ДИССИДЕНТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В СССР

0 комментариев

Движение советских граждан, оппози­ционно настроенных по отношению к политике властей и ста­вивших целью либерализацию политического режима в СССР. Датировка – середина 60-х – начало 80-х годов.

Диссидент (лат. несогласный, инакомыслящий) - это гра­жданин, не разделяющий господствующую в обществе офици­альную идеологию.

Предпосылки

- Несоответствие провозглашенных в Конституции СССР прав и свобод граждан реальному положению дел.

- Противоречия советской политики в различных сферах (социально-экономической, культурной и т.д.).

 - Отход брежневского руководства от политики десталиниза­ции (оттепели).

ХХ  съезд и начавшаяся вслед за ним кампания осуждения «культа личности» и политика «оттепели» дали почувствовать населению страны большую, чем прежде, хотя и относительную, свободу. Но зачастую критика сталинизма перетекала в критику самой советской системы, чего власть не могла позволить. Сменивший в 1964 году Н.С. Хрущева Л.И. Брежнев и его команда достаточно быстро взяла курс на подавление инакомыслия.

Начало диссидентскому движению как таковому было положено в 1965 году арестом А. Синявского и Ю. Даниэля, опубликовавших на Западе одну из своих работ "Прогулки с Пушкиным". В качестве протеста против этого 5 декабря 1965 года в День советской Конституции на Пушкинской площади в Москве состоялся «митинг гласности». Этот митинг был не только  ответом на арест Ю. Даниэля и А. Синявского, но и призывом к властям соблюдать собственные законы (на плакатах выступавших было написано: «Требуем гласности суда над Синявским и Даниэлем!» и «Уважайте советскую конституцию!»). 5 декабря можно назвать днем рождения диссидентского движения в СССР. С этого времени начинается создание широкой по географии и представительной по составу участников сети подпольных кружков, ставивших своей задачей изменение существовавших политических порядков. Именно с этого времени власти начинают целенаправленную борьбу с диссидентством.  Что касается суда над Синявским и Даниэлем, то все же он был гласным (состоялся в январе 1966 года), хотя приговоры были достаточно суровыми: Синявский и Даниэль получили соответственно 5 и 7 лет лагерей строгого режима.

Символом диссидентства также стало выступление 25 августа 1968 года против советской интервенции в Чехословакию, состоявшееся на Красной площади. В нем участвовало восемь человек: студентка Т. Баева, лингвист К. Бабицкий, филолог Л. Богораз, поэт В. Делонэ, рабочий В. Дремлюга, физик П. Литвинов, искусствовед В. Файенберг и поэтесса Н. Горбаневская.

Цели диссидентского движения

Основными целями диссидентов были:

- демократизация (либерализация) общественно-политичес­кой жизни в СССР;

- предоставление населению реальных гражданских и поли­тических прав и свобод (соблюдение прав и свобод гражданина и человека в СССР);

- отмена цензуры и предоставление свободы творчества;

- снятие «железного занавеса» и установление тесных кон­тактов с Западом;

- недопущение неосталинизма;

- конвергенция социалистической и капиталистической об­щественных систем.

Методы диссидентского движения

- Направление писем и обращений к официальным властям.

- Издание и распространение рукописных и машинописных изданий — самиздат.

- Публикация произведений за рубежом без разрешения со­ветских властей - тамиздат.

- Создание нелегальных организаций (групп).

- Организация открытых выступлений.

Направления диссидентского движения

В нем можно выделить три главных направления:

- гражданские движения ("политики"). Самым масштабным среди них было правозащитное движение. Его сторонники заявляли: "Защита прав человека, его основных гражданских и политических свобод, защита открытая, легальными средствами, в рамках действующих законов - составляла главный пафос правозащитного движения… Отталкивание от политической деятельности, подозрительное отношение к идеологически окрашенным проектам социального переустройства, неприятие любых форм организации - вот тот комплекс идей, который можно назвать правозащитной позицией";

- религиозные течения (верные и свободные адвентисты седьмого дня, евангельские христиане - баптисты, православные, пятидесятники и другие);

- национальные движения (украинцев, литовцев, латышей, эстонцев, армян, грузин, крымских татар, евреев, немцев и других).

Этапы диссидентского движения

Первый этап (1965 - 1972) можно назвать периодом становления. Эти годы ознаменовались: «кампанией писем» в защиту прав человека в СССР; созданием первых кружков и групп правозащитной направленности; организацией первых фондов материальной помощи политзаключенным; активизацией позиций советской интеллигенции не только в отношении событий в нашей стране, но и в других государствах (например, в Чехословакии в 1968 году, Польше в 1971 году и т.д.); общественным протестом против ресталинизации общества; апеллированием не только к властям СССР, но и к мировой общественности (включая и международное коммунистическое движение); созданием первых программных документов либерально-западнического (работа А.Д. Сахарова "Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе") и почвеннического ("Нобелевская лекция" А.И. Солженицына) направления; началом выхода в свет "Хроники текущих событий" (1968); созданием 28 мая 1969 года первой в стране открытой общественной ассоциации - Инициативной группы защиты прав человека в СССР; массовым размахом движения (по данным КГБ за 1967 - 1971 годы было выявлено 3096 "группировок политически вредного характера"; профилактировано 13602 человека, входящих в их состав).

Усилия властей в борьбе с инакомыслием в этот период были в основном сосредоточены: на организации в КГБ специальной структуры (Пятого управления), ориентированной на обеспечение контроля за умонастроениями и "профилактики" диссидентов; широком использовании для борьбы с инакомыслящими возможностей психиатрических лечебниц; изменении советского законодательства в интересах борьбы с диссидентами; пресечении связей диссидентов с заграницей.

Второй этап (1973 - 1974) обычно считается периодом кризиса движения. Это состояние связывают с арестом, следствием и судом над П. Якиром и В. Красиным (1972-1973), в ходе которых они согласились сотрудничать с КГБ. Результатом этого стали новые аресты участников и некоторое затухание правозащитного движения. Было проведено наступление властей на самиздат. Многочисленные обыски, аресты и суды прошли в Москве, Ленинграде, Вильнюсе, Новосибирске, Киеве и других городах.

Третий этап (1974 - 1975) принято считать периодом широкого международного признания диссидентского движения. На этот период приходятся создание советского отделения международной организации «Amnesty International»; депортация из страны А.И. Солженицына (1974); присуждение Нобелевской премии А.Д. Сахарову (1975); возобновление выпуска «Хроники текущих событий» (1974).

Четвертый этап (1976 – 1981) называют Хельсинским. В этот период создается группа содействия выполнению хельсинских соглашений 1975 года в СССР во главе с Ю. Орловым (Московская Хельсинская Группа - МХГ). Главное содержание своей деятельности группа видела в сборе и анализе доступных ей материалов о нарушении гуманитарных статей Хельсинских соглашений и информировании о них правительств стран - участниц. МХГ установило связи с религиозными и национальными движениями, прежде  не связанными друг с другом, и стала выполнять некоторые координирующие функции. В конце 1976 - начале 1977 годов на базе национальных движений были созданы Украинская, Литовская, Грузинская, Армянская, Хельсинская группы. В 1977 году при МХГ была создана рабочая комиссия по расследованию использования психиатрии в политических целях.

Практика диссидентского движения

Постараемся проследить за ходом событий, прежде всего, за деятельностью магистрального – правозащитного – течения диссидентского движения.

Вслед за арестом Синявского и Даниэля последовала кампания писем протеста. Она стала окончательным водоразделом между властью и обществом.

Особое впечатление произвело быстро распространившееся по Москве в 1966 году письмо 25-ти виднейших деятелей науки и культуры Брежневу о тенденциях реабилитации Сталина. Среди подписавших это письмо - композитор Д.Д. Шостакович, 13 академиков, знаменитые режиссеры, артисты, художники, писатели, старые большевики с дореволюционным стажем. Доводы против ресталинизации были выдержаны в духе лояльности, но протест против возрождения сталинизма был выражен энергично.

Происходило массовое распространение материалов самиздата антисталинской направленности. Наибольшую известность получили в эти годы романы Солженицына «В круге первом» и «Раковый корпус». Распространялись мемуары о лагерях и тюрьмах сталинской эпохи: «Это не должно повториться» С. Газаряна, «Воспоминания» В. Олицкой, «Тетради для внуков» М. Байтальского и др. Перепечатывались и переписывались «Колымские рассказы» В. Шаламова. Но наибольшее распространение получила первая часть романа-хроники Е. Гинзбург «Крутой маршрут». Продолжалась и петиционная кампания. Наибольшую известность получили: письмо в ЦК КПСС 43 детей коммунистов, репрессированных в сталинские времена (сентябрь 1967 года) и письма Роя Медведева и Петра Якира в журнал «Коммунист», содержавшие перечень преступлений Сталина.

В начале 1968 года петиционная кампания продолжилась. Обращения к властям дополнились письмами против судебной расправы с самиздатчиками: бывшим студентом Московского историко-архивного института Юрием Галансковым, Александром Гинзбургом, Алексеем Добровольским, Верой Дашковой. «Процесс четырех» был непосредственно связан с делом Синявского и Даниэля: Гинзбург и Галансков обвинялись в составлении и передаче на Запад «Белой книги о процессе Синявского и Даниэля», Галансков, кроме того, - в составлении самиздатского литературно-публицистического сборника «Феникс-66», а Дашкова и Добровольский - в содействии Галанскову и Гинзбургу. По форме протесты 1968 года повторили события двухлетней давности, но в увеличенном масштабе.

В январе состоялась демонстрация в защиту арестованных, организованная В. Буковским, и В. Хаустовым. В демонстрации приняли участие около 30 человек. Во время процесса над «четверкой» у здания суда собралось около 400 человек.

Петиционная кампания  была гораздо шире, чем в 1966 году. Участвовали в петиционной кампании представители всех слоев интеллигенции, вплоть до самых привилегированных. «Подписантов» оказалось более 700. Подписантская кампания 1968 года не имела непосредственного успеха: Гинзбург был осужден на 5 лет лагеря, Галансков - на 7, и в 1972 году умер в тюрьме.

Весной - летом 1968 года развивался чехословацкий кризис, вызванный попыткой радикально-демократических преобразований социалистической системы и закончившийся введением советских войск в Чехословакию. Наиболее известным выступлением в защиту Чехословакии стала демонстрация 25 августа 1968 года на Красной площади в Москве. Лариса Богораз, Павел Литвинов, Константин Бабицкий, Наталья Горбаневская, Виктор Файнберг, Вадим Делоне и Владимир Дремлюга сели на парапет у Лобного места и развернули лозунги «Да здравствует свободная и независимая Чехословакия!», «Позор оккупантам!», «Руки прочь от ЧССР!», «За вашу и нашу свободу!». Почти немедленно демонстрантов арестовали сотрудники КГБ в штатском, дежурившие на Красной площади в ожидании выезда из Кремля чехословацкой делегации. Суд состоялся в октябре. Двоих отправили в лагерь, троих - в ссылку, одного - в психбольницу. Н. Горбаневскую, у которой был грудной ребенок, отпустили. Об этой демонстрации узнали в СССР и во всем мире, узнал народ Чехословакии.

Переоценка ценностей, происшедшая в советском обществе в 1968 году, окончательный отказ правительства от либерального курса определили новую расстановку сил оппозиции. Правозащитное движение взяло курс на образование союзов и ассоциаций - уже не только для воздействия на правительство, но и для защиты своих собственных прав.

В апреле 1968 года начала работать группа, выпускавшая политический бюллетень «Хроника текущих событий» (ХТС). Первым редактором хроники была Наталья Горбаневская. После ее ареста в декабре 1969 года и до 1972 года им был Анатолий Якобсон. В дальнейшем редакция через каждые 2-3 года менялась, в основном из-за арестов.

Редакция ХТС собирала сведения о нарушениях прав человека в СССР, положении политзаключенных, арестах правозащитников, актах осуществления гражданских прав. За несколько лет работы ХТС наладила связи между разнородными группами правозащитного движения. Хроника была тесно связана не только с правозащитниками, но и с различными инакомыслящими. Так, значительное количество материалов ХТС было посвящено проблемам национальных меньшинств, национально-демократических движений в советских республиках, прежде всего на Украине и в Литве, а также религиозным проблемам. Пятидесятники, иеговисты и баптисты были частыми корреспондентами Хроники. Значительной была и широта географических связей Хроники. К 1972 году выпуски описывали ситуацию в 35-ти точках страны.

За 15 лет существования «Хроники» было подготовлено 65 выпусков бюллетеня; распространение получили 63 выпуска (практически подготовленный 59-й выпуск был изъят при обыске в 1981 году; последний, 65-й, также остался в рукописи). Объем выпусков колебался от 15-20 (в первые годы) до 100- 150 (под конец) машинописных страниц.

В 1968 году в СССР была ужесточена цензура в научных изданиях, возрос порог секретности для многих видов публиковавшейся информации, началось глушение западных радиостанций. Естественной реакцией на это стал значительный рост самиздата и поскольку подпольных издательских мощностей не хватало - стало правилом отсылать экземпляр рукописи на Запад. Самиздатские тексты поначалу шли «самотеком», через знакомых корреспондентов, ученых, туристов, не боявшихся везти через границу «запрещенные книги». На западе некоторые из рукописей издавались и так же подпольно ввозились обратно в Союз. Так сформировалось явление, получившее сначала среди правозащитников название «тамиздат.

Усиление репрессий против инокомыслящих в 1968-1969 годах вызвало к жизни совершенно новое для советской политической жизни явление - создание первой правозащитной ассоциации. Она была создана в 1969 году. Началась она традиционно, с письма о нарушении гражданских прав в СССР, на этот раз отправленного в ООН. Авторы письма объясняли свое обращение следующим образом: «Мы обращаемся в ООН потому, что на наши протесты и жалобы, направляемые в течение ряда лет в высшие государственные и судебные инстанции в СССР, мы не получили никакого ответа. Надежда на то, что наш голос будет услышан, что власти прекратят беззакония, на которые мы постоянно указывали, надежда эта истощилась». Они просили ООН «защитить попираемые в Советском Союзе человеческие права». Письмо подписали 15 человек: участники подписантских кампаний 1966-1968 годов Татьяна Великанова, Наталья Горбаневская, Сергей Ковалев, Виктор Красин, Александр Лавут, Анатолий Левитин-Краснов, Юрий Мальцев, Григорий Подъяпольский, Татьяна Ходорович, Петр Якир, Анатолий Якобсон и Генрих Алтунян, Леонид Плющ. Инициативная группа писала, что в СССР «...нарушается одно из самых основных прав человека - право иметь независимые убеждения и распространять их любыми законными способами». Подписавшие заявили, что образуют «Инициативную группу защиты прав человека в СССР».

Деятельность Инициативной группы сводилась к расследованию фактов нарушения прав человека, требованиям освобождения узников совести и заключенных в спецбольницах. Данные о нарушениях прав человека и количестве заключенных отправлялись в ООН и на международные гуманитарные конгрессы, Международной лиге прав человека.

Инициативная группа просуществовала до 1972 года. К этому времени 8 из 15-ти ее членов были арестованы. Деятельность Инициативной группы прервалась в связи с арестом летом 1972 года ее лидеров П. Якира и В. Красина.

Опыт легальной работы Инициативной группы убедил остальных в возможности действовать открыто. В ноябре 1970 года в Москве был создан Комитет прав человека в СССР. Инициаторами были Валерий Чалидзе, Андрей Твердохлебов и академик Сахаров, все трое - физики. Позже к ним присоединился Игорь Шафаревич, математик, член-корреспондент АН СССР. Экспертами Комитета стали А. Есенин-Вольпин и Б. Цукерман, корреспондентами - А. Солженицын и А. Галич.

В учредительном заявлении указывались цели Комитета: консультативное содействие органам государственной власти в создании и применении гарантий прав человека; разработка теоретических аспектов этой проблемы и изучение ее специфики в социалистическом обществе; правовое просвещение, пропаганда международных и советских документов по правам человека. Комитет занимался следующими проблемами: сравнительный анализ обязательств СССР по международным пактам о правах человека и советского законодательства; права лиц, признанных психически больными; определение понятий «политзаключенный» и «тунеядец». Хотя Комитет был задуман как исследовательская и консультативная организация, к его членам обращалась масса людей не только за юридическим советом, но и за помощью.

С начала 70-х годов аресты диссидентов в столице и крупных городах значительно усилились. Начались особые «самиздатские» процессы. Любой написанный от своего имени текст подпадал под действие ст. 190 или ст. 70 УК РСФСР, что означало соответственно 3 или 7 лет лагерей. Усилились психиатрические репрессии. В августе 1971 года Министерством здравоохранения СССР была согласована с МВД СССР новая инструкция, предоставляющая психиатрам право насильственной госпитализации лиц, «представляющих общественную опасность» без согласия родственников больного или «иных окружающих его лиц». В психиатрических больницах в начале 70-х годов находились: В. Гершуни, П. Григоренко, В. Файнберг, В. Борисов, М. Кукобака и другие правозащитники. Диссиденты считали помещение в специальные психиатрические больницы более тяжёлым, чем заключение в тюрьмы и лагеря. Попавших в больницы судили заочно, и суд всегда был закрытым.

Важным объектом преследований становилась деятельность ХТС и самиздатская деятельность вообще. Известность получило т.н. Дело № 24 - следствие над ведущими деятелями Московской инициативной группы по защите прав человека в СССР П. Якиром и В. Красиным, арестованными летом 1972 года. Дело Якира и Красина по сути являлось процессом против ХТС, поскольку квартира Якира служила главным пунктом сбора информации для «Хроники». В итоге  Якир и Красин «раскаялись» и дали показания более чем на 200 человек, принимавших участие в работе ХТС. Выпуск «Хроники», приостановленный еще в 1972 году, в следующем году был прекращен в связи с массовыми арестами.

С лета 1973 году в практике властей стала присутствовать высылка из страны или лишение гражданства. Многим правозащитникам даже было предложено выбрать между новым сроком и выездом из страны. В июле - октябре были лишены гражданства Жорес Медведев, брат Роя Медведева, выехавший в Англию по научным делам; В. Чалидзе, один из руководителей демократического движения, выехавший в США так же с научными целями. В августе позволили выехать во Францию Андрею Синявскому, в сентябре - подтолкнули к выезду в Израиль одного из ведущих членов ИГ и редактора «Хроники» Анатолия Якобсона.

5 сентября 1973 года А.И. Солженицын направил в Кремль «Письмо вождям Советского Союза», что в конечном итоге послужило толчком к насильственной высылке писателя в феврале 1974 года.

В августе 1973 года состоялся суд над Красиным и Якиром, а 5 сентября - их пресс-конференция, на которой оба публично каялись и осуждали свою деятельность и правозащитное движение в целом. В том же месяце в связи с арестами прекратил работу Комитет прав человека.

Правозащитное движение фактически перестало существовать. Уцелевшие ушли в глубокое подполье. Ощущение, что игра проиграна, стало доминирующим.

К 1974 году сложились условия для возобновления деятельности правозащитных групп и ассоциаций. Теперь эти усилия концентрировались вокруг заново созданной Инициативной группы защиты прав человека, которую окончательно возглавил А.Д. Сахаров.

В феврале 1974 года возобновила свои выпуски «Хроника текущих событий», появились первые заявления Инициативной группы по защите прав человека. К октябрю 1974 года группа окончательно восстановилась. 30 октября члены Инициативной группы провели пресс-конференцию под председательством Сахарова. На пресс-конференции иностранным журналистам были переданы обращения и открытые письма политзаключенных. Среди них коллективное обращение в Международную демократическую федерацию женщин о положении женщин - политзаключенных, во Всемирный почтовый союз - о систематических нарушениях его правил в местах заключения и др. Кроме того, на пресс-конференции прозвучали записи интервью с одиннадцатью политзаключенными Пермского лагеря № 35, касавшиеся их правового положения, лагерного режима, отношений с администрацией. Инициативная группа выступила с заявлением, в котором призвала считать 30 октября Днем политзаключенного.

В 70-е годы диссидентство стало более радикальным. Основные его представители ужесточили свои позиции. То, что поначалу было просто политической критикой, обращается безапелляционными обвинениями. На первых порах большинство диссидентов лелеяли надежду на исправление и улучшение существующей системы, продолжая считать ее социалистической. Но, в конечном счете, они стали видеть в этой системе лишь признаки умирания и ратовать за полный отказ от нее.

После того, как в 1975 году СССР подписал в Хельсинки Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, ситуация с соблюдением прав человека и политических свобод превратилась в международную. После этого советские правозащитные организации оказались под защитой международных норм. В 1976 году Юрием Орловым была создана общественная группа содействия выполнению Хельсинкских соглашений, которая готовила отчеты о нарушении прав человека в СССР и направляла их в правительства стран-участниц Совещания, в советские государственные органы. Следствием этого было расширение практики лишения гражданства и высылки за рубеж. Во второй половине 1970-х годов Советскому Союзу постоянно предъявлялись обвинения на официальном международном уровне в несоблюдении прав человека. Ответом властей было усиление репрессий против хельсинкских групп.

1979 год стал временем генерального наступления на диссидентское движение. За короткое время (конец 1979 – 1980 годы) оказались арестованы и осуждены почти все деятели правозащитных, национальных и религиозных организаций. Значительно более жестокими стали выносимые приговоры. Многим диссидентам, отбывшим 10 – 15-летние заключения, назначали новые максимальные сроки. Ужесточился режим содержания политзаключённых. С арестом 500 видных лидеров диссидентское движение было обезглавлено и дезорганизовано. После эмиграции духовных лидеров оппозиции стихла творческая интеллигенция. Также снизилась общественная поддержка инакомыслящих. Диссидентское движение в СССР практически было ликвидировано.

Роль диссидентского движения

Существует несколько точек зрения на роль диссидентского движения. Сторонники одной из них считают, что в движении преобладала нигилистическая направленность, разоблачительный пафос преобладал над позитивными идеями. Сторонники другой говорят о движении как об эпохе перестройки общественного сознания. Так, Рой Медведев утверждал, что «без этих людей, сохранивших свои прогрессивные убеждения, не был бы возможен новый идеологический поворот 1985-1990 годов».

Смежные статьи
Литература
  • Алексеева А. А. История инакомыслия в СССР. М., 1992.
  • Безбородов А.Б., Мейер М.М., Пивовар Е.И. Материалы по истории диссидентского движения 50-80-х годов. М., 1994.
  • Советское общество в 70-е годы: опыт, проблемы, М., 1988.
  • Чалмаев В.А. Александр Солженицын: жизнь и творчество. М., 1994.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты