Германия (Федеративная Республика Германия) I

0 комментариев

Герма`ния (Федеративная Республика Германия) — государство в Западной Европе. Площадь — 357 021 кв. км. Население — 81,174 млн человек (2014). Территория современной Г. была обитаема уже примерно 600 тыс. лет назад, о чем говорит находка челюсти так называемого гейдельбергского человека — ископаемого вида людей, европейской разновидности человека прямоходящего, а также каменных орудий, относящихся к аббевильской культуре эпохи раннего палеолита (см. Периодизация археологическая). По данным археологии, около 100 тыс. лет назад здесь жили неандертальцы, а примерно 40—35 тыс. лет назад — кроманьонцы, которым приписывается создание так называемой Венеры Швабской — древнейшего памятника доисторического фигуративного искусства. Древние люди были охотниками и собирателями. Переход к примитивному земледелию и оседлому скотоводству произошел не ранее VI тысячелетия до н. э. В эпоху бронзы (см. Периодизация археологическая) на территории Г. расселились собственно германские племена. Западные части также занимали кельты, а восточные — венеты. На протяжении I тысячелетия до н. э. активно формировался древнегерманский мир, границы которого примерно совпадали с территорией современной Г. Между Рейном и Майном обитали батавы, бруктеры и хамавы, по берегам Эльбы — алеманны, в баварских Альпах — бавары, на побережье Северного моря — кимбры, тевтоны, англы, хавки, фризы, в междуречье Эльбы и Одера — свевы, маркоманы, лангобарды, между Одером и Вислой — готы, вандалы и бургунды, в Южн. Скандинавии — свионы и гауты. Обширный археологический материал говорит о том, что уже на рубеже нашей эры германцы вели оседлый образ жизни, но время от времени отдельные племена или их части переселялись на новые места. Это было связано с военным давлением соседних народов, климатическими изменениями (периодическим похолоданием) и относительным перенаселением, неизбежным в условиях экстенсивного хозяйства и ограниченности жизненных ресурсов на конкретной территории. Ведущей отраслью хозяйства древних германцев являлось оседлое скотоводство. Разводили крупный рогатый скот, овец и свиней. Открытых пространств, пригодных для пастбищ, было немного. Поэтому скот часто пасли в лесу. Важную роль играло земледелие. Германцы использовали тяжелый плуг. Выращивали главным образом ячмень, овес, некоторые сорта пшеницы и ржи, капусту, репу, салат и др. Одни и те же участки, очищенные от леса, эксплуатировали многие поколения. Их границы при помощи аэрофотосъемки прослеживаются и сегодня. Большое значение имели также рыболовство, охота и собирательство. Довольно высокого уровня достигло ремесло, особенно металлообработка, выделка кожи, ткачество и ювелирное дело. Ремесленные изделия, а также янтарь, скот и рабы служили предметом товарообмена. До IV—V вв. у большинства германских народов отсутствовал гончарный круг, поэтому их собственная керамика была невысокого качества. В первые века нашей эры германцы жили родоплеменным строем. Основную массу составляли полноправные свободные общинники, члены отдельных домохозяйств. Однако уже Тацит упоминает о появлении родовой знати, а также рабов из числа военнопленных и полусвободных литов из разорившихся свободных соплеменников. Социально-политический строй древних германцев в III—V вв. принято назвать военной демократией. Главным органом власти являлось народное собрание, возглавляемое советом старейшин. На нем обсуждались все важнейшие вопросы, связанные с жизнедеятельностью племени: дела, касавшиеся войны и мира, выборы должностных лиц (вождей и старейшин), судебные разбирательства наиболее тяжких преступлений. В отдельных округах действовали свои собрания, избиравшие военных вождей и хранителей законов, а местные должност-ные лица (старейшины) обладали судебно-административной властью (следили за распределением земель и вершили суд). Во главе племенного ополчения стояли вожди-конунги, опиравшиеся также на собственные боевые дружины. В IV—V вв. в эпоху Великого переселения народов в политическом строе германских племен намечаются существенные изменения. Разрозненные племена сплачиваются в большие племенные союзы. В этих условиях народные собрания по­степенно превращаются в сборы военных ополчений. Усиливается власть племенных вождей, родовой и особенно новой служилой знати из дружинной среды, которую связывали с вождями отношения личной верности. Позднее на основе племенных союзов складываются более крупные консолидированные племена и, в конечном счете, оформляются германские племенные герцогства. С VI по IX в. все они были завоеваны франками (одним из германских племенных союзов, сформировавшимся на Среднем Рейне) и входили в состав Франкского королевства. Франкские правители из рода Меровингов оставили во главе племенных образований герцогов из среды местной родовой аристократии. Однако к началу VIII в. отдельные территории фактически вернули себе независимость. Вторая волна франкской экспансии началась при Каролингах. Карл Мартелл повторно завоевал Тюрингию (714). Карл Великий покорил Фризию (782) и Баварию (788), отстранив от власти герцога Тассилона из могущественного рода Агилольфингов. Бавария превратилась в полусамостоятельное королевство, а ее короной в течение нескольких десятилетий владели исключительно дети и внуки Карла Великого. Более 30 лет ушло на завоевание Саксонии, но к 804 в результате многочисленных кровавых войн и эта часть Г. оказалась под контролем франков. Завоевание сопровождалось массовыми казнями и переселением местных жителей во внутрифранкские области, жестким искоренением язычества и насиль­ственной христианизацией, появлением новых епископств и монастырей, а также внедрением франкской административной системы, судопроизводства и налогообложения. При Каролингах устное право отдельных германских племен обрело письменную форму и сохранилось в виде так называемых варварских правд. Единственным элементом политической организации, сохранившимся от дофранкской эпохи, было военное ополчение, которое созывали по племенному, а не по территориальному принципу. Г. в IX—Х вв. В 800 правитель франков Карл Великий был коронован в Риме короной римских императоров. Каролингская империя, охватившая значительную часть Зап. Европы, представляла собой аморфное образование. В его состав входили территории, заметно отличавшиеся друг от друга этническим составом, а также уровнем социально-экономического, политического, правового и культурного развития. Уже в 1-й половине IX в. начался процесс внутренней консолидации и постепенного обособления отдельных частей империи. Политическим выражением этой тенденции стал Верденский договор 843, по которому в германской части Каролингской державы возникло Восточно-Франкское королевство, из которого в будущем сложится Г., где правили внук Карла Людовик Немецкий (833—876) и его потомки. До начала Х в. восточные Каролинги сохраняли приверженность единству империи, активно вмешивались во внутренние дела других частей империи, совершали походы в Италию, стремясь подчинить Рим, даже на короткое время объединили в своих руках осколки Каролингской державы. Кроме того, правители Восточно-Франкского королевства Карл Толстый (876—887) и Арнульф Каринтийский (887—899) были коронованы имперской короной в 881 и 896 соответственно. Восточно-Франкское королевство (составившее основу территории будущей Г.) занимало территорию между Рейном на западе, Эльбой на востоке, предгорьями Альп и средним Дунаем на юге и побережьем Северного моря на севере. В состав Вост. Франкии (Francia orientalis) входили крупные племенные и территориальные образования: Саксония, Бавария, Тюрингия, Швабия, Франкония и Фрисландия, позднее Вост. Лотарингия. Здесь преобладали германские диалекты. Общественные отношения развивались крайне неравномерно, но в целом медленнее, чем на западе. В немецких землях почти не было римского влияния, оно ощущалось лишь на западных и южных границах королевства. По крайней мере до начала XI в. здесь сохранялся широкий слой свободного крестьянства — главная военная опора германских правителей. Напротив, отсутствовала многочисленная феодальная знать — носительница центробежных тенденций. Феодальное поместье каролингского типа довольно долго существовало в западной и южной частях Восточно-Франкского королевства, что можно считать пережитком прежнего устройства. Во внутренних германских землях крестьянская община-марка постепенно попадала в зависимость от крупных землевладельцев, в том числе и тех, что вырастали из числа состоятельных крестьян-соседей. Таким образом, деревня долго не знала классической вотчинной организации и связанной с ней системы феодальной эксплуатации. В IX—X вв. вотчинники получали некоторые иммунитетные права, но не обрели полной политической самостоятельности: король и его представители (графы) ограничивали судебную власть вотчинников. Социальная элита в значительной степени формировалась за счет родоплеменной аристократии. Вассально-ленная система складывалась медленнее, чем в соседней Франции. Лены долгое время оставались ненаследственными и передавались во владение лишь на время несения государевой службы. Служилая феодальная знать обрела влияние не раннее середины XI в. Королевская власть долго оставалась устойчивой и относительно сильной, что создавало предпосылки для формирования единого государства. А период феодальной раздробленности наступил в Г. значительно позже, чем, например, во Франции. Во 2-й половине IX в. в отдельных герцогствах, особенно в Баварии и Саксонии, внутренняя консолидация активизировалась за счет нарастания внешней угрозы — участившихся набегов норманнов и венгров, справиться с которыми Каролинги уже не могли. Организацию защиты племенных территорий взяли на себя герцоги — выходцы из знатнейших семей местной аристократии. После смерти последнего представителя Каролингской династии Людовика Дитяти (911) между ними развернулась борьба за корону. Сначала трон занял герцог Франконии Конрад I (911—918), а через несколько месяцев после его смерти королем стал герцог Саксонии Генрих, положивший начало Саксонской династии (919—1024). Генрих I Птицелов (919—936) сумел прекратить внутренние распри и замирить страну. На время король отказался от вмешательства во внутренние дела отдельных герцогств и заручился поддержкой широких слоев племенной знати, не приняв церковного помазания при восхождении на трон. Тем не менее, он обеспечил лояльность церкви щедрыми пожалованиями земель и привилегий. Все силы он направил на борьбу с венгерской опасностью и добился первых успехов благодаря активному строительству крепостей (бургов) на границах государства, преимущественно в Саксонии и Тюрингии. Одновременно король приступил к созданию многочисленной тяжелой конницы из числа лично зависимых крестьян и слуг. Подобно бенефициальной реформе Карла Мартелла эти преобразования сыграли важную роль в укреплении королевской власти, но также и в последующей феодализации германского общества. В 933 Генрих во главе объединенного войска, состоявшего из племенных ополчений, нанес первое серьезное поражение венграм близ Мерзебурга, чем снискал небывалую популярность среди подданных. Во многом благодаря этому он сумел перед смертью добиться передачи короны своему сыну Оттону. Таким образом, уже в Х в. королевская власть в Г. приобрела выборно-наследственный характер. Королей выбирали из числа герцогов представители высшей светской и духовной знати, при этом династический принцип учитывался, но реализовывался лишь при наличии консенсуса среди региональных элит в отношении конкретного кандидата. Особенно­стями становления института королевской власти объяснялось отсутствие в Г. столицы и даже постоянной королевской резиденции, отсутствие развитого центрального административного аппарата, формирование государственной казны прежде всего за счет поступлений с земель королевского фиска и личных поместий конкретного правителя. В политическую практику вошли постоянные разъезды короля вместе с двором и свитой по стране с длительными остановками в королев­ских дворцах-пфальцах или епископских резиденциях, реже в имперских монастырях. Во время своих визитов в разные части страны король принимал личное участие в местном судопроизводстве и контролировал деятельность королевской администрации, а также налаживал политические связи с местными элитами. Оттон I (936—973) продолжил борьбу отца с венгерской угрозой. Он строил новые бурги и формировал служилое рыцарство. В 955 на р. Лех у Аугсбурга тяжеловооруженное конное войско германского короля нанесло сокрушительное поражение венграм. После этого изнурительные набеги с востока прекратились. По сравнению с отцом Оттон проявлял заметную политическую самостоятельность. При восхождении на престол он торжественно короновался в Аахене и принял помазание, демонстрируя приверженность каролингским традициям и собственное превосходство над герцогами. Последствия не заставили себя ждать — начался 20-летний период внутренних смут. Победа на Лехе существенно укрепила внутриполитический авторитет Оттона и позволила ему, в конце концов, расправиться с мятежниками. Генрих, младший брат Оттона, был поставлен во главе Баварии. Людольф, старший сын, получил в управление Швабию. Сам Оттон лично управлял Саксонией и Франконией. Оттон провел ряд преобразований, способствовавших укреплению центральной власти и росту ее влияния в герцогствах. Используя каролингский опыт, он сделал ставку на укрепление и развитие имперской церкви. Король основывал монастыри и епископские кафедры на землях фиска, наделял их богатствами и привилегиями, но напрямую подчинил себе. Назначал епископов и аббатов из числа ближайших родственников и лично преданных людей. Передавал новоиспеченным прелатам часть королевского бана, наделял их правом отправления судебных, военных, фискальных обязанностей, создавая в их лице эффективный противовес светской власти герцогов и графов. Постепенно король присвоил себе право вручать новоизбранному епископу посох — символ пастырского служения и одновременно символ политической власти епископа над его диоцезом. Во главе отдельных герцогств Оттон ставил родственников, а также связывал герцогские кланы родственными узами с королевской фамилией. Во внешней политике Оттон I также во многом опирался на каролингские традиции. Продолжалась военная экспансия в славянских землях. За Эльбой появились поселения немецких колонистов, основывались новые аббатства и епископства (Магдебург), местное население насильственно христианизировалось. Однако усилия Оттона на восточном направлении не увенчались заметными успехами. Через несколько лет после его смерти, в 983, заэльбские племена подняли восстание, уничтожили все следы присутствия христианских миссионеров и почти на столетие вернулись к язычеству. Главным во внешней политике Оттона стало итальянское направление. 1-й поход за Альпы (951) оказался не слишком удачным. Король не достиг Рима, зато женился на Адельгейде, законной наследнице Итальянского королевства. Поводом ко 2-му походу (961) стал призыв о помощи папы Иоанна XII, притесняемого римской аристократией. Оттон, не встречая сопротивления, прошел всю Сев. Италию, вступил в Вечный город и укрепил положение папы на престоле. В благодарность за это в начале 962 папа короновал Оттона короной римских императоров. Новая держава, возникшая на обломках империи Каролингов, стала именоваться Римской империей, с 1157 — Священной империей, а с 1254 — Священной Римской империей. Преемники Оттона продолжили его политику. Оттон II (973—983) пытался подчинить своей власти юг Италии, но потерпел сокрушительное поражение сначала от арабов, а потом от византийцев. Оттон III (994—1002) мечтал о создании единой христианской державы с центрами в Риме и Аахене, которая объединяла бы самостоятельные христианские королевства под властью германского императора. Эта идея обретала особую актуальность в преддверии 1000, когда ожидалось наступление конца света: христианская империя мыслилась ее правителями как своего рода оплот для спасения всего христианского народа. Оттон перенес свою резиденцию в Рим и завел двор по византийскому образцу. Он стремился поставить папство под прямой контроль, впервые в истории назначил немца римским понтификом, отказался подтверждать привилегии, полученные Апостольским престолом при Каролингах и Оттоне I, и даже объявил фальшивкой Константинов дар. Политика Оттона III вызвала яростное сопротивление как итальянской аристократии, так и германской знати. Первая была недовольна систематическим сокращением церковных доходов, вторая — подчиненным положением в империи, центр которой сместился к югу. В Риме вспыхнул мятеж, Оттон бежал и вскоре скончался, не оставив наследника. Трон перешел к представителю боковой ветви Саксон-ского дома Генриху II (1002—1024), который отказался от политических устремлений своего предшественника. Жил преимущественно в Г., стараясь многочисленными уступками удержать в повиновении герцогов. А в отношении итальянских магнатов ограничивался лишь принятием от них вассальной присяги, хотя и продолжал контролировать назначение пап. Активно воевал со славянами и последовательно укреплял имперскую церковь. После смерти был канонизирован. «Оттоновское возрождение». При Оттонах наблюдается заметное оживление культурной жизни. С одной стороны, оно опиралось на традиции Каролингского возрождения, еще сохранявшиеся в ведущих имперских монастырях (Санкт-Галлен, Фульда, Райхенау, Корвей, Лорш и др). С другой, было связано с активными контактами германской знати с Италией и Византией. Оттон I возродил при дворе Академию, где предпринимались попытки распространения знания классической латыни и римской литературы. Оттон II был женат на византийской принцессе Феофано, вместе с которой в Г. попали греческие научные книги. Оттон III, подражая Карлу Великому, сумел привлечь ко двору некоторых выдающихся интеллектуалов своего времени, самым известным из которых был Герберт Орильякский (950—1003) — философ, математик, музыкант, астроном, в конце жизни вступивший на папский престол под именем Сильвестра II. При дворе, а также в монастырях и в центрах некоторых епархий возникают школы для клириков и мирян (мальчиков и девочек), активизируется деятельность скрипториев, растут библиотеки, создаются многочисленные иллюминированные рукописи. Ведущим центром становится монастырь Райхенау. Развивается капитальное строительство, монументальная живопись и скульптура. Высокого уровня достигают каменные и бронзовые рельефы, изготовленные в мастер-ской Хильдесхайма. После почти полувекового перерыва возобновляется историописание. В Хильдесхайме и Кведлинбурге вновь начинают составлять подробные анналы, интерпретирующие историю в прокоролевском ключе. Монах Корвейского монастыря Видукинд написал «Историю саксов», в которой прославил свое племя и рассказал о деяниях первых королей Саксонской династии. Епископ Титмар Мерзебургский составил обширную хронику, в которой изложил события, случившиеся не только в империи, но также в славянских землях и даже на Руси. В поэзии значительный след оставила монахиня Гротсвита из Гандерсхайма. Опираясь на глубокое знание творчества Теренция, византийскую и западноевропейскую агиографию, она сочинила несколько поэм и драм на церковные и светские сюжеты, а также стихотворную историю правления Оттона I. Культурный подъем второй половины Х в. оказался непродолжительным и гораздо менее значительным, чем Каролингское возрождение. В 1-й четверти XI в. он постепенно сошел на нет. Г. в XI—XII вв. После смерти Генриха II корона перешла к представителю франконского герцогского дома Конраду II, основателю Франконской, или Салической династии (1024—1125). Первые салические короли последовательно продолжали церковную политику Оттонов, усиливая свое влияние на епископат и папство. Папы назначались и смещались по приказу императоров. Внутри империи высшие церковные должности покупались и продавались. Их часто занимали люди, не имевшие духовного звания и вдобавок обремененные семьей. Вслед-ствие этого образ жизни церковных иерархов мало отличался от образа жизни светских феодалов. Власть императора над церковью достигла апогея в правление Генриха III (1039—1056). При нем церковная инвеститура полностью перешла в руки короля. Последний теперь вручал епископам не только посох, но и кольцо — символ духовного супружества с христианской церковью и особой патронатной связи с общиной своего диоцеза. Сращивание церкви и государства, широкая вовлеченность церкви в светскую юрисдикцию и административную структуру ставили ее в системную зависимость от светской (императорской) власти. Это неизбежно привело к резкому падению авторитета церкви и ее обмирщению, равно институциональному и социальному. Реакцией на этот глубокий кризис стало широкое движение за духовное обновление церкви и общества, начатое в монашеской среде (так называемое клюнийское движение). Во 2-й половине XI в. внутрицерковное реформационное движение возглавило папство. В хо- де реализации так называемой григорианской реформы происходила постепенная консолидация европейского духовенства вокруг папства и одновременно освобождение церкви от любых форм вмешательства со стороны мирян. Наиболее драматичным выражением этого процесса стал спор об инвеституре (controversia investiturae) — борьба императоров и пап за влияние на епископат, прежде всего имперский. Открытое противостояние пришлось на время понтификата папы Григория VII (1073—1085) и цар­ствования императора Генриха IV (1056—1106). В трактате «Диктат папы» (1075) Григорий VII, последовательный реформатор церкви, провозгласил верховенство пап­ской власти над властью светских правителей, неподсудность папы императорам и королям, исключительное право папы на назначение епископов, а также на коронование и низложение императоров, вплоть до отлучения последних от церкви. Императорская власть поначалу терпела поражение, а Генрих IV, отлученный от церкви за попытку единоличным решением назначить нескольких миланских епископов, в 1076 был вынужден лично отправиться в Каноссу, чтобы вымолить у папы Григория прощение. После смерти понтифика борьба вспыхнула с новой силой, с переменным успехом продолжалась несколько десятилетий и завершилась только в 1122 заключением Вормсского конкордата, компромиссного договора между императором Генрихом V (1106—1125) и папой Каликстом II (1119—1124). По нему император отказывался от инвеституры посохом и кольцом, гарантировал свободные канонические выборы и рукоположение избранного. Папа разрешил имперскому духовенству проводить выборы в присутствии короля и в спорных случаях избирать королевского кандидата. В Г. за императором оставалось право еще до посвящения в сан проводить «светскую» инвеституру епископа, выражавшуюся во вручении ему посоха. В Италии и Бургундии, напротив, «светская» инвеститура совершалась строго после церковного посвящения. Таким образом, итальянская и бургундская церкви, по сути, перестали быть частью имперской церкви. Это означало постепенное ослабление императорской власти, утрачивавшей свой тео-кратический характер. Г. вступала в эпоху феодальной раздробленности. Помимо собственно роста влияния папства, на этот процесс воздей­ствовали и другие факторы. К началу XII в. завершилась феодализация немецкой деревни. Свободное крестьянство — важная социальная опора саксонских и салических королей — исчезло, попав в судебную и поземельную зависимость от крупных землевладельцев. В среде знати в XI—XII вв. активизировалось оформление вассально-ленных связей. На верхних ступенях феодальной иерархии находились представители высшей светской и церковной аристократии (имперские князья, герцоги, графы, епископы, аббаты крупных монастырей). В ходе борьбы за инвеституру императоры, стремясь опереться на их материальные и социальные ресурсы, щедро жаловали им земли и привилегии, прежде всего фискальные и судебные. Уже в XII—XIII вв. это привело к появлению в Г. многочисленных независимых территориальных княжеств. В ряды социальной элиты вливаются собственники и держатели крепостей-бургов, а также их дружинники-вассалы. Низший слой феодалов формировался за счет министериалов — незнатных воинов и представителей местной администрации, среди которых встречались даже несвободные. Еще одной важной социальной силой становится бюргерство. В XII—XIII вв. наблюдается бурный рост городов. В борьбе с сеньорами за независимость (так называемое коммунальное движение) они опирались на поддержку королевской власти. Но императоры так и не сумели воспользоваться подъемом городов для укрепления собственного внутриполитического положения. После смерти Генриха V на престол вступил Лотарь II Саксонский (1125—1137), затем власть перешла к Конраду III Гогенштауфену (1138—1152), а затем к Фридриху I Барбароссе (1152—1190), сумевшему на время добиться значительного усиления центральной власти. Еще при Лотаре в Г. началось противостояние двух влиятельных княжеских домов — Гогенштауфенов, владевших Швабией, Франконией и Эльзасом, и Вельфов, контролировавших Саксонию, Баварию и значительную часть Сев. Италии. На Апеннинском п-ове это нашло выражение в многолетней борьбе гвельфов (сторонников Вельфов, выступавших за ограничение власти императора в Италии и усиление роли папы) и гибеллинов (сторонников Гогенштауфенов, ратовавших за усиление имперской власти). Фридрих активно включился в эту борьбу, стремясь восстановить контроль над Италией. Он совершил несколько военных походов на полуостров и даже короновался императорской короной в Риме. В 1158 на Ронкальском сейме он предпринял попытку создать правовую основу всевластия императора не только в Г., но и в Италии. Однако это вызвало резкое сопротивление со стороны римского папы и верхушки северо-итальянских городских коммун, объединившихся в 1167 в так называемую Ломбардскую лигу. В битве при Леньяно (1176) войскам лиги удалось нанести серьезное поражение армии императора. В 1187 Фридрих признал право итальянских городов на автономию. Но в Г. его положение существенно укрепилось, благодаря разделу владений Вельфов (1181) и созданию крупного домена Гоген-штауфенов. Вероятно, Фридрих I мог бы добиться более значительных успехов, но в 1190, отправившись в Третий крестовый поход, он случайно погиб при переправе через реку. После смерти Барбароссы трон на несколько лет перешел к его сыну Генриху VI (1190—1197). Тот подчинил своей власти Сицилийское королевство и создал там сильное централизованное государственное образование. Однако в Г. он не сумел столь же эффективно сдерживать рост влияния территориальных князей и не добился передачи власти своему сыну. После смерти Генриха в империи оказалось два короля — Оттон Брауншвейгский и Филипп Швабский, между которыми развернулась длительная междоусобная война. Ист.: Баварская правда / Пер. Г. М. Даниловой // Аламаннское и баварское общество VIII и начала IX веков. Петрозаводск, 1969; Гельмольд. Славянская хроника / Пред., пер. и прим. Л. В. Разумовской. М., 1963; Саксонская правда / Пер. Н. П. Грацианского // Хрестоматия памятников феодального государ­ства и права стран Европы. М., 1961. Лит.: Колесницкий Н. Ф. Исследование по истории феодального государства в Германии (IX — первая половина XII века). М., 1959; Его же. «Священная Римская империя»: притязания и действительность. М., 1977; Лампрехт К. История германского народа. В 2 т. М., 1894—1895; Мильская Л. Т. Германия в IX — начале XII в. // История Европы. М., 1992. Т. 2. Гл. 4; Назаренко А. В. Южнонемецкие земли в европейских связях IX—X вв. // Средние века. 1990. Вып. 53. C. 121—136; Неусы- хин А. И. Общественный строй древних германцев. М., 1929; Его же. Судьбы свободного крестьян­ства в Германии в VIII—XII вв. М., 1964; Althoff G. Die Ottonen: Konigsherrschaft ohne Staat. Stuttgart, 2005; Beumann H. Die Ottonen. Stuttgart, 1994; Boshof E. Die Salier. Stuttgart–Berlin–Koln–Mainz, 1992; Bruhl C. Deutschland — Frankreich. Die Geburt zweier Volker. Koln–Wien, 1995; Fried J. Der Weg in die Geschichte. Die Ursprunge Deutschlands bis 1024. Berlin, 1994; Goez W. Kirchenreform und Investiturstreit: 910—1122

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты