ЧЕХОНИН СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

0 комментариев

Художник, книжный график, оформитель фарфора, мастер монументально-декоративного искусства.

Дореволюционные годы

Родился в селе Лыкошино Новгородской губернии (ныне Тверской обл.) в семье машиниста Николаевской  железной дороги. Ранние годы провел в новгородском селе Чудово. В 15 лет начал зарабатывать на жизнь: служил конторщиком, чертежником, кассиром на пароходной станции близ Костромы. Неподалеку от с. Чудово находилось имение писателя Г.И. Успенского, в котором проживал его сын Александр – архитектор и теоретик стиля модерн. Он и пригласил Чехонина в чертежную мастерскую, где тот смог познакомиться с некоторыми деятелями искусства, в том числе И.Е. Репиным, у которого Чехонин впоследствии учился. Благодаря А.Г. Успенскому Чехонин отправился в Петербург, где обучался художественному ремеслу в Рисовальной школе ОПХ (1896-1897) и в художественной студии княгини М.К. Тенишевой под руководством Ильи Репина (1897-1900).

Дорогу в искусстве Чехонин начинал как художник-керамист и мастер монументально-декоративного искусства. Так, в Москве он принимал участие в создании майоликовых панно на фасадах гостиницы «Метрополь» и в оформлении главного зала ресторана там же (1900-1905), совместно с художником С.В. Герасимовым создал огромное панно «Святой Георгий Победоносец» на фасаде бывшего здания Городского начального училища на Девичьем поле (1911-1912). В Петербурге С.В. Чехонин создал майоликовые иконы для церкви Св. Михаила Архангела лейб-гвардии Московского полка (1905-1906), изразцы, росписи и майоликовое панно «Родословное древо Дома Романовых» для церкви Феодоровской Божьей Матери (1911-1915), оформлял интерьеры Юсуповского дворца на Мойке (1913-1915) и др.

С 1912 г. Чехонин стал членом «Мира искусства», войдя в художественное наследие этого объединения прежде всего как книжный график. представитель его младшего поколения. Книжная графика была поднята им на небывалую высоту. «Чехонинский» стиль  здесь был узнаваем: неповторимо-элегантный, причудливый, виртуозный и утонченный. Художник стал популярным, даже модным. Начиная с 1906 г. его приглашали работать лучшие издательства: «Брокгауз и Ефрон», «Просвещение», «Шиповник», «Фелана», «Пантеон». Кроме того, Чехонин участвовал в оформлении журналов «Зритель», «Маски», «Северные зори», «Сатирикон», «Аполлон» и др. Шрифты и иллюстрации Чехонина, как правило, были выполнены в линейно-силуэтной технике, сочетали в себе классический стиль и народную орнаменталистику. Классические и столь типичные для эпохи модерна мотивы ваз, амуров, роз, цветочных гирлянд в исполнении Чехонина приобретали фирменные чехонинские остроту, движение и виртуозность.

После революции

Как ни странно, столь изящный мастер был крайне востребован и в послереволюционную эпоху. Приняв революцию, он начал создавать универсальный декоративный язык новой эпохи. В 1918 г. он вошел в состав Коллегии по делам искусств и художественной промышленности при отделе Изо НКП. В этот период Чехонин переживал сильное влияние художников-авангардистов. Изящество классического искусства, камерность каллиграфических шрифтов, ампирные виньетки он сменил на громкие лозунги и агитки, став художником революции. В революционные годы он рисовал все: обложки, плакаты, буквицы, виньетки, расписывал фарфор. В последней отрасли Чехонин был в авангарде целого направления, так называемого «агитационного фарфора», создавая тарелки, блюда и сервизы с портретами партийных вождей, революционными лозунгами, афоризмами и эмблемами. Кроме того, он заведовал художественной частью сразу двух фарфоровых заводов – Государственного (бывшего Императорского) в Петрограде (1918-1927) и Волховского (бывш. Кузнецовского, 1923-1925).

Казалось, нет ремесленной техники, которой он бы не овладел. Помимо всего вышеперечисленного, Чехонин занимался финифтью и возглавлял школу этого ремесла в Ростове-Ярославском, владел золотошвейным делом, руководил мебельной мастерской и отлично знал столярное, а также ювелирное дело, владел огранкой стекла и резьбой по стеклу. После 1917 г. Чехонин участвовал в создании герба и флага РСФСР, денежных знаков, почтовых марок нового государства, в оформлении торжественных празднеств.

Кроме того, С.В. Чехонин продолжал трудиться и как художник книги. Декоративист и каллиграф, Чехонин эстетизировал сам дух эпохи перемен. На смену изящным виньеткам пришел новый шрифт – ломаный, нервный, динамичный, обладающий стремительным ритмом, но не теряющий при этом фирменной чехонинской изощренности и узорности. Этот новый стиль критик Абрам Эфрос метко назвал «советским ампиром». Новая графическая манера Чехонина приобрела колоссальную популярность: его «советский ампир» стал настоящим художественным языком времени.

За рубежом

В 1928 г. Чехонин покинул СССР навсегда и поселился в Париже. Там он продолжил заниматься различными декоративными ремеслами: оформлял костюмы и декорации для театральных спектаклей, проектировал мебель и ювелирные украшения, иллюстрировал рекламные страницы в журнале мод «Vogue», занимался реставрацией антиквариата. Умер он в городе Лёррах 23 февраля 1936 г. тоже буквально на работе, получив инфаркт во время испытаний запатентованной им промышленной установки на красильно-печатной фабрике под Базелем.

че3.jpg
С.В. Чехонин. Плакат "Пролетарии всех стран, соединяйтесь. Балтийский красный флот". 1917-1919 гг. Источник: tehne.com
че4.jpg
С.В. Чехонин. Виньетка. Источник: tehne.com
че1.jpg
С.В. Чехонин. Рисунок. Карандаш. 1918 г. Источник: tehne.com
че2.jpg
С.В. Чехонин. Виньетка. 1921 г. Источник: tehne.com
че5.jpg
С.В. Чехонин. Блюдо. Фарфор Государственного завода. Источник: tehne.com
Литература
  • Герчук Ю. Орнаменталист революции // Художественные миры книги. М., 1989.
  • Домбровский А.А. Сергей Чехонин: между кругом и квадратом // Про книги. 2011. № 1.
  • Кузнецов Э. Превращения Сергея Чехонина // Новый мир искусства. 1998. № 2.
  • Никольский А. С.В. Чехонин – мастер монументально-декоративной живописи // Искусствознание. 2014. № 1-2.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты