ДВОРЯНЕ

0 комментариев

В европейских странах и России Средневековья и Нового времени господствующее сословие светских землевладельцев, обладавшее наследственными привилегиями.

В Ев­ро­пе Д. сфор­ми­ро­ва­лось в ран­нем Сред­не­ве­ко­вье из ро­до­вой вар­вар­ской и позд­не­рим­ской зна­ти, ко­ро­лев­ских долж­но­ст­ных лиц, проф. вои­нов. В ев­роп. язы­ках тер­мин, обо­зна­чаю­щий Д. (лат. nobilitas, англ. nobility, франц. noblesse, исп. nobleza и т. д.), ак­цен­ти­ру­ет бла­го­род­ст­во про­ис­хо­ж­де­ния и оз­на­ча­ет пре­ж­де все­го знать (от лат. no­bi­lis – из­вест­ный, знат­ный). В то же вре­мя тер­мин «но­би­ли­тет», при­зван­ный стать кон­крет­ным обо­зна­че­ни­ем имен­но зна­ти, по­ка не яв­ля­ет­ся об­ще­при­знан­ным сре­ди ис­то­ри­ков. Влия­ние Д. вы­рос­ло в ре­зуль­та­те рас­про­стра­не­ния (с 8 в.) тя­же­ло­воо­ру­жён­ной кон­ни­цы, что при­ве­ло к ут­ра­те нар. опол­че­ни­ем ро­ли гл. во­ен. си­лы и ус­та­нов­ле­нию фак­тич. мо­но­по­лии Д. на во­ен. де­ло. В кон. 11 – нач. 12 вв. в рам­ках Д. сло­жи­лось ры­цар­ст­во, ока­зав­шее силь­ное воз­дей­ст­вие на по­сле­дую­щую ис­то­рию Д. Во­ен. функ­ция в феод. об­ще­ст­ве, на­ря­ду с зем­ле­вла­де­ни­ем, ста­ла ос­но­вой мо­гу­ще­ст­ва Д.; её вы­пол­не­ние обес­пе­чи­ва­лось экс­плуа­та­ци­ей за­ви­си­мо­го кре­сть­ян­ст­ва, об­ла­да­ни­ем пра­ва­ми на зем­лю и лич­ность кре­сть­ян, пра­вом су­да, ба­на­ли­те­та­ми и т. д.

На обя­зан­но­сти Д. вое­вать (т. н. на­лог кро­вью) бы­ли ос­но­ва­ны его разл. при­ви­ле­гии: на­ло­го­вые изъ­я­тия, при­ви­ле­гии в су­де, пра­во за­ни­мать оп­ре­де­лён­ные долж­но­сти, ос­во­бо­ж­де­ние от те­лес­ных на­ка­за­ний и т. д. Пра­во на дво­рян­ский раз­дел иму­ще­ст­ва ме­ж­ду на­след­ни­ка­ми во мно­гих стра­нах транс­фор­ми­ро­ва­лось в пра­во май­о­ра­та, по ко­то­ро­му зе­мель­ные вла­де­ния дво­ря­ни­на во из­бе­жа­ние их дроб­ле­ния пе­ре­хо­ди­ли к его стар­ше­му сы­ну. От др. со­сло­вий Д. от­ли­ча­лось сво­им по­ло­же­ни­ем в ка­че­ст­ве осн. час­ти гос­под­ствую­ще­го слоя, во­ен. и адм. функ­ция­ми, при­ви­ле­гия­ми, об­ра­зо­ва­ни­ем и вос­пи­та­ни­ем, об­ра­зом жиз­ни, мо­ра­лью с её пред­став­ле­ния­ми о чес­ти как о выс­шей цен­но­сти (про­яв­ле­ни­ем че­го стал на­чи­ная с 16 в. культ ду­эли). Зна­че­ние ро­до­ви­то­сти в сре­де Д. под­чёр­ки­ва­лось осо­бой ро­лью тра­ди­ций ге­неа­ло­гии; воз­ник­но­ве­ние и раз­ви­тие ге­раль­ди­ки не­по­сред­ст­вен­но свя­за­но с ис­то­ри­ей Д. Дво­ря­не счи­та­ли се­бя «при­род­ны­ми» гос­по­да­ми по от­но­ше­нию к про­сто­лю­ди­нам, от ко­то­рых от­ли­ча­лись во всём, вклю­чая кос­тюм. На про­тя­же­нии сво­ей ис­то­рии Д. бо­лее или ме­нее ус­пеш­но со­про­тив­ля­лось по­пыт­кам пред­при­им­чи­вых про­сто­лю­ди­нов всту­пить в ря­ды при­ви­ле­ги­ров. со­сло­вия. Дво­ря­не стре­ми­лись за­клю­чать бра­ки пре­им. в сво­ей сре­де; на­ру­ше­ния это­го пра­ви­ла не по­ощ­ря­лись.

На­чи­ная с 14–15 вв. Д. офор­ми­лось как еди­ное при­ви­ле­ги­ров. со­сло­вие; в эпо­ху со­слов­но-пред­ста­ви­тель­ной мо­нар­хии и за­тем при аб­со­лю­тиз­ме при­ви­ле­гии Д. во мно­гих стра­нах по­лу­чи­ли юри­дич. оформ­ле­ние, что спо­соб­ст­во­ва­ло кон­со­ли­да­ции со­сло­вия. В про­цес­се гос. цен­тра­ли­за­ции выс­шее Д. ста­ло ис­точ­ни­ком се­па­ра­тиз­ма, в то вре­мя как б. ч. мел­ко­го и сред­не­го Д. под­дер­жи­ва­ла ко­ро­лев­скую власть. По­след­няя ши­ро­ко при­бега­ла к соз­да­нию слоя слу­жи­ло­го Д. В не­ко­то­рых стра­нах спе­ци­фич. ус­ло­вия раз­ви­тия при­ве­ли к не­по­средств. по­ли­тич. гос­под­ству Д. при ос­лаб­ле­нии ко­ро­лев­ской вла­сти (Речь По­спо­ли­та в 16–18 вв.).

Д. не бы­ло од­но­род­ным. В нём все­гда вы­де­ля­лись Д. сто­лич­ное (при­двор­ное) и про­вин­ци­аль­ное, ста­рое и но­вое, бо­га­тое и бед­ное; не­ред­ко к это­му до­бав­ля­лись эт­нич., кон­фес­сио­наль­ные и иные раз­ли­чия. Ие­рар­хия Д. вы­страи­ва­лась в ре­зуль­та­те взаи­мо­дей­ст­вия ря­да фак­то­ров: бо­гат­ст­ва, во­ен. по­тен­циа­ла, вла­сти, об­раза жиз­ни, объ­ё­ма при­ви­ле­гий, бла­го­род­но­го про­ис­хо­ж­де­ния. На вер­ши­не пи­ра­ми­ды Д. на­хо­ди­лись ко­роль как пер­вый дво­ря­нин ко­ро­лев­ст­ва и его бли­жай­шие род­ст­вен­ни­ки (прин­цы кро­ви, ин­фан­ты и т. д.). Да­лее сле­до­ва­ла ари­сто­кра­тия, по­ло­же­ние ко­то­рой фик­си­ро­ва­ли дво­рян­ские ти­ту­лы (гер­цог, князь, мар­киз, марк­граф, граф, ви­конт, ба­рон). Ино­гда Д. де­ли­лось на выс­шее и низ­шее (ба­ро­ны и ры­ца­ри в Анг­лии, маг­на­ты и шлях­та в Поль­ше), од­на­ко не­ред­ко на­ря­ду с ни­ми вы­де­ля­лись сред­ние слои (напр., ка­баль­е­ро в Ис­па­нии 16–17 вв.), от­ли­чав­шие­ся от низ­ше­го Д. уров­нем бо­гат­ст­ва, сте­пе­нью уча­стия во вла­ст­ных струк­ту­рах, член­ст­вом в ду­хов­но-ры­цар­ских ор­де­нах и дво­рян­ских кор­по­ра­ци­ях. По­сле эпо­хи Ве­ли­ких гео­гра­фи­ч. от­кры­тий со­ци­аль­ная мо­дель Д. бы­ла пе­ре­не­се­на в Лат. Аме­ри­ку, где её раз­ви­тие при­об­ре­ло осо­бые чер­ты.

Чис­лен­ность и по­ло­же­ние Д., его роль в об­ще­ст­ве, сте­пень обо­соб­лен­но­сти от др. со­сло­вий, пол­но­та при­ви­ле­гий варь­и­ру­ют­ся в за­ви­си­мо­сти от пе­рио­да и осо­бен­но­стей раз­ви­тия со­от­вет­ст­вую­щей стра­ны. Так, в Ис­па­нии и Поль­ше в 16–17 вв. ко­ли­че­ст­вен­ная до­ля Д. была во мно­го раз вы­ше, чем в др. стра­нах Ев­ро­пы. В Анг­лии, в от­ли­чие от Фран­ции и Ис­па­нии, зна­чит. часть Д. вов­ле­ка­лась в хо­зяйств. дея­тель­ность и сбли­жа­лась с пред­при­ни­ма­тель­ски­ми кру­га­ми, что оп­ре­де­ли­ло осо­бен­но­сти струк­ту­ры пар­ла­мен­та анг­лий­ско­го.

Эпо­ха аб­со­лю­тиз­ма во мно­гом из­ме­ни­ла по­ло­же­ние Д., ог­ра­ни­чи­ла его по­ли­тич. влия­ние, уве­ли­чив его за­ви­си­мость от ко­ро­лев­ской вла­сти, но со­хра­ни­ла со­ци­аль­ное и эко­но­мич. гос­под­ство. Ко­ро­лев­ский двор стал ме­стом пе­ре­рас­пре­де­ле­ния бо­гатств в поль­зу час­ти Д., при­учил его к со­ци­аль­ной дис­ци­п­ли­не, соз­дал воз­мож­ность об­рат­ной свя­зи ме­ж­ду ним и мо­нар­хом.

Раз­ви­тие ка­пи­та­ли­стич. от­но­ше­ний и свя­зан­ные с ним обо­га­ще­ние и воз­вы­ше­ние тор­го­во-пред­при­ни­ма­тель­ских сло­ёв ста­ли вы­зо­вом для Д., осо­бен­но за­мет­ным на фо­не обед­не­ния его час­ти вслед­ст­вие ре­во­лю­ции цен и ут­ра­ты им преж­ней ро­ли в ар­мии в ре­зуль­та­те из­ме­не­ний в во­ен. де­ле (раз­ви­тие прак­ти­ки на­ём­ни­че­ст­ва). Од­на­ко Д. при­спо­со­би­лось к но­вым ус­ло­ви­ям, аб­сор­би­ро­ва­ло вер­хуш­ку тор­го­во-пред­при­ни­ма­тель­ских сло­ёв с по­мо­щью аноб­ли­ро­ва­ния и на вре­мя со­хра­ни­ло своё гос­под­ствую­щее по­ло­же­ние в об­ще­ст­ве.

Даль­ней­шее раз­ви­тие ка­пи­та­ли­стич. от­но­ше­ний, бур­жу­аз­ные ре­во­лю­ции и ре­фор­мы 17–19 вв., фор­ми­ро­ва­ние гра­ж­дан­ско­го об­ще­ст­ва при­ве­ли к ут­ра­те Д. зна­чит. час­ти зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти, об­ра­ще­нию час­ти Д. к бур­жу­аз­ным ме­то­дам ве­де­ния хо­зяй­ст­ва и ра­зо­ре­нию дру­гой его час­ти с по­сле­дую­щей ут­ра­той преж­не­го со­слов­но­го ста­ту­са. В ря­де стран бы­ли за­ко­но­да­тель­но от­ме­не­ны при­ви­ле­гии Д., ти­ту­лы, ин­сти­тут май­о­ра­та. В даль­ней­шем ин­сти­тут Д. преж­ней ро­ли в об­ще­ст­ве уже не иг­рал, хо­тя Д. и со­хра­ня­ло, а в не­ко­то­рых стра­нах до сих пор со­хра­ня­ет важ­ные по­зи­ции в во­ен. и гос. эли­те. К Д. при­над­ле­жа­ли мн. зна­ме­ни­тые мыс­ли­те­ли, учё­ные, дея­те­ли лит-ры и иск-ва. Д. во мно­гом оп­ре­де­ли­ло спе­ци­фи­ку ев­роп. ци­ви­ли­за­ции (напр., с сис­те­мой цен­но­стей Д. тес­но свя­за­но раз­ви­тие в Ев­ро­пе вы­со­кой оцен­ки лич­но­сти).

В стра­нах Азии фор­ми­ро­ва­ние и раз­ви­тие Д. име­ло су­ще­ст­вен­ную спе­ци­фи­ку. Сход­ные с Д. со­ци­аль­ные слои с разл. объ­ё­мом прав и при­ви­ле­гий су­ще­ст­во­ва­ли в Япо­нии (дай­мё, са­му­раи), Ко­рее, Пер­сии и др.

В Рос­сии сло­во «Д.» для обо­зна­чения еди­но­го пра­вя­ще­го со­сло­вия свет­ских фео­да­лов-зем­ле­вла­дель­цев, обя­зан­ных го­су­да­рю во­ен. и адм. служ­бой, по­яви­лось в офиц. до­ку­мен­тах в 1-й четв. 18 в. В ис­то­рио­гра­фии его ис­поль­зу­ют так­же в ши­ро­ком зна­че­нии для оп­ре­де­ле­ния из­мен­чи­вой по со­ста­ву и ие­рар­хи­че­ски струк­ту­ри­ро­ван­ной со­во­куп­но­сти при­ви­ле­ги­ров. во­ен­но-слу­жи­лых со­слов­ных групп бо­лее ран­не­го вре­ме­ни.

За­ро­ж­де­ние при­ви­ле­ги­ров. групп (кня­же­ской дру­жи­ны, ча­стич­но со­хра­няв­шей сканд. кор­ни, и ро­до-пле­мен­ной, гл. обр. вост.-слав., вер­хуш­ки) и на­ча­ло их ин­те­гра­ции свя­за­но с воз­ник­но­ве­ни­ем Др.-рус. гос-ва в 10–11 вв. Их гл. функ­ци­ей яв­ля­лась во­ен. служ­ба кня­зю (мо­нар­ху) в со­ста­ве дру­жи­ны или ме­ст­ных опол­че­ний; кро­ме то­го, они уча­ст­во­ва­ли в уп­рав­ле­нии: стар­шие дру­жин­ни­ки – в сбо­ре по­лю­дья, млад­шие дру­жин­ни­ки вы­пол­ня­ли отд. адм.-су­деб­ные по­ру­че­ния кня­зя. В сер. – 2-й пол. 12 в., с на­ча­лом раз­дроб­ле­ния рус. зе­мель и кня­жеств, сфор­ми­ро­ва­лась со­слов­ная груп­па слу­жи­лых бо­яр (в их сре­де вы­де­ли­лась знат­ная вер­хуш­ка), со­ци­аль­ное вос­про­из­вод­ст­во ко­то­рой обес­пе­чи­ва­лось не толь­ко во­ен. и адм.-су­деб­ной служ­бой кня­зю (см. Корм­ле­ния), но и за­ро­ж­дав­шим­ся вот­чин­ным зем­ле­вла­де­ни­ем бо­яр. Все при­ви­ле­ги­ров. груп­пы объ­е­ди­ня­лись в рам­ках Го­су­да­ре­ва дво­ра кня­же­ст­ва, в не­го вхо­ди­ли и соб­ст­вен­но дво­ря­не (от сло­ва «двор»), они со­став­ля­ли его низ­ший слой, яв­ля­лись ли­ца­ми с оп­ре­де­лён­ной ме­рой лич­ной не­сво­бо­ды от кня­зя (с 13 в. из­вест­ны дво­ря­не у знат­ных бо­яр), на­хо­ди­лись пер­во­на­чаль­но на пол­ном обес­пе­че­нии кня­зя. Их ста­тус по­сте­пен­но по­вы­шал­ся: не позд­нее 13 в. они по­лу­чи­ли пра­во вла­деть вот­чи­на­ми.

В Сев.-Вост. Ру­си мон­го­ло-та­тар­ское на­ше­ст­вие и ор­дын­ские на­бе­ги 13–15 вв. вы­зва­ли де­гра­да­цию вот­чин­но­го зем­ле­вла­де­ния, а так­же де­мо­гра­фич. кри­зис: зна­чит. часть при­ви­ле­ги­ров. во­ен­но-слу­жи­лых сло­ёв об­ще­ст­ва по­гиб­ла в хо­де во­ен. дей­ст­вий или вы­мер­ла в ус­ло­ви­ях хо­зяйств. ра­зо­ре­ния. Вос­ста­нов­ле­ние их чис­лен­но­сти про­ис­хо­ди­ло мед­лен­но, ге­неа­ло­гич. со­став слу­жи­лых бо­яр зна­чи­тель­но ме­нял­ся (гл. обр. за счёт вы­ход­цев из не­при­ви­ле­ги­ров. сло­ёв на­се­ле­ния и им­ми­гран­тов). Од­но­вре­мен­но про­ис­хо­ди­ло из­ме­не­ние ста­ту­са слу­жи­лых со­слов­ных групп: преж­ние дво­ря­не тран­сфор­ми­ро­ва­лись в «слуг воль­ных», ко­то­рые, как и боя­ре, в ка­че­ст­ве вас­са­лов име­ли пра­во отъ­ез­да от кня­зя-сю­зе­ре­на с со­хра­не­ни­ем сво­их зе­мель­ных вла­де­ний, по­лу­ча­ли корм­ле­ния, од­на­ко зна­чи­тель­но ус­ту­па­ли боя­рам по уров­ню адм. и во­ен. на­зна­че­ний, по сте­пе­ни обес­пе­чен­но­сти зе­мель­ной соб­ст­вен­но­стью (в 14 в. из­вест­ны отд. слу­чаи на­де­ле­ния «слуг воль­ных» ус­лов­ны­ми вла­де­ния­ми). По-преж­не­му и у тех и у дру­гих до­ми­ни­ро­ва­ла во­ен. служ­ба кня­зю-сю­зе­ре­ну. Со 2-й пол. 14 в. во­зоб­но­вил­ся рост свет­ских вот­чин.

Ста­нов­ле­ние во 2-й тре­ти 15 – сер. 16 вв. Рус. гос-ва в ви­де мо­нар­хии с со­слов­ным пред­ста­ви­тель­ст­вом прин­ци­пи­аль­но из­ме­ни­ло струк­ту­ру Д., а так­же ха­рак­тер его свя­зей с мо­нар­хом. В ре­зуль­та­те ли­к­ви­да­ции са­мо­сто­ят. кня­жеств в Сев.-Вост. Ру­си (к кон. 15 – нач. 16 вв.) и боль­шин­ст­ва уде­лов Моск. ве­ли­ко­го кн-ва (в 1-й тре­ти 16 в.) вас­саль­ные свя­зи Д. сме­ни­лись от­но­ше­ния­ми его под­дан­ст­ва моск. вел. кня­зю (ца­рю с 1547). В кон. 14–15 вв. прин­ци­пи­аль­но из­ме­нил­ся ста­тус быв. вла­де­тель­ных кня­зей. Часть из них (гл. обр. пред­ста­ви­те­ли по­те­ряв­ших ро­до­вые зем­ли чер­ни­гов­ских и смо­лен­ских Рю­ри­ко­ви­чей), ут­ра­тив ти­тул, вли­лась в со­став верх­них сло­ёв бо­яр­ст­ва, но боль­шин­ст­во к кон. 15 в. пре­вра­ти­лось в слу­жи­лых кня­зей моск. вел. кня­зя, вхо­див­ших в со­став тер­ри­то­ри­аль­но-кла­но­вых со­слов­ных групп (в отд. слу­ча­ях об­ла­да­ли ин­ди­ви­ду­аль­ным ста­ту­сом). В ито­ге к сер. 16 в. быв­шие вла­де­тель­ные кня­зья ста­ли од­ной из выс­ших со­слов­ных групп Д. При этом в слу­жеб­ном и по­зе­мель­ном от­но­ше­нии слу­жи­лые кня­зья ока­за­лись разъ­е­ди­не­ны со свои­ми не­дав­ни­ми вас­са­ла­ми, ко­то­рые, в свою оче­редь, объ­е­ди­ня­лись в уезд­ные кор­по­ра­ции. Струк­ту­ра зем­ле­вла­де­ния и ге­неа­ло­гич. со­став ме­ст­ных слу­жи­лых де­тей бо­яр­ских в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев в осн. со­хра­ня­лись. При вклю­че­нии в со­став моск. Д. при­ви­ле­ги­ров. сло­ёв Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки в хо­де её при­сое­ди­не­ния к Моск. вел. кн-ву (1478), а за­тем и Псков­ской рес­пуб­ли­ки (1510) нов­го­род­ские и псков­ские зе­мель­ные соб­ст­вен­ни­ки бы­ли «вы­ве­де­ны» на зем­ли в др. ре­гио­нах, а на их зем­ли в кон. 15 в. «ис­по­ме­ще­ны» пред­ста­ви­те­ли моск. слу­жи­лых лю­дей. Этот пер­вый опыт на­де­ле­ния по­ме­сть­я­ми де­тей бо­яр­ских по­лу­чил бы­строе и ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в по­сле­дую­щие де­ся­ти­ле­тия, что уни­фи­ци­ро­ва­ло ус­ло­вия ма­те­ри­аль­но­го обес­пе­че­ния во­ен. служ­бы уезд­ных кор­по­ра­ций Д. С сер. – 2-й пол. 15 в. на­чал­ся вы­езд на рус. служ­бу пред­ста­ви­те­лей та­тар­ских ро­дов, ко­то­рым жа­ло­ва­лись разл. го­ро­да и зем­ли (наи­бо­лее дол­го­веч­ным из них ока­за­лось Ка­си­мов­ское цар­ст­во).

Вза­мен мно­же­ст­ва кня­же­ских дво­ров к кон. 15 в. сфор­ми­ро­вал­ся один Го­су­да­рев двор – моск. вел. кня­зя, объ­е­ди­нив­ший верх­ние и от­час­ти сред­ние слои при­ви­ле­ги­ров. групп. Ря­до­вая мас­са де­тей бо­яр­ских к нач. 16 в. бы­ла пред­став­ле­на в нём толь­ко од­ной со­слов­ной груп­пой – дво­ро­вы­ми деть­ми бо­яр­ски­ми, ко­то­рые в сер. 16 в. бы­ли вы­ве­де­ны из со­ста­ва Го­су­да­ре­ва дво­ра (впо­след­ст­вии пред­ста­ви­тель­ст­во уезд­ных кор­по­ра­ций ог­ра­ни­чи­ва­лось со­слов­ной груп­пой дво­рян вы­бор­ных). «Го­су­да­рев ро­до­сло­вец», со­став­лен­ный в сер. 1550-х гг., за­фик­си­ро­вал ге­неа­ло­гич. со­став пер­во­сте­пен­ной и вто­ро­сте­пен­ной зна­ти (по­доб­ное де­ле­ние оп­ре­де­ля­лось, по­ми­мо про­ис­хо­ж­де­ния, слу­жеб­ны­ми ус­пе­ха­ми пред­ста­ви­те­лей ро­да). В не­го бы­ли вклю­че­ны ок. 100 фа­ми­лий из 9 кня­же­ских до­мов Рю­ри­ко­ви­чей и 4–5 ро­дов Ге­ди­ми­но­ви­чей, ок. 100 фа­ми­лий из ста­ро­мос­ков­ских, ста­ро­твер­ских и ря­зан­ских бо­яр­ских ро­дов; неск. фа­ми­лий знат­ных им­ми­гран­тов, а так­же неск. фа­ми­лий, про­ис­хо­див­ших от сде­лав­ших ус­пеш­ную карь­е­ру при­каз­ных лю­дей и де­тей бо­яр­ских из не­знат­ных ро­дов. Слу­жеб­ные взаи­мо­от­но­ше­ния знат­ных лиц ре­гу­ли­ро­ва­лись нор­ма­ми ме­ст­ни­че­ст­ва. В «Го­су­да­рев раз­ряд» 1556, соз­дан­ный для упо­ря­до­чи­ва­ния те­ку­щей дея­тель­но­сти Раз­ряд­но­го при­ка­за, бы­ли вклю­че­ны все «имен­ные» во­ен. и др. на­зна­че­ния, про­из­во­див­шие­ся с кон. 15 в. Све­де­ния «Го­су­да­ре­ва раз­ря­да», по­ми­мо про­че­го, ис­поль­зо­ва­лись при ре­ше­нии ме­ст­ни­че­ских спо­ров, под­ле­жав­ших рас­смот­ре­нию ца­ря или ко­мис­сий Бо­яр­ской ду­мы. Пред­ста­ви­те­ли зна­ти це­ли­ком за­пол­ня­ли ва­кан­сии дум­ных чи­нов, в по­дав­ляю­щем боль­шин­ст­ве – мо­с­ков­ских чи­нов (столь­ни­ков, стряп­чих, дво­рян мо­с­ков­ских, в не­мно­гих слу­ча­ях – жиль­цов) и час­тич­но – дво­рян вы­бор­ных в Го­су­да­ре­вом дво­ре. Знат­ные ли­ца по­лу­ча­ли все глав­ные и боль­шин­ст­во сред­них во­ен., гос. и ди­пло­ма­тич. на­зна­че­ний. Пред­ста­ви­те­ли всех сло­ёв зна­ти (пре­ж­де все­го чле­ны Го­су­да­ре­ва дво­ра) пре­об­ла­да­ли сре­ди свет­ских лиц на пер­вых зем­ских со­бо­рах в сер. 16 в. (на со­бо­ре 1566 при­сут­ст­во­ва­ли так­же отд. пред­ста­ви­те­ли де­тей бо­яр­ских ря­да зап. уез­дов).

На­ря­ду с обо­соб­ле­ни­ем зна­ти к сер. 16 в. от­чёт­ли­вее про­яви­лись об­щие чер­ты в юри­дич. и со­ци­аль­ном ста­ту­се все­го Д. С от­ме­ной корм­ле­ний и про­ве­де­ни­ем др. ре­форм 1550-х гг. бы­ли уни­фи­ци­ро­ва­ны прин­ци­пы ма­те­ри­аль­но­го обес­пе­че­ния во­ен. и адм. служ­бы Д. (сис­те­ма вер­ста­ния по­ме­ст­ны­ми ок­ла­да­ми, вы­пла­та де­неж­но­го жа­ло­ва­нья из центр. гос. уч­ре­ж­де­ний), оп­ре­де­ле­ны и ус­ло­вия служ­бы: ус­та­нов­ле­ны нор­мы ко­ли­че­ст­ва и воо­ру­же­ния во­ен. хо­ло­пов, вы­став­ляе­мых дво­ря­на­ми (за­ви­се­ли от раз­ме­ров име­ния и ка­че­ст­ва зем­ли, но бы­ли оди­на­ко­вы­ми для по­ме­щи­ков и вот­чин­ни­ков). Еди­ным стал прин­цип воз­ме­ще­ния за бес­че­стье – в за­ви­си­мо­сти от раз­ме­ра жа­ло­ва­нья по­стра­дав­ше­го. К сер. 16 в. окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­ва­лись прин­ци­пы учё­та Д., все во­ен. и др. слу­жеб­ные на­зна­че­ния бы­ли со­сре­до­то­че­ны в од­ном при­ка­зе – Раз­ряд­ном.

В 15–16 вв. сре­ди кня­зей и бо­яр рас­про­стра­ни­лась тра­ди­ция по­строй­ки «фа­миль­ных» мо­на­сты­рей, ко­то­рые неск. по­ко­ле­ний ро­да про­дол­жа­ли обес­пе­чи­вать не­об­хо­ди­мы­ми сред­ст­ва­ми, напр. За­харь­и­ны-Кош­ки­ны под­дер­жи­ва­ли Ге­ор­ги­ев­ский жен­ский и Но­во­спас­ский муж­ской мо­на­сты­ри в Мо­ск­ве, Хов­ри­ны, Го­ло­ви­ны – моск. Си­мо­нов мон. Пред­ста­ви­те­ли Д. ста­ли за­мет­ны в сфе­ре куль­ту­ры, из­вест­ны яр­кие пуб­ли­ци­сты и ав­то­ры из их сре­ды (Ф. И. Кар­пов), ко мно­гим из них (князь­ям Го­ле­ни­ным, Го­ло­ви­ным, Туч­ко­вым-Мо­ро­зо­вым и др.) бы­ли об­ра­ще­ны по­сла­ния цер­ков­ных пи­са­те­лей. Дво­ря­не строи­ли го­род­ские и сель­ские усадь­бы, до­мо­вые хра­мы. Пред­ста­ви­те­ли зна­ти, за­ка­зы­вая ико­ны, цер­ков­ную ут­варь, сто­ло­вые при­бо­ры и пр., фор­ми­ро­ва­ли эс­те­тич. вку­сы эпо­хи.

Во 2-й пол. 16 в. знать силь­но по­стра­да­ла, а сло­жив­шая­ся сис­те­ма её слу­жеб­но­го со­под­чи­не­ния, ос­но­ван­ная на слу­жеб­ных ус­пе­хах, ро­до­ви­то­сти и бли­зо­сти к мо­нар­ху, раз­ру­ши­лась с вве­де­ни­ем ца­рём Ива­ном IV Ва­силь­е­ви­чем Гроз­ным оп­рич­ни­ны, а по­сле её от­ме­ны – с соз­да­ни­ем осо­бо­го дво­ра. Мас­со­вые каз­ни пред­ста­ви­те­лей преж­ней зна­ти зна­чи­тель­но (од­на­ко не­на­дол­го) ос­ла­би­ли её по­ли­тич. влия­ние. Но­вая знать – верх­ние слои оп­рич­ни­ков и осо­бо­го дво­ра – сфор­ми­ро­ва­лась гл. обр. за счёт млад­ших или за­ху­да­лых ли­ний ти­ту­ло­ван­ных и не­ти­ту­ло­ван­ных ро­дов, а так­же не­ко­то­рых ста­ро­мо­сков­ских фа­ми­лий, вы­тес­нен­ных к сер. 16 в. из верх­них сло­ёв Го­су­да­ре­ва дво­ра. Глу­бо­кий рас­кол Д. стал од­ной из гл. при­чин со­ци­аль­но-по­ли­тич. кри­зи­са в об­ще­ст­ве в це­лом. Он не был до кон­ца пре­одо­лён по­сле 1584, ко­гда с во­ца­ре­ни­ем Фё­до­ра Ива­но­ви­ча осо­бый двор пре­кра­тил су­ще­ст­во­ва­ние, а боль­шин­ст­во «вы­дви­жен­цев» Ива­на IV (за ис­клю­че­ни­ем Го­ду­но­вых) в 1584–85 вер­ну­лись на тра­ди­ци­он­ные для них по­зи­ции вы­бор­ных дво­рян. В хо­де обо­ст­рив­шей­ся борь­бы внут­ри зна­ти «пар­тия» ти­ту­лов. зна­ти по­тер­пе­ла по­ра­же­ние (1585–87), а в 1598 ца­рём был из­бран Бо­рис Фё­до­ро­вич Го­ду­нов. В кон. 16 – нач. 17 вв., на­ря­ду с про­цес­сом сбли­же­ния разл. групп Д., на­рас­та­ли и про­ти­во­ре­чия внут­ри не­го: ме­ж­ду фор­ми­ро­вав­ши­ми­ся в хо­де ус­ко­рен­ной пра­ви­тельств. ко­ло­ни­за­ции юж. по­гра­ни­чья уезд­ны­ми кор­по­ра­ция­ми де­тей бо­яр­ских (мно­гие из них на­хо­ди­лись в этом ста­ту­се в пер­вом по­ко­ле­нии) и тра­диц. кор­по­ра­ция­ми центр. и зап. уез­дов стра­ны, а так­же сто­лич­ной зна­тью. Од­но­вре­мен­но про­ис­хо­дил но­вый при­ток пред­ста­ви­те­лей та­тар­ских ро­дов (напр., кня­зей Уру­со­вых) на рус. служ­бу, в ча­ст­но­сти из Но­гай­ской Ор­ды.

Со­бы­тия Смут­но­го вре­ме­ни при­ве­ли к фи­зич. ис­чез­но­ве­нию мн. ари­сто­кра­тич. фа­ми­лий, ги­бе­ли мн. де­тей бо­яр­ских, осо­бен­но в 1606–07 и в 1610–18. Знать рас­ко­ло­лась на во­ен.-по­ли­тич. груп­пи­ров­ки, свя­зан­ные с разл. цен­тра­ми вла­сти в стра­не, а в хо­де Ре­чи По­спо­ли­той ин­тер­вен­ции на­ча­ла 17 в. её эли­та (мн. чле­ны Бо­яр­ской ду­мы и моск. чи­нов) ока­за­лась в за­лож­ни­ках у ко­ман­до­ва­ния гар­ни­зо­на Ре­чи По­спо­ли­той в Мо­ск­ве и с мар­та 1611 до ле­та 1613 бы­ла от­стра­не­на от уча­стия в управ­ле­нии стра­ной. В воо­руж. борь­бу с по­ли­тич. це­ля­ми впер­вые в сво­ей ис­то­рии ока­за­лись во­вле­че­ны уезд­ные кор­по­ра­ции про­вин­ци­аль­но­го Д. на сто­ро­не разл. во­ен.-по­ли­тич. груп­пи­ро­вок. Оно так­же по­лу­чи­ло опыт ак­тив­но­го и ши­ро­ко­го уча­стия в ме­ст­ных со­слов­ных со­ве­тах и в зем­ских со­бо­рах, на ко­то­рых при­сут­ст­во­ва­ло в ка­че­ст­ве пред­ста­ви­те­лей го­ро­дов (уез­дов). Од­ним из гл. по­след­ст­вий Смут­но­го вре­ме­ни стал силь­ней­ший и дли­тель­ный кри­зис всей сис­те­мы уезд­ных кор­по­ра­ций де­тей бо­яр­ских, пре­одо­ле­ние ко­то­ро­го за­ня­ло неск. де­ся­ти­ле­тий и за­клю­ча­лось пре­ж­де все­го в вос­ста­нов­ле­нии по­ме­ст­ной сис­те­мы как ре­шаю­ще­го фак­то­ра ма­те­ри­аль­но­го обес­пе­че­ния во­ен. служ­бы про­винц. Д. Очень важ­ным для не­го бы­ло при­кре­п­ле­ние кре­сть­ян к зем­ле (см. в ст. Кре­по­ст­ное пра­во) и раз­ви­тие об­ще­го­су­дар­ст­вен­ного сыс­ка бег­лых (эти тре­бо­ва­ния со­дер­жа­лись в кол­лек­тив­ных че­ло­бит­ных 1630–70-х гг.), а так­же упо­ря­до­чи­ва­ние де­неж­но­го жа­ло­ва­нья. Внутр. кон­со­ли­да­ция уезд­ных кор­по­ра­ций уси­ли­лась при окон­ча­тель­ном вклю­че­нии в их со­став вы­бор­ных дво­рян (1630), но в сер. – 2-й пол. 17 в. ока­за­лась по­дор­ван­ной в ре­зуль­та­те пе­ре­строй­ки во­ен. служ­бы, срав­ни­тель­но мас­со­вых по­жа­ло­ва­ний уезд­ных де­тей бо­яр­ских в по­сте­пен­но те­ряв­шие своё зна­че­ние мо­с­ков­ские чи­ны Го­су­да­ре­ва дво­ра, уси­ле­ния раз­дроб­лен­но­сти их зе­мель­ных вла­де­ний и т. п. В це­лом при на­рас­тав­шем рас­па­де преж­них кор­по­ра­тив­ных свя­зей уси­ли­ва­лось осоз­на­ние об­щих со­ци­аль­ных, эко­но­мич. и от­час­ти по­ли­тич. ин­те­ре­сов, пре­ж­де все­го про­вин­ци­аль­но­го Д., но од­но­вре­мен­но и Д. в це­лом (в че­ло­бит­ной 1658 все при­ви­ле­ги­ров. груп­пы Д. оп­ре­де­ле­ны как «слу­жи­лый чин»). Ге­неа­ло­гич. со­став зна­ти к 1640-м гг. вновь ста­би­ли­зи­ро­вал­ся (в 1610–20-е гг. об­нов­ле­ние в раз­ных чи­нах со­став­ля­ло от 35 до 77%), позд­нее отд. по­пол­не­ния про­ис­хо­ди­ли за счёт род­ст­вен­ни­ков цар­ских жён и не­ко­то­рых лиц, по­жа­ло­ван­ных за осо­бые за­слу­ги (обыч­но ди­пло­ма­ти­че­ские) и имев­ших, как пра­ви­ло, по­кро­ви­те­лей сре­ди бо­яр. В 1640–80-е гг. знать (пред­ста­ви­те­ли 70–90 фа­ми­лий) со­стоя­ла из бо­яр, др. дум­ных чи­нов и выс­ших сло­ёв мо­с­ков­ских чи­нов Го­су­да­ре­ва дво­ра (ком­нат­ных столь­ни­ков и стряп­чих, моск. дво­рян на при­двор­ной служ­бе).

В 17 в. в со­став рус. Д. по­сте­пен­но во­шли слу­жи­лые ино­зем­цы (Брю­сы, Гор­до­ны, Тра­ур­них­ты, Франц­бе­ко­вы и др.), в хо­де рус.-польск. вой­ны 1654–67 и по­сле неё – часть т. н. смо­лен­ской шлях­ты. Знать ста­ла сре­дой, в ко­то­рой ус­ваи­ва­лись «за­пад­ные» влия­ния. Воз­ник ин­те­рес к опи­са­ни­ям, спра­воч­ни­кам, со­чи­не­ни­ям по ев­роп. ге­неа­ло­гии, ге­раль­ди­ке и т. п. (в 1682 поя­вил­ся пер­вый рус. дво­рян­ский герб Нар­бе­ко­вых). Вос­при­ни­ма­лись эле­мен­ты при­двор­но­го и по­все­днев­но­го бы­та, за­им­ст­во­ва­лись не­ко­то­рые ви­ды оде­ж­ды, из­ме­ня­лись уст­рой­ст­во и внеш­ний об­лик гл. обр. го­род­ских, а так­же сель­ских уса­деб-ре­зи­ден­ций. За­ро­ди­лось и раз­ви­ва­лось ис­кус­ст­во стан­ко­во­го порт­ре­та – пар­су­ны, ос­нов­ным за­каз­чи­ком ко­то­рой бы­ли пред­ста­ви­те­ли выс­ше­го слоя при­двор­ной зна­ти. Ха­рак­те­ри­зуя воз­ник­шую в 17 в. от­кры­тость за­ру­беж­но­му, пре­ж­де все­го за­пад­но­ев­ро­пей­ско­му, опы­ту, а так­же уси­ле­ние свет­ской со­став­ляю­щей в тра­диц. рус. куль­ту­ре, про­ни­зан­ной цер­ков­ным на­ча­лом, ис­то­ри­ки ино­гда ис­поль­зу­ют тер­мин «но­вая куль­ту­ра». В сре­де Д. раз­ви­ва­лось об­ра­зо­ва­ние, по пре­иму­ще­ст­ву до­маш­нее, од­на­ко уже го­то­ви­лись про­ек­ты соз­да­ния учеб­ных за­ве­де­ний (Ака­де­мии и т. п.). При уча­стии при­двор­ных лиц был от­крыт ряд школ.

Глу­бо­кие эко­но­мич. и со­ци­аль­ные про­ти­во­ре­чия внут­ри зна­ти, а так­же ме­ж­ду ней и ря­до­вым Д. вос­пре­пят­ст­во­ва­ли по­пыт­ке ца­ря Фё­до­ра Алек­сее­ви­ча (унич­то­же­ние ме­ст­ни­че­ст­ва и ряд на­ме­чен­ных в его ок­ру­же­нии ре­форм осе­ни 1681 – вес­ны 1682) уси­лить ин­те­гра­цию зна­ти и ря­до­во­го Д. Борь­ба двор­цо­вых «пар­тий-кла­нов» Д. обо­ст­ри­лась по­сле смер­ти Фё­до­ра Алек­сее­ви­ча (1682) и стре­лец­ко­го вос­ста­ния 1682, за­тем ос­лож­ни­лась свер­же­ни­ем ца­рев­ны Со­фьи Алек­се­ев­ны (1689), стре­лец­ким вос­ста­ни­ем 1698.

Чис­лен­ность взрос­лых муж­чин всех групп и сло­ёв Д. в 17 в. при­бли­зи­тель­но со­став­ля­ла: 30–33 тыс. (1630), 42–44 тыс. (1651), св. 50 тыс. (1680). По­ли­ти­ка Пет­ра I (царь с 1682, ре­аль­но пра­вил с 1689), на­прав­лен­ная на даль­ней­шее рас­ши­ре­ние тер­ри­то­рии го­су­дар­ст­ва и цен­тра­ли­за­цию вла­сти, со­про­во­ж­да­лась ря­дом мер по фор­ми­ро­ва­нию еди­но­го дво­рян­ско­го со­сло­вия. С 1690-х гг. по­сте­пен­но пре­кра­ща­лось по­пол­не­ние Бо­яр­ской ду­мы, что ли­ша­ло пре­иму­ществ пред­ста­ви­те­лей ро­дов, по­сто­ян­но за­се­дав­ших в ней. Сле­дую­щим ша­гом ста­ло за­ко­но­дат. оформ­ле­ние дво­рян­ских служб. Оно бы­ло свя­за­но со слиш­ком боль­шой чис­лен­но­стью Го­су­да­ре­ва дво­ра, что при­ве­ло к кри­зи­су управ­ле­ния стра­ной, а так­же с по­сте­пен­ным соз­да­ни­ем ре­гу­ляр­ной ар­мии (не­за­вер­шён­ность это­го про­цес­са ста­ла од­ной из при­чин по­ра­же­ния рус. войск в Нарв­ском сра­же­нии 1700 – пер­вой круп­ной во­ен. опе­ра­ции Се­вер­ной вой­ны 1700–21). В 1701 царь объ­я­вил, что «с зе­мель слу­жи­лые вся­ко­го чи­на лю­ди слу­жат служ­бы, а да­ром зем­ля­ми ни­кто не вла­де­ет», что в оп­ре­де­лён­ной сте­пе­ни урав­ни­ва­ло по­ме­щи­ков и вот­чин­ни­ков. Для по­ощ­ре­ния наи­бо­лее от­ли­чив­ших­ся по служ­бе Пётр I ввёл в до­пол­не­ние к су­ще­ст­во­вав­шим кня­же­ским ти­ту­лам (у по­том­ков Рю­ри­ко­ви­чей и Ге­ди­ми­но­ви­чей, а так­же не­ко­то­рых та­тар­ских ро­дов, напр. Уру­со­вых, Юсу­по­вых) ев­роп. ти­ту­лы – граф (с 1706; до это­го ряд лиц в Рос­сии по­лу­чил этот ти­тул от им­пе­ра­то­ра Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии) и ба­рон (с 1710). Во­пре­ки су­ще­ст­во­вав­шим тра­ди­ци­ям, царь по­жа­ло­вал Д. мно­гим сво­им спод­виж­ни­кам не­бла­го­род­но­го про­ис­хо­ж­де­ния. Он юри­ди­че­ски офор­мил су­ще­ст­во­вав­шую из­древ­ле тра­ди­цию, со­глас­но ко­то­рой служ­ба Д. яв­ля­лась ре­гу­ляр­ной, обя­за­тель­ной, по­жиз­нен­ной, рас­про­стра­нил прак­ти­ку вы­да­чи де­неж­но­го жа­ло­ва­нья за гражд. и во­ен. служ­бу на всё Д. (ука­зы 1711, 1714, 1715), ввёл нор­му (ука­зы 1714 и 1719), в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рой служ­ба всех дво­рян осу­ще­ст­в­ля­лась на ос­но­ве лич­ной вы­слу­ги с 15-лет­не­го воз­рас­та. При Пет­ре I про­из­во­ди­лись смот­ры дво­рян или им са­мим, или Се­на­том (уч­ре­ж­дён в 1711), или ме­ст­ной ад­ми­ни­ст­ра­ци­ей. На них про­ис­хо­ди­ло рас­пре­де­ле­ние дво­рян по пол­кам и кан­це­ля­ри­ям (в 1740 дво­ря­нам раз­ре­шён вы­бор ме­ж­ду во­ен. и гражд. служ­бой).

Ста­нов­ле­нию Д. как еди­но­го со­сло­вия спо­соб­ст­во­ва­ли так­же прин­ци­пы на­зна­че­ния в Се­нат: в от­ли­чие от Бо­яр­ской ду­мы, в не­го мог быть на­зна­чен лю­бой дво­ря­нин по лич­но­му же­ла­нию мо­нар­ха. Урав­не­ние ука­зом Пет­ра I «О по­ряд­ке на­сле­до­ва­ния в дви­жи­мых и не­дви­жи­мых иму­ще­ст­вах» от 23.3(3.4).1714 ста­ту­са по­мес­тий и вот­чин ли­ша­ло пред­ста­ви­те­лей ста­рой зна­ти ещё од­ной при­ви­ле­гии. Ука­зом о еди­но­на­сле­дии, про­дик­то­ван­ным фис­каль­ны­ми ин­те­ре­са­ми вла­сти и стрем­ле­ни­ем пре­дот­вра­тить про­цесс из­мель­ча­ния дво­рян­ских име­ний, вво­ди­лось пра­ви­ло пе­ре­да­чи по­ме­стья толь­ко од­но­му из сы­но­вей (уп­разд­не­но в 1731). Чис­лен­ность дво­рян-зем­ле­вла­дель­цев в 1-й тре­ти 18 в. со­став­ля­ла ок. 64,5 тыс. чел. (в 1777 – ок. 108 тыс. чел.). В 1722 всё Д. ос­во­бо­ж­де­но от уп­ла­ты по­душ­ной по­да­ти. В Та­бе­ли о ран­гах 1722 Пётр I про­воз­гла­сил гос. служ­бу глав­ной и по­чёт­ной обя­зан­но­стью Д. и рас­по­ря­дил­ся «знат­ное дво­рян­ст­во по год­но­сти счи­тать». Та­бель под­твер­ди­ла прин­цип лич­ной вы­слу­ги дво­рян, их про­дви­же­ния по гос., во­ен. и при­двор­ной служ­бе в за­ви­си­мо­сти от собств. спо­соб­но­стей, а не от знат­но­сти и ро­до­ви­то­сти. Кро­ме то­го, она да­ла воз­мож­ность по­лу­чить Д. так­же вы­ход­цам из др. со­ци­аль­ных групп – ку­пе­че­ст­ва, по­сад­ских лю­дей, раз­но­чин­цев и гос. кре­сть­ян (лич­ное Д. по­лу­ча­ли при про­из­вод­ст­ве в 14-й класс, по­том­ст­вен­ное Д. – при про­из­вод­ст­ве в 8-й класс по гражд. служ­бе или в 14-й класс по во­ен. служ­бе). Для учё­та год­ных к служ­бе дво­рян в 1722 уч­ре­ж­де­на долж­ность ге­рольд­мей­сте­ра, а за­тем и Ге­роль­дия. К концу прав­ле­ния имп. Пет­ра I тер­мин «Д.» рас­про­стра­нил­ся на всех пред­ста­ви­те­лей при­ви­ле­ги­ров. со­сло­вия в Рос­сии, в 1720–50-х гг. на­ря­ду с ним упот­реб­лял­ся так­же тер­мин «шля­хет­ст­во».

Ма­ни­фест имп. Ан­ны Ива­нов­ны «О по­ряд­ке приё­ма в служ­бу шля­хет­ских де­тей и уволь­не­ния от оной» (1736) да­вал пра­во од­но­му или не­сколь­ким сы­новь­ям ос­та­вать­ся при до­ме для управ­ле­ния име­ни­ем, но с обя­зан­но­стью учить­ся, что­бы быть год­ны­ми к гражд. служ­бе. Для про­чих сы­но­вей, ко­то­рые долж­ны бы­ли слу­жить с 20 лет, срок служ­бы ог­ра­ни­чи­вал­ся 25 го­да­ми. Од­на­ко по­сте­пен­но дво­ря­не ста­ли за­пи­сы­вать сво­их сы­но­вей на во­ен. служ­бу с мла­ден­че­ст­ва, по­это­му ре­аль­ную служ­бу они на­чи­на­ли уже в офи­цер­ском чи­не. Не­смот­ря на не­ко­то­рое об­лег­че­ние условий гос. служ­бы, она ос­та­ва­лась гл. обя­зан­но­стью выс­ше­го со­сло­вия. По­сте­пен­но чин в соз­на­нии дво­ря­ни­на при­об­рёл зна­че­ние, близ­кое к по­чёт­но­му ти­ту­лу. От по­ло­же­ния на чи­нов­ной ле­ст­ни­це за­ви­сел об­раз жиз­ни дво­ря­ни­на и его се­мьи.

В 1746 Д. по­лу­чи­ло мо­но­поль­ное пра­во на вла­де­ние на­се­лён­ны­ми зем­ля­ми и кре­по­ст­ны­ми. Со вре­ме­нем бы­ли рас­ши­ре­ны пра­ва ду­ше­вла­дель­цев, ко­то­рым бы­ло раз­ре­ше­но про­да­вать кре­по­ст­ных, от­да­вать их в рек­ру­ты и ссы­лать (ука­зы 1741, 1742, 1747, 1758, 1761, 1765 и др.).

Ма­ни­фест о воль­но­сти дво­рян­ст­ва 1762, про­воз­гла­шён­ный имп. Пет­ром III, впер­вые де­лал служ­бу дво­рян не­обя­за­тель­ной и пре­дос­тав­лял ог­ра­нич. воз­мож­ность вы­хо­дить в от­став­ку. Он ос­лаб­лял эко­но­мич. и юри­дич. ры­ча­ги воз­дей­ст­вия на Д., од­на­ко со­хра­нял пет­ров­скую кон­цеп­цию служ­бы как по­чёт­но­го дол­га «бла­го­род­но­го дво­ря­ни­на», тре­бо­вал «пре­зи­рать» всех, «кои ни­ка­кой служ­бы не име­ли».

Ге­не­раль­ное ме­же­ва­ние сер. 18 в. ук­ре­пи­ло пра­во­вые ос­но­вы дво­рян­ско­го зем­ле­вла­де­ния. К кон. 18 в. круп­но­по­ме­ст­ное (бо­лее 500 душ) Д. со­став­ля­ло ок. 1% об­ще­го чис­ла дво­рян, сред­не­по­ме­ст­ное (100–500 душ) – ок. 12%, осн. мас­са дво­рян бы­ла ли­бо мел­ко­по­ме­ст­ной (20–100 душ), ли­бо обед­нев­шей (ме­нее 20 душ). В Жа­ло­ван­ной гра­мо­те дво­рян­ст­ву 1785 осу­ще­ст­в­ле­на свое­об­раз­ная ко­ди­фи­ка­ция дво­рян­ских прав, что спо­соб­ст­во­ва­ло кон­со­ли­да­ции со­сло­вия. В ней под­твер­жда­лась сво­бо­да Д. от служ­бы и од­но­вре­мен­но про­воз­гла­ша­лась обя­зан­ность «вся­ко­го дво­ря­ни­на по пер­во­му по­зы­ву са­мо­дер­жав­ной вла­сти не ща­дить жи­во­та для служ­бы го­су­дар­ст­вен­ной». Бы­ли об­ра­зо­ва­ны со­слов­ные ин­сти­ту­ты – дво­рян­ские об­ще­ст­ва (воз­глав­ля­лись пред­во­ди­те­ля­ми дво­рян­ст­ва), дво­рян­ские де­пу­тат­ские со­б­ра­ния, дво­рян­ская опе­ка (для по­мо­щи дво­рян­ским вдо­вам и не­со­вер­шен­но­лет­ним си­ро­там), а так­же оп­ре­де­ле­на струк­ту­ра дво­рян­ских ро­до­слов­ных книг.

В кон. 17 – нач. 19 вв. в свя­зи с рас­ши­ре­ни­ем го­су­дар­ст­ва, а так­же вы­ез­дом ря­да иностр. ро­дов на рос. служ­бу ста­тус рос. Д. (с со­хра­не­ни­ем не­ко­то­рых ме­ст­ных осо­бен­но­стей, по­рой – с ря­дом ог­ра­ни­че­ний) по­лу­ча­ли знать и со­ци­аль­ная вер­хуш­ка при­сое­ди­няе­мых тер­ри­торий: ост­зей­ское (при­бал­тий­ское) Д. (1710–95; сре­ди них – Буд­бер­ги, Вран­ге­ли, Ро­зе­ны, Ти­зен­гау­зе­ны и др.), бес­са­раб­ское Д. (нач. 18 в., нач. 19 в.; Аба­за, Бан­тыш-Ка­мен­ские, Кан­те­ми­ры и др.), ры­цар­ст­во Фин­лян­дии (с 1-й пол. 18 в.), мн. ка­за­чьи и ма­ло­рос­сий­ские ро­ды, польск. ти­ту­лов. ро­ды и шлях­та (по­сле раз­де­лов Ре­чи По­спо­ли­той), груз. Д. (на­чи­ная с ру­бе­жа 17–18 вв.; сре­ди них – пред­ста­ви­те­ли ди­на­стии Баг­ра­тио­нов, кня­зья Ами­лах­ва­ри, Бе­бу­то­вы, Ор­бе­лиа­ни, Чав­ча­вад­зе и др.), арм. знать (нач. 19 в.; Ар­гу­тин­ские-Дол­го­ру­ко­вы, Да­вы­до­вы, Ла­за­ре­вы и др.). Осо­бую груп­пу со­став­ля­ли ино­зем­цы, при­ня­тые на рус. служ­бу; по ука­зу 1711 на 5 рус­ских, со­сто­яв­ших при од­ной долж­но­сти, по­ла­га­лось 3 ино­зем­ца, при Пет­ре I ино­стран­цы ко­ман­до­ва­ли 22 из 52 пех. пол­ков, 11 из 33 кав. пол­ков.

На про­тя­же­нии 18 в. боль­шое вни­ма­ние уде­ля­лось раз­ви­тию ори­ен­ти­ро­ван­ной гл. обр. на дво­рян сис­те­мы об­ра­зо­ва­ния в Рос­сии. Важ­ный им­пульс к это­му да­ли ме­ро­прия­тия Пет­ра I: по­сыл­ка мо­ло­дых дво­рян для учё­бы за гра­ни­цу, а так­же соз­да­ние сис­те­мы учеб­ных, гл. обр. во­ен­но-учеб­ных, за­ве­де­ний – Шко­лы ма­те­ма­тич. и на­ви­гац. на­ук в Мо­ск­ве (1701), инж. школ в Мо­ск­ве (1712) и С.-Пе­тер­бур­ге (1719), арт. школ в С.-Пе­тер­бур­ге (1712) и Мо­ск­ве (1715), Мор­ской ака­де­мии (1715) и др. В 1724 был ос­но­ван Ака­де­ми­че­ский уни­вер­си­тет при Пе­терб. АН (за­ня­тия на­ча­лись в 1726). В 1730–50-х гг. ос­но­ва­ны но­вые во­ен­но-учеб­ные за­ве­де­ния – Ка­дет­ский кор­пус (указ 1731; за­ня­тия на­ча­лись в 1732, с 1743 Су­хо­пут­ный ка­дет­ский кор­пус), Па­же­ский кор­пус (1759) и др. В 1755 от­крыт пер­вый в Рос­сии Моск. ун-т. Во 2-й пол. 18 в. соз­да­ны Ар­тил­ле­рий­ский и Ин­же­нер­ный ка­дет­ские шля­хет­ные кор­пу­са (1762), Вос­пи­та­тель­ное об-во бла­го­род­ных де­виц (Смоль­ный ин­сти­тут) для де­ву­шек-дво­ря­нок (1764) и Бла­го­род­ный пан­си­он при Моск. ун-те (1778). Ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лась ох­ва­тив­шая все слои Д. сис­те­ма до­маш­не­го обу­че­ния иностр. учи­те­ля­ми, гу­вер­нёра­ми и гу­вер­нант­ка­ми. В 19 в. си­сте­ма дво­рян­ско­го об­ра­зо­ва­ния по­лу­чи­ла даль­ней­шее раз­ви­тие. Для под­го­тов­ки маль­чи­ков-дво­рян к уни­вер­си­те­там в 1830–1840-х гг. уч­реж­де­ны дво­рян­ские ин­сти­ту­ты, ко­то­рые со­дер­жа­лись как на сум­мы дво­рян­ских об­ществ, так и на по­со­бия от го­су­дар­ст­ва. Дво­ря­не иг­ра­ли ве­ду­щую роль в раз­ви­тии свет­ской нац. куль­ту­ры. Ак­тив­но раз­ви­ва­лась уса­деб­ная куль­ту­ра: по за­ка­зу дво­рян строи­лись двор­цы и особ­ня­ки в сто­ли­цах, ар­хит. ан­самб­ли в по­ме­сть­ях, ра­бо­та­ли ху­дож­ни­ки и скульп­то­ры. Дво­ря­не со­дер­жа­ли те­ат­ры, ор­ке­ст­ры, со­би­ра­ли биб­ли­о­те­ки. Боль­шин­ст­во из­ве­ст­ных пи­са­те­лей, по­этов и фи­ло­со­фов при­над­ле­жа­ло к Д. По­все­днев­ная куль­ту­ра Д., осо­бен­но сто­лич­но­го, ока­зы­ва­ла влия­ние на куль­ту­ру др. сло­ёв об­ще­ст­ва, на раз­ви­тие де­ко­ра­тив­но-при­клад­но­го иск-ва, а так­же на стиль про­дук­ции не­ко­то­рых от­рас­лей пром-сти (сте­коль­ной, тек­стиль­ной, ме­бель­ной и пр.).

Д., вдох­нов­лён­ное иде­ей служ­бы «ца­рю и Оте­че­ст­ву», в 18 в. иг­ра­ло ве­ду­щую роль в раз­ви­тии и ук­ре­п­ле­нии Рос. им­пе­рии. С др. сто­ро­ны, к концу ве­ка сло­жи­лась фрон­ди­рую­щая часть Д., кото­рая усом­ни­лась в ис­клю­чи­тель­ной цен­но­сти чи­нов и мо­нар­шей ми­ло­сти.

Пра­ва и при­ви­ле­гии Д. бы­ли за­кре­п­ле­ны в Сво­де за­ко­нов Рос­сий­ской им­пе­рии (1832). Пра­ви­тель­ст­во при­ни­ма­ло ме­ры по ог­ра­ж­де­нию Д. от при­то­ка вы­ход­цев из др. со­сло­вий. В 1856 по­вы­ше­ны клас­сы чи­нов, да­вав­шие пра­во на лич­ное Д. (12-й для во­ен. чи­нов и 9-й для гра­ж­дан­ских) и по­томств. Д. (6-й для во­ен. чи­нов и 4-й для гра­ж­дан­ских), ус­та­нов­ле­но, что толь­ко пер­вые сте­пе­ни рос. ор­де­нов да­ют пра­во на по­томств. Д. (кро­ме ор­де­нов Св. Ге­ор­гия и Св. Вла­ди­ми­ра, все сте­пе­ни ко­то­рых да­ва­ли это пра­во до 1900, ко­гда оно бы­ло уп­разд­не­но для на­гра­ж­дён­ных ор­де­ном Вла­ди­ми­ра 4-й сте­пе­ни). Д. по­сте­пен­но при­об­ща­лось к пред­при­ни­ма­тель­ской дея­тель­но­сти, вла­дея са­хар­ны­ми, кон­ны­ми, же­ле­зо­де­ла­тель­ны­ми и др. за­во­да­ми (см. в ст. Вот­чин­ное хо­зяй­ст­во).

Во 2-й пол. 19 в. чис­лен­ность Д. вы­рос­ла: в 1867 по­томств. дво­рян бы­ло 652 тыс. чел., в 1897 – св. 1,222 млн. чел., лич­ных дво­рян – 631,2 тыс. чел. К кон. 19 в. сре­ди по­томств. Д. 53% со­став­ля­ли рус­ские (так в офиц. до­ку­мен­тах на­зы­ва­лись ве­ли­ко­рос­сы, ук­ра­ин­цы и бе­ло­ру­сы), 28,6% – по­ля­ки, 5,9% – гру­зи­ны, 5,3% – тюр­ко-тат. груп­па, 3,4% – ли­тов.-ла­тыш. груп­па, 2% – нем­цы; сре­ди лич­но­го Д. 81% – рус­ские, 9,8% – по­ля­ки, 2,7% – нем­цы, 2,2% – гру­зи­ны. В свя­зи с мо­дер­ни­за­ци­ей и рас­ши­ре­ни­ем гос. ап­па­ра­та по­ли­тич. по­зи­ции Д. в 19 – нач. 20 вв. несколько ос­ла­бе­ли: при за­чис­ле­нии на гос. служ­бу всё бо­лее учи­ты­ва­лись под­го­тов­лен­ность к ней и об­ра­зо­ва­ние, всё ме­нее при­ни­ма­лось во вни­ма­ние со­слов­ное про­ис­хо­ж­де­ние. К кон. 19 в. ро­до­вое Д. со­став­ля­ло 51,2% офи­цер­ско­го кор­пу­са и 30,7% об­щей чис­лен­но­сти класс­ных чи­нов­ни­ков; все­го на гос. служ­бе бы­ло за­ня­то ок. 1/4 час­ти Д. Не­смот­ря на то, что пра­ви­тель­ст­во про­дол­жа­ло по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на со­хра­не­ние дво­рян­ско­го зем­ле­вла­де­ния, зна­чит. часть Д. те­ря­ла связь с зем­лёй (по­сле кре­сть­ян­ской ре­фор­мы 1861 пло­щадь при­над­ле­жав­шей дво­ря­нам зем­ли умень­ша­лась в ср. при­мер­но на 0,74 млн. га в год, все­го в 1877–1905 – при­мер­но на 30%), жа­ло­ва­нье ста­но­ви­лось важ­ней­шим, час­то – един­ст­вен­ным, ис­точ­ни­ком до­хо­дов. В уезд­ных и гу­берн­ских ор­га­нах ме­ст­но­го управ­ле­ния и са­мо­управ­ле­ния Д. со­хра­ня­ло ве­ду­щее по­ло­же­ние. Оно пре­об­ла­да­ло в зем­ст­вах. Гу­берн­ские пред­во­ди­те­ли Д. уча­ст­во­ва­ли прак­ти­че­ски во всех кол­ле­ги­аль­ных ор­га­нах ме­ст­ной вла­сти, уезд­ные пред­во­ди­те­ли фак­ти­че­ски воз­глав­ля­ли уезд­ную ад­ми­ни­ст­ра­цию. В ре­зуль­та­те ре­форм 1880–90-х гг., осу­ще­ст­в­лён­ных имп. Алек­сан­дром III, роль Д. в ме­ст­ном управ­ле­нии уп­ро­чи­лась: за­кон 1889 о зем­ских на­чаль­ни­ках (пре­им. из по­томств. дво­рян) со­еди­нил в их ру­ках су­деб­ную и адм. власть над кре­сть­ян­ским на­се­ле­ни­ем; Зем­ское по­ло­же­ние 1890 под­твер­ди­ло пер­вен­ст­вую­щее зна­че­ние Д. в зем­ст­вах.

Эко­но­мич. по­ло­же­ние Д. усу­гу­би­лось в свя­зи с аг­рар­ным кри­зи­сом кон. 19 в. Для под­дер­жа­ния со­сло­вия в 1885 об­ра­зо­ван гос. Дво­рян­ский зе­мель­ный банк, пре­дос­тав­ляв­ший по­томств. дво­ря­нам ссу­ды на льгот­ных ус­ло­ви­ях. В ре­зуль­та­те ра­бо­ты Осо­бо­го со­ве­ща­ния по де­лам дво­рян­ско­го со­сло­вия (1897–1901) при­ня­ты за­ко­ны о за­по­вед­ных име­ни­ях, об уч­ре­ж­де­нии дво­рян­ских касс взаи­мо­по­мо­щи, пан­сио­нов-при­ютов, дво­рян­ских ка­дет­ских школ с уча­сти­ем ка­пи­та­лов от каз­ны. Тем не ме­нее чис­лен­ность по­ме­щи­ков в сре­де Д. со­кра­ща­лась: 130 тыс. се­мей, или 88% все­го со­сло­вия, в 1861; 107,2 тыс. се­мей, или 30–40% Д., в 1905. При этом свы­ше по­ло­ви­ны из них бы­ли мел­ко­по­ме­ст­ны­ми дво­ря­на­ми. При реа­ли­за­ции сто­лы­пин­ской аг­рар­ной ре­фор­мы к 1915 мел­ко­по­ме­ст­ное дво­рян­ское зем­ле­вла­де­ние прак­ти­че­ски пол­но­стью ис­чез­ло, тем­пы умень­ше­ния зем­ли Д. воз­рос­ли в ср. до 1,22 млн. га в год. Д., хо­тя и про­дол­жа­ло со­хра­нять ве­ду­щие по­зи­ции, вла­дея бо­лее чем 45 млн. га зем­ли, по­сте­пен­но вы­тес­ня­лось, пре­ж­де все­го кре­сть­ян­ст­вом (см. в ст. Кре­сть­ян­ское ча­ст­ное зем­ле­вла­де­ние).

Од­но­вре­мен­но зна­чи­тель­но рас­ши­ри­лась сфе­ра пред­при­ни­ма­тель­ской дея­тель­но­сти Д. (уча­стие в стра­хо­вом де­ле, ж.-д. строи­тель­ст­ве, пром-сти, бан­ков­ском де­ле); в аг­рар­ной сфе­ре по­сте­пен­но вне­дря­лись но­вей­шие ме­то­ды и фор­мы ве­де­ния хо­зяй­ст­ва. Сред­ст­ва для за­ня­тия пред­при­ни­ма­тель­ской дея­тель­но­стью Д. час­тич­но по­лу­ча­ло от вы­куп­ной опе­ра­ции, ипо­те­ки, сда­чи зем­ли в арен­ду (150–200 млн. руб. в год в нач. 20 в.). В нач. 20 в. дво­ря­нам при­над­ле­жа­ло св. 2 тыс. круп­ных пром. пред­при­ятий, они за­ни­ма­ли ок. 1200 долж­но­стей в прав­ле­ни­ях и со­ве­тах ак­цио­нер­ных ком­па­ний, мно­гие ста­ли вла­дель­ца­ми цен­ных бу­маг и не­дви­жи­мо­сти. Зна­чит. часть Д. по­пол­ни­ла ря­ды вла­дель­цев не­боль­ших тор­го­во-пром. за­ве­де­ний. Мно­гие при­об­ре­ли про­фес­сии вра­чей, юри­стов, ста­ли пи­са­те­ля­ми, ху­дож­ни­ка­ми, ар­ти­ста­ми и пр. В то же вре­мя не­ма­ло дво­рян ра­зо­ри­лось, по­пол­нив де­клас­си­ро­ван­ные слои.

Дво­ря­нам при­над­ле­жа­ла ве­ду­щая роль (осо­бен­но в 18 – 1-й пол. 19 вв.) в раз­ви­тии об­ществ. мыс­ли и об­ществ. дви­же­ния. Они за­ни­ма­ли по­зи­ции чрез­вы­чай­но ши­ро­ко­го спек­тра: ох­ра­ни­тель­ные, про­све­ти­тель­ские, ре­во­лю­ци­он­ные. Мно­гие дво­ря­не вхо­ди­ли в со­став ма­сон­ских ор­га­ни­за­ций (см. в ст. Ма­сон­ст­во). Не­боль­шая часть Д. про­яви­ла край­нюю оп­по­зи­ци­он­ность в вы­сту­п­ле­нии де­каб­ри­стов. Дво­ря­не пре­об­ла­да­ли сре­ди за­пад­ни­ков и сла­вя­но­фи­лов. В зна­чит. сте­пе­ни они фор­ми­ро­ва­ли те­че­ние ли­бе­ра­лиз­ма.

В сер. 1860-х гг., на ру­бе­же 1870–1880-х гг. и в сер. 1890-х гг. де­пу­та­ты не­ко­то­рых дво­рян­ских и зем­ских со­б­ра­ний вы­сту­па­ли с хо­да­тай­ст­ва­ми о вве­де­нии в Рос­сии пред­ста­ви­тель­ных уч­ре­ж­де­ний. В нач. 20 в. вы­ход­цы из Д. во­шли в со­став всех по­ли­тич. пар­тий и ор­га­ни­за­ций – от ле­во­ра­ди­каль­ных до край­не пра­вых. В 1906 по­ме­ст­ное Д. об­ра­зо­ва­ло со­слов­ную по­ли­тич. ор­га­ни­за­цию – Объ­е­ди­нён­ное дво­рян­ст­во, ко­то­рая от­стаи­ва­ла ис­то­рич. при­ви­ле­гии Д. и по­ме­ст­но­го зем­ле­вла­де­ния. Дво­ря­не ак­тив­но уча­ст­во­ва­ли в ра­бо­те Го­су­дар­ст­вен­но­го со­ве­та, в 1906–17 – Го­су­дар­ст­вен­ной ду­мы.

По­сле Февр. ре­во­лю­ции 1917 Д. не иг­ра­ло са­мо­сто­ят. по­ли­тич. ро­ли, хо­тя его пред­ста­ви­те­ли вхо­ди­ли в со­став Врем. пра­ви­тель­ст­ва. По­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917 Д. бы­ло ли­ше­но соб­ст­вен­но­сти на зем­лю в со­от­вет­ст­вии с Дек­ре­том о зем­ле от 26.10(8.11).1917, а так­же со­слов­но­го ста­ту­са в со­от­вет­ст­вии с дек­ре­том ЦИК и СНК «Об унич­то­же­нии со­сло­вий и гра­ж­дан­ских чи­нов» от 10(23).11.1917. Не­ко­то­рые вы­ход­цы из Д. со­труд­ни­ча­ли с сов. вла­стью, дру­гие эмиг­ри­ро­ва­ли или уча­ст­во­ва­ли в воо­руж. борь­бе с ней, со­ста­вив ос­но­ву Бе­лых ар­мий. Мно­гие из ос­тав­ших­ся в СССР дво­рян в 1920–1930-е гг. бы­ли ре­прес­си­ро­ва­ны из-за сво­его со­слов­но­го про­ис­хо­ж­де­ния.

Иллюстрации:

«Рус­ское по­соль­ст­во кня­зя З. И. Су­гор­ско­го к им­пе­ра­то­ру Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии Мак­си­ми­лиа­ну II». Рас­кра­шен­ная гра­вю­ра. 16 в. Фраг­мент. Архив БРЭ.

Авторы статьи: В. А. Ве­дюш­кин, А. П. Ко­ре­лин, Е. Н. Ма­ра­си­но­ва, В. Д. На­за­ров

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Блос­фельдт Г. Э. Сбор­ник за­ко­нов о рос­сий­ском дво­рян­ст­ве. СПб., 1901
  • Корф С. А. Дво­рян­ст­во и его со­слов­ное уп­рав­ле­ние за сто­ле­тие 1762–1855 гг. СПб., 1906
  • Пав­лов-Силь­ван­ский Н. П. Го­су­да­ре­вы слу­жи­лые лю­ди. СПб., 1898
  • Се­мев­ский В. И. По­жа­ло­ва­ния на­се­лен­ных име­ний в цар­ст­во­ва­ние Ека­те­ри­ны II. СПб., 1906
  • Яб­лоч­ков М. Ис­то­рия дво­рян­ско­го со­сло­вия в Рос­сии. СПб., 1876

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты