ЭСХАТОЛОГИЧЕСКИЕ ОЖИДАНИЯ В ДРЕВНЕЙ РУСИ

0 комментариев

Представления о конце света и о Страшном Суде как кульминации человеческой истории, характерные для средневековой ментальности, которые были восприняты на Руси из Византии вместе с христианством и достигли своего апогея в конце XV веке. Основным источником подобных представлений, являющихся важной частью средневековой философии, был тексты Священного Писания: «Откровение» Иоанна Богослова и Книга пророка Даниила. Тема близящегося конца времен разрабатывалась в христианской экзегетике и патристике со II-III веков.

Представления о времени наступления Апокалипсиса

 В Евангелиях вопрос о времени светопреставления оставался открытым, что способствовало появлению многочисленных толкований и оценок. Согласно пророчествам, Апокалипсису должны были предшествовать грозные стихийные бедствия – отсюда проистекает интерес средневековых книжников к различным небесным знамениям и кометам, природным катаклизмам и сверхъестественным событиям, которым отмечены и древнерусские летописи.

Однако в III-IV веках утверждается очень популярная идея о том, что конец света произойдет на исходе седьмого тысячелетия, основанная на многочисленных аллюзиях, которые средневековые богословы находили в ряде библейских и апокрифических текстов -  Экклезиасте, Послании св. Петра, Псалтири и других. Особенно популярной эта идея была на Востоке. Взгляда о наступлении Апокалипсиса после 7 тыс. лет придерживались Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Иоанн Дамаскин. В этой хронологии человеческой истории каждая тысяча лет соответствует одному из семи дней творения. Внутри этого периода выделяют «четыре царства» - Вавилонское, Персидское, Македонское и Римское, каждое из которых побеждает предыдущее и поднимается на его развалинах.

Бытование эсхатологических идей в Древней Руси

На Руси идеи о конце света приобрели определенные особенности в силу географического положения и исторического опыта страны и своеобразия национальной психологии. Признаками наступающего конца света считались солнечные и лунные затмения, голод, болезни, вражеские нашествия, а также уникальные события, чудеса. Идеи о значимости подобных событий вызывали отклик в народе: каждая аномалия способствовала всплеску религиозной экзальтации. Одним из наиболее верных признаков скорого конца света на Руси, согласно византийской традиции, считалось наступление измаильтян. Под измаильтянами здесь понимали печенегов, половцев, позднее – монголов, нашествие которых древнерусские книжники восприняли как исполнение древних пророчеств.

Источниками эсхатологических представлений на Руси, помимо Библии, был также целый ряд переводных произведений: «Слово об Антихристе» Ипполита Римского, «Откровение Мефодия Потарского», жития Андрея Юродивого, Василия Нового и др.

Особенное преломление эсхатологической идеи в Древней Руси было связано с представлениями об исключительном характере местного христианства. В центре «Слова о законе и благодати» митрополита Иллариона стоит идея о торжестве Руси, «последней» пришедшей к служению Богу. Подобная же идея прослеживается и в «Повести временных лет», само название которой, по мнению И.Н. Данилевского, свидетельствует о выраженных в тексте эсхатологических настроениях, наблюдениях и размышлениях.  Древнерусские летописи являются ярким примером распространенности эсхатологических представлений, поскольку в них фиксировались деяния людей, знамения в природе и на небе, размышления о последних временах.

Толчком к усилению эсхатологических настроений могли быть какие-либо чрезвычайные события или особая, «круглая» дата. Во второй четверти XIV века подобных дат выпало две: тысячелетие христианства в Византии и тысячелетие Константинополя. Эти события способствовали волнениям и в среде древнерусских книжников. Однако конца света не произошло, что способствовало перенесению даты на ближайшее будущее.

В Древней Руси, воспринявшей из Византии христианство и местное летоисчисление «от сотворения мира» около середины седьмого тысячелетия, эсхатологические ожидания, связанные с 1492 годом – истечением отмеченного пророчествами срока, были необычайно сильны. Они выражались в литературе самых различных жанров того времени.

Страшным предзнаменованием для древнерусских книжников стало падение Константинополя, рассматриваемое как явный признак скорейшего пришествия Антихриста.

Ярким свидетельством уверенности в грядущем светопреставлении являлись церковные пасхалии (таблицы для расчета даты празднования Пасхи по годам), которые доводились только до 1492 года и не продолжались далее. В пасхалиях, относящихся к XV веку, можно также встретить множество размышлений о Втором пришествии в 7000 году и о различных знамениях, которые его предвещают.

Древнерусские летописи этого века рассказывают о множестве аномальных явлений, происходящих в природе, чудесах и бедствиях, которые предвещают близящийся конец времен. Большинство летописных сводов обрывалось на второй половине XV века – моменте, который, по мнению их составителей, станет финальным для человеческой истории.

Смежные статьи
Литература
  • Алексеев А.И. Под знаком конца времен. СПб., 2002.
  • Беляков А.А., Белякова Е.В. О пересмотре эсхатологической концепции на Руси в конце XV века // Архив русской истории. Вып.1. М., 1992.
  • Борисов Н.С. Повседневная жизнь средневековой Руси накануне конца света. М., 2004.
  • Карпов А.Ю. Об эсхатологических ожиданиях в Киевской Руси в конце XI- начале XII века // Отечественная история. 2002. №2.
  • Романова А.А. Эсхатологические ожидания XV в. и записи в пасхалии // Российское государство в XIV-XVII вв. Сборник статей, посвященный 75-летию со дня рождения Ю.Г. Алексеева. СПб., 2002.
  • Сахаров В. Эсхатологические сочинения и сказания в древнерусской письменности и влияние их на народные духовные стихи. Тула, 1879.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты