ДЕМОКРАТИЯ

0 комментариев

ДЕМОКРАТИЯ  (от греческого δῆμος - зем­ля, об­ласть, на­род и ϰράτος - си­ла, мо­гу­ще­ст­во, власть) - политическая система, в которой народ признаётся источником власти, граждане обладают равными политическими правами и свободами, позволяющими им участвовать в управлении обществе делами непосредственно или через своих представителей, а политические решения принимаются в соответствии с волей большинства.

Тер­мин «Демократия» ис­поль­зу­ет­ся так­же для обо­зна­че­ния со­от­вет­ст­вую­щих прин­ци­пов уст­рой­ст­ва, функ­цио­ни­ро­ва­ния ор­га­ни­за­ций и ин­сти­ту­тов (внут­ри­пар­тий­ная демократия, про­из­вод­ст­вен­ная демократия и другая), а так­же те­че­ний со­ци­аль­но-по­ли­тической мыс­ли и об­щественных дви­же­ний, ори­ен­ти­рую­щих­ся на де­мо­кра­тические идеа­лы и их во­пло­ще­ние в об­щественной прак­ти­ке.

Кон­крет­ные фор­мы демократии су­ще­ст­вен­но варь­и­ру­ют­ся в за­ви­си­мо­сти от ис­то­рической эпо­хи, раз­ме­ра со­циу­ма и национальной спе­ци­фи­ки, по­это­му тер­мин «Демократия» упот­реб­ля­ет­ся при­ме­ни­тель­но к раз­ным по­ли­тическим сис­те­мам. Демократии раз­ли­ча­ют­ся в за­ви­си­мо­сти от ха­рак­те­ра уча­стия гра­ж­дан в при­ня­тии по­ли­тических ре­ше­ний (не­по­сред­ст­вен­ная демократия и пред­ста­ви­тель­ная демократия), проч­но­сти ли­бе­раль­ных ин­сти­ту­тов и сте­пе­ни за­щи­щён­но­сти мень­шин­ст­ва (ли­бе­раль­ная демократия и не­ли­бе­раль­ная демократия), на­ли­чия или от­сут­ст­вия дис­кри­ми­на­ции тех или иных групп на­се­ле­ния в от­но­ше­нии пра­ва уча­ст­во­вать в по­ли­ти­ке, спе­ци­фи­ки государственного уст­рой­ст­ва и пра­во­вой сис­те­мы и тому подобного.

Ис­то­ри­че­ские фор­мы де­мо­кра­тии. На на­чаль­ных эта­пах раз­ви­тия че­ло­ве­че­ско­го об­ще­ст­ва пре­об­ла­да­ла не­по­сред­ст­вен­ная демократия Её при­ми­тив­ные фор­мы воз­ник­ли уже в пер­во­быт­ном об­ще­ст­ве, ко­гда лю­ди жи­ли отдельными срав­ни­тель­но не­боль­ши­ми груп­па­ми (род, пле­мя) и в ус­ло­ви­ях борь­бы за вы­жи­ва­ние со­вме­ст­но уча­ст­во­ва­ли как в про­из­водственной дея­тель­но­сти, так и в управ­ле­нии де­ла­ми ро­да. По ме­ре ус­лож­не­ния управ­ленческой сфе­ры, струк­тур­но-функ­цио­наль­ной диф­фе­рен­циа­ции и фор­ми­ро­ва­ния пер­вых по­ли­тич. ин­сти­ту­тов про­ис­хо­ди­ло по­сте­пен­ное ог­ра­ни­че­ние чис­ла лю­дей, не­по­сред­ст­вен­но уча­ст­вую­щих в управ­ле­нии со­циу­мом. Вы­де­ле­ние в отдельную груп­пу воо­ружённых муж­чин, при­няв­ших на се­бя от­вет­ст­вен­ность за безо­пас­ность пле­ме­ни, при­ве­ло к то­му, что имен­но они ста­ли иг­рать главную роль в при­ня­тии ре­ше­ний (во­енная де­мо­кра­тия, во­ж­де­ст­во). Даль­ней­шая со­ци­аль­ная диф­фе­рен­циа­ция, ук­ре­п­ле­ние ие­рар­хических на­чал и пе­ре­ход к государственной фор­ме ор­га­ни­за­ции об­щественного управ­ле­ния по­сте­пен­но вы­тес­ни­ли де­мо­кра­тические эле­мен­ты, и ме­сто демократии за­ня­ли мо­нар­хии, дес­по­тии и оли­гар­хии.

Сле­дую­щей ис­то­рической фор­мой де­мо­кра­тического об­щественного уст­рой­ст­ва ста­ла по­лис­ная демократия, по­лу­чив­шая наи­боль­шее раз­ви­тие в греческих го­ро­дах-го­су­дар­ст­вах (смотреть По­лис) с середины 1-го тысячелетия до нашей эры. В это вре­мя по­яв­ля­ет­ся и сам тер­мин «Демократия». Так же, как при ро­до­вом строе, древне­греческая демократия бы­ла не­по­сред­ст­вен­ной: основные во­про­сы государственной жиз­ни ре­ша­лись народным со­б­ра­ни­ем, в ко­то­ром при­ни­ма­ли уча­стие все гра­ж­да­не; со­б­ра­ние из­би­ра­ло главных долж­но­ст­ных лиц и ор­га­ны вла­сти, осу­ще­ст­в­ляв­шие управ­ле­ние по­ли­сом в про­межут­ках ме­ж­ду народными со­б­ра­ния­ми; гра­ж­да­не об­ла­да­ли рав­ны­ми пра­ва­ми, но в их чис­ло не вклю­ча­лись ра­бы, жен­щи­ны, де­ти и ме­те­ки. Ана­ло­гич­ная сис­те­ма прав­ле­ния воз­ник­ла и в Ри­ме, где пра­во на уча­стие в управ­ле­нии го­су­дар­ст­вом на­ря­ду с имев­ши­ми его из­на­чаль­но пат­ри­ция­ми по­лу­чи­ли и про­сто­лю­ди­ны (пле­беи). Од­на­ко в от­ли­чие от греческих го­ро­дов-го­су­дарств римская рес­пуб­ли­ка (так пред­по­чи­та­ли на­зы­вать демократию рим­ля­не) вы­шла за пре­де­лы го­ро­да и бы­ла рас­про­стра­не­на на всю Ита­лию и за­воё­ван­ные Ри­мом тер­ри­то­рии, что ог­ра­ни­чи­ва­ло воз­мож­но­сти гра­ж­дан при­ни­мать не­по­средственное уча­стие в управ­ле­нии.

В сред­ние ве­ка фор­мы не­по­сред­ст­вен­ной демократии бы­ли у ви­кин­гов, в швейцарских кан­то­нах, в ря­де го­ро­дов Северной Ита­лии, в Нов­го­ро­де и Пско­ве, где важ­ней­шие во­про­сы государственной жиз­ни ре­ша­лись на народных со­б­ра­ни­ях. Од­на­ко не­по­сред­ст­вен­ная демократия мог­ла функ­цио­ни­ро­вать лишь в срав­ни­тель­но не­боль­ших общ­но­стях, по­сколь­ку народные со­б­ра­ния сво­бод­ных гра­ж­дан не мо­гут ох­ва­ты­вать боль­шие тер­ри­то­рии и це­лые стра­ны. Про­цес­сы мо­дер­ни­за­ции и скла­ды­ва­ния национальных го­су­дарств в Но­вое вре­мя из­ме­ни­ли ус­ло­вия по­яв­ле­ния и воз­мож­но­сти су­ще­ст­во­ва­ния демократии, сти­му­ли­ро­вав воз­ник­но­ве­ние пред­ста­ви­тель­ной демократии, в ко­то­рой на­род осу­ще­ст­в­ля­ет власть опо­сре­до­ван­но - че­рез сво­их пред­ста­ви­те­лей в ор­га­нах го­су­дар­ст­ва. Со­от­вет­ст­вен­но главными ин­сти­ту­та­ми демократии ста­но­вят­ся вы­бо­ры и пар­ла­мент. В ря­де ев­ропейских стран (Ве­ли­ко­бри­та­ния, Ни­дер­лан­ды, Фран­ция) поя­ви­лись пред­ста­ви­тель­ные ин­сти­ту­ты (пар­ла­мент, ор­га­ны ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния), ко­то­рые поз­днее ста­нут ос­но­вой пред­ста­ви­тель­ной демократии. Но эле­мен­ты де­мо­кра­тических форм прав­ле­ния это­го пе­рио­да про­яв­ля­лись толь­ко в жиз­ни дво­рян­ско­го со­сло­вия и хри­сти­ан­ских ор­де­нов (например, там­плие­ров, гос­пи­таль­е­ров, Тев­тон­ско­го ор­де­на), другие со­сло­вия бы­ли бес­прав­ны­ми. Вплоть до XIX века де­мо­кра­тическая прак­ти­ка име­ла эпи­зо­дический и ло­каль­ный ха­рак­тер; в Ев­ро­пе и во всём ми­ре ут­вер­ди­лись ав­то­ри­тар­ные, пре­имущественно мо­нар­хические, ре­жи­мы, роль пред­ста­ви­тель­ных ин­сти­ту­тов бы­ла ог­ра­ни­чен­ной и в них до­ми­ни­ро­ва­ла ари­сто­кра­тия, а де­мо­кра­тические взгля­ды и убе­ж­де­ния не по­лу­ча­ли ши­ро­ко­го одоб­ре­ния.

В российской ис­то­рии име­ли ме­сто отдельные эле­мен­ты демократии (Нов­го­род­ская рес­пуб­ли­ка; Зем­ские со­бо­ры в XVI-XVII века), ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния (вой­ско­вой круг у ка­за­ков, кре­сть­ян­ская об­щи­на, зем­ст­ва во 2-й половине XIX - начале XX веков). Од­на­ко в ос­но­ве по­ли­тического соз­на­ния во 2-й половине XV - конца XIX веков ле­жа­ла идея еди­но­го цен­тра­ли­зованного го­су­дар­ст­ва во гла­ве с аб­со­лют­ным мо­нар­хом. В начале XX века, в пе­ри­од кри­зи­са са­мо­дер­жав­ной вла­сти, в Российской им­пе­рии на­ча­лось дви­же­ние к демократии, бы­ли за­ко­но­да­тель­но за­кре­п­ле­ны по­ли­тические пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан, раз­ре­ше­на дея­тель­ность по­ли­тических пар­тий и об­ще­ст­вен­но-по­ли­тических ор­га­ни­за­ций, соз­дан пред­ста­ви­тель­ный ин­сти­тут - Го­су­дар­ст­вен­ная ду­ма. В ре­зуль­та­те Фев­раль­ской ре­во­лю­ции 1917 года в Рос­сии ли­к­ви­ди­ро­ва­на мо­нар­хия и на по­ве­ст­ку дня встал во­прос о кон­сти­туи­ро­ва­нии но­вой де­мо­кра­тической го­су­дар­ст­вен­но­сти (смотреть Уч­ре­ди­тель­ное со­б­ра­ние). Од­на­ко в ре­зуль­та­те ост­рой по­ли­тической борь­бы эти тен­ден­ции бы­ли пре­рва­ны по­сле Октябрьской ре­во­лю­ции 1917 года.

Со­вре­мен­ная ли­бе­раль­ная де­мо­кра­тия. Ста­нов­ле­ние современных форм демократии на­ча­лось в XIX веке. Она фор­ми­ро­ва­лась как пред­ста­ви­тель­ная и ли­бе­раль­ная демократия и вклю­ча­ла в се­бя важ­ней­шие ли­бе­раль­ные ин­сти­ту­ты. В их чис­ле: кон­сти­ту­цио­на­лизм, прав­ле­ние за­ко­на (пра­во­вое го­су­дар­ст­во), раз­де­ле­ние вла­стей, га­ран­тии прав и сво­бод гра­ж­дан, за­щи­та мень­шин­ст­ва от про­из­во­ла боль­шин­ст­ва (смотреть Билль о пра­вах) и другие. Современная ли­бе­раль­ная де­мо­кра­тия (для её обо­зна­че­ния час­то ис­поль­зу­ет­ся тер­мин «по­ли­ар­хия», пред­ло­жен­ный в 1950-е годы американскими ис­сле­до­ва­те­ля­ми Р. Да­лем и Ч. Линд­бло­мом) так­же пред­по­ла­га­ет вы­бор­ность выс­ших долж­но­ст­ных лиц в го­су­дар­ст­ве (пре­зи­ден­та, чле­нов цен­траль­но­го и ме­ст­ных пред­ста­ви­тель­ных ор­га­нов), че­ст­ные, сво­бод­ные, ре­гу­ляр­но про­во­ди­мые вы­бо­ры, в ко­то­рых мо­жет уча­ст­во­вать прак­ти­че­ски всё взрос­лое на­се­ле­ние стра­ны. Гра­ж­да­не об­ла­да­ют пра­вом пре­тен­до­вать на вы­бор­ные долж­но­сти в го­су­дар­ст­ве, соз­да­вать не­за­ви­си­мые ас­со­циа­ции и ор­га­ни­за­ции, в том числе по­ли­ти­че­ские; они име­ют дос­туп к аль­тер­на­тив­ным ис­точ­ни­кам ин­фор­ма­ции и ре­аль­ную сво­бо­ду вы­ра­же­ния сво­их по­ли­тичеких убе­ж­де­ний, вклю­чая кри­ти­ку долж­но­ст­ных лиц, пра­ви­тель­ст­ва, ре­жи­ма и со­ци­аль­но-эко­но­мического по­ряд­ка. По­ли­тическая сис­те­ма но­сит плю­ра­ли­стический ха­рак­тер, и по­ли­тические ре­ше­ния при­ни­ма­ют­ся в про­цес­се взаи­мо­дей­ст­вия по­ли­тических пар­тий, дви­же­ний и групп дав­ле­ния. Стра­ны, в ко­то­рых дан­ные ин­сти­ту­ты ус­той­чи­во функ­цио­ни­ру­ют, счи­та­ют­ся де­мо­кра­ти­че­ски­ми; при этом кон­крет­ные фор­мы демократии в различных стра­нах скла­ды­ва­ют­ся под влия­ни­ем ис­то­рических, национальных, гео­гра­фических, со­ци­аль­но-эко­но­мических, куль­тур­ных, ре­лигиозных и других фак­то­ров. Де­мо­кра­тические по­ли­тические ре­жи­мы от­ли­ча­ют­ся по фор­ме государственного управ­ле­ния (пре­зи­дент­ская, пар­ла­мент­ская, сме­шан­ная), ти­пу административно-территориального уст­рой­ст­ва (уни­тар­ные го­су­дар­ст­ва и фе­де­ра­ции), сте­пе­ни цен­тра­ли­за­ции/фраг­мен­та­ции вла­сти (ма­жо­ри­тар­ные демократии и кон­сен­сус­ные демократии), со­от­но­ше­нию не­по­сред­ст­вен­ных и пред­ста­ви­тель­ных ин­сти­ту­тов, различных форм по­ли­тического уча­стия и так далее.

Су­ще­ст­вен­но раз­ли­ча­ют­ся и мо­де­ли объ­яс­не­ния современных де­мо­кра­тических ре­жи­мов, а во­прос о том, ка­кая из них аде­к­ват­на современного об­ще­ст­ву и/или наи­бо­лее со­от­вет­ст­ву­ет де­мо­кра­тическим идеа­лам, ос­та­ёт­ся дис­кус­си­он­ным. Сто­рон­ни­ки «эли­тар­ной де­мо­кра­тии» (Й. Шум­пе­тер, амери­кан­ские учё­ные Т. Дай, У. Дом­хофф и другие) счи­та­ют, что ин­сти­ту­ты ли­бе­раль­ной демократии (по­ли­ар­хии) не пре­пят­ст­ву­ют со­хра­не­нию и вос­про­из­вод­ст­ву эли­тар­но­го ха­рак­те­ра по­ли­тической вла­сти: главная роль в де­мо­кра­тических по­ли­тических сис­те­мах иг­ра­ют кон­ку­ри­рую­щие ме­ж­ду со­бой эли­ты, дис­про­пор­цио­наль­ное влия­ние на про­цесс при­ня­тия по­ли­тических ре­ше­ний ока­зы­ва­ет наи­бо­лее пре­ус­пе­ваю­щая часть со­циу­ма, пре­ж­де все­го круп­ный биз­нес, об­ла­даю­щий боль­ши­ми ма­те­ри­аль­ны­ми ре­сур­са­ми и свя­зя­ми, а уча­стие в по­ли­ти­ке осн. мас­сы гра­ж­дан ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся вы­бо­ра­ми. Тео­рии «плю­ра­ли­сти­че­ской де­мо­кра­тии» (американские учё­ные А. Бент­ли, Д. Тру­ман, Р. Даль, Р. Уэйст и другие) ак­цен­ти­ру­ют вни­ма­ние на про­цес­се взаи­мо­дей­ст­вия и со­рев­но­ва­ния различных по­ли­тических сил (пар­тий, по­ли­тических ор­га­ни­за­ций, групп дав­ле­ния, об­щественных дви­же­ний), стре­мя­щих­ся вли­ять на при­ня­тие государственных ре­ше­ний. По­ли­тический плю­ра­лизм рас­смат­ри­ва­ет­ся как сред­ст­во про­тив мо­но­по­ли­за­ции по­ли­тической вла­сти, ко­то­рая име­ет ме­сто в не­де­мо­кра­тических ре­жи­мах. Тео­ре­ти­ки «де­мо­кра­тии уча­стия» (Б. Бар­бер, К. Мак­фер­сон, К. Пейт­ман и другие) под­чёр­ки­ва­ют, что демократия долж­на раз­ви­вать­ся в на­прав­ле­нии рас­ши­ре­ния не­по­сред­ст­вен­но­го уча­стия гра­ж­дан в управ­ле­нии го­су­дар­ст­вом, пре­ж­де все­го на ме­ст­ном уров­не. Сто­рон­ни­ки «со­ве­ща­тель­ной» кон­цеп­ции де­мо­кра­тии (Ю. Ха­бер­мас, Дж. Эл­стер и другие) по­ла­га­ют, что сте­пень де­мо­кра­тич­но­сти сис­те­мы пря­мо про­пор­цио­наль­на ко­ли­че­ст­ву об­щественных дис­кус­сий по ак­ту­аль­ным во­про­сам, ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ют де­мо­кра­тический ха­рак­тер про­це­ду­рам при­ня­тия по­ли­тических ре­ше­ний.

Ос­нов­ные эта­пы ста­нов­ле­ния со­вре­мен­ной де­мо­кра­тии. Про­цесс скла­ды­ва­ния современных де­мо­кра­тий не был плав­ным и пря­мо­ли­ней­ным и за­ви­сел от то­го, как про­те­ка­ла борь­ба различных сло­ёв и групп за рас­ши­ре­ние сво­их прав и сво­бод. При этом основные ин­сти­ту­ты ли­бе­раль­ной демократии вы­зре­ва­ли и ук­ре­п­ля­лись не­рав­но­мер­но, а за пе­рио­да­ми рос­та чис­ла де­мо­кра­тических стран час­то сле­до­вал спад. Не­ко­то­рые ин­сти­ту­ты сов­ре­мен­ной демократии (национальный пар­ла­мент, вы­бо­ры в ор­га­ны за­ко­но­дательной вла­сти) на­ча­ли скла­ды­вать­ся уже в сред­ние ве­ка. Многие ли­бе­раль­но-де­мо­кра­тические идеи и прин­ци­пы бы­ли вы­ска­за­ны и обос­но­ва­ны ещё мыс­ли­те­ля­ми XVII-XVIII веков (Дж. Локк, Ш.Л. Мон­тес­кьё, Ж.Ж. Рус­со). Од­на­ко де­мо­кра­ти­за­ция су­ще­ст­вую­щих по­ли­тических ре­жи­мов как ус­той­чи­вый про­цесс на­ча­лась толь­ко в XIX веке. В по­ли­тической нау­ке (С. Хан­тинг­тон, Р. Даль) вы­де­ля­ют­ся три эта­па («вол­ны») де­мо­кра­ти­за­ции, за­тра­ги­вав­шие раз­ные груп­пы стран. На 1-м эта­пе, на­чав­шем­ся в 1820-е годы и за­вер­шив­шем­ся в 1930-е годы, демократия ус­та­но­ви­лась в наи­бо­лее раз­ви­тых стра­нах Ев­ро­пы (Ве­ли­ко­бри­та­ния, Фран­ция, Шве­ция, Бель­гия и другие) и Северная Аме­ри­ки (США). (Про­воз­гла­ше­ние и кон­сти­туционное за­кре­п­ле­ние основных де­мо­кра­тических прин­ци­пов в не­ко­то­рых стра­нах про­изош­ло рань­ше. Смотреть Дек­ла­ра­ция не­за­ви­си­мо­сти США 1776 года, Дек­ла­ра­ция прав че­ло­ве­ка и гра­ж­да­ни­на.) При этом до по­след­ней тре­ти XIX века многие де­мо­кра­тические ин­сти­ту­ты ос­та­ва­лись не­дос­та­точ­но раз­ви­ты­ми, а все­об­щее из­би­ра­тель­ное пра­во поя­ви­лось толь­ко в XX века (ис­клю­че­ние - Но­вая Зе­лан­дия, 1893). В 1930-е годы про­изо­шёл спад «де­мо­кра­ти­че­ской вол­ны», вы­ра­зив­ший­ся в по­ра­же­нии демократии в Гер­ма­нии, Ис­па­нии, Пор­ту­га­лии. 2-й этап де­мо­кра­ти­за­ции (1940-1960-е годы) был свя­зан с по­бе­дой ан­ти­гит­ле­ров­ской коа­ли­ции во 2-й ми­ро­вой вой­не (пе­ре­ход к демократии в Гер­ма­нии, Ита­лии, Япо­нии и других стра­нах) и с кру­ше­ни­ем ко­ло­ни­аль­ной сис­те­мы (пе­ре­ход к Д. в Ин­дии, Бот­сва­не, Ни­ге­рии, Ма­лай­зии и др. стра­нах). 3-й (про­дол­жаю­щий­ся и по­ны­не) этап де­мо­кра­ти­за­ции на­чал­ся с середины 1970-х годов свер­же­ни­ем ав­то­ри­тар­ных ре­жи­мов в Ев­ро­пе (Гре­ция, Ис­па­ния, Пор­ту­га­лия). Демократия ус­та­но­ви­лась в ря­де стран Латинской Аме­ри­ки (Ар­ген­ти­на, Бра­зи­лия, Эк­ва­дор и другие), Азии (Тур­ция, Фи­лип­пи­ны, Южная Ко­рея). В 1990-х годах на этот путь вста­ли и стра­ны Центральной и Восточной Ев­ро­пы по­сле кру­ше­ния в них ком­му­ни­стических ре­жи­мов, в ко­то­рых про­воз­гла­ша­лась так называемая со­циа­ли­сти­че­ская демократия. Она фор­маль­но вос­про­из­во­ди­ла основные нор­мы демократии (вы­бо­ры, Со­ве­ты как ор­га­ны пред­ста­ви­тель­ной вла­сти, кон­сти­туционного пра­ва и сво­бо­ды), но фак­ти­че­ски име­ло ме­сто гос­под­ство пар­тий­но-государственной бю­ро­кра­тии. В Рос­сии но­вый этап де­мо­кра­ти­за­ции на­чал­ся во 2-й половины 1980-х годов в хо­де ре­форм М.С. Гор­ба­чё­ва, по­лу­чив­ших название «пе­ре­строй­ка». В 1991 году Рос­сия бы­ла про­воз­гла­ше­на са­мо­сто­ятельным де­мо­кра­тическим пра­во­вым го­су­дар­ст­вом. В Кон­сти­ту­ции РФ 1993 года за­ко­но­да­тель­но за­кре­п­ле­ны прин­ци­пы пред­ста­ви­тель­ной де­мо­кра­тии.

К началу XXI века свы­ше 120 стран от­но­си­лись к чис­лу де­мо­кра­ти­че­ских. Од­на­ко во мно­гих из них про­цесс скла­ды­ва­ния ли­бе­раль­но-де­мо­кра­тических ин­сти­ту­тов и норм ос­та­ёт­ся не­за­кон­чен­ным и но­сит про­ти­во­ре­чи­вый ха­рак­тер: фор­маль­ные де­мо­кра­тические про­це­ду­ры в них ужи­ва­ют­ся с не­фор­маль­ной ав­то­ри­тар­ной прак­ти­кой; ру­ко­во­дство го­су­дар­ст­ва вы­би­ра­ет­ся де­мо­кра­тическим боль­шин­ст­вом, но у гра­ж­дан и мень­шинств нет га­ран­тий от на­ру­ше­ния их прав со сто­ро­ны вла­стей; по­ли­тический плю­ра­лизм и сво­бо­да вы­ра­же­ния по­ли­тических убе­ж­де­ний су­ще­ст­ву­ют, но ре­аль­ная по­ли­тическая кон­ку­рен­ция и воз­мож­но­сти оп­по­зи­ции су­ще­ст­вен­но ог­ра­ни­че­ны. В Рос­сии силь­ны кол­лек­ти­ви­ст­ские и па­тер­на­ли­ст­ские ус­та­нов­ки у большей части на­се­ле­ния; на­блю­да­ет­ся идей­но-­по­ли­тический и куль­тур­ный рас­кол в об­ще­ст­ве, а так­же не­до­воль­ст­во лю­дей рез­ким сни­же­ни­ем уров­ня их бла­го­сос­тоя­ния в ре­зуль­та­те ры­ноч­ных ре­форм; со­хра­ня­ют­ся слож­ные меж­на­цио­наль­ные от­но­ше­ния и другие. Пер­спек­ти­вы ук­ре­п­ле­ния ли­бе­раль­но-де­мо­кра­тических ин­сти­ту­тов в но­вых демократиях «треть­ей вол­ны» от­нюдь не оче­вид­ны и за­ви­сят как от со­от­но­ше­ния объ­ек­тив­ных фак­то­ров, бла­го­при­ят­ст­вую­щих или пре­пят­ст­вую­щих демократии, так и от рас­ста­нов­ки со­ци­аль­но-по­ли­тических сил внут­ри них.

Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние демократии по все­му ми­ру и её кон­со­ли­да­ция во мно­гих стра­нах бы­ли обу­слов­ле­ны сле­дую­щи­ми фак­то­ра­ми: уров­нем эко­но­мического раз­ви­тия (ры­ноч­ная эко­но­ми­ка, ин­ду­ст­риа­ли­за­ция, ур­ба­ни­за­ция, раз­ви­тость мас­со­вых ком­му­ни­ка­ций, вы­со­кая гра­мот­ность и другое); на­ли­чи­ем зна­чительного сред­не­го клас­са, обес­пе­чи­ваю­ще­го ста­биль­ность и ус­той­чи­вость со­ци­аль­ной сис­те­мы; рас­про­стра­не­ни­ем в об­ще­ст­ве де­мо­кра­тических убе­ж­де­ний и по­ли­тической куль­ту­ры (пре­одо­ле­ние кол­лек­ти­ви­ст­ских и пат­ри­ар­халь­ных ус­та­но­вок, кон­сен­сус по ба­зо­вым де­мо­кра­тическим цен­но­стям, гражданская от­вет­ст­вен­ность, то­ле­рант­ность, сла­бая вы­ра­жен­ность меж­куль­тур­ных кон­флик­тов и другое); раз­ви­то­стью гра­ж­дан­ско­го об­ще­ст­ва; кон­тро­лем над си­ло­вы­ми струк­ту­ра­ми и све­де­ни­ем к ми­ни­му­му опас­но­сти во­енного пе­ре­во­ро­та; от­сут­ст­ви­ем ре­аль­ной внеш­ней уг­ро­зы. Без на­ли­чия этих ус­ло­вий ве­ро­ят­ность воз­ник­но­ве­ния и/или ук­ре­п­ле­ния де­мо­кра­тических ин­сти­ту­тов не­ве­ли­ка, хо­тя она пол­но­стью не ис­клю­ча­ет­ся (при­мер Ин­дии, где демократия дос­та­точ­но ста­биль­на, не­смот­ря на срав­ни­тель­но низ­кий уро­вень эко­но­мического раз­ви­тия).

Про­бле­мы и пер­спек­ти­вы де­мо­кра­тии. В по­ли­тической мыс­ли и об­щественном соз­на­нии с древ­них вре­мён су­ще­ст­во­ва­ло кри­тическое от­но­ше­ние к демократии. На­чи­ная с Пла­то­на основной ар­гу­мент про­тив демократии, вос­про­из­во­ди­мый фи­ло­со­фа­ми са­мых раз­ных эпох, со­сто­ял в том, что боль­шин­ст­во лю­дей не об­ла­да­ет ни дос­та­точ­ны­ми зна­ния­ми и на­вы­ка­ми государственной дея­тель­но­сти, ни вы­со­кой мо­ра­лью. По­это­му ус­пеш­ное управ­ле­ние го­су­дар­ст­вом, обес­пе­чи­ваю­щее дос­ти­же­ние об­ще­го бла­га, мо­гут осу­ще­ст­в­лять толь­ко са­мые дос­той­ные и ком­пе­тент­ные гра­ж­да­не, ко­то­рые все­гда со­став­ля­ют мень­шин­ст­во. В начале XX века наи­бо­лее об­стоя­тель­ная кри­ти­ка де­мо­кра­тических идей, по­лу­чив­ших к то­му вре­ме­ни ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние, бы­ла да­на тео­ре­ти­ка­ми эли­ты (Г. Мос­ка, В. Па­ре­то, Р. Ми­хельс), ут­вер­ждав­ши­ми, что демократия не толь­ко не­же­ла­тель­на, но и фак­ти­че­ски не­воз­мож­на, по­сколь­ку в лю­бом об­ще­ст­ве по­ли­тическая власть не­из­беж­но кон­цен­три­ру­ет­ся в ру­ках эли­ты, ко­то­рая луч­ше ор­га­ни­зо­ва­на, об­ла­да­ет мо­раль­ным и ин­тел­лек­ту­аль­ным пре­вос­ход­ст­вом над ос­таль­ны­ми гра­ж­да­на­ми и спо­соб­на эф­фек­тив­но ис­поль­зо­вать свои ре­сур­сы для со­хра­не­ния вла­сти. В современных тео­ри­ях элит (Т. Дай и других) под­чёр­ки­ва­ет­ся не­це­ле­со­об­раз­ность су­ще­ст­вен­но­го рас­ши­ре­ния влия­ния гра­ж­дан на про­цесс при­ня­тия по­ли­тических ре­ше­ний, по­сколь­ку это мо­жет по­дор­вать ста­биль­ность об­ще­ст­ва и эф­фек­тив­ность государственного управ­ле­ния; главная роль в по­ли­тической сис­те­ме от­во­дит­ся кон­ку­ри­рую­щим ме­ж­ду со­бой по­ли­тическим эли­там, ко­то­рые мо­гут обес­пе­чить вос­про­из­вод­ст­во и функ­цио­ни­ро­ва­ние ли­бе­раль­ных ин­сти­ту­тов.

Слож­ный и про­ти­во­ре­чи­вый опыт «но­вых де­мо­кра­тий» XX века вы­звал ожив­ле­ние кри­ти­ки демократии. Ут­вер­жда­ет­ся, что демократия мо­жет стать сред­ст­вом за­вое­ва­ния вла­сти экс­тре­ми­ст­ски­ми си­ла­ми, не за­ин­те­ре­со­ван­ны­ми в со­хра­не­нии де­мо­кра­тических сво­бод; она ори­ен­ти­ру­ет пра­вя­щую эли­ту на удов­ле­тво­ре­ние сию­ми­нут­ных за­про­сов на­се­ле­ния (от ко­то­ро­го за­ви­сит её на­хо­ж­де­ние у вла­сти) в ущерб стра­те­гическим ре­ше­ни­ям, сти­му­ли­ру­ет рост со­ци­аль­ной не­тер­пи­мо­сти в ре­зуль­та­те ак­тив­но­го ис­поль­зо­ва­ния со­пер­ни­чаю­щи­ми эли­та­ми ре­лигиозного, ра­со­во­го и национального фак­то­ров в ка­че­ст­ве ин­ст­ру­мен­тов по­ли­тической мо­би­ли­за­ции и ве­дёт к чрез­мер­но­му влия­нию груп­по­вых ин­те­ре­сов, пре­пят­ст­вую­ще­му осу­ще­ст­в­ле­нию эф­фек­тив­ной со­ци­аль­но-­эко­но­мической по­ли­ти­ки го­су­дар­ст­ва.

Од­на­ко ис­то­рия стран раз­ви­той демократии по­ка­зы­ва­ет, что дан­ные про­бле­мы мо­гут ус­пеш­но ре­шать­ся. В этих стра­нах оп­ре­де­ле­ны пре­де­лы вла­сти боль­шин­ст­ва и пре­ду­смот­ре­ны ме­ры, пре­пят­ст­вую­щие ог­ра­ни­че­нию по­ли­тических прав и сво­бод; основная мас­са на­се­ле­ния раз­де­ля­ет цен­но­сти ли­бе­раль­ной демократии и под­дер­жи­ва­ет де­мо­кра­тические ин­сти­ту­ты. В це­лом они су­ще­ст­вен­но пре­вос­хо­дят другие стра­ны по главным по­ка­за­те­лям со­ци­аль­но­го и эко­но­мического раз­ви­тия, а гра­ж­да­не име­ют боль­ше воз­мож­но­стей для за­щи­ты сво­их ос­но­во­по­ла­гаю­щих ин­те­ре­сов. Демократия в XXI веке счи­та­ет­ся же­ла­тель­ной фор­мой вла­сти в боль­шин­ст­ве стран ми­ра, и ос­та­ёт­ся со­всем не­мно­го го­су­дарств, не на­зы­ваю­щих се­бя де­мо­кра­ти­че­ски­ми; за счёт ус­той­чи­вых пря­мых и об­рат­ных свя­зей демократия обес­пе­чи­ва­ет бо­лее оп­ти­маль­ные по срав­не­нию с другими по­ли­тическими сис­те­ма­ми взаи­мо­от­но­ше­ния ме­ж­ду го­су­дар­ст­вом и гражданским об­ще­ст­вом; демократия наи­бо­лее пол­но во­пло­ща­ет фун­даменатльные цен­но­сти ра­вен­ст­ва и сво­бо­ды, да­ёт воз­мож­ность лю­дям са­мим со­вме­ст­но оп­ре­де­лять свою судь­бу, спо­соб­ст­ву­ет фор­ми­ро­ва­нию ак­тив­ной жиз­нен­ной по­зи­ции и от­вет­ст­вен­но­сти гра­ж­да­ни­на. Де­мо­кра­тическая идея со­хра­ня­ет свою при­вле­ка­тель­ность и для лю­дей в не­де­мо­кра­тических стра­нах; со­от­но­ше­ние сил в ми­ре и ме­ж­ду­народная об­ста­нов­ка в це­лом бла­го­при­ят­ст­ву­ют рас­про­стра­не­нию демократии, и по ме­ре скла­ды­ва­ния её пред­по­сы­лок ав­то­ри­тар­ным ре­жи­мам ста­но­вит­ся труд­нее про­ти­во­дей­ст­во­вать де­мо­кра­тическим пре­об­ра­зо­ва­ни­ям. Под влия­ни­ем гло­ба­ли­за­ции де­мо­кра­тическая прак­ти­ка вы­хо­дит за пре­де­лы национальных го­су­дарств, про­ни­кая в сис­те­му ми­ро­вой по­ли­ти­ки. Ми­ро­вое со­об­ще­ст­во стре­мит­ся по­стро­ить «де­мо­кра­ти­че­ский ми­ро­по­ря­док», ко­то­рый ут­вер­жда­ет рав­но­пра­вие и де­мо­кра­тической про­це­ду­ры во взаи­мо­от­но­ше­ни­ях го­су­дарств и ис­клю­ча­ет дей­ст­вия го­су­дарств в об­ход или в на­ру­ше­ние ме­ж­ду­народного пра­ва и ре­ше­ний ме­ж­ду­народных по­ли­тических ор­га­ни­за­ций (ООН), хо­тя в отдельных слу­ча­ях дан­ный про­цесс вос­при­ни­ма­ет­ся как уг­ро­за национальным де­мо­кра­ти­ям и пра­вам гра­ж­дан.

 © Большая Российская Энциклопедия (БРЭ) 

Литература
  • Lipset S. M. Political man: the social bases of politics. Balt., 1981
  • Sartori G. The theory of democracy revised. Chathan, 1987
  • Democracy: the unfinished journey, 508 BC to AD 1993. Oxf., 1992
  • Fukuyama F. The end of history and the last man. L., 1992
  • Political culture and democracy in developing countries. Boulder, 1993
  • Арон Р. Де­мо­кра­тия и то­та­ли­та­ризм. М., 1993
  • Шум­пе­тер Й. Ка­пи­та­лизм, со­циа­лизм и де­мо­кра­тия. М., 1995
  • Held D. Models of democracy. 2nd ed. Camb., 1996
  • Де­мо­кра­тия в За­пад­ной Ев­ро­пе ХХ в. М., 1996
  • Christiano T. The rule of many: fundamental issues in democratic theory. Boulder, 1996
  • Vanhanen T. Prospects of democracy: a study of 172 countries. L., 1997
  • Лейп­харт А. Де­мо­кра­тия в мно­го­со­став­ных об­ще­ст­вах. М., 1997
  • Сал­мин А. М. Со­вре­мен­ная де­мо­кра­тия: очер­ки ста­нов­ле­ния. 2-е изд. М., 1997
  • Сер­ге­ев В. М. Де­мо­кра­тия как пе­ре­го­вор­ный про­цесс. М., 1999
  • Diamond L. Developing democracy: toward consolidation. Balt., 1999
  • Смор­гу­нов Л. В. Срав­ни­тель­ная по­ли­то­ло­гия: тео­рия и ме­то­до­ло­гия из­ме­ре­ния де­мо­кра­тии. СПб., 1999
  • Даль Р. О де­мо­кра­тии. М., 2000; он же. Де­мо­кра­тия и ее кри­ти­ки. М., 2003
  • Mouffe C. The democratic paradox. L., 2000
  • То­к­виль А. де. Де­мо­кра­тия в Аме­ри­ке. М., 2000
  • Пше­вор­ский А. Де­мо­кра­тия и ры­нок. По­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские ре­фор­мы в Вос­точ­ной Ев­ро­пе и Ла­тин­ской Аме­ри­ке. М., 2000
  • Хан­тинг­тон С. Тре­тья вол­на. Де­мо­кра­ти­за­ция в кон­це XX в. М., 2003
  • За­ка­рия Ф. Бу­ду­щее сво­бо­ды: не­ли­бе­раль­ная де­мо­кра­тия в США и за их пре­де­ла­ми. М., 2004
  • Зи­ден­топ Л. Де­мо­кра­тия в Ев­ро­пе. М., 2004
  • Сен А. Раз­ви­тие как сво­бо­да. М., 2004
  • Ясин Е. При­жи­вет­ся ли де­мо­кра­тия в Рос­сии. 2-е изд. М., 2005
  • Кон­цеп­ции и оп­ре­де­ле­ния де­мо­кра­тии. Ан­то­ло­гия. М., 2006
  • По­ли­ти­че­ские сис­те­мы и по­ли­ти­че­ские куль­ту­ры Вос­то­ка. М., 2006.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты