Дворянство в России

0 комментариев

Дворя`нство в Росси`и — изменчивая по составу и иерархически структурированная совокупность привилегированных военно-служилых сословных групп. В России слово «Д.» для обозначения единого сословия светских феодалов-землевладельцев, обязанных государю военной и административной службой, появилось в официальных документах в 1-й четверти XVIII в. Зарождение привилегированных групп (княжеской дружины и родоплеменной верхушки) и начало их интеграции связано с возникновением Древнерусского государства в X—XI вв. Их главной функцией являлась военная служба князю. В XII в. сформировалась сословная группа служилых бояр, социальное воспроизводство которой обеспечивалось не только службой князю, но и зарождавшимся вотчинным землевладением. Привилегированные группы объединялись в рамках Государева двора княжества, в который входили и собственно дворяне (от слова «двор»). Составляя его низший слой, они являлись лицами с определенной мерой личной несвободы от князя (с XIII в. известны дворяне и у знатных бояр) и находились первоначально на полном обеспечении сюзерена. Их статус постепенно повышался: не позднее XIII в. они получили право владеть вотчинами. После монголо-татарского нашествия восстановление численности в значительной части погибшего привилегированного военно-служилого слоя происходило медленно, его генеалогический состав менялся за счет выходцев из непривилегированных слоев и иммигрантов. Одновременно дворяне трансформировались в «слуг вольных», которые, как и бояре, в качестве вассалов имели право отъезда от князя-сюзерена с сохранением своих земельных владений. При становлении во 2-й трети XV — середине XVI в. в результате ликвидации самостоятельных княжеств и уделов Русского государства в виде монархии с сословным представительством вассальные связи Д. сменились подданством московскому великому князю (с 1547 — царю). Д. постепенно консолидировалось, его роль возрастала. «Уложение о службе» (1555—1556), установив нормы поместного жалованья и занесение в списки дворян и детей боярских, оформило переход службы к дворянам и определило порядок ее несения. Д. оформилось в качестве особого чина в составе Земского собора, оттеснив боярство; с проведением Губной реформы, Земской реформы и отменой кормлений Д. возглавило местное управление. Структура землевладения и состав местных служилых детей боярских в большинстве случаев сохранялись. Служебные взаимоотношения знати регулировались нормами местничества. Ее представители целиком заполняли вакансии думных чинов, в подавляющем большинстве — московских (стольников, стряпчих, дворян московских). Все служебные назначения Д. сосредоточивались в Разрядном приказе. Преодоление наступившего в результате Смутного времени длительного кризиса формировавшегося слоя дворян и детей боярских заключалось в восстановлении помест­ной системы как важного фактора материального обеспечения Д. Для восстановления системы было необходимо прикрепить крестьян к земле (см. Крепостное право) и упорядочить денежное жалованье. С XVII в. состав русского Д. пополняли служилые иноземцы. Численность взрослых мужчин всех групп и слоев Д. в 1680 превысила 50 тыс. Формированию единого дворян­ского сословия способствовали отмена местничества (1682) и политика Петра I: постепенное прекращение пополнения Боярской думы, уравнение статусов поместий и вотчин (1714), освобождение Д. от уплаты подушной подати (1722). Табель о рангах (1722), провозгласив государственную службу обязанностью Д., ввела принцип выслуги Д., что предоставило возможность получать статус «благородства» выходцам из других социальных групп. Термин «Д.» (или «шляхетство») распространился на всех представителей привилегированного сословия России. Вместе с тем, в зависимости от происхождения и степени заслуг Д. подразделялось на потомственное (передававшееся по наследству) и личное (пожизненное, передававшееся только от мужа жене). С расширением империи статус российского Д. приобретали знать и социальная верхушка присоединяемых территорий: остзейские и финские рыцари, польские магнаты и шляхта, украинская казачья старшина, бессарабские бояре, грузин­ские тавады и азнауры, мусульман­ские ханы, мурзы, беки, агалары и др. Д. получало все новые привилегии, наиболее важной из которых было монопольное право на владение населенными землями и крепостными (1746). Манифест о вольности дворянства (1762) провозгласил службу дворян необязательной. В Жалованной грамоте дворянству (1785) впервые осуществлена кодификация дворянских прав: подтверждена свобода Д. от государственной службы; образованы корпоративные сословные институты — губернские дворянские общества, дворянские депутатские собрания, губернские и уездные предводители Д., дворянские опеки; определена структура родословных книг, в которые вносились дворянские роды губернии. Права и привилегии Д., личные (монополия на владение населенными имениями, право на государственную службу, свобода от телесных наказаний и уплаты податей и др.) и корпоративные (подача ходатайств и петиций императору, выборы в дворянские институты и органы местного управления), были закреплены в Своде законов Российской империи (1832). Принимались меры против массового притока в Д. выходцев из других сословий. По Табели о рангах в 1722—1845 потомственное Д. приобреталось получением первого обер-офицерского чина (14-й класс) на военной и чина коллежского асессора (8-й класс) на гражданской службе. В дальнейшем классный чин для получения Д. повышался: в 1845—1856 потом­ственное Д. приобреталось со штаб-офицерским чином (8-й класс) на военной и чином статского советника (5-й класс) на гражданской службе; в 1856—1917 — с чином полковника или капитана 1 ранга (6-й класс) и действительного статского советника (4-й класс). Потомственное Д. могло даваться высочайшим повелением императора. Его также получали кавалеры первых степеней всех российских орденов и всех степеней орденов Св. Георгия и Св. Владимира (в 1900 это право отменено для награжденных орденом Св. Владимира IV степени). Повышались требования и к соискателям личного Д.: с 1785 личными дворянами становились чиновники 14—9-го классов, с 1845 — 9—6-го классов и обер-офицерские чины в армии. Личное Д. давали ордена Св. Анны и Св. Станислава III и II степеней, c 1900 — орден Св. Владимира IV степени. Согласно переписи населения 1897, в России было 1 853 184 потомственных, личных дворян и классных чиновников (без Польши, Финляндии и Прибалтики — 1 635 211), что составляло 1,5 % населения. Отмена крепостного права в 1861 потрясла систему помещичьего землевладения и хозяйства. К 1905 Д. утратило более 40 % земельных площадей, в 1905— 1914 — еще около 20 %. Несмотря на усилия правительства по поддержанию помещиков путем предоставления им льготных кредитов (в 1885 основан Государственный дворянский земельный банк), учреждения майоратов и заповедных имений, установления льготных железнодорожных тарифов и др., значительная часть Д. теряла связь с землей. Д. постепенно приобщалось к предпринимательской деятельности. В начале ХХ в. дворянам принадлежало свыше 2 тыс. промышленных предприятий, они входили в руководящие структуры многих акционерных обществ и предпринимательских организаций. В связи с модернизацией и расширением государственного аппарата заметно сократился удельный вес Д. среди служащих. В начале ХХ в. потомственное Д. составляло 51,2 % офицерского корпуса и 30,7 % общей численности классных чиновников. Всего на государственной службе было занято около четверти представителей сословия, в большинстве своем не имевших недвижимости, для которых жалованье было единственным источником доходов. Тем не менее, потомственное Д. и после преобразований политической системы в результате Революции 1905—1907 составляло заметную часть в законодательных палатах: в Государственной думе всех созывов — от 30 до 50 %; в среднем не менее 85 % членов Государственного совета; около 62 % в высших правительственных структурах; среди местной администрации (генерал- губернаторов, губернаторов, градоначальников) — 83,5 %. Весьма существенной вплоть до 1917 оставалась роль Д. в местном управлении и земском самоуправлении. Дворянские общества не только избирали лиц (предводителей, депутатов, опекунов), занимавшихся внутрисословными проблемами, но и поставляли кандидатов для занятия постов в местных административной и судебной системах (мировые посредники, непременные члены крестьянских присутствий, земские начальники). Служба в выборных сословных структурах была приравнена к государственной, а губернский предводитель Д. считался в губернии вторым лицом после губернатора и утверждался в должности императором. Д., особенно дворяне-земцы, принимали активное участие в общественно- политической жизни страны. После 1905 Д. вошло в состав политических партий и организаций всех направлений — от консервативных до леворадикальных. Основная масса консервативного, в основном поместного, Д. в 1906 создала свою политическую организацию — Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ (Объединенное дворянство), просуществовавшую до 1917. В 1915 по инициативе группы дворян — членов Думы и Государственного совета возник оппозиционный правитель­ству Прогрессивный блок. В целом на разных этапах истории Д. имело большое значение в становлении и эволюции российской государственности, народного хозяйства, в развитии науки и национальной культуры. Д. принадлежало первен­ство, особенно в XVIII — 1-й половине XIX в., в развитии общественной мысли и общественного движения, в котором дворяне занимали позиции чрезвычайно широкого спектра: охранительные, просветительские, революционные. После Октябрьской революции 1917 Д. в соответствии с Декретом о земле (26 октября [8 ноября] 1917) было лишено собственности на имения, а Декретом об уничтожении сословий и гражданских чинов от 10 [23] ноября 1917 оно было упразднено. Некоторые выходцы из Д. сотрудничали с советской властью, другие эмигрировали или участвовали в вооруженной борьбе с ней, составив основу Белого движения. Многие из оставшихся в СССР дворян в 1920—1930-е были репрессированы из-за своего происхождения. Лит.: Беккер С. Миф о русском дворянстве. Дворянство и привилегии последнего периода император­ской России. М., 2004; Иванова Н. А., Желтова В. П. Сословно-классовая структура России в конце ХIХ — начале ХХ в. М., 2004. С. 13—47; Корелин А. П. Дворянство в пореформенной России. 1861— 1904. М., 1979; Правящая элита Русского государ­ства IX — начала XVIII в.: Очерки истории. СПб., 2006; Седов П. В. Закат Московского царства: Царский двор конца XVII в. СПб., 2006; Троицкий С. М. Русский абсолютизм и дворян­ство в XVIII в. М., 1974; Яблочков М. История дворянского сословия в России. СПб., 1876. А. П. Корелин.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты