ДИОНИСИЙ (живописец)

0 комментариев

ДИОНИСИЙ - древнерусский живописец.

Имя «икон­ни­ка» Дионисия, при­гла­шён­но­го в со­ста­ве ар­те­ли жи­во­пис­цев (во гла­ве со стар­цем московским Си­мо­но­ва монастыря Мит­ро­фа­ном) для рос­пи­си Ро­ж­де­ст­вен­ско­го со­бо­ра монастыря Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы (ны­не Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы Свя­то-Паф­нуть­ев Бо­ров­ский монастырь) в 1467 году, впер­вые упо­мя­ну­то в «Ска­за­нии о пре­по­доб­ном Паф­ну­тии» (по­след­няя четверть XV века). В жи­тии ос­но­ва­те­ля мо­на­сты­ря, преподобного Паф­ну­тия Бо­ров­ско­го, на­пи­сан­ном ар­хи­еп. Рос­тов­ским Вас­сиа­ном Са­ни­ным ме­ж­ду 1506 и 1515 годами, со­об­ща­ет­ся о вы­со­кой оцен­ке этой рос­пи­си великим князем Ива­ном III Ва­силь­е­ви­чем (со­хра­ни­лись фраг­мен­ты рос­пи­си на ниж­них час­тях стен). В 1481 году, по ле­то­пис­ным со­об­ще­ни­ям, Дионисий, поп Ти­мо­фей, Ярец и Ко­ня по за­ка­зу ар­хи­еп. Рос­тов­ско­го Вас­сиа­на Ры­ло на­пи­са­ли «чюд­но вель­ми» ико­ны для 3-ярус­но­го ико­но­ста­са Ус­пен­ско­го со­бо­ра Мо­с­ков­ско­го Крем­ля (су­ще­ст­вую­щий ико­но­стас соз­дан в середине XVII века, судь­ба икон Дионисия и его то­ва­ри­щей не­из­вест­на); оче­вид­но, в этот же пе­ри­од бы­ли на­пи­са­ны час­тич­но со­хра­нив­шие­ся фре­ски ал­тар­ной пре­гра­ды с по­лу­фи­гу­ра­ми пре­по­доб­ных. В «Ска­за­нии о Спа­со-Ка­мен­ном мо­на­сты­ре» Паи­сия Яро­сла­во­ва (начало 1480-х годов) упо­ми­на­ет­ся деи­сус ра­бо­ты Дионисия, пе­ре­дан­ный в 1481 году уг­лиц­ким князем Ан­д­ре­ем Ва­силь­е­ви­чем Боль­шим (Го­ря­ем) в со­бор это­го мо­на­сты­ря на Ку­бен­ском озе­ре. В 1482 году Дионисию по­ру­чи­ли за­но­во на­пи­сать на ста­рой дос­ке об­раз Бо­го­ма­те­ри Оди­гит­рии из Воз­не­сен­ско­го монастыря в Мо­с­ков­ском Крем­ле, об­го­рев­ший во вре­мя по­жа­ра. Об­ра­ще­ние к Дионисию для вос­соз­да­ния чти­мо­го об­раза - греческого спи­ска с кон­стан­ти­но­поль­ской чу­до­твор­ной ико­ны Бо­го­ма­те­ри Влахерн­ской - сви­де­тель­ст­ву­ет о том, что он счи­тал­ся луч­шим московским ико­но­пис­цем.

Во 2-й половине 1480-х годов Дионисий с сы­новь­я­ми Вла­ди­ми­ром и Фео­до­си­ем, стар­цем Паи­си­ем и дву­мя пле­мян­ни­ка­ми преподобного Ио­си­фа Во­лоц­ко­го (ино­ка­ми До­си­фе­ем и Вас­сиа­ном То­пор­ко­вы­ми) «под­пи­сал» Ус­пен­ский со­бор Ио­си­фо-Во­лоц­ко­го монастыря, ос­вя­щён­ный в декабре 1485 года (ис­пол­нял ико­ны и, ве­ро­ят­но, сте­но­пись; со­хра­ни­лась силь­но по­стра­дав­шая ико­на Бо­го­ма­те­ри Оди­гит­рии, Центральный му­зей древнерусской куль­ту­ры и искусства имени Ан­д­рея Руб­лё­ва, Мо­ск­ва). Воз­мож­но, Дионисий пи­сал ико­ны и для пред­ше­ст­вую­ще­го де­ревянного со­бо­ра, по­строен­но­го в 1479 году; за­каз­чи­ком в обо­их слу­ча­ях был преподобный Ио­сиф Во­лоц­кий. В его жи­тии, на­пи­сан­ном епископом Кру­тиц­ким Саввой Чёр­ным (1546), Дионисий с со­то­ва­ри­щами на­зва­ны «хит­ры­ми жи­во­пис­цы в Рус­ской зем­ли». Дионисия счи­та­ют ад­ре­са­том «По­сла­ния ико­но­пис­цу» с тре­мя «Сло­ва­ми о по­чи­та­нии свя­тых икон» Ио­си­фа Во­лоц­ко­го. Воз­мож­но, в 1480-е годы Дионисий рас­пи­сал церковь Спа­са в Чи­га­со­вом монастыре в Мо­ск­ве (рух­ну­ла во вре­мя по­жа­ра 1547 года).

В конце 1490-х - начале 1500-х годов Дионисий и его сы­но­вья ра­бо­та­ли на Русском Се­ве­ре, в Бе­ло­зе­рье, где ак­ти­ви­зи­ро­ва­лось строи­тель­ст­во ка­мен­ных хра­мов. В над­пи­си на центральной ико­не деи­сус­но­го ря­да ико­но­ста­са со­бо­ра Пав­ло­ва Об­нор­ско­го монастыря го­во­рит­ся об ис­пол­не­нии Дионисием в 1500 году де­исус­но­го, празд­нич­но­го и про­ро­че­ско­го ря­дов («Де­нись­е­ва пись­ме­ни»). Кро­ме ико­ны «Спа­са» со­хра­ни­лись «Рас­пя­тие Хри­сто­во» (обе - ГТГ) и «Уве­ре­ние Фо­мы» (ГРМ), а так­же «Ус­пе­ние Бо­го­ма­те­ри» из ме­ст­но­го ря­да (Во­ло­год­ский ис­то­ри­ко-ар­хитектурный и ху­дожественный му­зей-за­по­вед­ник). В 1502 году, со­глас­но над­пи­си на ар­ке северного пор­та­ла, «Де­о­ни­си­ем икон­ни­ком с свои­ми ча­да­ми» был рас­пи­сан Ро­ж­де­ст­вен­ский со­бор Фе­ра­пон­то­ва монастыря. Счи­та­ет­ся, что к то­му же вре­ме­ни от­но­сят­ся и об­ра­зы ико­но­ста­са (хра­нят­ся в ГТГ, ГРМ и Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ском ис­то­ри­ко-ар­хитектурном и ху­дожественном му­зее-за­по­вед­ни­ке; во­прос об их да­ти­ров­ке и при­надлеж­но­сти Дионисию и/или его мас­тер­ской окон­ча­тель­но не ре­шён). В 1503 году Дионисий ра­бо­тал в Мо­ск­ве над ико­ной «Преподобный Ди­мит­рий При­луц­кий, с жи­ти­ем» для Спа­со-­При­луц­ко­го монастыря (Во­ло­год­ский ис­то­ри­ко-­ар­хитектурный и ху­дожественный му­зей-за­по­вед­ник). Даль­ней­шие из­вес­тия о Дионисие в письменных ис­точ­ни­ках от­сут­ст­ву­ют.

По­ми­мо пе­ре­чис­лен­ных про­из­ве­де­ний, Дионисию и его мас­тер­ской при­пи­сы­ва­ют ико­ны: «Святой ми­тро­по­лит Пётр, с жи­ти­ем» (Му­зеи Мо­с­ков­ско­го Крем­ля) и «Святой ми­тро­по­лит Алек­сий, с жи­ти­ем» (ГТГ; обе - из московского Ус­пен­ско­го со­бо­ра, по­след­няя треть XV - начало XVI веков); «По­ло­же­ние ри­зы и поя­са Бо­го­ма­те­ри» из Ри­зо­по­ло­жен­ской церкви се­ла Бо­ро­да­вы (1485 год; Центральный му­зей древнерусской куль­ту­ры и искусства имени Ан­д­рея Руб­лё­ва); «Преподобный Сер­гий, с жи­ти­ем» в ико­но­ста­се Тро­иц­ко­го со­бо­ра Трои­це-Сер­гие­ва монастыря (конец XV века); «Бо­го­ма­терь Оди­гит­рия, с из­бран­ны­ми свя­ты­ми» из риз­ни­цы Трои­це-Сер­гие­ва мон. (по­след­няя четверть XV века, ГТГ); «Преподобный Ки­рилл Бе­ло­зер­ский» из Ка­зан­ско­го со­бо­ра города Ки­рил­лов и «Преподобный Ки­рилл Бе­ло­зер­ский, с жи­ти­ем» из ме­ст­но­го ря­да ико­но­ста­са Ус­пен­ско­го со­бо­ра Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го монастыря (обе конца XV - начала XVI веков, ГРМ), так­же не­ко­то­рые дру­гие. На ос­но­ва­нии сти­ли­стического сход­ст­ва в круг ра­бот Дионисия и его мас­тер­ской вклю­ча­ют ил­лю­ст­ра­ции ру­ко­пи­сей, в том числе 4 ми­ниа­тю­ры «Чет­ве­ро­еван­ге­лия» (1470-е годы, На­учная библиотека МГУ) и ми­ниа­тю­ру «Ви­де­ние преподобного Ио­ан­на Ле­ст­вич­ни­ка» из «Ле­ст­ви­цы» Ио­ан­на Си­най­ско­го и «Па­ре­не­си­са» преподобного Еф­ре­ма Си­ри­на (начало XVI века, РГБ).

Для жи­во­пи­си Дионисия ха­рак­тер­ны сво­бод­ные, не­за­тес­нён­ные ком­по­зи­ции с мно­го­численными рит­мическими по­вто­ра­ми, свет­лый ко­ло­рит (вклю­чаю­щий тем не ме­нее и на­сы­щен­ные то­на), уд­ли­нён­ные про­пор­ции фи­гур. Мас­тер пи­шет ли­ки с тон­ки­ми изящ­ны­ми чер­та­ми по свет­ло-олив­ко­во­му ниж­не­му слою (сан­ки­рю) ох­рой тё­п­ло­го от­тен­ка, с неж­ной ро­зо­вой под­ру­мян­кой. При та­ком спо­со­бе пись­ма сан­кирь ос­тав­ля­ет­ся не­за­кры­тым в за­те­нён­ных мес­тах (по кон­ту­ру ли­ка, в глаз­ных впа­ди­нах, на под­бо­род­ке и тому подобном). Об­ра­зо­вав­шие­ся сан­кир­ные те­ни у Дионисия по то­ну близ­ки к ох­ре­нию, и объ­ём стро­ит­ся не столь­ко на све­то­те­не­вом, сколь­ко на мяг­ком цве­то­вом кон­тра­сте тё­п­лых ли­ков с хо­лод­ны­ми те­ня­ми. Оде­ж­ды на ико­нах Дионисия обыч­но на­сы­ще­ны по цве­ту (например, тём­но-зе­лё­ный сак­кос у ми­тро­по­ли­та Пет­ра), но до­пол­не­ны бе­лы­ми или свет­лы­ми де­та­ля­ми и лес­си­ро­ва­ны тон­ким сло­ем под­цве­чен­ных бе­лил. Дионисий охот­но ис­поль­зу­ет раз­ные от­тен­ки од­но­го цве­та (крас­но­го, зе­лё­но­го и тому подобных), так­же со­став­ные цве­та (би­рюзо­вый, си­ре­не­вый); объ­е­ди­ня­ет кон­траст­ные то­на в пре­де­лах од­но­го изо­бра­же­ния - например, пи­шет часть пла­ща ар­хан­ге­ла ро­зо­ва­то-виш­нёвым со свет­ло-го­лу­бы­ми лес­си­ров­ка­ми-про­бе­ла­ми, а часть - крас­но-ко­рич­не­вым с ин­тен­сив­ны­ми го­лу­бы­ми про­бе­ла­ми, на­ло­жен­ны­ми в 3 то­на (от свет­ло­го к бо­лее на­сы­щен­но­му). Всё это в со­че­та­нии с зо­ло­том соз­да­ёт ощу­ще­ние ис­клю­чи­тель­но­го ко­ло­ри­стического бо­гат­ст­ва и кра­со­ты. Ар­хи­тек­ту­ра («па­лат­ное пись­мо»), как пра­ви­ло, свет­лая, ро­зо­вая, блед­но-зе­лё­ная, свет­ло-ох­ри­стая, про­стая и мо­ну­мен­таль­ная по фор­мам. Она иг­ра­ет боль­шую роль в раз­ре­жен­ных ком­по­зи­ци­ях, то ак­цен­ти­руя главные фи­гу­ры, то со­зда­вая для них свое­об­раз­ные ку­ли­сы и ор­га­ни­зуя об­щий тор­же­ст­вен­ный строй празд­нич­ных и жи­тий­ных икон.

Уме­ние ор­га­ни­зо­вать цель­ный ан­самбль, про­явив­шее­ся в жи­тий­ных ико­нах Дионисия, пол­но­стью рас­кры­лось в рос­пи­сях Ро­ж­де­ст­вен­ско­го со­бо­ра Фе­ра­пон­то­ва монастыря - са­мом пол­ном цик­ле древнерусских фре­сок, по­свя­щён­ных про­слав­ле­нию Бо­го­ма­те­ри. Их об­щий за­мы­сел во­пло­тил­ся и в ико­но­гра­фии, и в раз­ме­ще­нии сю­же­тов, и в ху­дожественной фор­ме. Те­ма на­чи­на­ет­ся с рос­пи­си западного фа­са­да, пер­во­на­чаль­но от­кры­то­го, со сце­на­ми «Ро­ж­де­ст­ва» и «Лас­ка­ния Бо­го­ма­те­ри». Свет­лые ро­зо­вые, го­лу­бые, зе­лё­ные то­на от­ве­ча­ют «уми­ли­тель­но­сти» сю­же­тов. Внут­ри, на са­мых зна­чи­мых час­тях стен, в лю­не­тах не­по­сред­ст­вен­но под сво­да­ми, по­ме­ще­ны «По­кров Бо­го­ма­те­ри», «Со­бор Бо­го­ма­те­ри» и «О Те­бе ра­ду­ет­ся». В цен­тре ка­ж­дой из этих ком­по­зи­ций рас­по­ла­га­ет­ся фи­гу­ра Де­вы Ма­рии. Она ок­ру­же­на, как вен­ком, мо­ля­щи­ми­ся, свя­ты­ми, ан­ге­ла­ми, ал­ле­го­рическими пер­со­на­жа­ми, воз­но­ся­щи­ми Ей хва­лу. Верх­няя часть стен и часть сво­дов от­веде­ны «Ака­фи­сту Бо­го­ма­те­ри» - ил­лю­ст­ра­ци­ям цер­ков­но­го пес­но­пе­ния, поя­вив­шим­ся здесь впер­вые в русских мо­ну­мен­таль­ных рос­пи­сях. Важ­ность бо­го­ро­дич­ной те­мы под­чёр­ки­ва­ет ог­ром­ная ком­по­зи­ция в кон­хе ал­тар­ной ап­си­ды с вос­се­даю­щей на пре­сто­ле Бо­го­ма­те­рью с Мла­ден­цем, ко­то­рым по­кло­ня­ют­ся ар­хан­ге­лы Ми­ха­ил и Гав­ри­ил. Цель­ные плав­ные очер­та­ния, вы­ве­рен­ная ар­хи­тек­то­ни­ка фи­гу­ры, тём­ное по­кры­ва­ло-­ма­фо­рий спо­соб­ст­ву­ют то­му, что Бо­го­ма­терь вос­при­ни­ма­ет­ся как сим­вол Зем­ной Церк­ви. Это свя­зы­ва­ет с бо­го­ро­дич­ной те­мой цикл «Все­лен­ских Со­бо­ров», рас­по­ло­жен­ный ни­же «Ака­фи­ста» и так­же впер­вые вклю­чён­ный в со­став рос­пи­сей русских хра­мов (в чём про­яви­лось, оче­вид­но, бал­кан­ское влия­ние). Ар­хи­тек­то­ни­ка рос­пи­сей с пря­мо­уголь­ны­ми, пи­ра­ми­даль­ны­ми, круг­лы­ми очер­та­ния­ми отдельных мо­ти­вов иде­аль­но со­гла­су­ет­ся с ар­хитектурными фор­ма­ми и чле­не­ния­ми со­бо­ра.

Жи­во­пись Дионисия, не­со­мнен­но, вос­хо­дит к ис­кус­ст­ву Ан­д­рея Руб­лё­ва с его клас­сич­но­стью и гар­мо­ни­ей, но не­сёт от­пе­ча­ток иной эпо­хи - тор­же­ст­вен­но-це­ре­мо­ни­аль­ной ат­мо­сфе­ры дво­ра Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча.

Иллюстрации:

Дио­ни­сий. «Рас­пя­тие Хри­сто­во». Ико­на. Около 1500. Треть­я­ков­ская га­ле­рея (Мо­ск­ва).

Архив БРЭ.

Дио­ни­сий. «Рож­де­ст­во Бо­го­ма­те­ри». Фре­ска из ком­по­зи­ции за­пад­но­го пор­та­ла Ро­ж­де­ст­вен­ско­го со­бо­ра Фе­ра­пон­то­ва мо­на­сты­ря. 1502.

Архив БРЭ.

Дио­ни­сий. «Бо­го­ма­терь с Мла­ден­цем на пре­сто­ле, с ар­хан­ге­ла­ми Ми­хаи­лом и Гав­рии­лом». Фре­ска кон­хи ап­си­ды Рож­дест­вен­ско­го со­бо­ра Фе­ра­пон­то­ва мо­на­сты­ря. 1502.

Архив БРЭ.

 © Большая Российская Энциклопедия (БРЭ) 

s10245.jpg
s11432.jpg
Литература
  • Ге­ор­ги­ев­ский В. Т. Фре­ски Фе­ра­пон­то­ва мо­на­сты­ря. СПб., 1911
  • Да­ни­ло­ва И. Е. Фре­ски Фе­ра­пон­то­ва мо­на­сты­ря. М., 1970
  • По­пов Г. В. Жи­во­пись и ми­ниа­тю­ра Мо­ск­вы се­ре­ди­ны XV – на­ча­ла XVI в. М., 1975
  • Дио­ни­сий «жи­во­пи­сец пре­сло­ву­щий»: К 500-ле­тию рос­пи­си Дио­ни­сия в со­бо­ре Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы Фе­ра­пон­то­ва мо­на­сты­ря. М., 2002
  • Нер­се­сян Л. Дио­ни­сий икон­ник и фре­ски Фе­ра­пон­то­ва мо­на­сты­ря. М., 2002
  • Ху­до­же­ст­вен­ное на­сле­дие Дио­ни­сия: Ико­ны, книж­ные ми­ниа­тю­ры, ши­тье, мел­кая пла­сти­ка, пер­во­пе­чат­ные кни­ги кон­ца XV – на­ча­ла XVI вв. М., 2002
  • Го­лей­зов­ский Н. К. Дио­ни­сий и его сов­ре­мен­ни­ки. М., 2005–. Т. 1–

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты