БУЛАВИНСКОЕ ВОССТАНИЕ

0 комментариев

Социальное движение под предводительством атамана Бахмутского городка Донского казачьего войска Кондратия Афанасиевича Булавина. Булавинскому восстанию приписывается характер либо крестьянской войны против крепостного права (Н.С. Чаев, В.И. Лебедев, Е.П. Подъяпольская), либо же политического противостояния Московскому царству с целью сохранения вольностей донского казачества (В.И. Лесин, О.Г. Усиенко, В.И. Буганов).

Попытка царских властей вернуть беглых крестьян 

Донское казачье войско издревле обладало правом не выдавать в Москву беглых, поселившихся на Дону («с Дону выдачи нет»). В нарушение этого права московский царь Пётр I объявил преступниками всех «новопришлых» донских казаков (такими считались те, кто поселился после 1695 года), а 6 июля 1707 года отдал подполковнику азовского гарнизона, князю Ю.В. Долгорукому приказ о сыске посадских людей и мужиков, которые в большом количестве «бегут в розные донские городки». Верховный атаман Донского войска Лукьян Максимов запретил Долгорукому производить сыск в столице Донского войска, Черкасске, упирая на вышеуказанное донское право; тем не менее, Максимов разрешил осуществлять сыск в верховых городках к северу от Черкасска и направил в помощь Долгорукому своих старшин (Абросима Савельева, Ефрема Петрова, Никиту Алексеева).

Отряд Долгорукого (200 человек) направился на север и арестовал сотни беглых крестьян с их жёнами и детьми, в том числе – из числа донских старожилов. По одному из более поздних свидетельств, «князь с старшинами будучи в городкех многия станицы огнем выжгли и многих старожилых казаков кнутом били, губы и носы резали и младенцов по деревьям вышали, также женска пола и девичья брали к себе для блудного помышления на постели, и часовни все со святынею выжгли». Когда князь и старшины остановились в Шульгинском городке, в ночь на 8 октября 1707 года на них напали люди атамана Бахмутского городка К.А. Булавина, убив 17 человек и изуродовав их тела. Два офицера, Василий Арсеньев и Матвей Булгаков были взяты в плен, отведены в лагерь, засечены кнутом до смерти и сброшены в реку Айдар. У пленённых казаков и солдат было отнято оружие и лошади, а сами они отпущены в степь. Мотивы нападения остаются дискуссионными. Известно, что бахмутские казаки К.А. Булавина в октябре 1705 года захватили у Изюмского Слободского полка соленые промыслы на реке Бахмут, которыми донские казаки всецело распоряжались до того, как Пётр I пожаловал их изюмским солдатам. В 1706 году для установления ущерба из Воронежа был направлен дьяк Алексей Горчаков, однако К.А. Булавин его арестовал и впоследствии отпустил; в 1707 году вместе с Долгоруким был послан тот же самый Горчаков, имевший царское распоряжение «угодья меж донскими казаками и изюмскими жителями розвести» – чему, по-видимому, К.А. Булавин желал воспрепятствовать. С другой стороны, К.А. Булавин находился в сговоре с войсковым атаманом Лукьяном Максимовым, который желал избавиться от Ю.В. Долгорукого (см. Булавин Кондратий Афанасиевич).

Активизация восставших

Согласно посланию Донского войска Петру I (не ранее 24 октября 1707 года), булавинцы направились на север, чтобы захватить Изюм в Слободской Украине и «в Ызюме зимовать»,  однако у Закотного городка на Айдаре они были разбиты казаками и калмыками под началом вышеназванного атамана Донского войска Лукьяна Максимова, который перешёл на сторону Москвы и обвинил самого Булавина в убийстве Долгорукого. К.А. Булавину удалось спастись бегством. Он объявился в Пристанском городке Запорожской Сечи, откуда рассылал «прелестные письма» и где собирал силы для похода. Согласно рассказу Афанасия Полухина (купца из Тамбова, направленного к К.А. Булавину драгунским полковником, князем Г.И. Волконским, со шпионской целью), Булавин сообщил ему в личном разговоре, что собирается «итить до Москвы и в Польшу». Основанием было искреннее убеждение Булавина и его людей, что «бутто великого государя и государя царевича (Алексея) в живе нет давно, а владеют де государством бояре да прибыльщики и немцы». Этот слух возник сам собой из неприятия серии царских указов, которые нарушали права донского казачества и потому представлялись несправедливыми, а следственно – неправдоподобными. В конечном счёте речь шла о сословно-политической борьбе за сохранение экстерриториальности Донского войска. Впоследствии К.А. Булавин, убедившись в том, что царь жив, писал самодержцу: «А собралися мы не на войну, только для утверждения, чтоб у нас в Войску Донском было по прежнему, как было при дедах и отцах наших». Иной причиной конфликта была готовность бахмутских казаков отстаивать собственные права в споре с изюмцами с оружием в руках, а также неприятие любых инициатив московской власти в данном вопросе.

Историография вопроса

В советской историографии сложилась точка зрения, что К.А. Булавин был предводителем крестьянско-казацкого движения, защитником казацкой голытьбы и беглых «черных людей» – крестьян, искавших на Дону убежище от крепостнического гнёта и принудительных корабельных работ. Согласно исследованию Е.П. Подъяпольской, в нападении на отряд Долгорукого участвовали новопришлые казаки (поселившиеся после 1695 года) – прежние служилые люди, помещичьи крестьяне и работные люди, большей частью – беглые; в то же время, атаманы и старшины Донского войска противодействовали Булавину, а примкнули к нему лишь немногие из них. Тем не менее, прокламации К.А. Булавина были ориентированы, в первую очередь, на казаков – вольных и вооружённых людей, опытных в военных набегах. Его «прелестное письмо» от февраля-марта 1708 года начиналось со слов: «Атаманы молодцы, дорожные охотники, вольные всяких чинов люди, воры и разбойники!». К.А. Булавин зазывал казаков «погулять, по чисту полю красно походить, сладко попить да поесть, на добрых конех поездить».  О том, что К.А. Булавин явно отделял себя как от «бояр и иностранцев», так и от крестьян, свидетельствует тамбовский купец Алексей Полухин, беседовавший с ним и передавший слова самого атамана: «А до них де до черных людей дела им ворам нет, дело де им ворам до бояр, да до прибыльщиков, да до немцев, да до подъячих, да до ябедников». С другой стороны, борьба «с боярами» сопровождалась традиционными лозунгами, которые могло понять и принять большинство населения Московского царства: «за истинную веру християнскую», «за благочестивого нашего государя, царя» и против «веры еллинской» (т.е. никонианства), в которую народ вводят «худые люди – князья, бояре, прибыльщики и немцы». Прокламации К.А. Булавина были ориентированы на предельно широкую социальную базу, в которую входили и городские элиты: «всяким начальным людем добрым (выделено мной – Н.Н.) и всяким черным людем всем такоже с нами стоять вкупе заодно… за все великое Войско Донское» (прокламация от марта 1708 года «в руские города»).

Подавление восстания

Направленный к булавинцам в марте 1708 года, тамбовский купец Афанасий Полухин выведал, что их силы насчитывали 5000 конницы и 2000 судовых бурлаков, в то время как войсковой атаман Л. Максимов вывел против К.А. Булавина 8000 казаков. 9 апреля 1708 года Булавин разбил Максимова в битве на реке Лисковатка. 1 мая Черкасск был сдан Булавину без боя бывшим атаманом Иваном Зерщиковым. Максимов и шесть донских старшин были избиты плетьми и казнены; 9 мая войсковой круг избрал Булавина атаманом Донского войска. Против Булавина была собрана армия силой в 32000 человек во главе с князем В.В. Долгоруким, братом погибшего. Узнав от своих людей, что Пётр жив, К.А. Булавин в письме от 12 мая 1708 года просил государя остановить наступление, заверил в готовности Донского войска верно служить царю, объявил ложью утверждение Л. Максимова, что он собирался идти на «государевы городы». Булавин рассредоточил свои силы для защиты от потенциального нападения московских войск, направив 13 мая к Хопру атамана Игната Некрасова (2000), к Изюму – атамана Семёна Драного (менее 2000), а на Волгу – «судовую сволочь» во главе с Иваном Павловым (ок. 6000), «чтоб хоперских и иных городков до разорения не допустить». К концу мая К.А. Булавин направил к Семёну Драному все свободные силы, оставшись в Черкасске с 600 казаков. Несмотря на соответствующие приказы о прекращении огня, отданные в войска как К.А. Булавиным, так и Петром I, избежать столкновения не удалось. 8 июня атаманы Семён Драный, Сергей Беспалый и Никита Голый (более 7000 человек) разбили Сумский полк в битве на реке Уразовой, однако 1–2 июля они были разгромлены полковником Изюмского полка Фёдором Шидловским в урочище Кривая Лука. Атаман Игнат Некрасов вместе с 5000 казаков повернул с Хопра на Волгу против калмыцкого хана Аюки. 26 мая вместе с атаманом Л. Хохлачом он штурмовал Саратов, но неуспешно, поскольку на помощь оборонявшимся подошли донские войсковые калмыки, которые так и не поддержали нового атамана. 7 июня отряд Ивана Павлова захватил Царицын. Сам Булавин на казачьем круге 14 июня объявил о подготовке похода на Азов. 5000 булавинцев 6 июля захватили предместье Азова – Алексеевский городок, однако были разбиты сухопутным и морским гарнизоном. 7 июля 1708 года на К.А. Булавина напали казацкие старшины во главе с И.Г. Зерщиковым; по одним сведениям он убил себя сам, по другим – пал от руки есаула С. Ананьина.

Последствия восстания

В ходе последовавшей расправы 23500 человек были названы бунтарями и убиты; атаман Некрасов со своими казаками, которых прозвали «некрасовцами», нашёл убежище в Крымском ханстве. Булавинское восстание скомпрометировало Донское войско в глазах Петра I и привело к тому, что оно было окончательно лишено суверенности. Его территория была включена в состав Азовской губернии; само войско находилось в ведении Посольского приказа, потом – Сената, а с 1721 года – Военной коллегии.

Литература
  • Буганов В.И. Булавин. М., 1988.
  • Булавинское восстание (1707 – 1708 гг.). Труды историко-археографического института АН СССР. Т. 12. Крестьянские и национальные движения накануне образования Российской империи. М., 1935.
  • Лебедев В.И. Булавинское восстание (1707 – 1708). М., 1967.
  • Лесин В.И. Ещё раз о характере движения под предводительством Кондратия Афанасиевича Булавина // Проблемы источниковедения и отечественной истории (памяти А.П. Пронштейна) / Под ред. И.М. Узнародова. Ростов-на-Дону, 1999. С. 146–163.
  • Осиенко О.Г. Бунтари и заговорщики. Было ли восстание Кондратия Булавина крестьянской войной? // Родина. 1992. №5. С. 68–69.
  • Подъяпольская Е.П. Восстание Булавина 1707 – 1709. М., 1962.
  • Чаев Н.С. Булавинское восстание 1707 – 1708 гг. // Булавинское восстание (1707 – 1708 гг.). Труды историко-археографического института АН СССР. Т. 12. Крестьянские и национальные движения накануне образования Российской империи. М., 1935. С. 30–60.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты