ГЕОРГИЙ (ЮРИЙ) ДИМИТРИЕВИЧ

0 комментариев

ГЕОРГИЙ (ЮРИЙ) ДИМИТРИЕВИЧ - князь звенигородско-галицкий (с 1389 года), великий князь владимирский и московский (после 25 апреля (августа) (?) 1433 года, с 31 марта 1434 года), 2-й по старшинству из не умерших в детстве сыновей благоверного великого князя Димитрия Иоанновича Донского и благоверной великой княгини Евдокии Димитриевны (в иночестве Евфросинии).

Георгий Димитриевич родился в дни княжеского съезда в Переяславле, куда с боярами и семьями прибыли великий князь Димитрий Иоаннович, князь Владимир Андреевич Храбрый и дед новорожденного по матери князь Димитрий (Фома) Константинович. Княжич появился на свет в день памяти великомученика Георгия, был крещен в день рождения преподобным Сергием Радонежским.

По-видимому, в начале 1389 года Георгий Димитриевич получил удел с центром в Звенигороде. (О значении этих земель говорит тот факт, что после 1382/1383 года здесь существовала епископская кафедра - в январе 1389 года московские летописи упоминают Звенигородского епископа Даниила, сослужившего митрополиту Пимену при поставлении Новгородского епископа Иоанна (в новгородских летописях Даниил именуется Смоленским владыкой).) В договоре великого князя Димитрия Донского с серпуховским князем Владимиром Андреевичем (март 1389 года) Георгий Димитриевич назван участником соглашения в стороне великого князя. По статусу Георгий Димитриевич приравнен к князю Владимиру Андреевичу, что предполагает наличие княжения у Георгия Димитриевича.

По завещанию великого князя Димитрия Донского, составленному незадолго до его кончины (19 мая 1389 года) и определившему уделы его сыновей, княжение Георгия Димитриевича состояло из «московского» удела - Звенигорода с 15 волостями и 4 сел в 3 уездах - и одной из «купель» Иоанна I Данииловича Калиты - Галича со всеми волостями и пошлинами. Кроме того, Георгий Димитриевич вместе с младшими братьями получил право на 1/3 доходов и большинство сборов в Москве. Из своего удела звенигородский князь должен был отдать матери великой княгини Евдокии Димитриевне Соль Галицкую, 2 волости и 2 села в Звенигороде, которые после ее смерти (7 июня 1407 года) вернулись в удел Георгия Димитриевича с приращением (за счет сел в Звенигороде, приобретенных в свое время Димитрием Донским и отданных жене). Наделение землей князя Константина Димитриевича, родившегося после смерти отца, сначала почти не коснулось Георгия Димитриевича, но позднее (видимо, около 1414 года) из его владений были взяты 2 волости, сопредельные Галичу, и несколько территорий в Звенигороде.

Завещание святого Димитрия Донского также определило отношения в великокняжеской семье. Великий князь завещал сыновьям жить «заодин», «слушать во всем» свою мать, которая была объявлена опекуншей сыновей и судьей в их спорах или при переделе владений. Младшие сыновья должны были «чтить и слушать» «брата старшего» князя Василия I Димитриевича. В свою очередь новый великий князь был обязан «держать своего брата, князя Юрья, в братстве, без обиды» (в этой статье младшие сыновья названы без указания имен). Между Василием I и Георгем Димитриевичем был заключен договор, подтверждавший статьи завещания,- о «жизни заодин», о признании старшинства великого князя. Братья обещали не заключать друг без друга никаких соглашений, Георгий Димитриевич был обязан «без ослушанья» «всести на конь» при личном участии великого князя в походе или по распоряжению сюзерена.

Сразу же после смерти Димитрия Донского завещание было оспорено его двоюродным братом князем Владимиром Андреевичем, выступившим против великого князя Василия I. Георгий Димитриевич поддержал старшего брата, что было отмечено в мирном договоре между Василием I и Владимиром Андреевичем в январе 1390 года. По-видимому, по приказу великого князя Георгия Димитриевича осенью - зимой 1389/1390 года ездил в Орду. В начале 1393 года рать во главе с князем Владимиром Андреевичем и Георгия Димитриевича ходила к Торжку. Взяв город, московские отряды разграбили окрестности. 1 февраля 1394 года все сыновья Димитрия Донского вместе с матерью присутствовали на освящении церкви в честь Рождества Пресвятой Богородицы в Московском Кремле, построенной на средства великой княгини.

В 1395 году, когда к южной границе Московского княжества приближались ордынские войска под предводительством эмира Тимура, Георгий Димитриевич вместе с братьями скорее всего находился со своими отрядами на левом берегу Оки - традиционном оборонительном рубеже (в «Повести о Темир-Аксаке» братья великие князя, выступившие к Оке, упоминаются без имен). Тимур повернул свое войско обратно из-под Ельца. Весной 1399 года в Москве и в Твери стало известно о союзе литовских великих князей Витовта и вытесненного из Орды в Литву Тохтамыша. В ответ в начале лета 1399 году Василий I и тверской князь святой Михаил Александрович заключили оборонительный союзный договор и предприняли военно-мобилизационные меры, особенно активные в Московском княжестве, в которых участвовал Георгий Димитриевич. В сражении у реки Ворсклы 12 августа 1399 года литовско-монгольская армия потерпела поражение. Крупной победой московского войска и Георгия Димитриевича как полководца стал поход в Поволжье в связи с захватом князя Семеном Дмитриевичем суздальским и ордынским царевичем Ентяком Нижнего Новгорода 25 октября 1399 года (по древним летописным данным, в 1395 году, что представляется менее вероятным). Узнав о приближении Георгия Димитриевича, Ентяк и князь Семен бежали из Нижнего Новгорода. В продолжение последующего 3-месячного похода московские войска захватили 4 ордынских города-крепости (Болгар, Жукотин, Казань, Кременьчук), разорили Булгарский улус Орды. На Русь Георгий Димитриевич вернулся с большой военной добычей. В 1400 году князь женился на Анастасии, дочери смоленского князя Георгия (Юрия) Святославича, свадьба состоялась в Москве. У супругов родились 4 сына: Иоанн, Василий Косой, Димитрий Шемяка и святой Димитрий Красный. По сообщению Жития преподобного Григория Пельшемского, преподобный Григорий, происходивший из галичских бояр, крестил детей Георгия Димитриевича.
Великий князь Георгий Димитриевич умоляет преподобного Савву устроить монастырскую Роспись Рождество-Богородицкого собора в Саввином Сторожевском монастыре Конца XIX - начала ХХ века.

Зимой 1414/1415 года Георгий Димитриевич командовал походом против нижегородско-суздальских князей во главе с Даниилом Борисовичем. В войске Георгия Димитриевича шли отряды князей Андрея и Василия Владимировичей, служилых князей ростовских и ярославских, костромские отряды, не считая его рати. До сражения дело не дошло: при приближении Георгия Димитриевича к Нижнему Новгороду суздальские князья бежали в Засурье, «князь же Юрий не сътвори зла ничтоже Новугороду». 22 марта 1416 года Георгий Димитриевич присутствовал (как и братья Василий I и Константин Димитриевич) на поставлении Новгородского архиепископа святого Симеона в Москве. Между 1403 и 1417 годами (видимо, до 1409 года) Георгий Димитриевич получил от Василия I Вятку (в походах 1433 и 1434 годов вятчане составляли бо́льшую часть его войска).

В соответствии с завещанием святого Димитрия Донского удел Василия I (в том числе территория великого княжения) в случае его смерти должен был перейти следующему по старшинству брату, т. е. Георгию Димитриевичу. Однако завещание было составлено в то время, когда ни у Василия Димитриевича, ни у Георгия Димитриевича не было наследников. Рождение у Василия I сыновей (первенец Георгий, родившийся в 1393 году, умер в 5 лет, в 1397 году родился Иоанн) повлекло за собой нарушение великим князем этой нормы завещания, что, по-видимому, вызвало протест Георгия Димитриевича. О конфликте между Василием I и братом свидетельствует тот факт, что Георгий Димитриевич не указан в качестве гаранта ни в одном из завещательных распоряжений Василия I о передаче великого княжения сыновьям. В 1-м завещании (конца 1406 года - 1-я пололвина 1407 года), где великим князем после смерти Василия I провозглашается его сын Иоанн, гарантами названы князь Владимир Андреевич и младшие братья Димитриевичи - Андрей и Петр. Углубление конфликта с Георгием Димитриевичем, по-видимому, вынудило Василия I в его последующих завещаниях в пользу Василия II Васильевича (составлены летом 1417 года, после кончины Иоанна Васильевича, и в марте 1423 года) назвать в качестве главного гаранта литовского великого князя Витовта. Это же обстоятельство стало причиной и политических уступок Василия I Витовту.

Смерть Василия I (27 февраля 1425 года) перевела противостояние в открытый конфликт. Сразу же после кончины великого князя митрополит Фотий послал в Звенигород известие об этом и позвал Георгия Димитриевича в Москву. Однако последний отправился в Галич и, предложив Москве перемирие до 29 июня, начал рассылать грамоты вассалам с призывом на службу. В столице эту мобилизационную меру в «перемирные месяцы» сочли началом военных действий, в ответ войска Василия II и всех его дядей направились к Костроме. До сражения дело не дошло, к концу весны Георгий Димитриевич вернулся в Галич, московские отряды - в Москву. Для улаживания конфликта в Галич отправился митрополит Фотий. Переговоры его с Георгием Димитриевичем были безрезультатны, и митрополит уехал, не благословив ни князя, ни горожан, после чего в Галиче начались болезни. Георгий Димитриевич, посчитавший это наказанием за неуважение к святителю, обещал не добиваться великого княжения силой, а отдать свой спор с племянником на суд в Орде («не искати княжения великаго собою, но царем»). Позднее великой княгине Софии Витовтовне и митрополиту Фотию, управлявшим Московским княжеством при малолетнем Василии II с поддержкой Витовта, чьим ставленником был хан Золотой Орды Улу-Мухаммад, удалось добиться заключения 11 марта 1428 года договора, по которому Георгий Димитриевич признал себя «братом молодшим» великого князя и обязался «блюсти» под ним и своими братьями их земли. По договору Георгий Димитриевич получил 2 привилегии: 4-летнюю отсрочку уплаты ордынского выхода со Звенигорода и возможность посылать в походы по приказам великого князя вместо себя сыновей.

Однако Георгий Димитриевич не оставлял планов вернуть великое княжение. В записи на Уставе, переписанном в 1428 году в Саввином Сторожевском в честь Рождества Пресвятой Богородицы мужском монастыре, который был основан преподобным Саввой Сторожевским по воле звенигородского князя, Георгий Димитриевич назван «великим князем», Василий II - «царствующим» (Вздорнов Г.И. Искусство книги в Древней Руси. М., 1980 год. Кат. № 83; Гальченко М. Г. Записи писцов в датированных древнерусскими рукописях XIII-XV веков // Paleoslavica. Camb. (Mass.), 2003 год. Vol. 11. Р. 70. № 165). Ситуация стала более благоприятной для Георгия Димитриевича после смерти (27 октября 1430 года) Витовта, которому наследовал великий князь Свидригайло, немного позднее называвший в переписке с Орденом Георгия Димитриевича «своим побратимом». 2 июля следующего года скончался митрополит Фотий, роль которого в укреплении позиций Василия II была чрезвычайно велика. Георгий Димитриевич, имевший покровителей среди ордынской знати (в частности, Тегиню, который осуществлял военное управление Золотой Ордой), решил отстаивать свои интересы в Орде. 15 августа 1431 года Василий II отправился в Орду за ярлыком на великое княжение, 8 сентября туда с той же целью двинулся Георгий Димитриевич, предварительно отослав Василию II расторгнутый договор 1428 года Хан оставил великое княжение за Василием II, а Георгию Димитриевичу «придал» к его владениям Дмитровское княжество. В конце июля 1432 года князья вернулись на Русь. 5 октябнря ханский посол «посадил» Василия II на стол во Владимире. Георгий Димитриевич из Звенигорода отправился в Дмитров, где назначил наместников.

Однако вскоре после 5 октября Василий II нарушил ханское распоряжение, направив отряды и своих наместников в Дмитров. Весной 1433 года Георгий Димитриевич с войском выступил против племянника. Захваченный врасплох, великий князь собрал войско из членов служилого двора, московских купцов и др., это малочисленное войско 25 апреля потерпело поражение на реке Клязьме. Георгий Димитриевич занял Москву, захватил казну великого князя и имения его бояр. Василий II с семьей бежал в Тверь, был вынужден подчиниться дяде и получил от него в удел Коломну (в завещании святого Димитрия Донского Коломна предназначалась в качестве «московского» удела Василию I и соответственно должна была перейти его наследнику). Однако московские бояре и дети боярские, воспользовавшись правом свободного отъезда, начали уезжать в Коломну, потому что, по выражению одного из летописных сводов, «не повыкли галичским князем служити».

Положение Георгия Димитриевича еще более осложнилось, после того как старшие сыновья убили его ближайшего советника боярина С.Ф. Морозова, обвинив в пособничестве Василию II, и бежали в Кострому. Георгий Димитриевич, видя, что «непрочно ему седение на великом княжении», возвратил стол Василию II, заключив с ним новое соглашение за себя и младшего сына. Георгий Димитриевич признал свой статус «молодшего брата», отдал Дмитров и ярлык на него, принял запрет на самостоятельные сношения с Ордой. При этом, правда, Георгий Димитриевич сохранил освобождение от личной службы сюзерену, а также от помощи Василию II в случае его войны с Литвой. Удел Георгия Димитриевича пополнился несколькими костромскими волостями (к Галичу) и Бежецким Верхом. Наконец, он принял обязательство не помогать Василию Косому и Димитрию Шемяке, не согласившимся с отказом отца от великого княжения.

28 сентября 1433 года князья Василий Косой и Димитрий Шемяка разбили высланную против них московскую рать. Наличие в войсках братьев галичских отрядов дало повод Василию II для военных действий против Георгия Димитриевича. Московские отряды заняли Галич, Георгий Димитриевич бежал в Белозерье. Вернувшись в Галич, Георгий Димитриевич начал военную мобилизацию для похода на столицу. 20 марта 1434 года в ожесточенном бою между Ростовом и Переяславлем он разбил армию Василия II и 31 марта, после недельной осады, вступил в Москву. При подходе к столице Георгий Димитриевич привлек в свой лагерь можайско-белозерского князя Ивана Андреевича, заключив с ним и его младшим братом Михаилом договор. Заняв столицу, Георгий Димитриевич арестовал мать и жену Василия II, которые были отправлены в Звенигород или Рузу. Георгий Димитриевич не стал преследовать племянника, но занялся упрочением своей власти. По свидетельству 2-й редакции Жития преподобного Григория Пельшемского, очевидно, весной 1434 года преподобный посетил Георгия Димитриевича в Москве и уговаривал вернуть великокняжеский стол Василию II, но безрезультатно. Когда Василий II добрался до Нижнего Новгорода (из Великого Новгорода), Георгий Димитриевич отправил против него Димитрия Шемяку и Димитрия Красного. Однако во Владимире князей настигла весть о скоропостижной смерти отца, которого похоронили в Архангельском соборе Московского Кремля. Вскоре Василий II вернулся на великокняжеский трон, но феодальная война не закончилась: с претензиями на великое княжение выступил старший сын Георгия Димитриевича Василий Косой (другие сыновья признали власть Василия II).

Георгий Димитриевич был успешным военачальником, не проигравшим ни одного сражения, рачительным хозяином. При нем городами - центрами отдельных территорий в пределах его владений стали Вышегород (на реке Протве) и Руза, Соль Галицкая превратилась в один из ведущих центров соледобычи Северно-Восточной Руси. В результате деятельности князя в его уделе сформировалась система дорог. Финансовые возможности Георгия Димитриевича демонстрирует следующий факт: 2 суздальским князьям он дал в долг под залог вотчин 800 рублей - сумму, сопоставимую с размером ордынского выхода с «московских уделов».

Георгий Димитриевич отличался благочестием и начитанностью. Преподобный Кирилл Белозерский обращался к нему со словами: «Божественное сам вконец разумееши и чтеши», говорил о частой посылке князем милостыни в Кириллов Белозерский в честь Успения Пресвятой Богородицы мужской монастырь. Свои притязания на великое княжение Георгий Димитриевич подтверждал помимо завещания отца «летописцы старыми». Духовником князя в 1398/1399-1406 годах являлся преподобный Савва Сторожевский. Обширной и значительной в художественном отношении была храмоздательная деятельность Георгия Димитриевича, выходившая за границы его удела, ее результатом стало появление множество шедевров древнерусского зодчества. На средства Георгия Димитриевича был построен княжеский Успенский собор на Городке в Звенигороде (около 1400 года), по архитектурным формам напоминающий церковь Рождества Богородицы в Московском Кремле, иконы для собора написал преподобный Андрей Рублёв. По воле Георгия Димитриевича преподобный Савва основал близ Звенигорода Савво-Сторожевский монастырь 10 мая 1404 года князь дал обители тарханную и несудимую грамоты, по которым монастырь получил 3 пригородных села, одно сельцо, бортные угодья и другие пожалования и льготы. Житие преподобного Саввы сообщает о том, что на устроение монастыря пошла также часть добычи, принесенной из похода на Волжскую Булгарию. По-видимому, после кончины преподобного Саввы († 3 декабря 1407 года), в 10-х годах XV века, в обители на средства князя был построен каменный собор. Согласно 3-й Пахомиевой редакции Жития преподобного Сергия Радонежского (около 1441-1442 годов), именно Георгий Димитриевич, а не великий князь участвовал в 1422 году в обретении мощей преподобного Сергия, в принятии решения о возведении храма над мощами святого, финансировал строительство каменного Троицкого собора в Троице-Сергиевом монастыре в 1423-1424 годах или в 1425 году, сооруженного «помаганием простертою рукою благодарованнаго прореченнаго благовернаго князя Георгия». Георгий Димитриевич способствовал установлению церковного почитания преподобного Сергия, имя которого вошло в месяцеслов в Уставе, переписанном в 1422-1425 годах во владениях звенигородского князя.

Георгий Димитриевич пожаловал Троице-Сергиеву монастырю двор в Соли Галицкой и, по-видимому, санкционировал вклад в обитель варницы и соляного колодца боярином Морозовым. По косвенным данным, можно утверждать, что появление владений Симонова Нового московского в честь Успения Пресвятой Богородицы мужского монастыря в Соли Галицкой также было следствием пожалований звенигородского князя. Георгий Димитриевич предположительно можно атрибутировать жалованные грамоты особого типа, полученные 4 обителями в округе Чухломы и Соли Галицкой, основателем которыхрых был ученик преподобного Сергия преподобный Авраамий Галичский. В грамотах соединены несудимо-заповедные льготы, дарование руги и формуляры, определяющие повинности крестьян в пользу монастыря. Георгий Димитриевич также делал вклады землей в Чудов в честь Чуда архангела Михаила в Хонех мужской монастырь.

Исторические источники:

ПСРЛ. Т. 3-18, 20-30, 35, 37, 39-43;

ДДГ;

АСЭИ. Т. 1-3;

АФЗХ. Ч. 1;

Присёлков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.; Л., 1950 год (по указ.);

Описи Царского архива XVI века и архива Посольского приказа 1614 г. М., 1960 год (по указ.);

Опись архива Посольского приказа 1626 года М., 1977 год. Выпуск 1-2 (по указ.);

Новые родословные книги XVI в. // РИИР. Выпыуск 2. С. 12, 77;

РФА. Вып. 1. С. 103-115;

Житие Саввы Сторожевского (по старопечатному изданию XVII века). М., 1994 год. С. 28-31;

Клосс Б.М. Избразительные труды. М., 1998 год. Т. 1; М., 2001 год. Т. 2 (по указ.).

Дополнительная литература:

Экземплярский А.В. Вел. и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 по 1505 годы: Биографические очерки. СПб., 1889-1891 годы. Т. 1-2 (по указ.);

Пресняков А.Е. Образование Великорусского государства: Очерки по истории XIII-XV столетия Пг., 1918;

Черепнин Л.В. Русские феодальные архивы XIV-XV веков. М., 1948 года. Ч. 1; он же. Образование Русского централизованного государствава в XIV-XV веках М., 1960 год;

Зимин А.А. О хронологии духовных и договорных грамот великих и удельных князей XIV-XV веков // ПИ. 1958 год. Выпуск 6. С. 285-300; он же. Формирование боярской аристократии во 2-й половине XV - 1-й трети XVI веков М., 1988 год (по указ.); он же. Витязь на распутье: Феодальная война в России XV века М., 1991 год (по указ.);

Бернадский В.Н. Новгород и новгородские земли в XV века М.; Л., 1961 год (по указ.);

Воронин Н.Н. Зодчество Северно-Восточной Руси XII-XV веков М., 1962 год. Т. 2 (по указ.);

Назаров В.Д. Жалованная грамота Лжедмитрия I Галицкому Великопустынскому Авраамьеву монастырю // АЕ за 1965 год М., 1966 год. С. 354-365; он же. О проездном суде наместников в средневековой Руси // ДГСССР, 1987 год М., 1989 год. С. 84-92;

Веселовский С.Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969 год (по указ.);

Насонов А.Н. История русского летописания XI - начало XVIII веков М., 1969 год (по указ.);

Мец М.Д. Монеты Великого княжества Московского (1425-1462 годов) // Нумизм. сборник 1974 года. Выпуск 3. С. 25, 26, 28-31, 37-38, 44-55, 116-117;

Лурье Я.С. Общерусской летописи XIV-XV веков. Л., 1976 год (по указ.); он же. Две истории Руси XV века: Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании Московского государства. СПб., 1994 год;

Греков И.Б. К характеристике политики галицко-звенигородского князя Юрия Дмитриевича в 20-е годы XV века // Др. Русь и славяне: Сборник ст. М., 1978 год. С. 225-233;

Водов В.А. Зарождение канцелярии московских великих князей (середина XIV века - 1425 год) // ИЗ. 1979 год. Т. 103. С. 325-350;

Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Московской Руси: (Москва в борьбе за независимое централизованное государствово). М., 1981 год.

Иллюстрации:

Великий князь Георгий Димитриевич умоляет преподобного Савву устроить монастырь. Роспись Рождество-Богородицкого собора в Саввином Сторожевском монастыре. Конец XIX - начало ХХ веков Архив ПЭ;

Успенский собор на Городке в Звенигороде. Около 1400 года (?). Фотография. 2005 год. Архив ПЭ.

©Православная энциклопедия 

икона.jpg
собор.jpg
Литература
  • Алексеев Ю. Г. Духовные грамоты князей Моск. дома XIV в. как источник по истории удельной системы // ВИД. 1987. Т. 18. С. 105-110
  • Семенченко Г. В. Неизвестный сын Юрия Галицкого и полит. борьба на Руси в нач. 30-х гг. XV в. // Там же. Т. 22. С. 188-193
  • Черкасова М. С. Землевладение Троице-Сергиева мон-ря в XV-XVI вв. М., 1996 (по указ.)
  • Фетищев С. А. Моск. Русь после Дмитрия Донского, 1389-1395. М., 2003 (по указ.)
  • Горский А. А. Москва и Орда. М., 2000 (по указ.); он же. Датировка похода князя Юрия Дмитриевича в «Татарскую землю» и некоторые аспекты московско-тверских отношений в кон. XIV в. // ДРВМ. 2004. № 4(18). С. 82-93

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты