему на поруки и поместил его в Русском доме для престарелых в Тегеле, где тот пребывал до окончания войны. С начала второй мировой войны в 1939 году в Германию стали прибывать иностранные рабочие, что привело к росту уже существовавших русских общин (в окрестностях Берлина, Гамбурге, Лейпциге, в Мюнхене) и к возникновению новых (в Мангейме, Аугсбурге, Ландсберге, Нюрнберге, Ганновере и в др. городах). Русские храмы в Германии во время войны стали единственным прибежищем для русских военнопленных и насильно вывезенных в Германию на работу. 22 мая 1942 года православные храмы Германии вошли в т. н. Среднеевропейский митрополичий округ РПЦЗ, образованный с согласия немецкого правительства и возглавляемый митрополитом Серафимом. Число русских православных верующих в Германии на конец войны так и остается невыясненным, хотя оно должно было достигать нескольких миллионов, из которых лишь часть могла участвовать в церковной жизни, поскольку военнопленные такой возможности были лишены.

После окончания войны и подписания Германией акта о капитуляции судьба приходов в восточной и западной частях Германии складывалась по-разному. На востоке начался процесс их перехода из РПЦЗ в юрисдикцию РПЦ. В октябре 1945 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий I направил в Германию делегацию во главе с протопр. Николаем Колчицким, управляющим делами МП. 11 октября 1945 года произошло воссоединение русских приходов в Восточной Германии с РПЦ. Священный Синод вынес решение об управлении приходами РПЦ в Германии архиепископом Александром (Немоловским) на правах викария Патриаршего экзарха в Западной Европе митрополита Евлогия (Георгиевского), принявшего решение о возвращении в лоно РПЦ. Архиепископ Александр руководил православными общинами с 1945 года до возвращения в Брюссель в 1948 году. Важный вклад в восстановление церковной жизни внесло возобновившее деятельность Владимирское братство, возглавлявшееся настоятелем Владимирской церкви Берлина протоиереем Сергием Положенским. С октябре 1946 года православные приходы МП в Германии были включены в состав образованного Среднеевропейского Экзархата РПЦ, главой которого стал архиепископ Венский Сергий (Королёв). (смотри статью Берлинская и Германская епархия РПЦ).

В юрисдикции РПЦЗ после 1945 года остались русские православные общины в западной части Германии. В 1945-1947 годах в ФРГ жило около 500 тысяч эмигрантов из СССР. В эти годы из числа новых беженцев было образовано 200 новых общин, большинство которых имело в своем распоряжении барачные церкви и часовни. Среди этих беженцев находились 16 епископов и более 300 священников. Большинство русских общин и церквей в эти годы находились в Баварии. В Мюнхене, куда в 1945 году РПЦЗ перенесла свою кафедру из Берлина, было 14 русских общин, здесь с 1945 по 1949 годы пребывал глава РПЦЗ митрополит Анастасий (Грибановский) и Епископский синод. В 1946 году православный мужской монастырь преподобного Иова Почаевского, основанный в 1926 году в Восточной Словакии, был переведен в предместье Мюнхена - Оберменцинг. К концу войны его братия насчитывала более 40 монахов.

С 1949 года часть русского духовенства в Западной Германии получала ежемесячное финансирование от различных немецких организаций, а также от Всемирного совета церквей (ВСЦ). В 1950-1951 годах только на довольствии ВСЦ находилось 44 из 71 священника, остальных поддерживала Евангелическая Церковь Германии, различные церковные и государственные организации.

16 ноября 1948 года определением Священного Синода РПЦ МП на территории ФРГ и ГДР учреждена Берлинская и Германская епархия, которая 15 августа 1954 года была преобразована в Германское благочиние в составе Западноевропейского Экзархата. 15 августа 1957 года благочиние стало самостоятельной епархией, правящему архиерею был возвращен титул «епископ Берлинский и Германский». 30 июня 1960 года Берлинская и Германская епархия вошла в состав Среднеевропейского Экзархата и стала именоваться «Берлинская и Среднеевропейская» (смотри статью Берлинская и Германская епархия РПЦ).

В 50-60-х годах возникали общины РПЦЗ в Гёттингене, Касселе, Ганновере, Саарбрюккене, Кайзерслаутерне, Кёльне, Дюссельдорфе и в других городах Германии. Долгое время православные священники из Сербии, Румынии, Польши, находившиеся в западной оккупационной зоне, обращались к епископу РПЦЗ за разрешением на проведение богослужений. Эта практика прекратилась только в 60-х годах, поскольку вследствие притока в ФРГ греческих и сербских рабочих Константинопольский Патриархат и Сербская Православная Церковь стали направлять в Германию своих священников.

В 1965 году в составе Среднеевропейского Экзархата РПЦ МП были образованы викарианства Тегельское и Мюнхенское. В 1969 году построен храм в честь Воздвижения Креста Господня в Мюнхене. В 1971 году в Среднеевропейском Экзархате учреждены Баденская и Баварская епархия на территории федеральных земель Бавария и Баден-Вюртемберг и Дюссельдорфская епархия в пределах земель Бремен, Гамбург, Гессен, Нижняя Саксония, Рейнланд-Пфальц, Саар, Северный Рейн-Вестфалия и Шлезвиг-Гольштейн. В составе Берлинской епархии осталось 7 приходов - в Берлине, Веймаре, Дрездене, Лейпциге и в Потсдаме. В 1981 году возведен новый храм во имя святого Нектария Эгинского в Бишофсхайме. После упразднения зарубежных Экзархатов РПЦ в 1990 году Берлинская епархия стала именоваться Берлинская и Лейпцигская. 23 декабря 1992 года Синод РПЦ принял постановление об объединении 3 епархий (Берлинской и Лейпцигской, Баденской и Баварской, Дюссельдорфской) в единую Берлинскую и Германскую епархию РПЦ МП.

Ввиду начавшегося в 90-х годах переселения в Германии русскоязычных граждан из стран СНГ количество православных значительно выросло, что привело к открытию новых приходов (смотри статью Берлинская и Германская епархия РПЦ). Правящий архиерей с 1991 года - архиепископ Феофан (Галинский). В Дюссельдорфе действует Постоянное представительство РПЦ в Германии, возглавляемое с 1981 года архиепископом Клинским Лонгином (Талыпиным). Список архиереев смотри в статье Берлинская и Германская епархия РПЦ).

Германская епархия РПЦЗ насчитывает 45 общин, 28 священников (1 иеромонах), 4 диакона. Правящий архиерей с 1982 года - Марк (Арндт).

Церковная музыка.

На немецких землях в средние века развивалась в русле общих тенденций, характерных для Римско-католической Церкви этого времени. Началом ее истории принято считать появление на рубеже VIII и IX веках на территории империи франков т. н. григорианского хорала - адаптированной версии «староримского пения» (одноголосных песнопений, принятых в это время в церквах Рима; смотри статью Григорианское пение). В распространении григорианских песнопений, а также в последующем развитии новых жанров и форм средневековой церковной музыки ведущую роль играли немецкие монастыри. Так, велика была роль монахов бенедиктинского аббатства Санкт-Галлен (на территории современной Швейцарии) в развитии практики тропирования (т. е. вставки в григорианские песнопения новых мелодических оборотов и фрагментов текста - тропов); санкт-галленский монах Ноткер Заика, автор многочисленных секвенций, собранных в «Книге гимнов» (лат. Liber hymnorum, 884), считается основоположником этого популярнейшего в средние века жанра. Немецкое происхождение имеют некоторые значительные образцы литургической драмы, в частности моралите Хильдегарды Бингенской (1098-1179) «Чин добродетелей» (Ordo virtutum; включает в себя 82 простых напева). Хильдегарда прославилась также экспрессивными церковными песнопениями; 77 из них объединены в рукописное собрание «Стройное созвучие небесных откровений» (Symphonia armonie celestium revelationum), где они расположены согласно церковному календарю.

После разделения в Х веке империи франков на западную и восточную части на территории будущей Германии не возникло крупных культурных центров, сопоставимых с Парижем. Этим во многом объясняется консерватизм музыкальной практики в средневековых немецких церквах. Полифоническое пение было представлено в основном простейшими его формами, бытовавшими в устной традиции. Среди немногих поздних памятников, где зафиксирована эта практика в письменном виде, наиболее известна рукопись № 314 из библиотеки бенедиктинского монастыря Энгельберг, составлявшаяся группой монахов в течение 2-й половины XIV века. В ней содержится, в частности, неск. ранних образцов богослужебных песнопений на немецком языке.

Основной тенденцией истории немецкой церковной музыки XV века было усвоение «нового» фламандского полифонического стиля, получившего признание и распространение по всей Европе в эпоху Ренессанса. Первыми значительными представителями этого стиля в немецких землях стали Адам Фульдский († 1505) и Г. Финк (1444/1445-1527 годы), на протяжении длительной жизни работавший в Польше, Литве, Австрии и Германии. Церковные сочинения Финка, созданные в разные периоды его творчества, хорошо иллюстрируют стилевую эволюцию нем. многоголосия во 2-й половине XV - 1-й половине XVI веков. Церковные композиции первой немецкой органной школы во главе с К. Пауманом († 1473; служил в Нюрнберге и Мюнхене) представлены в рукописной Буксхаймской органной книге (около 1470 года).

Значительный вклад в формирование облика немецкой церковной музыки на рубеже XV и XVI веков оказали музыканты Венской придворной капеллы императора Максимилиана I, прежде всего фламандский композитор Х. Изак (около 1450-1517 годов) и знаменитый виртуоз-клавишник П. фон Хофхаймер (1459-1537 годы). Ученик Изака Л. Зенфль (1486-1542/1543 годы), длительное время возглавлявший капеллу баварского герцога Вильгельма, в своем творчестве (включающем около 100 мотетов на латинском языке и 7 месс, 8 Magnificat) создал классические образцы немецкой полифонии эпохи Ренессанса, получив признание во всей Европе. Один из немецких учеников Хофхаймера, органист Констанцского собора Г. Бухнер (1483-1538 годы), стал автором учебника игры на органе, на котором воспитывались многие поколения немецких музыкантов, использовавших рекомендации Бухнера по переложению вокальных пьес для органа и импровизации многоголосия на основе заданной мелодии (cantus firmus) в своей по преимуществу бесписьменной практике. Еще один представитель этого поколения композиторов, Т. Штольцер († 1526), в последние годы жизни создал 4 немецких мотета на тексты псалмов в переводе М. Лютера, которые долгое время считались непревзойденными образцами жанра.

Начиная с XVI века на территории Германии сосуществуют несколько христианских церквей, каждая со своим чином богослужения и требованиями, предъявляемыми к церковной музыке. Музыка этих церквей развивалась в русле общих стилевых тенденций, характерных для той или иной эпохи; имеется множество примеров взаимного влияния лютеранства, католичества и кальвинизма в области музыкального искусства. Но если в католическом богослужении в целом сохраняется традиционная средневековая. система музыкальных жанров, то лютеровская реформа богослужения послужила импульсом к возникновению и расцвету множества новых музыкальных жанров и форм.

Характер музыки в евангелической церкви обусловливается нацеленностью лютеранского богослужения на провозглашение и проповедь Священного Писания. При этом музыка, воспринимающаяся как «живой глас Евангелия» (viva vox evangelii), изначально считалась в лютеранстве одним из важнейших средств донесения слова Божия до прихожан. Придавая большое значение действенному участию в богослужении всей церковной общины, Лютер ввел в богослужение в качестве одного из центральных его элементов лютеранские церковные песни (хоралы) - простые, запоминающиеся одноголосные песнопения на немецком языке, в которых прихожане выражают свою твердую веру и прославляют Господа. Первые подробные инструкции Лютера относительно исполнения немецких песен в разных частях богослужения содержатся в его сочинении «Немецкая месса» (1526), созданном в тесном сотрудничестве с придворным музыкантом курфюрста Саксонии Фридриха III Мудрого И. Вальтером (1496-1570 годы).

Тексты первых хоралов были отчасти переведены Лютером с латыни, отчасти сочинены на основе средневековых немецких духовных песен; мелодии также заимствовались и адаптировались из различных источников, как церковных (григорианские песнопения), так и светских (песни майстерзингеров). Хоралы могли исполняться как в дополнение к обычным частям латинской мессы, так и вместо них. Со временем значение главных хоралов лютеранской евхаристической службы было признано за песнопениями, исполняющимися между чтениями апостольского Послания и Евангелия вместо градуала (отсюда их немецкое название - Graduallied). Репертуар этих песен, тесно связанных по содержанию с евангельским чтением дня (хоралы de tempore), стремительно увеличивался в XVI-XVII веках (в результате для каждого воскресного дня церковного года и др. крупных праздников было сочинено по несколько хоралов de tempore). Многие из этих песен впоследствии были положены в основу крупных вокально-инструментальных и органных композиций. Необходимость настроить общину на тон соответствующей церковной песни, а также напомнить ее мелодию способствовала возникновению и развитию жанра органной хоральной прелюдии.

Первые многоголосные обработки хоралов появились при жизни Лютера и с его одобрения. Изданная с предисловием Лютера «Книжка духовных песнопений» Вальтера (1524) включает 38 4- и 5-голосных композиций на основе хоральных мелодий, помещенных (согласно устойчивой традиции) в теноре; Лютер рекомендует их молодым людям для обучения музыке. Собрание Вальтера в зародыше содержит 2 основных способа обработки хоралов в XVI веке: искусные контрапунктические мотеты на лютеранский cantus firmus соседствуют в них с композициями в более простом складе, где все голоса движутся в одном ритме. В многочисленных последующих публикациях хоральных обработок были использованы обе возможности, причем в церковной практике общинного пения особенно востребованными оказались более простые хоралы в аккордовой фактуре - особенно после того, как теолог Л. Озиандер (1534-1604 годы) в своем собрании «50 духовных песен и псалмов» (1586) поместил их мелодии в верхний голос. Хоралы подобного рода широко бытовали в песенных сборниках-канционалах, в связи с чем данный стиль обработки хорала назывался канциональным.

Еще одним новым жанром, сложившимся в первые годы Реформации, стали лютеранские «истории» - авторские композиции на тексты праздничных евангельских чтений на немецком языке. Большинство образцов этого жанра составляют «истории Страстей», или пассионы, исполнявшиеся в дни Великого поста; подобное значение «историй Страстей» объясняется лютеранским учением о Спасении (играющим ключевую роль в богословии лютеранства): все грехи человечества искупаются Христом, добровольно принимающим страдания и смерть на Кресте. Другие распространенные сюжеты «историй» также связаны с важнейшими событиями жизни Христа - Рождеством, Воскресением, Вознесением. Первыми классическими образцами «истории» стали «Страсти по Матфею» и «Страсти по Иоанну» Вальтера, относящиеся к драматизированному респонсорному типу (слова Евангелиста и реплики действующих лиц исполняются солистами, тогда как голоса толпы - хором). Вместе с тем на протяжении XVI века было создано немало образцов страстно́й музыки на евангельские тексты в традиционной полифонической манере (в частности, 17 евангельских мотетов знаменитого фламандца О. ди Лассо (1530 или 1532-1594 годы), сочиненные им в годы работы в Мюнхенской придворной капелле).

Изгнание латыни из богослужения не было, однако, целью Лютера, и полные латинские многоголосные мессы и мотеты (в т. ч. католических авторов) оставались в обиходе евангелической церкви на протяжении XVI-XVII веков, прежде всего в тех городах, где существовали университеты или латинские школы. Лишь в процессе постепенного вытеснения лат. текстов ординария мессы (прежде всего, Credo) из богослужебной практики композиторы-лютеране стали ограничиваться сочинением «кратких» латинских месс (missa brevis), состоящих лишь из 2 первых частей ординария, Kyrie и Gloria. Периодом расцвета немецкой церковной музыки, прежде всего лютеранской, является эпоха барокко. Музыкальный стиль барокко определялся в первую очередь стремительно развивавшимся в эту эпоху светским музыкальным театром Италии и Франции. В Германии, на территории которой музыкальные театры возникли довольно поздно, главной областью творческой реализации нескольких поколений музыкантов являлась церковь.

Влияние итальянского искусства не раз определяло пути развития немецкой церковной музыки. Первая волна таких влияний, на рубеже XVI и XVII веков, связана с усвоением венецианской многохорности (смотри в статьях Венецианская школа, Венеция), выразительной театральной «монодии» флорентийского происхождения, искусства импровизации гармонии на основе цифрованного баса, «концертного стиля» (предполагающего, в частности, противопоставление выразительных вокальных соло ансамблю или хору, а также включение в музыкальную ткань самостоятельных, часто виртуозных инструментальных партий). Распространение этих новейших явлений в немецкой церковной музыке происходило усилиями таких композиторов, как ученик органиста венецианского собора Сан-Марко А. Габриели Г.Л. Хаслер (1564-1612 годы), ученик Дж. Габриели дрезденский придворный капельмейстер Г. Шютц (1585-1672 годы), автор влиятельного новаторского трактата «Учение о музыке» (Syntagma musicum, опубликован в 1614-1620 годах) М. Преториус (1571-1621 годы, служил в Вольфенбюттеле и Дрездене), кантор лейпцигской церкви святого Фомы И.Г. Шейн (1586-1630 годы), придворный капельмейстер в Галле С. Шейдт (1587-1654 годы).

В творчестве Шютца, самого значительного немецкого композитора XVII века, представлен весь спектр жанров и стилей церковной музыки его времени. Так, сочиненные в «старинном стиле» «Священные песнопения» (1625) продолжили традицию позднеренессансной полифонической музыки без инструментального сопровождения, а 3 тома «Священных симфоний» (1629, 1647 и 1650 годы) явились вершиной немецкого духовного концерта для большого вокально-инструментального ансамбля. Ранняя «История Воскресения» Шютца (1623) характеризуется органическим сплавом архаичных и модернистских приемов, поздние 3 «Истории Страстей» (60-е годы XVII века) внешне производят впечатление консервативных, а «История Рождества», созданная в одно время с пассионами (1664), по строению и стилю приближается к образцам итальянской оратории того времени. Однако, в какой бы манере ни работал Шютц, его музыку отличает редкая чуткость к интонации Священного Писания - прежде всего к речи от 1-го лица, которую композитор особенно охотно и удачно представлял в своих сочинениях (в то же время в отличие от большинства современников Шютц довольно редко использовал тексты и мелодии хоралов). Творения Шютца не просто воплощают идеал церковной музыки как «живого гласа Евангелия», но благодаря глубоко осмысленному выбору той или иной интонации для каждого слова и фразы являются своего рода музыкальным богословским комментарием к избранным композитором текстам.

Тридцатилетняя война стала причиной временного упадка музыкальной практики в немецких церквах, что не помешало, впрочем, появлению новых значительных произведений, приспособленных для исполнения в военных условиях (например, 2 выпуска духовных концертов Шютца для малого состава исполнителей, изданных в 1636 и 1639 годах). Многочисленные немецкие духовные песни этого времени, появившиеся в связи с широко распространившейся практикой частной молитвы в ситуации крайних опасностей и тягот войны, полны размышлений о смертном часе и раскаяния о грехах; многие из этих молитвенных текстов, вошедших затем в церковный обиход, произносятся от лица отдельного христианина - «я» (нем. Ich-Lieder). У католиков наиболее известными стали песни Ангелуса Силезиуса (1624-1677 годы) на музыку Георга Йозефа; среди протестантов - поэзия И. Хеермана (1585-1647 годы), И. фон Риста (1607-1667 годы) и П. Герхардта (1607-1676 годы), распевавшаяся как на традиционные мелодии, так и на музыку И. Крюгера (1598-1662 годы), Т. Зелле (1599-1663 годы), И.Г. Эбелинга (1637-1676 годы).

Настроения Тридцатилетней войны получили развитие в духовной практике пиетистов (смотри статью Пиетизм), собрания которых (collegia pietatis) включали помимо молитвы и изучения Библии исполнение простых и энергичных песен (иногда близких по стилю к распространенным в быту сентиментальным ариям), призывающих к духовному пробуждению, покаянию и личному благочестию. Важнейшие среди пиетистских песенников - «Книга духовных песнопений» (1704) и «Новая книга духовных песнопений» (1714), составленные И.А. Фрайлингхаузеном (1670-1739 годы). При этом пиетисты отвергали все художественные разновидности церковной музыки, одобряя лишь общинное пение хоралов и органный аккомпанемент к нему. В этом отношении их позиция близка к кальвинистской (см., напр., книгу ростокского богослова Т. Гроссгебауэра с выразительным названием «Недремлющее око» (1661), а также полемический ответ на нее с ортодоксальных позиций Г. Митобиуса «Христианское псалмопение» (1665)).

Подъем благочестивых настроений, стремление к напряженной внутренней духовной жизни (как в ортодоксальном лютеранстве, так и в среде пиетистов) оказали значительное влияние на художественную практику. Наряду с библейскими прозаическими текстами и традиционными хоралами новая поэзия («оды») заняла важное место в церковных произведениях 2-й половины XVII века, вдохновляя композиторов на поиски новых выразительных приемов. С точки зрения музыкальной формы в профессиональной вокально-инструментальной музыке этого периода (нем. Figuralmusik) господствовала тенденция к разделению крупных сочинений на более или менее завершенные самостоятельные части (в т. ч. сугубо инструментальные), особенно отчетливо прослеживающаяся в сочинениях на «смешанные» тексты (например., сочетающих библейскую прозу и связанную с ней по содержанию «оду» современного поэта). Сегодня эти многочастные произведения принято называть кантатами, что противоречит, однако, терминологии и самосознанию эпохи.

В северонемецких городах кантаты сочинялись преимущественно органистами - в частности, Ф. Тундером (1614-1667 годы), М. Векманом (1619-1674 годы), Н. Брунсом (1665-1697 годы) - и исполнялись под их управлением небольшим ансамблем. Обширностью, энциклопедическим разнообразием жанровых типов и гибкостью формальных решений отличается кантатное наследие величайшего из северонемецких композиторов эпохи органиста любекской церкви Девы Марии Д. Букстехуде (1637-1707 годы). В центральных областях Германии сочинение и исполнение кантат было делом придворных капельмейстеров и канторов (руководителей церковных школ в крупных городах); среди важнейших авторов - предшественники И.С. Баха на посту кантора лейпцигской церкви святого Фомы С. Кнюпфер (1633-1676 годы), И. Шелле (1648-1701 годы), И. Кунау (1660-1722 годы); создатель свыше 2 тысяч кантат И.Ф. Кригер (1649-1725 годы). Уже в XVII веке у немецких канторов стало заметным стремление сочинять кантаты на основе рационально выстроенной стандартной схемы, объединяя произведения ко всем праздникам церковного года в циклы.

Немецкое органостроение и органная музыка также достигли в XVII веке расцвета с использованием как итальянского, так и североевропейского опыта. Органы этого времени, опиравшиеся на общий для всей эпохи принцип многохорности, состоят из нескольких независимых отделов, каждый из которых обладает индивидуальными красочными ресурсами и часто управляется с собственной клавиатуры. Особым богатством и разнообразием звуковых возможностей, позволявшими создавать яркие тембровые и динамические контрасты, славились органы северных городов Германии (Гамбург, Любек). Северонемецкие органостроители (семейства Шереров, Хойеров, Фрицше), следуя традициям нидерландских мастеров конца XVI века, создали большой концертный инструмент с уникальной для органов этого времени педалью, обеспечивающей прочную гармоническую опору звучания всего органа и пригодной для исполнения эффектных соло. Классический тип этого инструмента возник на рубеже XVII и XVIII веков у знаменитого органостроителя А. Шнитгера (1648-1719 годы) и его школы. Органы Центральной и Южной Германии в меньшей степени приспособлены для демонстрации виртуозных возможностей исполнителя, зато более певучи и гибки, хорошо подходят для исполнения многоголосия и выделения отдельных голосов полифонической ткани посредством их индивидуальной тембровой окраски.

На протяжении XVII века немецкие органисты постепенно овладевали письменной композицией, хотя искусство импровизации на органе по-прежнему оставалось на большой высоте. Первое поколение немецких органных композиторов вышло из школы знаменитого органиста амстердамской Старой церкви Я.П. Свелинка, среди многочисленных учеников которого были гамбургские органисты Я. Преториус (1586-1651 годы) и Г. Шейдеман (около 1595-1663 годов), а также стоявший у истоков органной композиции в Центральной Германии Шейдт, автор 3-томной публикации клавирной музыки «Новая табулатура» (1624), объединившей как светские пьесы, так и множество хоральных обработок, в т. ч. 8 циклов хоральных вариаций (написанных на тему хорала в той же манере, что и вариации на светские песни Свелинка). К середине XVII века возникли самобытные региональные школы органных композиторов в Северной Германии (Тундер, Векман, Я.А. Райнкен (1623-1722 годы), Букстехуде, Г. Бём (1661-1733 годы)), Центральной Германии (И.Э. Киндерман (1616-1655 годы), И. Кригер (1652-1735 годы), И. Пахельбель (1653-1706 годы)) и Южной Германии, включавшей в это время и австрийские земли (В. Эбнер (1612-1665 годы), А. Польетти (?-1683), И.К. фон Керль (1627-1693 годы)).

Жанры немецкой органной музыки подразделяются на 2 большие группы: хоральные обработки и т. н. свободные композиции (не связанные с хоральной мелодией). В 1-й группе одним из наиболее распространенных в церковной практике жанров является хоральная прелюдия: перед общинным пением хорала органист проводит мелодию одной хоральной строфы целиком и последовательно, чтобы напомнить ее прихожанам. В Центральной Германии органист часто строил прелюдию на мелодии лишь одной 1-й строки хорала, проводя ее во всех голосах (органная фугетта Пахельбеля); в Северной Германии мелодию хорала часто украшали в духе выразительной итальянской «монодии» («монодический хорал»). Аналогами богослужебных вокальных жанров, хорального мотета и хорального концерта являются соответственно органные хоральный мотет и хоральная фантазия, отличающаяся яркими контрастами звучностей и динамики, выразительными «монодическими» проведениями фрагментов мелодии хорала (была распространена почти исключительно в Северной Германии). Наконец, если строфы хорала исполнялись поочередно (alternatim) общиной и органом, органист мог сыграть в качестве каждой из строф (versus) независимые друг от друга хоральные обработки в разной форме (вплоть до хоральной фантазии) и даже разных авторов (хоральный версетный цикл). Что же касается свободных композиций, то по богослужебной функции это обычно прелюдии, задающие тон церковной песни, но не напоминающие прихожанам ее мелодию. По фактуре такие прелюдии могут выглядеть либо как типичная клавирная импровизация (сочетание аккордов с пассажными пробежками по клавишам), либо как клавирное переложение вокальной полифонии. Уже в кратких «преамбулах» начала XVII века полифонический центральный раздел часто обрамлялся пассажными крайними. В результате значительного роста внешних масштабов прелюдий, формальной замкнутости и структурированности их внутренних разделов к середине XVII века появились виртуозные свободные композиции в контрастно-составной форме, продолжительность которых значительно превышала потребности богослужения (например, северонемецкая «большая прелюдия»).

Усвоение новых достижений итальянских музыкантов на рубеже XVII и XVIII веков привело к последнему и высшему расцвету немецкой церковной музыки в творчестве И.С. Баха (1685-1750 годы). К числу заимствований следует отнести оперные вокальные формы на гибкие и выразительные мадригальные (т. е. свободные, но рифмованные) стихи - речитатив secco, арии и хоры (обычно в форме da capo),- а также стиль и формы трио-сонаты, концерта для большого струнного ансамбля (concerto grosso А. Корелли) и сольного скрипичного концерта (А. Вивальди).

Все это привело к изменению жанрового состава немецкой церковной музыки. Так, традиционные лютеранские «истории» на текст Священного Писания стали вытесняться ораториями на риторически выспренние либретто в итальянском стиле, появившимися впервые на севере Германии. В 1704 году оперный композитор Р. Кайзер (1674-1739 годы) написал и исполнил в кафедральном соборе города первую нем. страстну́ю ораторию на текст поэта К.Ф. Хунольда (1681-1721 годы), который с гордостью подчеркивал, что его либретто - целиком стихотворное и не содержит слов Евангелиста. В 1712 году другой житель Гамбурга, Б.Г. Броккес (1680-1747 годы), сочинил страстны́е стихи, музыку к которым создали почти все известные немецкие композиторы эпохи, в т. ч. Г.Ф. Гендель (1685-1759 годы). Однако оратория в чистом виде плохо прижилась в пространстве храма и обычно исполнялась частным образом, тогда как во время главных праздничных служб звучали ораториальные «истории», в либретто которых сочетались тексты Евангелия (речитатив и краткие хоры), хоралов (чаще всего в канциональном стиле) и мадригальная поэзия (с соответствующей музыкой).

Пастор, богослов и поэт Э. Ноймайстер (1671-1756 годы) публиковал сборники кантатных либретто на все праздники церковного года. Первый ежегодник (1700-1701 годы) был крайне радикален и состоял исключительно из мадригальных стихов для арий и речитативов наподобие итальйянской светской сольной кантаты. Однако образцовыми стали ежегодники 1711 и 1714 годов (положены на музыку Г.Ф. Телеманом (1681-1767 годы)) с добавлением к мадригальным текстам фрагментов из Библии и строф церковных песней. Кантата начала XVIII века является главной музыкальной частью церковной службы (Hauptmusik) и исполняется в самые важные ее моменты - например, между чтением Евангелия и проповедью священника.

Важнейшая цель творчества Баха - проповедь Евангелия в строгом соответствии с лютеранской доктриной и традициями Церкви. Глубина мысли композитора и художественное совершенство ее выражения таковы, что его сочинения часто самоценны в духовном отношении и превышают требования, а иногда и разумные возможности церковной службы. Превосходно владея всеми жанрами музыки своего времени, Бах отличается консерватизмом в их трактовке, сознанием того, что традиции немецкой церковной музыки не устарели. Так, речитатив Евангелиста в его ораториальных «Страстях по Иоанну» (1724) и «Страстях по Матфею» (1727) является не только данью традиции, но и смысловым центром композиции, в то время как остальные номера представляют собой эмоциональный отклик и продуманный богословский комментарий на повествование. Около 200 церковных кантат мастера индивидуальны по замыслу и строению. Как никто из современников, Бах много и систематично обращался к хоралам de tempore и строил кантату как комментарий к ним, часто в виде ярких, живописных картин, создававшихся благодаря использованию бытовых светских жанров. В итоговом творении, полной латинской Мессе си минор (1749), композитор наиболее детально и всесторонне выражает лютеранское исповедание веры: в текстах ординария мессы Бах особо выделяет те разделы, где говорится об искупительной жертве Спасителя, обрамляя их торжественными хорами, прославляющими Господа или подчеркивающими твердость веры во Христа; при этом возможное богослужебное предназначение этого сочинения остается предметом дискуссий. Множество разнообразных органных хоральных обработок Баха (более 150) также свидетельствует о значении, которое композитор придавал хоралу как средству проповеди слова Божия. Фактура лаконичных органных хоралов, вошедших в «Органную книжку» (между 1713 и 1716 годами, Веймар), до предела насыщена комментирующими мотивами. Бах собирался написать такие хоралы на все праздники церковного года, но ограничился 45 пьесами. Среди органных хоралов лейпцигского периода творчества наиболее значительными являются пьесы, вошедшие в 3-ю часть «Клавирных упражнений» (1739), в частности композиции на хоралы из лютеровского «Малого катехизиса»; интеллектуальная и художественная ценность этого собрания несомненна, а практическое предназначение неясно (распространенное в прошлом предположение, будто эта группа хоралов составляет нечто вроде органной мессы, сегодня полностью отвергнуто). Свободные органные композиции Баха - в большинстве своем 2-частные циклы типа «прелюдия и фуга» - синтезировали традиции немецкой прелюдии и итальянского инструментального концерта. По-видимому, многие из этих произведений связаны с получившими известность импровизациями композитора на органе, о которых сообщают, в частности, авторы баховского некролога.

2-я половина XVIII века в лютеранской церкви была периодом упадка музыки и богослужения в целом, тогда как в южных католических областях Германии, тесно связанных с церковной музыкой Австрии (смотри раздел о церковной музыке в статье Австрия), художественный уровень богослужебной музыки оставался в это время высоким («оркестровые» мессы и вечерни). Под влиянием рационалистических идей Просвещения из лютеранского богослужения изгонялись не только сложные художественные произведения, но и многие старые песни, воспринимавшиеся как пережиток «темного прошлого». Новые поэтические тексты, часто сентиментального и поучительного характера, пелись на мелодии в «галантном стиле». В этом духе была написана и оратория К.Г. Грауна «Смерть Иисуса» (1755), трогательная музыка которой пользовалась большой популярностью и оказала влияние на позднейшие образцы этого жанра в XVIII веке. В католических областях в латинскую мессу в целях духовного просвещения прихожан и возбуждения в них религиозные чувства были введены гимны на немецком языке, трогательные и наивные, распевавшиеся «в народном тоне». Народная мелодика наложила отпечаток и на музыкальный язык некоторых сочинений начала XIX века, например 2 месс К.М. фон Вебера (1786-1826 годы).

В истории церковной музыки XIX века определяющими стали 2 тенденции: всеобщее господство романтической стилистики и развитие музыкально-исторического сознания. Так, в лютеранской части Германии празднование 300-летия Реформации послужило стимулом к возрождению старых мелодий и текстов церковных песен XVI и XVII веков, все в большем количестве появлявшихся в богослужебных собраниях песен. Под воздействием растущих патриотических настроений в Германии зрела идея авторитетного общенационального собрания церковных песен, что привело к появлению в 1915 году «Немецкого евангелического песенника», первого из серии подобных изданий в ХХ веке, пришедших на смену региональным и местным песенникам. Во 2-й половине XIX века начались активное изучение и публикация собраний сочинений крупнейших лютеранских композиторов прошлого - И.С. Баха, Шютца, Шайна. Высоким уровнем церковной музыки в 1-й половине XIX века отличался Берлин - во многом благодаря личным усилиям К.Ф. Цельтера (1758-1832 годы), главы Берлинской певческой академии (с 1800 года), основателя Института церковной музыки (1822). После долгого забвения под руководством Цельтера в Берлине состоялось исполнение фрагментов мессы Баха (1811-1812 годы). За ним последовало исполнение «Страстей по Матфею» (1829, с сокращениями) под руководством ученика Цельтера Ф. Мендельсона (1809-1847 годы), имевшее большой общественный резонанс. Большинство церковных произведений Мендельсона (кантаты, мотеты, псалмы и др.) были предназначены для хора берлинского кафедрального собора. Их стиль стал образцовым для многих других менее значимых авторов церковной музыки XIX века. Из знаменитых композиторов-романтиков дань церковной музыке отдали И. Брамс (1833-1897 годы) и М. Регер (1873-1916 годы). Крупнейшее духовное произведение И. Брамса, «Немецкий реквием», может исполняться в церкви (прозвучал впервые в Бременском соборе 10 апреля 1868 года), однако не имеет определенного богослужебного предназначения; написан на подобранные лично композитором библейские тексты, центральный образ которых - утешение страдающих. При этом в сочинении не только избегается тема искупительной смерти Христа, но даже не упомянуто имя Спасителя.

Аналогичные тенденции наблюдались в католической Германии в русле «цецилианского движения» (названного в честь святой мученицы Цецилии, считавшейся покровительницей церковной музыки), целью которого было возрождение григорианского пения и ренессансной вокальной полифонии без инструментального сопровождения. Цецилианцы собирали и издавали сочинения композиторов эпохи Возрождения, выпускали журналы, проводили научные конгрессы. Образовательным центром цецилианства стала основанная в 1874 году Школа церковной музыки в Регенсбурге. Цецилианцы не придавали большого значения художественному качеству композиций в «стиле Палестрины», но стремились к широкому распространению подобной музыки, в т. ч. и не самых удачных произведений современных авторов. В конце столетия идеи цецилианства оказали влияние и на музыкальную практику лютеранской церкви. В то же время идеи реформы католической музыки Ф. Листа (1811-1886 годы) так и остались во многом утопией, несмотря на то что великий венгерский композитор создал ряд сочинений для церкви, в т. ч. во время пребывания в Веймаре.

Развитие немецкой церковной музыки в начале ХХ века происходило в контексте общих для этого времени антиромантических тенденций и выразилось прежде всего в консервативном «возрождении» старинной практики. Музыка композиторов XIX века стала выходить из употребления, в лютеранских песенниках сохранялось лишь небольшое количество хоралов. Начавшееся в это время «органное движение» состоит в исследовании исторических типов органа эпохи его расцвета, реставрации сохранившихся старинных органов с освобождением их от позднейших «усовершенствований» и в строительстве новых инструментов, воспроизводящих конкретные исторические типы органа (на специфику которых ориентировались композитор Х. Дистлер (1908-1942 годы) и его последователи). От публикации сочинений отдельных великих композиторов начался постепенный переход к планомерному изданию всего сохранившегося репертуара старинной церковной музыки, одновременно с поисками соответствующей каждой эпохе («аутентичной») манеры исполнения. Активно развивается музыкально-историческая наука. Церковные композиторы ХХ века создают музыку преимущественно в рамках неоклассических тенденций, экспериментируя с использованием стилистических элементов и методов композиции, не свойственных традиционной церковной музыке (джаз, негритянские спиричуэлы, додекафония и т. п.). Среди наиболее известных авторов - Э. Пеппинг (1901-1981 годы), Г. Рафаэль (1903-1960 годы) и В. Фортнер (1907-1987 годы).

Памятники архитектуры и искусства.

Самые ранние памятники архитектуры на территории современной Германии (не считая мегалитических сооружений эпохи неолита, например, дольмены в Вильдесхаузене, земля Нижняя Саксония) сохранились в городах, основанных римлянами на приграничных территориях империи в бассейнах рек Дунай и Рейн (Кёльн, Майнц, Регенсбург). Особенно богат ими город Трир (императорская резиденция, около 276-390 годов; руины амфитеатра, около 100 года; императорских терм, около 300 года; Порта Нигра (Чёрные ворота), около 313-316 годов; базилика императорского дворца, 1-я половина IV века, восстановлена после разрушения 1944 года).

Одновременно с римскими памятниками были созданы под влиянием кельтов наскальные рельефы в Бад-Дюркхайме (Пфальц, III век), металлические изделия филигранного стиля, в середине IV века сменившегося полихромным с украшением металла камнями и цветным стеклом, в середине VI века под влиянием сарматов стал звериным стилем.

Формирование собственно немецкого искусства происходило в средние века. Сильнейшим импульсом для развития культуры Германии послужило т. н. Каролингское возрождение, когда происходило (конец VIII-IX века; термин Ш.Л. Монтескьё) распространение христианства и одновременно восприятие элементов античной и византийской культур. Центрические капеллы этого периода построены по композиционным принципам раннехристианских храмов IV-VI веков (капелла-ротонда Санкт-Михаэль в Фульде, около 820-822 годов; дворцовая капелла Карла Великого в Ахене, 786-800 годы, строитель Одо из Меца,- вариация интерьера церкви Сан-Витале в Равенне). Другой тип церквей был разработан в монастырском зодчестве: 3-нефная базилика с плоским перекрытием и мощным трансептом перед восточной апсидой (церковь в Херсфельде, Гессен, 831-850 годы, не сохрнилась; первоначальный собор в Фульде, 792-819 годы). Для некоторых церквей характерно выделение западного фасада, впоследствии типичное для базилик романского периода (монастырская церковь в Корвее, Северный Рейн-Вестфалия, заложена в 822 году, вестверк - 873-885 годы). Об использовании в каролингский период принципов античной архитектуры говорит пропорциональный строй 3-пролетных монастырских ворот с надвратной Никольской часовней в Лорше (Гессен, 763-774 годы).

О взаимовлиянии черт каролингской придворной и церковной культур дают представление произведения резьбы по слоновой кости, металлопластики (реликварий из Энгера, 90-е годы VIII века, Государственные музеи Берлина), а также миниатюры рукописей дворцовой школы (Евангелие Карла Великого, начало IX века, Vindob.) и «школы рукописи Ады» (Евангелие Годескалька, около 781-783 годов, Parisin.; Евангелие аббатисы Ады, около 800 года, Городская бибилиотека, Трир).

Сооружения ранней фазы романского искусства в Германии, получившей название оттоновского периода (или Оттоновское возрождение, середина X - 1-я половина XI веков), созданы под влиянием античного и византийского искусства, а также архитектуры предшествующего периода: монастырская церковь в Отмарсхайме (1049, Эльзас, ныне на территории Франции) повторяет композицию Ахенской капеллы, а хоры собора Санкт-Мария, Космас унд Дамиан в Эссене (хоры около 946-1000 годов, основной объем после 1275 года) - ее половины (разрез по вертикали). Основными центрами строительства при саксонской династии стали Саксония и Тюрингия. Наибольшее распространение под влиянием архитектуры «второй» церкви аббатства Клюни (Клюни II, 981-991 годы) здесь получил тип 3-нефной базилики с плоским деревянным перекрытием, башней над средокрестием и добавлением 2-го трансепта и апсиды с запада (Санкт-Михаэльскирхе (церковь архангела Михаила) в Хильдесхайме, после 1001-1033 годов). В интерьере базилик данного типа чередующиеся столбы и колонны несут арки, над ними - нерасчлененная стена, в 3-м ярусе - окна. В качестве варианта системы внутренних членений романского собора в этот период появляются арочные эмпоры 2-го яруса в Цириакускирхе (церковь святого Кириака) женского бенедиктинского монастыря в Гернроде (961-991 годы). Большой интерес представляют первые зальные церкви с нефами равной высоты (крипта Випертикирхе в Кведлинбурге, 936; капелла Санкт-Бартоломеус в Падерборне, построенная греческими мастерами около 1017 года).

Монументальной живописи оттоновского периода присущи экспрессия и плоскостная трактовка форм (росписи в Сильвестер-капелле в Гольдбахе, начало XI века). Крупная живописная школа сформировалась на острове Райхенау на Боденском озере (фрески церкви Санкт-Георгскирхе монастыря Оберцелль, конец X века). Отсюда же происходят памятники оттоновской миниатюрной живописи, возвеличивавшей императоров (Кодекс Геро, около 969 года, Государственная билиотека, Дармштадт; Кодекс Экберта, 980-е годы, Городская бибилиотека, Трир; Евангелие Оттона III, конец X века, Книга евангельских чтений Генриха II, около 1010 года, оба - Monac.; Бамбергский Апокалипсис, около 1020 года, Государственная библиотека, Бамберг). Другими центрами создания миниатюр были Трир (2 листа из утраченного «Регистра св. Григория Великого», начало 80-х годов X века, Музей Конде в Шантийи и Городская библиотека в Трире), бенедиктинский монастырь в Эхтернахе (Люксембург), монастырь святого Эммерама в Регенсбурге (Служебник аббатисы Уты, 1002-1025 годы, Monac.), Кёльн (Евангелие аббатисы Хитды, 978-1042 годы, Государственная библиотека, Дармштадт).

Большое развитие получила деревянная скульптура (Распятие Кёльнского собора, выполненное по заказу маркграфа Геро, около 970 года; «Эссенская Мадонна», начало XI века, сокровищница собора в Эссене), бронзовое литье (16 рельефов дверей церкви Санкт-Михаэльскирхе в Хильдесхайме, 1015; колонна Бернварда, 1022, все - собор Санкт-Мария в Хильдесхайме; двери собора в Аугсбурге, середина XI века), изделия из золота и серебра (рака святого Эгберта, конец X века, собор в Трире; Базельский антепендиум, 1002-1019 годы, Музей Клюни в Париже; «Распятие Гизелы», около 1006 года, сокровищница епископской резиденции в Мюнхене; серебряный «посох Бернварда», начало XI века, собор в Хильдесхайме), шитье (риза святой Кунигунды, начало XI века, собор в Бамберге).

Зрелый романский стиль (2-я половина XI - 1-я половина XIII веков) ознаменован строительством городов, как ранее основанных, так и новых на завоеванных землях (Бранденбург, Мекленбург, Померания, Силезия, Пруссия), с рыночными и соборными площадями, пфальцев (например, Рейнланд-Пфальц, XI-XIII века в Гельнхаузене, Гессен, 1170-1190 годы), укрепленных замков (замок Штауфенов Трифельс) и расцветом церковного зодчества, отмеченным многообразием архитектурных типов. Продолжалось строительство церквей по примеру раннехристианских базилик с плоским перекрытием на колоннах (церковь святых Петра и Павла (Санкт-Петер унд Паульскирхе) в монастыре Хирзау (1059-1071 годы, не сохранилась), Петерскирхе в Эрфурте (1103-1147 годы), церковь монастыря Паулинцелла (Тюрингия, с 1112 года).

Наибольшую известность своими внушительными размерами приобрели т. н. имперские соборы городов на Рейне: Санкт-Мария унд Штефан (Богоматери и святого Стефана) в Шпайере (начат в 1030 году, восточная часть перестроена в 1092-1106 годах; длина - 133 м), Санкт-Мартин унд Штефан (святых Мартина и Стефана) в Майнце (начат в 975 году, основное строительство - с 1118 по 1137 годы, трансепт в западной части - 1200-1239 годы; башня средокрестия - 1767-1774 годы, архитектор Ф.И. Нейман), Санкт-Петер в Вормсе (основная постройка - 1170-1240 годы) и примыкающая к ним по типу церковь монастыря Мария-Лах (Богоматери) на озере Лах (Рейнланд-Пфальц, 1093-1156 годы). Для этих памятников характерно наличие западных хор и апсид по саксонской традиции, двух 3-башенных групп (2 башни у хор и купол на барабане над средокрестием) с востока и запада (1 над средокрестием и пара у хор), ломбардских карликовых галерей. В этих постройках впервые применили связанную систему перекрытий при соответствии 1 травеи крестового свода среднего нефа и 4 травей в боковых нефах.

Самостоятельный архитектурный тип храма сложился в Кёльне. Его специфика в 3-лепестковом плане восточной части базилики с апсидами по краям трансепта (по примеру церкви Рождества Христова в Вифлееме). По образцу церкви Санкт-Мария им Капитоль (1045-1065 годы, на месте римского храма Юпитера и первоначальной церкви VII века) здесь были перестроены Апостельнкирхе (церковь связых Апостолов) (около 1192-1219 годов) и Грос-Санкт-Мартин (около 1185-1240 годов) и др.

В Вестфалии сохранялась приверженность зальному типу церквей (собор в Падерборне, XI век - 1267). В XII веке началось строительство цистерцианских монастырей, в которых с начала XIII века применяли стрельчатые арки и обожженный кирпич, позднее традиционный для севера Германии (церковь в Ленине, Бранденбург, около 1220-1270 годов).

В скульптуре зрелого романского периода прослеживаются 2 тенденции: аскетичная и объемная. Первая, продолжающая традиции оттоновской скульптуры, получила распространение в период развития т. н. строгого стиля (середина XI - середина XII веков) (деревянная «Мадонна еп. Имада», 1051, 1076, Падерборн; бронзовое надгробие Рудольфа Швабского, около 1080 года, собор в Мерзебурге, Саксония-Анхальт; деревянный аналой с фигурами евангелистов из бенедиктинского монастыря в Альпирсбахе, около 1150 года, Вюртемберг, в настоящее время - в церкви города Фройденштадт; бронзовый памятник Генриху Льву в Брауншвейге, 1166). Со 2-й половины XII века благодаря знакомству с искусством Византии, Италии и Франции формы скульптуры стали более свободными (каменные рельефы сев. портала Якобскирхе (церковь святого Иакова) в Регенсбурге, 1220-1230 годы; барельефы оград хоров Санкт-Михаэльскирхе в Хильдесхайме, конец XII века, и Либфрауэнкирхе (церковь Богоматери) в Хальберштадте, начало XIII века). Антикизирующий характер имеет скульптура «золотых дел мастера» лотарингца Николая Верденского (реликварий «Трех царей» в Кёльнском соборе, около 1180-1220 годов).

Центрами монументальной фресковой живописи в середине XII века были Регенсбург и Зальцбург, их мастера использовали некоторые традиции византийского искусства (фрагменты росписей в монастырской Санкт-Георгскирхе в Прюфенинге близ Регенсбурга). В XII веке появились витражи (5 окон в соборе Аугсбурга, 30-е годы XII века). Активно развивалось художественное литье, чеканка, искусство эмали (рака святого Гериберта в Санкт-Хериберткирхе в Кёльне, 60-е годы XII века).

В готический период (30-е годы XIII-XV веков) активно укрепляли (ворота Хольстентор в Любеке, 1466-1478 годы) и застраивали города и центры княжеств, возводили ратуши (в Мюнстере, с 1335). Сохранилась комплексная застройка этого периода фахверковыми и кирпичными домами во многих городах Германии (Люнебург, Нижняя Саксония). На завоеванных прибалтийских землях строили замки-монастыри (Мариенбург, ныне Мальборк, Польша, с 1280 года). Готический стиль в Германии был воспринят из Франции с запозданием. Так, в постройке переходного периода (20-30-е годы XIII века) по-романски массивного собора в Лимбурге-ан-дер-Лан (Гессен, 1220-1235 годы) были использованы нервюрные своды на стрельчатых арках, роза западного фасада; вместе с тем здесь был создан 4-ярусный интерьер (аркады, эмпоры, трифорий, окна), который во Франции в это время уже не использовался. Готические церкви в Германии типологически более разнообразны, чем во Франции. Уже в ранней готике здесь появляются центрические (Либфрауэнкирхе (церковь Богоматери) в Трире, 1235-1253 годы, в плане равноконечный крест с выступающей апсидой алтаря) и зальные церкви (Элизабеткирхе (ц. св. Елисаветы) в Марбурге-ан-дер-Лан, Гессен, 1235-1283 годы, трехлепестковая восточная часть). Под сильным влиянием французской готики строились собор Санкт-Петер унд Мария в Кёльне (5-нефная базилика с обходом хор по образцу собора в Амьене, 1248-1560 годы, хор - 1248-1322 годы; башни высотой 157 м - до 1880 года) и собор Нотр-Дам в Страсбурге (Франция, основной объем - 1235-1275 годы, западный фасад - до 1439 года). На юго-западе Германии был распространен тип готических церквей с одной доминирующей башней (собор во Фрайбурге-им-Брайсгау, 1200-1510 годы, башня 2-й половины XIII века; собор в Ульме, 1377-1529 годы, башня высотой 162 м - 1392-1494 годы, 1844-1890 годы; хоры этих церквей сооружены архитекторами XIV века Г. и П. Парлерами). На севере Германии получила распространение «кирпичная готика» (Мариенкирхе в Любеке, 50-е годы XIII века - 1350; Мариенкирхе в Данциге, современный Гданьск, Польша, 1343-1502 годы). В поздней готике XV века наибольшее распространение получил зальный тип церквей (хор Лоренцкирхе (церковь святого Лаврентия) в Нюрнберге, 1439-1477 годы; Анненкирхе в Аннаберг-Буххольце, Саксония, 1499-1520 годы, архитектор Якоб из Швайнфурта).

Период ранней немецкой готики отмечен расцветом искусства скульптуры, как фасадной (южный портал, т. н. Золотые врата, собора во Фрайберге, Саксония, 40-е годы XIII века; порталы соборов в Бамберге, 30-е годы XIII века, Страсбурге, 30-е годы XIII века, в Магдебурге, 40-е годы XIII века), так и интерьерной (статуи святых Марии и Елисаветы, «Всадник» в соборе Бамберга, 30-е годы XIII века; рельефы алтарной преграды и статуи донаторов в западном хоре собора в Наумбурге, Саксония-Анхальт, 50-е годы XIII века). В XIV веке развитие немецкой пластики связано с увеличением натурализма и психологичности («Оплакивание Христа» в Элизабеткирхе в Марбурге, около 1350 года). Полихромная скульптура украшала высокие переносные алтари.

Подъем в период готики испытывало декоративно-прикладное искусство. Архитектурные мотивы церквей (особенно их завершений) использовались в формах рак-мощехранительниц (рака святой Елисаветы, 40-е годы XIII века, Марбург) и ковчег (монстранц) для показа мощей. Монументальные храмовые росписи (потолок Санкт-Михаэльскирхе в Хильдесхайме, 30-е годы XIII века) были вытеснены витражами (витражи хора собора в Кёльне, около 1320 года) (смотри статью Витраж).

В начале XV века в изобразительном искусстве с увеличением его светского характера развивался т. н. мягкий стиль (гамбургский мастер Франке), лиризм которого воспроизвел кёльнский живописец С. Лохнер («Богоматерь в беседке из роз», 40-е годы XV века, Музей Вальраф-Рихарц, Кёльн), испытавший воздействие К. Вица и нидерландских мастеров. Во 2-й четверти XV века реалистические тенденции проявились в работах швабских живописцев Л. Мозера (алтарь святой Магдалины церкви в Тифенбронне, Баден, 1431) и Х. Мульчера (Ландсбергский алтарь, 1437, Государственные музеи Берлина), работавшего также в качестве скульптора (деревянные статуи штерцингского алтаря Фрауэнкирхе в Випитено, Италия, 1456-1458 годы). С изобретением книгопечатания (И. Гутенберг, 40-е годы XV века) активно развивалась ксилография и гравюра на меди (М. Шонгауэр, серия «Страсти Господни» и др.).

В немецкой архитектуре эпохи Возрождения (XVI век) ведущую роль стало играть светское зодчество. В ряде случаев старые готические формы дополнялись новым ренессансным декором. Под влиянием Италии быстрее развивалась архитектура юга и запада Германии (капелла, дом банкиров Фуггеров и поселок их ремесленников Фуггерай в Аугсбурге, все - 1509-1523 годы; флигель Оттона Генриха в замке курфюрстов в Гейдельберге, 1556-1559 годы; портик ратуши в Кёльне, 1569-1573 годы, архитектор В. Фернуккен). В конце XVI - начале XVII веков совмещение принципов искусства Возрождения и раннего барокко проявилось в творчестве Э. Холля (цейхгауз, 1602-1607 годы, ратуша в Аугсбурге, 1615-1620 годы). С появлением протестантизма и контрреформации развитие церковного зодчества замедлилось (капелла замка Торгау, 1543-1544 годы, архитектор Громан; иезуитская Санкт-Михаэльскирхе в Мюнхене, 1583-1597 годы, архитектор Ф. Сустрис).

В изобразительных искусствах Германии разграничить традиции готики и Возрождения достаточно сложно. В 1-й половине XVI века идеи гуманизма и стремления к реалистической передаче действительности (А. Дюрер, «Четыре апостола», 1526, Старая пинакотека, Мюнхен; Л. Кранах Старший, «Мученичество св. Екатерины», 1506, Художественная галерея, Дрезден; пейзажи А. Альтдорфера) соседствовали с готической экспрессией (Грюневальд, Изенхаймский алтарь, 1512-1516 годы, Музей Унтерлинден, Кольмар; Х. Бальдунг Грин, алтарь собора во Фрайбурге-им-Брайсгау, 1512-1516 годы). Только портретист Х. Хольбейн Младший (1498-1543 годы) был свободен от готической традиции. В то же время развивалось искусство офорта (Д. Хопфер, изобретение техники около 1504 года; Дюрер; Альтдорфер).

Немецкая скульптура XVI века в большой степени сохранила угловатость форм поздней готики (Т. Рименшнайдер, нюрнбергские скульпторы Ф. Штос в Польше, А. Крафт, П. Фишер). Стиль ренессанс характерен для пластики К. Мейта, А. и Х. Даухеров.

Во 2-й половине XVI века в развитии искусства Германии произошел спад, связанный с усилившимся влиянием маньеризма, подъем наблюдался в конце XVII века, когда господствовало позднее барокко. В конце XVII - середине XVIII веков в Германии работали многие иностранные архитекторы, работавшие в стиле итальянского барокко (А. Барелли, Э. Цуккали, Театинеркирхе (церковь святого Каэтана) в Мюнхене, 1663-1767 годы), рококо (Ф. Кювилье, дворец Амалиенбург в Нимфенбургском парке, Мюнхен, 1734-1739 годы), а также французского классицизма. Главные достижения зодчества этого периода связаны с такими нем. мастерами, как братья Динценхофер (И. Динценхофер, собор в Фульде, 1704-1712 годы), А. Шлютер (классицистические городской дворец, 1698-1706 годы, и Шарлоттенбург, 1695-1712 годы, в Берлине), М.Д. Пёппельман (ансамбль Цвингер в Дрездене, 1711-1722 годы), И.Б. Нейман (паломническая церковь в Фирценхайлигене, Бавария, 1743-1771 годы, и бенедиктинская церковь в Нересхайме, Вюртемберг, 1745-1792 годы), Ф. и Г. Бер (Ф. Бер, собор монастыря Вайнгартен, 1715-1720 годы; Г. Бер, протестантская церковь Фрауэнкирхе (церковь Богоматери) в Дрездене, 1726-1743 годы, восстановлена), Г.В. Кнобельсдорф (дворец Сан-Суси в Потсдаме, 1745-1747 годы).

Церковные и светские здания того времени украшали скульптурой и росписями в стиле барокко (семья художников и архитекторов Азам, алтарь монастырской церкви в Вельтенбурге, Бавария, 1716-1721 годы). Пример синтеза искусств в немецком барокко - епископская резиденция в Вюрцбурге (архитектор Нейман, 1719-1753 годы; росписи Дж.Б. Тьеполо, 1750-1753 годы).

Середина XVIII века - время расцвета майсенского фарфора (И.И. Кендлер; способ производства открыт И.Ф. Бётгером около 1709 года). Во 2-й половине XVIII - 1-й половине XIX веков господствующим стилем в архитектуре Германии был классицизм. Ведущие архитекторы - Кнобельсдорф (Оперный театр в Берлине, 1741-1743 годы), ученик И.И. Винкельмана и английских палладианцев Ф.В. Эрдмансдорф, отец и сын Лангхансы, Д. и Ф. Жилли, К.Ф. Шинкель (неоготическая Вердерская церковь в Берлине, 1825-1828 годы; классицистическая Николайкирхе (церковь святителя Николая) в Потсдаме, 1830-1837 годы), Л. фон Кленце (Пропилеи в Мюнхене, 1846-1860 годы).

С развитием гуманистической мысли происходил процесс обмирщения изобразительного искусства. Скульптура классицизма (И.Г. Шадов, И.Г. Даннеккер, К.Д. Раух) обрела самостоятельность от Церкви. Классицизм в живописи (А.Р. Менгс, Ангелика Кауфман, А. Графф, А. и В. Тишбейн, А.Я. Карстенс) в начале XIX века сменился романтизмом (Ф.О. Рунге, К.Д. Фридрих, дюссельдорфская школа). В 1809 году был основан «Союз святого Луки», члены которого (назарейцы И.Ф. Овербек, Ф. Пфорр, П.Й. Корнелиус, Ю. фон Карольсфельд и др.) пытались возродить религиозное искусство, подражая художникам итальянского кватроченто и старонемецким мастерам.

К особенностям немецкого изобразительного искусства относятся: изобретение техники литографии (1796-1798 годы, А. Зенефельдер), развитие направления «бидермайер» со свойственным ему изображением безмятежной жизни обывателя (20-40-е годы XIX века, художники Г.Ф. Керстинг, Л. Рихтер, К. Шпицвег), возникновение экспрессионизма, представители которого первоначально группировались вокруг объединений «Мост» (Дрезден, 1905-1913 годы, Э.Л. Кирхнер, Э. Хеккель, Э. Нольде) и «Синий всадник» (Мюнхен, 1911-1914 годы, Ф. Марк, швейцарец П. Клее, русские художники В.В. Кандинский, А.Г. Явленский, М.В. Верёвкина).

Архитектура русских церквей в Германии.

За пределами России только в Германии можно обнаружить большое стилевое разнообразие архитектурных памятников русского церковного зодчества, часто построенных русскими и немецкими архитекторами. В стиле классицизма возведены первые сохранившиеся отдельные (недомовые) русские церкви: апостолов Петра и Павла в Людвигслусте (1808-1811 годы, надгробная - захоронение великой княгини Елены Павловны, проект любекского архитектора Х.И. Лили, 1803-1804 годы; в юрисдикции РПЦЗ); храм-усыпальница во имя великомученицы Екатерины в Штутгарте (1820-1824 годы, проект 1819 года итальянца Дж. Салуччи; купольная ротонда в палладианском стиле с 3 ионическими портиками; захоронение вюртембергской королевы Екатерины Павловны; скульптуры евангелистов И.Г. Даннеккера и учеников Б. Торвальдсена; в юрисдикции РПЦЗ).

Интересный пример совмещения русского стиля с классицизмом представляет церковь благоверного князя Александра Невского в русской колонии Александровке в Потсдаме (1826-1829 годы; задумана В.П. Стасовым как копия Десятинной церкви в Киеве, но дополнена элементами прусского классицизма Шинкелем; ампирный иконостас; в юрисдикции МП РПЦ).

В русско-византийском стиле создавали проекты как русские архитекторы - надгробная церковь равноапостольной Марии Магдалины в Веймаре (1860-1862 годы; архитектор Ф. фон Штрайхман; боковые барабаны решены в виде растущих из земли столпов; в юрисдикции МП РПЦ), церковь Преображения Господня в Баден-Бадене (1880-1882 годы, проект Д.И. Гримма, реализация И.В. Штрома; одноглавая, с килевидными закомарами, в стиле московского зодчества XV века; внутреннее убранство по эскизам Г.Г. Гагарина; в юрисдикции РПЦЗ), церковь преподобного Сергия Радонежского в Бад-Киссингене (1898-1901 годы, проект В.А. Шрётера; огромный купол; росписи «в духе Васнецова» - Д.А. Киплик, А.П. Блазнов, И. Попов),- так и местные под впечатлением 5-главых церквей К.А. Тона - надгробная церковь святой Елисаветы в Висбадене (1848-1855 годы, архитектор Ф. Хофман; росписи О.Р. Якоби; иконостас К.Т. фон Неффа; надгробие великой княгини Елизаветы Михайловны, скульптор Э.А. Хопфгартен; кладбищенская часовня 1856 года; в юрисдикции РПЦЗ), церковь великомученицы Александры в Бад-Эмсе (1874-1876 годы, гессенский архитектор Гольдман; в юрисдикции РПЦЗ).

В московско-ярославском стиле XVII века построена церковь преподобного Симеона Верхотурского в Дрездене (1872-1874 годы, архитектор Г.А. Боссе; ярусы кокошников у оснований барабанов и шатровая колокольня; в юрисдикции МП РПЦ), а также одноглавые кирпичные церкви Л.Н. Бенуа (равноапостольной Марии Магдалины в Дармштадте, 1897-1899 годы; эскизы мозаики фронтона и росписи созданы в 1903 году В.М. Васнецовым; иконостас, изготовленный в 1878 году по эскизу Гримма, перенесен из церкви святой Марии Александровны в Лондоне; в юрисдикции РПЦЗ) и Всех святых в Бад-Хомбурге (1899; узкий барабан и «ярославское» крыльцо; церковный дом - 1909-1911 годы, архитектор Л. Якоби; в юрисдикции РПЦЗ). Среди церквей, построенных иностранцами, но в русском стиле XVII века - собор святителя Николая в Штутгарте (1895, под рукововдством архит. Ф. Айзенлора; восстановлена в 1948-1960 годах; иконы написаны в 1972-1973 годах Н.Н. Шелеховым; в юрисдикции РПЦЗ).

В неорусском стиле сооружена церковь равноапостольного Константина и Елены на Тегельском православном кладбище в Берлине (1893; проект М.Т. Преображенского; развитие пирамидальной формы надгробного памятника; центральный шатер с маленькими главами по углам; в юрисдикции МП РПЦ), шатровый храм-памятник святителя Алексия, митрополита Московского, в Лейпциге (1911-1913 годы, архитектор В.А. Покровский; по примеру церкви Вознесения в Коломенском; высота - 55 м; в юрисдикции МП РПЦ).

После революции 1917 года в различных вариантах новгородско-псковского стиля построены: собор Воскресения Христова в Берлине (1936-1938 годы, архитектор С. Шостовский; 5-главый, с чертами монументальности новгородских памятников; в юрисдикции МП РПЦ), одноглавые церкви с псковскими звонницами (в юрисдикции РПЦЗ): блаженного Прокопия Устюжского в Гамбурге (1961-1965 годы; русский архитектор А.С. Нюренберг; росписи барона Н.Б. Мейендорфа), святителя Николая во Франкфурте-на-Майне (1965-1967 годы, немецкий архитектор В. Древерман), собор в честь Новомучеников и исповедников российских в Мюнхене (перестроен из американского молитвенного дома в 1992-2005 годах).

Иллюстрации:

Архив ПЭ;

Кафедральный собор в Берлине. 1894-1905 годы. Фотография. 90-е годы ХХ века. Архив ПЭ;

Церковь святого благоверного князя Александра Невского в Потсдаме (1826-1829 годы). Литография Хермана. Середина XIX века. (ГИМ) Архив ПЭ;

Церковь Всех святых в Бад-Хомбурге. 1899. Архитектор Л.Н. Бенуа. Фотография. 90-е годы ХХ века. Архив ПЭ;

Церковь равноапостольной Марии Магдалины в Дармштадте. 1897-1899 годы. Архитектор Л.Н. Бенуа. Фотография. 90-е годы ХХ века. Архив ПЭ;

Церковь великомученницы Александры в Бад-Эмсе. 1874-1876 годы. Архитектор Гольдман. Фотография. 90-е годы ХХ века. Архив ПЭ;

Церковь святителя Николая во Франкфурте-на-Майне. 1965-1967 годы. Архитектор В. Древерман. Фотография. 90-е годы ХХ века. Архив ПЭ;

Л. Зенфль. Гравюра. ХV век. Архив ПЭ;

Г. Шютц. Портрет. Неизвестный художник. 1670 (Берлинская государственная библиотека) Архив ПЭ;

М. Преториус. Сборник мотетов и псалмов «Сионские музы». Титульный лист (Нюрнберг, 1607). Архив ПЭ;

Г. Шютц. «История Воскресения». Титульный лист (Дрезден, 1623). Архив ПЭ;

Церковь святого Фомы в Лейпциге. Серидина XIX века. Гравюра Г. Дёблера по рисунку И.И. Вагнера. Архив ПЭ;

Орган А. Шнитгера (2-я половина XVII века) в церкви святого Иакова в Гамбурге. Архив ПЭ;

И.С. Бах. Портрет. Худож. Э.Г. Хаусман. 1746 (Музей истории города, Лейпциг). Архив ПЭ;

Ф. Мендельсон. Литография по картине художника В. Хензеля. Середина XIX века. Архив ПЭ;

Порта Нигра (Чёрные ворота) в Трире. Около 313-316 годов. Фотография. 2002. Архив ПЭ;

Дворцовая капелла в Ахене. 786-800 годы. Строитель Одо из Меца. Интерьер октагонального зала. Архив ПЭ;

Надвратная Никольская часовня в Лорше. 763-774 годы. Архив ПЭ;

Церковь Санкт-Георгскирхе в Оберцелле на острове Райхенау. Интерьер. Росписи конца Х века. Архив ПЭ;

Укрощение бури в Галилейском море. Исцеление гадаринского бесноватого. Миниатюра из Евангелия Оттона III. Трир (?). Около 1000 года (Monac. Clm 4453. Fol. 103v) Архив ПЭ;

Кафедральный собор в Шпайере. Начат в 1030 году, восточная часть перестроена в 1092-1106 годах. Фотография. Начала XXI века. Архив ПЭ;

Церовь Санкт-Мария им Капитоль в Кёльне. 1045-1065 годы. Фотография. Начало XXI века. Архив ПЭ;

Богоматерь с Младенцем. Рельеф Либфрауэнкирхе (церковь Богоматери) в Хальберштадте. Архив ПЭ;

Пророк. Витраж собора в Аугсбурге. 30-е годы XII века. Архив ПЭ;

«Всадник». Статуя. 30-е годы XIII века. (собор в Бамберге) Архив ПЭ;

«Богоматерь в беседке из роз». Художник С. Лохнер. 40-е годы XV века (Музей Вальраф-Рихарц, Кёльн) Архив ПЭ;

«Четыре апостола». Худож. А. Дюрер. 1526 (Старая пинакотека, Мюнхен) Архив ПЭ;

Вердерская церковь в Берлине. 1825-1828 годы Архитектор К.Ф. Шинкель. Гравюра по рисунку Штока. 1835. Архив ПЭ;

Кафедральный собор в Фульде. 1704-1712 годы. Архитектор И. Динценхофер. Фотография. Начало XXI века. Архив ПЭ;

Церковь св. Елисаветы в Висбадене. 1848-1855 годы. Архитектор Ф. Хофман. Фотография. 90-е годы ХХ века. Архив ПЭ;

Собор святителя Николая в Штутгарте. 1895, восстановлен в 1948-1960 годах. Архитектор Ф. Айзенлор. Фотография. 90-е годы ХХ века. Архив ПЭ;

«Мы - один народ!». Плакат. Осень 1989 года. Архив ПЭ.

©Православная энциклопедия

И. С. Бах. Портрет. Худож. Э. Г. Хаусман. 1746 г. (Музей истории города, Лейпциг).jpg
Ф. Мендельсон. Литография по картине худож. В. Хензеля. Сер. XIX в..jpg
Порта Нигра (Чёрные ворота) в Трире. Ок. 313–316 гг. Фотография. 2002 г..jpg
Дворцовая капелла в Ахене. 786–800 г. Строитель Одо из Меца. Интерьер октагонального зала.jpg
Надвратная Никольская часовня в Лорше. 763–774 гг..jpg
Церковь Санкт-Георгскирхе в Оберцелле на о-ве Райхенау. Интерьер. Росписи кон. Х в..jpg
Укрощение бури в.jpg
Кафедральный собор в Шпайере. Начат в 1030 г., вост. часть перестроена в 1092–1106 гг. Фотография. Нач. XXI в..jpg
Церовь Санкт-Мария им Капитоль в Кёльне. 1045–1065. Фотография. Нач. XXI в..jpg
Богоматерь с Младенцем. Рельеф Либфрауэнкирхе (ц. Богоматери) в Хальберштадте.jpg
Пророк. Витраж собора в Аугсбурге. 30-е гг. XII в..jpg
«Всадник». Статуя. 30-е гг. XIII в. (собор в Бамберге).jpg
«Богоматерь в беседке из роз». Худож. С. Лохнер. 40-е гг. XV в. (Музей Вальраф-Рихарц, Кёльн).jpg
«Четыре апостола». Худож. А. Дюрер. 1526 г. (Старая пинакотека, Мюнхен).jpg
Вердерская ц. в Берлине. 1825–1828 гг. Архит. К. Ф. Шинкель. Гравюра по рис. Штока. 1835 г..jpg
Кафедральный собор в Фульде. 1704–1712. Архит. И. Динценхофер. Фотография. Нач. XXI в..jpg
Церковь св. Елисаветы в Висбадене. 1848–1855 гг. Архит. Ф. Хофман. Фотография. 90-е гг. ХХ в..jpg
Собор свт. Николая в Штутгарте. 1895 г., восстановлен в 1948–1960 гг. Архит. Ф. Айзенлор. Фотография. 90-е гг. ХХ в..jpg
Литература
  • Ватлин А. Ю. Германия в XX в. М., 2002
  • Павлов Н. В. Германия на пути в третье тысячелетие. М., 2001
  • Frank M. Walter Ulbricht: Eine deutsche Biographie. B., 20012
  • Evangelische Kirche im geteilten Deutschland: (1945-1989/90) / Hrsg. C. Lepp, K. Nowak. Gött., 2001
  • Аникеев А. А., Кольга Г. И., Пуховская Н. Е. НСДАП: идеология, структура и функции. Ставрополь, 2001
  • Германская епархия во время второй мировой войны // Вестн. Герм. епархии РПЦЗ. 2001. № 4. С. 9; 2001. № 6. С. 40
  • Paulmann J. Pomp und Politik: Monarchenbegegnungen in Europa zwischen Ancien Regime und Erstem Weltkrieg. Paderborn, 2000. S. 92-93
  • The German Lands and Eastern Europe: Essays on the History of Their Social, Cultural and Political Relations / Ed. R. P. Bartlett. Basingstoke, 1999. P. 157-181
  • Борисова Е. А. Русские Церкви в Германии в XIX в. // Русское зарубежье: Очерки / Ред. Г. Ю. Стернин. М., 1999. С. 125-162
  • Никитин А. К. Нацистский режим и рус. правосл. община в Германии (1933-1945). М., 1998
  • Сапонов М. А. Шедевры Баха по-русски. М., 2005
  • Швейцер А. И. С. Бах: Пер. с нем. М., 2002
  • Webber G. North German Church Music in the Age of Buxtehude. Oxf., 1996
  • Smither H. E. A History of the Oratorio. Oxf., 19883. Vol. 2: The Oratorio in the Baroque Era: Protestant Germany and England; Krummacher F. Bachs Zyklus d. Choralkantaten: Aufgaben u. Lösungen. Gött., 1995
  • Генрих Шютц: Сб. ст. / Сост.: Т. Н. Дубравская. М., 1985
  • Рус. храмы и обители в Европе / Сост.: В. В. Антонов, А. Кобак (часть «Германия» - В. В. Антонов). СПб., 2005
  • Нессельштраус Ц. Г. Нем. первопечатная книга: Декорировка и иллюстрации. СПб., 2000
  • Makarij, archim. Die Kirche der apostelgleichen Maria Magdalena zu Weimar: Studien zu ihrer Geschichte Erlangen, 1999 (Oikonomia; 38)
  • Маркин Ю. П. Вартбург. Айзенах. Эрфурт. Ваймар. М., 1995
  • Никулин Н. Н. Нем. и австр. живопись XV-XVIII вв.: Эрмитаж. СПб., 1992
  • Веймарская республика: история, историография, источниковедение: Межвуз. сб. науч. тр. / Отв. ред.: В. Л. Черноперов. Иваново, 2004. Вып. 3

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты