ФЕВРАЛИЗМ

0 комментариев

Направление в искусстве 1910-х гг., изобретенное К.С. Малевичем (1879-1935).  Представлял собой некий переходный этап от футуризма к беспредметной живописи, впоследствии получившей название «супрематизм».

Идейные основы

Сам Малевич использовал этот термин лишь около года. Помимо обозначения нового этапа развития своей живописи, Малевич вкладывал в понятие «феврализм» мировоззренческую и эстетическую основу, рамки которых, впрочем, были в значительной степени размыты. Вкратце идеологию феврализма можно обозначить как отказ от разума, рационального мышления и провозглашение абсурда. В этом можно проследить некоторое родство феврализма с дадаизмом, возникшим в 1916 г.

По мнению Малевича, человечество зашло в тупик, пытаясь постичь бытие  при помощи разума. Следовательно, разум необходимо было низвергнуть и развоплотить, попутно отказавшись от всех привычных изобразительных методов в живописи, а также и от самой живописи. Принципиально новый этап в развитии изобразительного искусства художник видел в без-разумных формах, живописном алогизме.

Практическое воплощение

Первое упоминание феврализма датируется 1914 г., когда на диспуте художественного объединения «Бубновый валет» в зале московского Политехнического музея Малевич вместе с ближайшим соратником того времени художником Алексеем Моргуновым (1884-1935) провозгласил отказ от разума. «19 февраля 1914 г. я отказался на публичной лекции от разума» - вспоминал он. Моргунов же на этой акции вел себя вызывающе и провокационно, назвав искусствоведа Тугенхольда дураком. Оба февралиста носили красные деревянные ложки на лацканах пиджаков, самим своим видом стремясь нарушить все нормы «разумного».

К февралистам  с большой вероятностью также можно отнести художника Ивана Клюна (1873-1943), запечатленного вместе с Малевичем и Моргуновым на фото с ложкой в петлице. 1 марта 1914 г., 10 дней спустя после «отказа от разума» двое последних устроили прогулку по Кузнецкому мосту в пиджаках с ложками, эпатируя таким образом достопочтенную публику. Ложка еще не раз фигурировала в творчестве этих художников, служа своеобразной эмблемой феврализма, подобно тому, как вскоре черный квадрат стал эмблемой супрематизма. Так, на выставке «Трамвай В» (март 1915 г.), художники вставили настоящие ложки в свои гербы, носили их в качестве значков в петлицах. На «Выставке живописи 1915 г.», по воспоминаниям Моргунова, на их картинах также были изображены ложки.

Живописным манифестом феврализма сам Малевич называл картину «Корова и скрипка» (1915). Материалом для ее создания стала поверхность полки от сломанной Малевичем этажерки. Обе ее стороны были использованы для выражения программы феврализма: на лицевой было живописное «сопоставление двух форм: коровы и скрипки в кубистической постройке». На обратной стороне картины располагалось «описание»: «Аллогическое сопоставление двух форм «скрипка и корова» как момент борьбы с логизмом естественностью мещанским смыслом и предрассудком. К. Малевич. 1911 год». Живопись феврализма представляла собой несусветный хаос изображений и имела вполне определенную цель: провоцировать неизбежное поражение рассудка при попытке этот хаос осмыслить. Двуликая «Корова и скрипка», таким образом, манифестировала абсурд совместного изображения классической скрипки и вульгарной коровы, алогично трансформируя очевидные образы.

Помимо живописи, Малевич искал новую февралистическую форму и в поэзии, создавая так называемые стихорисунки или словообразы. В 1914 г. он начал создавать «без-смысленное буквенное крошево», скомпанованное в абзацы, между которыми были помещены иллюстрации. Ярким примером такого творчества является стихорисунок «I ю мане торъ». Вскоре же Малевич отказался и от звуковых ассоциаций, создав «Два нуля», «ДраКа на бульваре», «Кошелек вытащили в трамвае» и др. С виду кажущиеся лишь корявыми и наспех нацарапанными безграмотными строчками, эти слова взяты в рамки, представляя таким образом некий манифест абсурду и алогизму. Эти «мусорные бумажки» стирали грань между искусством и жизнью.

Еще одна работа Малевича февралистского периода – «Композиция с Моной Лизой» (1915) имела особое значение для творчества художника в целом. Сам он называл ее «последней станцией» перед выходом в супрематизм: «Здесь есть уже все, что через секунду станет супрематизмом: белое пространство-плоскость с непонятной глубиной, геометрические фигуры правильных очертаний и локальной окраски, которые трудно заподозрить в связях с каким-либо предметом или явлением действительности. Плоскости вступают в особые взаимоотношения друг с другом и с белым фоном».

Став ступенью на пути к гораздо более значимому, по мнению создателя – Малевича, открытию – супрематизму, феврализм утратил для него ценность, поскольку еще не был полностью оторван от реальности и все же зависел от нее в своем отрицании. Уже к концу 1915 г. Малевич упразднил термин «феврализм». Создав множество супрематических работ в 1915 г., он изменил их датировку на более ранние годы (1913), тем самым подчеркнув вторичность феврализма и первенство полной беспредметности. Алексей Моргунов и Иван Клюн также стремились оттенить феврализм как самостоятельное течение, делая упор на родство своих февралистских работ с геометрической абстракцией, все же возникшей как феномен позже. К работам Моргунова этого периода относятся «Композиция №1», «Портрет», «Шаляпин идет в баню» (все 1915); Клюна – «Пробегающий пейзаж» (1915), «Озонатор», «Пильщик» (обе 1914).

По мнению исследовательницы Александры Шатских, манифестом феврализма можно назвать текст Малевича, опубликованный в книге «Тайные пороки академиков» (1915).

Ставя движение к абстракции превыше всего, Малевич обесценивал феврализм как самостоятельный этап художественного творчества, никак не выделяя его и не подчеркивая его уникальность. Он, однако, послужил важным связующим мостом между кубо-футуризмом и супрематизмом на пути в беспредметность.

Смежные статьи
Литература
  • Крученых А., Малевич К., Клюн И. Тайные пороки академиков. Т.1. М., 1915.
  • Малевич К., Матюшин М., Харджиев Н. К истории русского авангарда. Т.1. Стокгольм, 1976.
  • Малевич К.С. О новых системах в искусстве. Статика и скорость. Витебск, 1919.
  • Шатских А.С. Казимир Малевич и общество Супремус. М., 2009.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты