ДЕРЕВЯННАЯ ЦЕРКОВНАЯ АРХИТЕКТУРА

0 комментариев

Область архитектуры, специфика которой определяется характером материала.

Распространение деревянного строительства в Европе связано с наличием обширных лесных массивов к северу от Альп и Карпат. Деревянные постройки сочетают быстроту и удобство возведения с недолговечностью, связанной в первую очередь с пожарами. В средние века малочисленные каменные храмы, затратное и медленное строительство которых первоначально было связано с престижным (княжеским, епископским, монастырским) заказом, служили образцами, формы к-рых интерпретировались на «языке» деревянного зодчества. Наибольшее развитие деревянное зодчество получило там, где возможности каменного строительства были наименьшими,- в горах Норвегии и Карпат, в бескрайних лесах Русского Севера. Каменные храмы постепенно сменяли деревянные и вытесняли их на периферию архитектурного процесса. До 80-х гг. ХХ в. в отечественной историографии господствовала теория, возникшая под влиянием национально-романтических тенденций кон. XIX в. и сформулированная И. Е. Забелиным, согласно которой формы каменных храмов были заимствованы от деревянных, более «подлинных», «самобытных» и «народных». Однако в последние десятилетия противоположная т. зр. (см. выше), к-рую разделяли еще М. В. Алпатов и Н. И. Брунов (Alpatov M., Brunov N. Nachrichten aus Moskau // BZ. 1923/1925. Bd. 24/25. H. 3/4. S. 485-492), находит в историографии весомые обоснования.

Наиболее древние деревянные храмы сохранились в Скандинавии. Деревянные храмы Норвегии называются «ставкирки» (норвеж. stavkirke), т. е. мачтовые церкви. Они строились из сосны. В основе их конструкции в отличие от рус. сруба - вертикальные опоры, пространство между к-рыми заполнялось досками. Первоначально опоры вкапывались прямо в землю, что быстро приводило к порче; с сер. XII в. их стали укреплять в пазах горизонтальных балок, уложенных на каменный фундамент. В конструкции перекрытия использован богатый опыт, накопленный викингами при строительстве кораблей. Горизонтальных потолков ставкирки не имели. Снаружи они покрывались гонтом (кровельный материал в виде дощечек, имеющих клинообразное сечение) и часто пропитывались смолой. Архитектура ставкирок воспроизводит не только план романской базилики, но и такие характерные детали каменного зодчества, как полуцилиндрическая апсида, аркада на столбах, пояс эмпор над нефами, капители с резьбой. Снаружи ставкирки украшались резьбой с переплетающимися фантастическими растениями и животными, изнутри стены были расписаны: фрагменты средневек. росписей сохранились только в церквах в Торпо в долине Халлингдал (ок. 1200) и Хопперстад в Согне-фьорде (1130). В Норвегии было построено до 2 тыс. ставкирок. После Реформации (1536) их строительство прекратилось. До наших дней дошло 29 ставкирок, относящихся в основном ко 2-й пол. XII - 1-й пол. XIV в. с более поздними перестройками. Выделяют неск. типов - от прямоугольного помещения с 4 столбами по углам и прямоугольным алтарем до сложных зданий с дополнительными столбами по внутреннему периметру фундамента и обходом вокруг них. Из последних наиболее известна церковь в Боргунне в долине Лердал (кон. XII в.), единственная почти целиком сохранившая внешний облик, в т. ч. драконьи головы на коньках крыш. Ставкирка в Урнесе (1130-1150) знаменита тем, что в нее включены резные панели предыдущей церкви (ок. 1050), являющиеся одним из самых древних образцов резьбы викингского стиля. Самая большая (20 м в длину, 26 м в высоту) ставкирка - в Хеддале в фюльке Телемарк (кон. XII в., ок. 1250). Самый оригинальный тип ставкирок - с одним центральным столбом - представлен храмами в Нуре и Увдале в долине Нумедал (2-я пол. XII в., перестроены в XVII-XVIII вв.). В Швеции и Финляндии преобладают срубные деревянные церкви. 3 памятника в Швеции относятся к XIII-XIV вв., в основном же храмы не старше XVIII в., они копировали характерные для местной каменной архитектуры крестообразные барочные композиции. Выразительные швед. звонницы XVIII в. имеют каркас из наклонных бревен, обшитых гонтом, и завершаются барочными луковицами (в Емтланде - на о-ве Фрёсё, 1754, в Хаккосе, 1778). В Финляндии сохранились восьмериковые ярусные колокольни (Руоколахти, 1752, украшена резьбой).

В основе рус. деревянного храма - бревенчатый сруб; комбинации различного количества срубов с разными типами завершений объясняют многообразие типов рус. храмов. С кон. XVII в. фиксируются пирамидальные распорные потолки («небеса»). Криволинейные поверхности (главы, барабаны, нередко бочки) покрывались лемехом, прямоскатные кровли - тесом. Высотные храмы доминировали над низкой деревянной застройкой сел. Для Русского Севера, где погосты служили средоточием жизни обширной округи, были характерны ансамбли - из холодного летнего (как правило, бóльшего), теплого зимнего храмов и колокольни. Выдающимся образцом был Великодворский погост в Юроме Лешуконского р-на Архангельской обл. (далее: АО) с церквами арх. Михаила (1685) и прор. Илии (1729). До наст. времени сохранилось всего 4 ансамбля-«тройника»: в Малошуйке Онежского р-на АО (церкви Никольская (1638) и Сретенская (1873), колокольня (1807)) и в Нёноксе под Северодвинском (церкви Троицкая (1727-1729) и Никольская (1763), колокольня (1834)), а также в Лядинах Каргопольского р-на АО (церкви Покровская (1743) и Богоявленская (1793), колокольня) и на о-ве Кижи в Карелии (церкви Преображенская (1714) и Покровская (1694, 1764), колокольня (1874)). Иногда строились ансамбли из 3 храмов и колокольни, напр. в с. Шуерецком Беломорского р-на Карелии (церкви Параскевы Пятницы (1666), Николы (1753), Климента (1787), колокольня) и в с. Чекуеве Онежского р-на АО (церкви Успения (1675), Сретения (1677), Преображения (1689), колокольня (1740)). Рус. деревянное зодчество не имеет аналогов в мире как по количеству и размерам памятников (высота некоторых храмов достигает 45 м), так и по их художественным качествам.

Создание последовательной картины развития рус. деревянного зодчества затруднено из-за отсутствия памятников старше XV в., сложности датировки, а также из-за того, что до наст. времени сохранились в основном приходские храмы и только единичные из городских или монастырских. До Крещения Руси строительство было деревянным; первые деревянные христ. храмы копировали каменные визант. образцы (в нач. ХI в. упом. 13-главый собор Св. Софии в Новгороде), но конкретные их формы неизвестны. Самые ранние сохранившиеся храмы - клетские, существовали также многогранные, возможно деревянный вариант каменных ротонд (напр., Успенские соборы в Вел. Устюге (до 1490 и 1492), «круглые... о 20 стенах» - Шургин. 2006. С. 8), в XV в. распространились постройки с крестообразным планом. С XVII в. формы деревянных церквей усложнились, возникло множество сочетаний основных объемов храмов и их завершений - процесс, протекавший и в каменном зодчестве. Можно говорить и о наличии региональных школ XVII-XVIII вв.

Во 2-й пол. XVII в. в городах начался процесс замены деревянных приходских храмов каменными, при этом подавляющее большинство сельских храмов оставались деревянными до 2-й пол. XVIII в. Этот век стал временем радикальных перемен, т. к. изменились и технологии, и особенности заказа. В связи с развитием кораблестроения при Петре I и особенно при Екатерине II изготавливаемые топором вручную конструкции стали уступать место пиломатериалам (Он же. 1995. С. 99). Использование последних позволило разбогатевшим выходцам из сельской среды, обосновавшимся в городах, инициировать с кон. XVIII в. перестройку (и постройку новых) храмов в родных селах в формах столичной архитектуры. Рубленые храмы обшивали досками и раскрашивали, кровли покрывали железом, растесывали оконные и дверные проемы.

К нач. XIX в. на деревянное храмостроительство распространилось образцовое проектирование. Во 2-й пол. XIX в. сложилось представление о деревянной архитектуре как о носителе черт самобытности рус. зодчества и отношение к ней изменилось. Началось изучение памятников (1-я поездка на Север - Л. В. Даля в 1871), предпринимались попытки их охраны и реставрации (П. П. Покрышкин). Большое влияние оказали поиски форм стилизации в области деревянного жилого зодчества архитекторов В. А. Гартмана и И. П. Ропета. Стали строить многочисленные деревянные храмы в рус. стиле: наиболее самобытные - ц. Покрова Богородицы в Александровске-Сахалинском (1893, архит. И. А. Чарушин, не сохр.); ц. Св. Троицы в Удельной близ Москвы (1897, архит. С. С. Эйбушитц); Никольский собор в Харбине (1899, архит. И. В. Подлевский, не сохр.) или в той или иной степени следовавшие конкретным древним образцам - ц. прп. Сергия Радонежского в пос. Шереметевка (Кусковский тупик, Москва, 1901-1903, архит. И. Т. Барютин, не сохр.), ц. в честь Казанской иконы Божией Матери на Преображенском кладбище в С.-Петербурге (1902-1905, архит. В. А. Демяновский, не сохр.), собор Воскресенско-Покровского мон-ря близ Луги (1912, архит. А. Е. Элкин, не сохр.), ц. Преображения в Кирккоярви (совр. Поляны) близ Выборга (1912-1913, архит. А. А. Полищук, не сохр.), ц. в честь Казанской иконы Божией Матери в Вырице близ С.-Петербурга (1913-1914, архит. М. В. Красовский), ц. свт. Николая у Соломенной сторожки в Москве (1914-1916, архит. Ф. И. Шехтель, восстановлена с искажениями). Ряд храмов, в т. ч. вмч. Георгия на Хамовническом кладбище в Москве (1910, архит. И. И. Бони, не сохр.) и вмч. Пантелеимона на курорте Тинаки близ Астрахани (между 1900 и 1913), близок к храмам в стилистике модерна.

В 20-30-х гг. XX в. ситуация резко изменилась, разрушение деревянных храмов приобрело катастрофический размах. В послевоенное время они, объявленные выражением подлинной народности, стали предметом специальных реставрационных исследований и охраны, началось создание музеев под открытым небом, куда свозились постройки из деревень (идея, впервые осуществленная в Скандинавии в 80-90-х гг. XIX в.). Но это лишь приостановило процесс утраты деревянных храмов, который продолжается и в наст. время. С 90-х гг. XX в. началось строительство деревянных храмов и часовен, как правило воспроизводящих традиц. образцы.

Существует неск. вариантов классификации деревянных храмов. Ниже предлагается обобщенная схема с упоминанием наиболее ярких существующих храмов и в меньшей степени несохранившихся.

Самым простым и распространенным является клетский тип храма, состоящий из одной (в случае часовен) или неск. (алтарь, основная часть храма, трапезная, притвор) прямоугольных в плане клетей, крытых 2-скатными крышами: церкви Воскрешения Лазаря из Муромского мон-ря, находящаяся ныне в Кижах (1464; датировка по: Сергеева Н. и др. Дендрохронологические исследования дерева ц. Воскрешения Лазаря из бывшего Муромского мон-ря // Культура и искусство народов в СССР. М., 1987. Вып. 7. С. 10-15), и Ризоположения из с. Бородава, перенесенная в Кириллов (1485), считаются древнейшими памятниками рус. деревянной архитектуры. Среди клетских выделяются храмы с крутой, т. н. клинчатой, кровлей (ц. Воскресения из с. Билюкова, ныне в Плёсе Ивановской обл. (1700)) и с кровлей с уступами (ц. вмч. Георгия в с. Юксовичи Подпорожского р-на Ленинградской обл. (1493, 1632)).

Наиболее характерный тип многогранных храмов - 8-гранный от земли. Как правило, эти храмы завершались шатрами - Никольская ц. в с. Лявля Приморского р-на АО (1589), Георгиевская ц. из с. Вершина, ныне в музее «Малые Карелы» близ Архангельска (1672), Никольская ц. в с. Согиницы Ленинградской обл. (1696-1698). Происхождение шатра спорно, сторонники «теории самобытности» настаивают на том, что он зародился в деревянном строительстве и был заимствован каменными храмами. В последние годы все больше подтверждается т. зр., согласно к-рой особое влияние на распространение каменных и деревянных шатровых храмов оказала ц. Вознесения в Коломенском (1532), построенная итал. мастером (Подъяпольский С. С. Архитектор Петрок Малой // Памятники рус. архитектуры и монумент. искусства: Стиль, атрибуции, датировки. М., 1983. С. 34-50). Др. типы завершений сохранившихся храмов восьмериком от земли - крещатая бочка (ц. Собора Богородицы из с. Холм, ныне в Костроме (1552, XVIII в.)), укр. кровля-баня (ц. свт. Николая в с. Зачачье Холмогорского р-на АО (1687, 1748). Известны также 10-гранная ц. Воскресения в пос. Важины Подпорожского р-на Ленинградской обл. (1630, перекрыта классицистическим куполом в 1827-1831) и 6-гранная ц. Богоявления в с. Пянтег Пермского края (1617, шатер не сохр., перестроена, по всей видимости, из оборонительной башни).

Постройки с квадратной в плане клетью (четвериком) в качестве основного объема отличаются многообразием завершений. Шатровые храмы типа восьмерик на четверике (подобные аналогичным каменным) - Петропавловская ц. на Лычном о-ве в Кондопожском р-не Карелии (1620, сер. XVIII в.), Воскресенская ц. в М. Немнюге Пинежского р-на АО (1642, не сохр.), Варваринская ц. в Яндомозере Медвежьегорского р-на Карелии (1650), ц. Рождества Богоматери в с. Гимрека Подпорожского р-на Ленинградской обл. (1659-1695), ц. Иоанна Златоуста в с. Саунине Каргопольского р-на АО (1665). Поздние шатровые храмы часто достигали огромных размеров - церкви Покрова в Лядинах (1743), Успения в Кондопоге в Карелии (1774), Димитрия Солунского в с. В. Уфтюга Красноборского р-на АО (1786). Сохранился один монастырский трапезный храм - Никольская ц. бывш. Муезерского Троицкого монастыря (1602-1605) в Беломорском р-не Карелии. Есть и 2-придельные 3-шатровые композиции - Успенский собор в Кеми в Карелии (1711-1717). Единственный сохранившийся пример перекрытия четверика бочкой (происшедшей, вероятно, от закомары) - ц. Благовещения в с. Пустынька Плесецкого р-на АО (1719). Крещатая (т. е. 4-фасадная) бочка является, по-видимому, деревянным аналогом «горки кокошников». храмы с таким завершением могут быть 3-главыми (вмч. Георгия в с. Пермогорье Красноборского р-на АО (1665) и в Среднепогостском приходе на р. Ёрга Верхнетоемского р-на АО (1685)), 5-главыми (ц. Богоявления в с. Палтога (1733, сохр. только 1 глава) и ц. Успения в с. Девятины (1770), обе - в Вытегорском р-не Вологодской обл., а также ц. вмч. Димитрия Солунского в с. Щелейки Подпорожского р-на Ленинградской обл. (1780-1783)) и многоглавыми (см. ниже). Параллелью «горке кокошников» было и распространенное в Поонежье и на Поморском берегу Белого м. кубоватое завершение - 4-скатная пучинистая кровля, напоминающая луковицу (Вознесенская ц. (1669) из с. Кушерека, ныне в музее «Малые Карелы», Петропавловская ц. (1696?) в с. Вирма Беломорского р-на Карелии и др.). Четвериковые храмы под 4-скатной крышей копировали формы аналогичных каменных, появившихся в кон. XVII в., но в отличие от них чаще всего были одноглавыми (ц. Спаса Нерукотворного в дер. Н. Починок на р. Моломе, Кировская обл. (1717), и мн. др.); 5-главая ц. Преображения в дер. Ижма близ Архангельска (1679) была, вероятно, до перестройки 3-главой. Одноглавые храмы типа восьмерик на четверике распространены не менее, чем их каменные прообразы, преимущественно в Центр. России. Типологически более поздними, чем «простые» композиции, являются храмы с комбинированными вариантами завершений. Шатер на крещатой бочке (последняя оформляла переход от четверика к шатру) распространился на Пинеге и Мезени. К сожалению, почти не осталось храмов этого типа (среди них Юрома, см. выше), целиком сохранились лишь 5-главые церкви Богородицы Одигитрии в с. Кимжа Мезенского р-на АО (1763) и прор. Илии при Артемиеве Веркольском мон-ре в Пинежском р-не АО (1697, 1869). Ряд живописных 9-главых композиций был создан сочетаниями крещатой бочки с восьмериком (ц. св. Иоанна Предтечи в с. Шуя близ Петрозаводска (сер. XVIII в., не сохр.)) и кубоватым покрытием (Никольская ц. в с. Бережная Дуброва Плесецкого р-на АО (1678)), а также размещением дополнительных глав на четверике вокруг шатра (Ильинская ц. в с. Чухчерьма Холмогорского р-на АО (1659, не сохр.) и Сретенская ц. в Заостровье (Рикасове) Приморского р-на АО (1688)) или на восьмерике вокруг центральной главы (церкви Покровская в Кижах и Богоявленская в Лядинах - см. выше).

Крестообразные храмы (с боковыми прирубами) отличаются, как правило, значительными размерами. На популярность шатровых храмов этого типа могли повлиять формы ц. Вознесения в Коломенском. Особенно близки к ней храмы со слабо выступающими прирубами - церкви Вознесения в с. Пияла Онежского р-на АО (1651; с 4 главками на прирубах) и Успения в с. Варзуга Терского р-на Мурманской обл. (1674). Позже строились и близкие по типу кубоватые 9-главые храмы - Владимирский в с. Подпорожье (1757) и Преображенский (1786) в с. Турчасове - оба в Онежском р-не АО. Ветви креста могли иметь и более обособленные объемы, достаточно низкие относительно центрального шатра (ц. Успения из Александро-Куштского мон-ря, ныне на территории Спасо-Прилуцкого монастыря близ Вологды (сер. XVI в.)) или, наоборот, высокие (ц. Успения из с. Передки, ныне в музее «Витославлицы» в Вел. Новгороде (20-30-е гг. XVI в., завершение перестроено в 90-х гг. XVII в.)). Особое место занимает центрическая 5-шатровая композиция ц. Св. Троицы в с. Нёнокса (1727-1729), на к-рую оказал влияние образ собора Покрова на Рву (Шургин. 1998. С. 83-100). Под его влиянием был построен и описанный в летописи 6-шатровый Успенский собор Трифонова Вятского мон-ря (ок. 1595; Рузаева. 1997. C. 174-187). Известен вариант с крестообразной 5-банной композицией (ц. Воскресения в Верхоленске Иркутской обл. (1792-1795, не сохр.)). Крестообразные храмы могли также завершаться крещатой бочкой (Успенская ц. в с. Нелазском Череповецкого р-на Вологодской обл. (1694, 1856)). Особое место занимают грандиозные крестообразные деревянные храмы, подражавшие каменным соборным. 5-главый четверик собора арх. Михаила в Шенкурске АО (1681, не сохр.) имел высокие прирубы с дополнительными главами; в целом похожий Воскресенский собор в г. Кола Мурманской обл. (1681, не сохр.) имел также два 5-главых придела, что создавало уникальную 19-главую композицию.

К древней разновидности многоярусных храмов относятся храмы из неск. срубов с 8-скатными покрытиями, поставленных друг на друга; до наст. времени сохранилась только ц. Рождества св. Иоанна Предтечи Ширкова погоста в Тверской обл. (1694). Под влиянием каменных храмов нарышкинского стиля возникли восьмериковые ярусные храмы, наиболее эффектные из к-рых имеют 3 и более яруса (церкви прор. Илии в Белозерске (1690), Вознесения в Торжке (1717) и др.); этот тип получил дальнейшее развитие - церкви прор. Илии в с. Цыпине близ Кириллова (1755, сохр. частично), Сретения погоста Пески в Московской обл. (2-я пол. XVIII в., 1858), Рождества Богородицы в с. Поповка (Каликино) Вожегодского р-на Вологодской обл. (1783, не сохр.) и др. Вершинами развития русского деревянного зодчества стали многоглавые многоярусные храмы (в основе - восьмерик от земли с 4 прирубами), архитектура к-рых отражала представления об образе Небесного Иерусалима (Шургин. 1999. C. 82-85). Все они расположены на Онежском оз. или недалеко от него: 21-главый (первоначально, возможно, 25-главый) Покровский храм в с. Анхимове Вытегорского р-на Вологодской обл. (1708, сгорел в 1963), 22-главая Преображенская ц. Кижского погоста (1714), а также построенная по их образцу 12-главая Никольская ц. Оштинского погоста Вытегорского р-на Вологодской обл. (1791, не сохр.).

Деревянные колокольни имеют в основе столбовую конструкцию. Известны всего 2 колокольни с открытыми столбами - в с. Кимжа Мезенского р-на АО (1763, не сохр.) и в с. Ракула Холмогорского р-на АО, имевшая уникальное 5-шатровое завершение. Обычно же каркас из столбов был скрыт срубом колокольни - в с. Цивозере Красноборского р-на АО (1658) и из с. Кулига-Дракованово, ныне в музее «Малые Карелы» (XVII в.). Завершались деревянные колокольни шатрами, с XVIII в. также купольными покрытиями.

На Украине сохранилось много деревянных храмов, особенно это касается юго-запада страны, где они избежали тотального истребления в 20-30-х гг. ХХ в. За исключением ряда сооружений этого региона, сохранившиеся памятники не старше XVIII в. Основной тип деревянного храма - 3-срубный. В зап. срубе («бабинце») стояли женщины и совершались отпевания, в основной части (иногда называлась «нава», т. е. неф) стояли мужчины, в вост. находился алтарь. 5-срубные храмы встречаются значительно реже, преимущественно на востоке страны. Уникальным произведением является 9-срубный Троицкий собор в Новомосковске Днепропетровской обл. (70-е гг. XVIII в., мастер Я. Погребняк; перестроен архит. З. Ю. Харманским в 1888). Для Киевщины и Левобережной Украины характерны высокие барочные завершения-бани (Покровская ц. в г. Фастове Киевской обл. (1779-1781)); часто встречаются 5-срубные храмы с 1, 3, редко 5 (Никольская ц. в с. Нов. Ропск Брянской обл. (1732)) главами. На Подолье преобладают 3-частные композиции, чаще 3-главые, с пирамидальными завершениями (ц. Иоанна Богослова в с. Скорики Тернопольской обл. (XVII в.)). Для волынской школы характерны невысокие одноглавые 3-частные храмы, часто с колокольней с запада. Храмы галицкой школы также 3-частные, с обособленными восьмериковыми объемами и эффектными барочными луковицами: церкви св. Юра в Дрогобыче (XV-XVIII вв.), св. Параскевы в Крехове (1658), Николаевская в Каменке-Бугской (1667) - все во Львовской обл.

Особое место занимают произведения правосл. деревянного зодчества Карпат, отразившие влияние архитектурных традиций сопредельных территорий Украины, Румынии и Польши. Постройки срубные, с многозаломными пирамидальными завершениями, верхние ярусы стен, башен и кровель обшивались гонтом. Характерны отдельно стоящие четвериковые звонницы, массивные, невысокие, как правило, 2-ярусные, реже 3-ярусные. Можно выделить 4 основных архитектурных типа храмов. Гуцульский (восток Закарпатской обл., Ивано-Франковская обл. Украины) - крестообразные одноглавые храмы: ц. Рождества Богородицы в с. Криворовня Ивано-Франковской обл. (1818), Воскресенская («Струковская») ц. в пос. Ясиня Закарпатской обл. (1824). Бойковский тип (север Закарпатской, юго-запад Львовской обл. Украины, юго-восток Подкарпатского воеводства в Польше) считается самым архаичным, с 3-частной композицией из практически одинаковых объемов. Наиболее характерные памятники: церкви Никольская из с. Кривки, ныне во Львове (1767), Михайловская в с. Вышка Закарпатской обл. (ок. 1700, 60-е гг. XVIII в.), ап. Луки в с. Орявчик Львовской обл. (1862). Лемковский тип также 3-частный, но отличается динамичным возрастанием композиции от алтаря к колокольне и барочными завершениями всех кровель; нижний ярус окружен открытой галереей. Памятники этого типа расположены в основном в Польше (юго-запад Подкарпатского и юго-восток Малопольского воеводств) и на северо-востоке Словакии; на западе Закарпатской обл. Украины к лемковскому типу относятся Михайловская ц. из с. Шелестова, ныне в Ужгороде (1777), и Покровская ц. из с. Канора, ныне в Киеве (1792). Памятники марамурешской школы, прообразами к-рых были каменные готические храмы Трансильвании и сев.-вост. Венгрии, имеют 3-частную композицию. Внешне выделен только алтарь; притвор и основная часть храма покрыты общей высокой вальмовой кровлей (с уступом или без), над зап. частью установлена высокая колокольня с «готическим» завершением. Более 30 храмов этой группы находится на северо-востоке жудеца Марамуреш в Румынии; другие расположены на юго-востоке Закарпатской обл. Украины. Среди них выделяются Никольские храмы из с. Ср. Водяное (верхний - 1428, ок. 1600, ок. 1760, нижний - сер. XVII в.), а также церкви т. н. хустской группы: Михайловская в с. Крайникове (1668), Параскевы Пятницы в с. Александровка (1753), Николаевские в селах Сокирница (1770) и Данилово (1779), Рождественская в с. Стеблевка (1797, не сохр.). Ряд церквей центральной части Закарпатской обл. Украины (напр., Дмитриевская в с. Репинном (1780), Св. Духа в с. Колочава-Горб (1795) и Введенская в с. Буковец (1808)) имеет черты, общие для лемковского и марамурешского типов.

Доплнительная литература:

Суслов В. В. Путевые заметки о севере России и Норвегии. СПб., 1888; он же. О древних деревянных постройках сев. окраин России // Он же. Очерки по истории древнерус. зодчества. СПб., 1889. С. 85-106; он же. Памятники древнего рус. зодчества. СПб., 1895-1901. 7 вып.; Алексий (Виноградов), иером. Памятники деревянного церк. зодчества в епархиях Новгородской, Тверской, Ярославской, Иркутской и Красноярской XVII и XVIII вв. // ЗРАО. СПб., 1892. Т. 6; Забелин И. Е. Черты самобытности в древнерус. зодчестве. М., 1900; Горностаев Ф. Ф., Грабарь И. Э. Деревянное зодчество Рус. Севера // Грабарь И. Э. История рус. искусства. М., 1910. Т. 1. С. 331-482, 493-508; Грабарь И. Э. Деревянное церк. зодчество Прикарпатской Руси // Он же. История рус. искусства. М., 1910-1911. Т. 2. С. 361-376; Дунаев Б. И. Деревянное зодчество северо-востока Костромской губ. М., 1915; Серебренников И. И. Памятники старинного деревянного зодчества в Иркутской губ. Иркутск, 1915; Красовский М. В. Курс истории рус. архитектуры. Пг., 1916. Т. 1: Деревянное зодчество; Zaloziecky W. R. Gotische und Barocke Holzkirchen in den Karpatenländern. W., 1926; Ciчинський В. Бойкiвський тип дерев'яних церков в Карпатах. Львiв, 1927; он же. Украïнське дерев'яне будiвництво i рiзьба. Львiв, 1937; Некрасов А. И. Проблема происхождения древнерус. столпообразных храмов // Тр. Кабинета истории материальной культуры. М., 1930. Вып. 5. С. 17-18; он же. Очерки по истории древнерус. зодчества XI-XVII вв. М., 1936. С. 244; Драган M. Украïнськи дерев'яни церкви. Львiв, 1937; Забелло С. Я., Иванов В. Н., Максимов П. Н. Русское деревянное зодчество. М., 1942; Агафонов С. Л. К вопросу об открытых внутрь шатрах в рус. деревянном зодчестве // Архит. наследство. М., 1952. № 2. С. 187-192; Забелло С. Я. Костромская экспедиция // Там же. М., 1955. № 5. С. 19-36; Ополовников А. В. Памятники деревянного зодчества Карело-Финской ССР. М., 1955; он же. Рус. деревянное зодчество. М., 1986; он же. Сокровища Рус. Севера. М., 1989; Бартенев И. А., Федоров Б. Н. Архит. памятники Рус. Севера. М.; Л., 1968; Подъяпольский С. С. По Сухоне и Сев. Двине. М., 1969; Смирнова Э. С. По берегам Онежского озера. Л., 1969; Czajkowski J. Wiejskie budownictwo mieszkalne w Beskidzie Niskim i na przyleglym Pogorzu. Rzeszów, 1969; Гнедовский Б. В., Добровольская Э. Д. Дорогами земли Вятской. М., 1971. С. 114-116; Красноречьев Л. Е., Тынтарева Л. Я. «Как мера и красота скажут»: Памятники древнего деревянного зодчества Новгородской обл. Л., 1971; Мильчик М. И. По берегам Пинеги и Мезени. М., 1971; Орфинский В. П. Деревянное зодчество Карелии. Л., 1972; он же. Народное деревянное культовое зодчество Российского Севера: Истоки развития // Народное зодчество: Сб. науч. тр. Петрозаводск, 1992. C. 32-59; Алферова Г. В. Каргополь и Каргополье. М., 1973; Галашевич А. А. Памятники деревянного зодчества Калининской обл.: (Клетский тип храма) // Реставрация и исследования памятников культуры. М., 1975. Вып. 1. С. 81-84; он же. Памятники деревянного зодчества Калининской обл.: (Ярусный тип храма) // Там же. 1982. Вып. 2. С. 103-110; Макушенко П. И. Народная деревянная архитектура Закарпатья: (XVIII - нач. ХХ в.). М., 1976; Сополига M. Народна архiтектура украïнцiв Схiдной Словаччини. Свидник, 1976; Таранушенко С. А. Монументальна дерев'яна архiтектура Лiвобережной Украïни. К., 1976; Ильин М. А. Русское шатровое зодчество: Памятники сер. XVI в. М., 1980; Мильчик М. И., Ушаков Ю. С. Деревянная архитектура Рус. Севера: Страницы истории. Л., 1980; Tłoczek I. Polskie budownictwo drewniane. Wrocław, 1980; Buxton D. The Wooden Churches of Еastern Europe: An Introd. Survey. Camb., 1981; Brykowski R. Drewniana architektura kościelna w Małopolsce. Wrocław, 1981; idem. Łemkowska drewniana architektura cerkiewna w Polsce, na Słowacji i Rusi zakarpackiej. Wrocław; Warsz., 1986; Ушаков Ю. С. Ансамбль в народном зодчестве Рус. Севера. Л., 1982; он же. Деревянная архитектура древних славян и Древнерус. гос-ва: (X-XIV вв.) // История рус. архитектуры / Ред.: Ю. С. Ушаков, Т. А. Славина. СПб., 19942. С. 6-24; он же. Народное деревянное зодчество: (XV-XVIII вв.) // Там же. С. 99-170; Гунн Г. П. Каргопольский озерный край. М., 1984; он же. Каргополье - Онега. M., 19892; Tur J. Architektura cerkiewna // Łemkowie: Кultura, sztuka, język. Warsz.; Kraków, 1987. S. 43-65; Kornecki M. Drewniana architektura zakralna w Polsce: Zagadnienie typów i form regionalnych w rozwoju historicznym // Ochrona Zabytków. Warsz., 1992. R. 45. Nr. 1-2. S. 7-31; Народна архiтектура укр. Карпат ХV-ХХ ст. / Ред.: Ю. Г. Гошко. К., 1987; Кольцова Т. М. Росписи «неба» в деревянных храмах Рус. Севера. Архангельск, 1993; Попов А. В., Шургин И. Н. О воссоздании рус. плотничной технологии XVII-XVIII вв. при реставрации ц. Дмитрия Солунского в с. Верхняя Уфтюга. М., 1993; Слободян В. Церкви украïнцiв Румунiï. Львiв, 1994; Иоаннисян О. М. Деревянные храмы домонгольской Руси // Успенская церковь в Кондопоге: Сб. ст. по мат-лам конф. Кондопога; СПб., 1994/1996. С. 4-46; Шургин И. Н. Исторические плотничные технологии и их значение в реставрации памятников деревянной архитектуры // Современные принципы реставрации. Конечный результат реставрации. М., 1995. С. 98-101; он же. Деревянная Троицкая ц. в с. Нёнокса // Троицкие чтения, 1997: Сб. науч. исслед. по мат-лам конф. Б. Вязёмы, 1998. С. 83-100; он же. Великие церкви Рус. Севера: Преображенская на острове Кижи и Троицкая в селе Нёнокса // Актуальные проблемы исследования и спасения уникальных памятников деревянного зодчества России. СПб., 1999. C. 82-85; он же. Исчезающее наследие. М., 2006; Valebrokk E., Thiis-Evensen Th. Norwegische Stabkirchen: Architektur, Geschichte und Traditionen. [Oslo], 19993; Рузаева Е. И. К вопросу о многопрестольности в рус. деревянном зодчестве кон. XVI в.: Успенский собор Трифонова Вятского мон-ря // Архив Архитектуры. M., 1997. Вып. 9. C. 174-187; Szanter Z. Ruskie i mołdawskie wzory architektury cerkiewnej - ich wpływ na obzar północnego odcinka łuku Karpat // Sztuka cerkiewna w diecezji Przemyskiej. Łańсut, 1999. S. 207-232.

Иллюстрации:

Церкви арх. Михаила (1685), прор. Илии (1729) и колокольня (XVIII в.) Великодворского погоста в с. Юрома Архангельской обл. 1898 г. Фотография Ф. Горностаева (ГНИМА)

Архив ПЭ.

Церковь Преображения Господня на о-ве Кижи, Карелия. 1714 г.

Архив ПЭ.

Церковь вмч. Георгия в с. Юсковичи Ленинградской обл. 1493, 1632 гг.

Архив ПЭ.

Церкви Покрова Богородицы (1743), Богоявления (1793) и колокольня (XIX в.) в с. Лядины Архангельской обл.

Архив ПЭ.

Церковь Успения Богородицы в с. Варзуга Мурманской обл. 1674 г.

Архив ПЭ.

Церковь Преображения Господня в с. Турчасове Архангельской обл. 1786 г.

Архив ПЭ.

Церковь Рождества св. Иоанна Предтечи Ширкова погоста Тверской обл. 1694 г.

Архив ПЭ.

Колокольня в с. Цивозере Архангельской обл. 1658 г.

Архив ПЭ.

Автор статьи: Л. К. Масиель Санчес.

i200 (9).jpg
i200 (10).jpg
i200 (11).jpg
i200 (12).jpg
i200 (13).jpg
i200 (14).jpg
i200 (15).jpg
Литература
  • Памятники народного деревянного зодчества России в творчестве Б. В. Гнедовского / Сост.: Э. Д. Добровольская. M., 2000
  • Patterson J. Wooden Churches of the Carpathians: A Comparative Study. N. Y., 2001
  • Орфинский В. П., Гришина И. Е. Типология деревянного культового зодчества Севера. Петрозаводск, 2004
  • Гущина В. А. К вопросу об истоках формирования Кижского архит. ансамбля // Кижский вестник. Петрозаводск, 2004. Вып. 9. С. 180-210
  • Бодэ А. Б. Деревянное зодчество Рус. Севера: Архит. сокровищница Поонежья. М., 2005

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты