БИТВА НА РЕКЕ ПЬЯНЕ

0 комментариев

Пьянское побоище.

Битва на реке Пьяне.

Источник: pinterest.ru

 

Битва на р. Пья́не (Пья́нское побоище) – состоявшееся 2 августа 1377 г. сражение между объединенным русским войском (московско-нижегородская рать) под командованием княжича Ивана Дмитриевича, сына великого князя суздальского и нижегородского Дмитрия Константиновича(1365–1383), и татарским отрядом «из Мамаевой Орды». Русские воины, застигнутые врасплох, были наголову разбиты ордынцами, разграбившими затем нижегородское княжество. По мнению выдающегося историка М.Н. Тихомирова, «поражение на Пьяне было подлинной катастрофой», показавшей серьезную уязвимость границ Северо-Восточной Руси1. Но именно после него великим князем московским Дмитрием Ивановичем были предприняты необходимые меры, обеспечившие последующие победы русской рати в Вожской (1378) и Куликовской (1380) битвах.

Месторасположение битвы.

Река Пья́на – левый приток р. Суры, протекает в Нижегородской области и частично по территории Мордовии. Установление точного места сражения по летописям, в случае битвы на Пьяне – пример увлекательного источниковедческого расследования. Сперва, из-за ошибочного прочтения летописи - «и доидоша на Шипару» - искали на карте мифическое мордовское урочище Шипара/Шилара2. Другие читали эту фразу как: «и доидоша наши Пару», понимая под Парой приток р. Оки, располагающийся на юге Рязанской области3. Но она находится на расстоянии 200 км от Пьяны и никак не может фигурировать в рассказе. Сегодня наиболее вероятным местом битвы считается то, где в Пьяну впадает небольшая речка Пары́4, протекающая в Сергачском районе Нижегородской области, а в сер. XIV в. именно здесь, по р. Пьяне проходила русско-ордынская граница, за которой начиналась Татарская степь.

 

Битва на реке Пьяне. Атака ордынцев.

Источник: pinterest.ru

 

Исторические источники по истории битвы

Битва на р. Пьяне упоминается во многих древнерусских летописях. Надо отдать должное честности и смелости наших предков, которые не стали лукаво замалчивать горькие и печальные детали этого бесславного сражения: известны дата события, имена главных русских военачальников, ход, причины поражения и шокирующий итог сражения, а также нанесенный ордынцами ущерб.

Основным источником по истории битвы является «Повесть о побоище на реке Пьяне», первоначальный вариант которой содержится в Рогожском летописце (РГБ, вторая половина XV в.) и Симеоновской летописи (БАН, первая половина XVI в.)5. В Новгородской четвертой и Никоновской летописях текст повести подвергся существенным изменениям, превратившись в пространное повествование, богатое интересными деталями и литературными «прикрасами»6, но есть памятники и с более сокращенной версией.7 Все дошедшие варианты явно восходят к общему первоисточнику, составленному, вероятно, в Москве (по Л.В.Черепнину – в Нижнем Новгороде) неизвестным автором вскоре после поражения.

Предыстория битвы и ее предпосылки

Со смертью хана Бердибека8 в 1359 году в Золотой Орде начался двадцатилетний династический кризис, приведший к существенному ослаблению государства. «Великая замятня» представляла собой междоусобную войну претендентов на ханский престол, за время которой в Орде сменилось 25 ханов. В условиях политической чехарды реальная власть оказалась в руках темника Мамая, главы администрации Бердибека. Не будучи чингизидом (потомком Чингисхана) и не имея прав на престол, Мамай управлял страной через подконтрольных «ханов-марионеток». Он контролировал Западную часть Орды и правобережье Волги с центром в Крыму (так называемая Мамаева Орда), не прекращая при этом борьбу с чингизидами за столицу Сарай.

Одновременно с политическим и военным ослаблением Орды происходит усиление Московского княжества и Великого княжества Литовского. В 1359 г. князем московским стал юный Дмитрий Иванович (Дмитрий Донской), выросший со временем «под крылом» митрополита Алексия в талантливого полководца и искусного дипломата. В 1364 г. московский князь помог суздальскому князю Дмитрию Константиновичу заполучить Нижегородское княжество, затем их политический союз был скреплен династическим браком: в 1366 г. Дмитрий Иванович женился на его дочери Евдокии. Стремительный рост территории и усиление влияния Московского княжества в к. 1360-х гг. неизбежно должны были привести к конфликту с Тверью и ее союзником - великим князем литовским Ольгердом. В это противостояние и вмешался Мамай. Темник хотел, руководствуясь принципом «разделяй и властвуй», установить контроль над восточноевропейскими княжествами, используя ярлык на великое княжение владимирское как сильный козырь в политико-дипломатической игре. Дважды - в 1371 и 1374 г. - он передает ярлык великому князю тверскому Михаилу Александровичу. И оба раза Дмитрию Ивановичу с союзниками в непростой борьбе удается одержать над тверичами победу, закрепляя это право за собой. Более того, Дмитрий Иванович отказывается платить дань Мамаю и начинает формировать антиордынскую коалицию. Так началось «великое розмирие» (конфликт) между ордынским властителем и великим князем московским.

В 1375 г. великий князь тверской окончательно капитулировал, присоединившись к московскому союзу против Орды. Не сумев добиться ослабления Москвы чужими руками, Мамай решился на открытый военный конфликт. На протяжении нескольких лет противники «прощупывали» силы друг друга. В 1373 г. Дмитрий Иванович не пустил ордынцев, совершавших набег на рязанские земли, через Оку в свои владения. В 1374 г. нижегородцы, союзники Москвы, уничтожили тысячный отряд, охранявший посланника Мамая. На следующий год ордынцы подвергли опустошению ряд княжеств.9. В 1376г. объединенное московско-нижегородское войско под командованием московского воеводы Д.М. Боброк-Волынского совершило успешный поход на подвластных Мамаю волжских булгар, после победы получив от них солидный откуп и обложив данью. Этот двойной удар по самолюбию и казне Мамай стерпеть не мог. В 1377 г. на нижегородские земли выступило несколько ордынских отрядов, среди которых был и отряд хана Золотой Орды Араб-шаха («царевич Арапша» в русских летописях)10.

Численность участвовавших в сражении войск

Объединённую московско-нижегородскую рать возглавляли княжич Иван Дмитриевич, сын великого князя суздальского Дмитрия Константиновича, и князь Семен Михайлович. Кто командовал войском противника, точно не установлено. Многие авторитетные историки утверждали, что ордынцами руководил лично хан Араб-шах (Арапша), представитель восточных Чингизидов (потомков пятого сына Джучи), предполагая, что он перешел на службу к Мамаю и по его приказу напал на русское войско11. Другие - что царевич вел собственную военную игру12. Есть и те, кто подчеркивает, что в источниках ничего не сказано об участии Араб-шаха в Пьянском побоище13. Упоминается только его намерение напасть на Нижний Новгород, а потом то, что он был участником разорения Засурья. Возможно, что битва на р. Пьяне и походы Арапши механически соединены в одном повествовании, и русское войско было разбито совсем другим татарским отрядом, посланным Мамаем.

 

Битва на реке Пьяне. Лицевой свод. XVIв.

Источник: pinterest.ru

 

 

В «Повести о побоище на реке Пьяне» нет точных данных о численности войск сторон. В отношении русского воинства летописцы ограничиваются общими формулами: «воя многы», «рать въ силѣ тяжцѣ», «рать велика зѣло». Про татарскую рать «из Мамаевой Орды» сообщается, что она перед нападением разделилась на пять полков. Но убедительных попыток оценить реальную численность сил в научной литературе не предпринималось.14 Только публицист В.Г. Кожевников приводит следующие цифры: «45-тысячное русское войско в составе трех полков (по 10 тыс.) нижегородских и пяти (по 2–3 тыс.) полков московских» вступило в бой с «татарской конницей Араб-шаха, силой от 3-х до 4-х туменов» (т.е. 30-40 тыс.)15. Очевидно, что эти цифры сильно завышены. Если в сражении на р. Воже участвовало не более 6-9 тыс. с русской стороны, то на р. Пьяне едва могло быть более 10 тыс. Здесь присутствовали суздальское и нижегородское войско Дмитрия Константиновича, а также отправленная московским князем Дмитрием Ивановичем «рать владимирская, переяславская, юрьевская, муромская, ярославская» - 5 московских и 2 нижегородских полка.16 Численность полка точно не установлена и автоматически приравнивать его к тумену (10 тыс.) нельзя. Скорее всего, она не превышала 1 тыс. человек (самые смелые гипотезы – до 2-3 тыс.), но, вероятно, объединенное русское воинство на р. Пьяне насчитывало не более 7-8 тыс. Если применять пропорциональную схему подсчета к ордынскому воинству, то можно оценить его примерно в 5 тысяч конников.

Ход битвы

Все началось с того, что в 1377 г. хан Араб-шах, новый властитель Сарая, перешел Волгу с целью набега на Нижегородское княжество. Дмитрий Константинович, великий князь суздальский и нижегородский, начал готовиться к отражению врага и послал за помощью к зятю - великому князю московскому Дмитрию Ивановичу. Как и в 1373 г., когда Мамай разорял Рязанское княжество, Дмитрий Иванович собрал большое войско и лично выступил с ним к Нижнему Новгороду. Но по неизвестным причинам Араб-шах отложил свой набег и откочевал южнее русских границ. Казалось, что угроза отступила, и московский князь решил вернуться в Москву, оставив нижегородцам на всякий случай свои пять полков.

О случившемся далее следует рассказывать будущим командирам при обучении методом «от противного»: как сделать так, чтобы в условиях значительного численного преимущества гарантированно проиграть битву. Похоже, что и летописи так подробно и откровенно фиксируют горькие детали этой битвы именно в назидании потомкам.

Суздальский князь Дмитрий Константинович поставил во главе объединенного воинства сына Ивана, рассчитывая на то, что его молодость будет компенсирована опытом участия в успешном походе Д.М. Боброк-Волынского на Булгарию (1376), и отправил его за Пьяну с целью разведки и охраны границ.

Когда русские перешли реку, они узнали, что Араб-шах с отрядом откочевал далеко к Волчьей Воде, т.е. к р. Волчьей, протекающей на границе современных России и Украины. Эта новость необычайно порадовала русских ратников, которые, по словам летописца, «яко корысть многу мняще обрести», расслабились и принялись вести себя беспечно. Жаркая погода, стоявшая в начале августа, вынудила их снять и положить доспехи на телеги или держать во вьюках. Одежды воины держали распахнутыми, «аки в бане распревше», а щиты и копья вовсе не приготовили к бою. А еще войско разъехалось по «зажитьям» - местным поселениям с целью добычи фуража и продовольствия. Многие находили там крепкие напитки (мед или пиво), которые тут же употребляли. Единственное, что могло бы в этот момент исправить ситуацию – это, говоря словами А.В. Суворова, «бдение начальников, которое исправляет любые нечаянности». Но малый опыт командиров не способствует бдительности, да и ум их, по словам Карамзина, не соответствовал задачам и числу войска. Чувствуя себя как дома, князья с воеводами и вельможами разъехались для того, чтобы поохотиться на диких зверей и птиц. В лагере царила атмосфера расслабленности, самоуверенности и хмельного бахвальства: по замечанию Никоновской летописи, многие «хвастались, что один из них выедет на сто татар». Тот же Суворов отметил бы тут: «никогда не презирайте своего неприятеля».

 

Схема битвы на р. Пьяне. Современная реконструкция.

Источник: https://geocaching.su/?pn=101&cid=19154

 

Еще одной роковой ошибкой было «полное пренебрежение» разведкой: предаваясь веселью и утехам, русская армия не приняла во внимание сообщения о том, что неподалеку в степи могут быть другие ордынские военные отряды. Воспользовавшись этим, «поганые князья мордовские», с которыми у нижегородцев были частые стычки, показали татарам «из Мамаевой Орды» местоположение русского войска.

2 августа 1377 г., в воскресенье, «в шестом часу пополудни» (в 18 часов), когда войско достигли р. Пары, ордынцы, разделившись на пять полков, стремительно ударили в тыл ничего не подозревавшим русским. С гиканьем и криками, осыпая противника градом стрел, они обрушились на пеших и безоружных русских, которые спасаясь, побежали к Пьяне. Гонимые страхом и преследуемые врагом многие бояре и ратники бросились в реку и утонули, в том числе и командующий войском княжич Иван Дмитриевич. Что не удивительно, река в том месте достигает 100 м шириной, прибавьте еще бурное течение, крутые берега и жалящие ордынские стрелы вдогонку. Другой военачальник - князь Семен Михайлович вместе со своими вельможами погиб в схватке с противником.

Таким образом, Пьянское побоище обернулось для московско-нижегородской армии настоящим разгромом и почти полным истреблением. Русские границы оказались открытыми для вражеской рати, которая устремилась на Нижний Новгород. Лишившись боеспособной армии, Дмитрий Константинович бежал в Суздаль, оставив свою вотчину на разграбление врагам. Ордынцы сожгли Нижний Новгород и разорили княжество, угнав в плен множество женщин и детей. Лишь в конце августа русские князья смогли вернуться и похоронить воинов, павших в битве на р. Пьяне. Тело молодого княжича чудом отыскали на берегу, привезли в Нижний Новгород и захоронили в Спасской церкви внутри нижегородского кремля.

Историческое значение битвы

Битва на р. Пьяне продемонстрировала уязвимость границ Северо-Восточной Руси, что неизбежно должно было активизировать набеги всевозможных врагов. Осенью 1377 г. хан Араб-шах напал на русские земли за р. Сурой и разорил их, ордынцы нападали на русских купцов и разграбили Рязань. Возобновились столкновения между мордвой и русскими князьями. Поражение на Пьяни серьезно ослабило антиордынскую коалицию, на протяжении долгих лет собираемую Москвой: нижегородские и городецкие полки не приняли участия в последующих славных битвах Дмитрия Ивановича, да и рязанский князь Олег воздерживался от открытого участия в противостоянии Москвы и Орды. Слабость московского князя и его союзников вдохновила Мамая, пославшего в 1378г. сильное войско во главе с мурзой Бегичем на Москву. Но он не учел одного: Дмитрий Иванович всегда умел учиться на своих и чужих ошибках. В полном соответствии с поговоркой  - «за одного ученого - трех неученых дают» - тот блестяще использовал данные разведки, выбрав удачную дислокацию войск перед боем, что вкупе с дисциплиной и применением тактики обманного отступления привело к первой за долгие годы победе Северо-Восточной Руси над крупными силами ордынцев в битве на Воже (1378).

Удивительно, как при правильном подходе, поражение оборачивается победой!

 

Поле битвы на реке Пьяне. Наши дни.

Источник: pinterest.ru

 

Интересные факты:

  • Все без исключения летописцы с горькой иронией описывают события 1377 г. на р. Пьяне, обыгрывая ее печальное пророческое название. Автор «Повести», характеризуя потерявших бдительность и рассудок русских воинов, допускает такой каламбур: «Поистине – за Пьяною пьяные!». Есть в ней, по мнению В.Н. Русинова, и другой каламбур: во фразе «доидоша наши Пару» - не только упоминание р. Пары, но и древнерусский фразеологизм «дойти пару», означающий «дойти до состояния горячки»17. Это подтверждается рассказом Никоновской летописи, где сообщается о непомерной гордости захмелевших русских ратников, заявлявших: «может един от нас на сто Татаринов ехати, по истинне никтоже может противу нас стати…яко вси есмя Адамови внуци; они же в гордости величяющеся, и Господь Бог смири гордость их»18.
  • Высказано мнение, что само название реки могло измениться именно после этой битвы. Местные краеведы считают, что ее первоначальное название – Пиана (в переводе с финно-угорского - маленькая). Кстати, в тексте «Повести…» в начале рассказа летописец действительно называет реку Пианой, и, только в конце – горько каламбуря, переименовывает ее в Пьяну!

 

Битва на реке Пиане. 1367г. Гибель войска Булат-Темира. Лицевой свод. XVIв.

Источник: pinterest.ru

 

  • Интересно, что в 1367 г., за десять лет до печального Пьянского побоища, на этой же реке произошла другая битва, но с иным финалом для русского войска. В том году ордынский царевич Булат-Темир напал на Городецкое княжество. Великий князь Дмитрий Константинович вместе с братьями и сыновьями разбил ордынцев, оттеснил их к Пьяне и сбросил в реку. Враги понесли большие потери, а сам Булат-Темир по возвращении был казнен ханом. Косвенно эта победа и казнь ордынского царевича привели к усилению власти Мамая в Золотой Орде.

 

Смежные ссылки:

Битва на Воже

Смиренный правитель и яростный воин: 7 фактов о Дмитрии Донском

Дмитрий Константинович

«Великая замятня» в Золотой Орде

Мамай

 

Источники и примечания:

1 См.: Тихомиров М.Н. Куликовская битва 1380 года // Повести о Куликовской битве. М.: Академия наук СССР, 1959. С. 343.

2 См.: Львовская летопись… Ч. I… Географический указатель. С. 675; Пискаревский летописец… Указатель географических названий. С. 298.

3 См.: Московский летописный свод конца XV в. … Указатель географических наименований. С. 441; Никаноровская летопись… Указатель географических наименований. С. 404; Владимирский летописец… Указатель географических и этнических наименований. С. 226.

4 Кирьянов И.А. Нижний Новгород в период феодальной раздробленности Руси (XIII−XIV вв.) // История города Горького. Горький, 1971. С. 28; Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X–XIV вв. М.: Наука, 1984. С. 229, прим. 206; Русинов В.Н. К объяснению двух мест в тексте летописного рассказа о Пьянском побоище 1377 г. // Проблемы происхождения и бытования памятников древнерусской письменности и литературы. Сборник научных трудов. Н. Новгород, 2009. С. 132.

5 См.: Рогожский летописец // ПСРЛ. Т. XV. Изд. 2. Вып. 1. Пг., 1922 (репринт: М., 2000). Стб. 118−119; Симеоновская летопись // ПСРЛ. Т. XVIII. СПб., 1913. С. 118.

6 См.: Новгородская четвертая летопись // ПСРЛ. Т. IV. Ч. I. Вып. 1. Пг., 1915 (репринт: М., 2000). С. 308−309; Патриаршая или Никоновская летопись // ПСРЛ. Т. XI. СПб., 1897 (репринт: М., 2000). С. 27−28.

7 См.: Воскресенская летопись // ПСРЛ. Т. VIII. СПб., 1859 (репринт: М., 2001). С. 25−26; Ермолинская летопись // ПСРЛ. Т. XXIII. СПб., 1910. С. 121; Львовская летопись // ПСРЛ. Т. XX. Ч. I. СПб., 1910 (репринт: М., 2005). С. 198; Типографская летопись // ПСРЛ. Т. XXIV. Пг., 1921 (репринт: М., 2000). С. 134; Устюжские и вологодские летописи XVI–XVIII вв. // ПСРЛ. Т. XXXVII. Л., 1982. С. 34, 75; Никаноровская летопись // ПСРЛ. Т. XXVII. М.–Л., 1962. С. 71; Вологодско-Пермская летопись // ПСРЛ. Т. XXVI. М.–Л., 1959. С. 124; Тверской летописный сборник // ПСРЛ. Т. XV. СПб., 1863 (репринт: М., 2000). Стб. 436–437; Московский летописный свод конца XV в. // ПСРЛ. Т. XXV. М.–Л., 1949. С. 193−194; Устюжский летописный свод (Архангелогородский летописец). М.–Л., 1950. С. 57; Владимирский летописец // ПСРЛ. Т. XXX. М., 1965. С. 123; Пискаревский летописец // ПСРЛ. Т. XXXIV. М., 1978. С. 121.

8 В борьбе за ханский престол Бердибек убил отца и еще около двух десятков родственников по мужской линии, в результате чего после смерти самого Бердибека династическая ветвь монгольских ханов, идущая от хана Батыя, пресеклась.

9 Рогожский летописец… Стб. 104, 109, 112−113.

10 Рогожский летописец… Стб. 118−119; Симеоновская летопись… С. 119.

11 Карамзин Н.М. История государства российского. Кн. II. Т. V–VIII. СПб., 1842 (репринт: М., 1989). Стб. 25–27; Храмцовский Н.И. Краткий очерк истории и описание Нижнего Новгорода. Ч. I. Очерк истории. Н. Новгород, 1857. С. 26−27; Каптерев Л.М. Нижегородское Поволжье X−XVI веков. Горький, 1939. С. 94−95.

12 Соловьев С.М. Сочинения. Кн. II. Т. 3–4. М., 1988. С. 273; Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. М.–Л., 1950. С. 287; Вернадский Г.В. Монголы и Русь. Тверь−М., 2000. С. 263; Очерки истории СССР. Период феодализма. Ч. II (XIV–XV вв.). М., 1953. С. 220–221.

13 Экземплярский А.В. Великие и удельные князья северной Руси в татарский период с 1238 г. по 1505 г. Биографические очерки. Т. II. СПб., 1891. С. 413, прим. 1166; Насонов А.Н. Монголы и Русь (история татарской политики на Руси). М.−Л., 1940. С. 132; Егоров В.Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой // Куликовская битва. Сборник статей. М., 1980. С. 209, прим. 150; Кучкин В.А. Формирование государственной территории северо-восточной Руси в X−XIV вв. М., 1984. С. 229, прим. 206; Русинов В.Н. К объяснению двух мест в тексте летописного рассказа о Пьянском побоище 1377 г. // Проблемы происхождения и бытования памятников древнерусской письменности и литературы. Сборник научных трудов. Н. Новгород, 2009. С. 120–124.

14 Селезнёв Ю.В. Русско-ордынские военные конфликты XIII–XV вв.: Справочник. М.: Квадрига, 2010. С. 91.

15 Кожевников В.Г. Забытый. Путь к Полю. Исторические хроники времен Куликовской битвы. М.: Голос-Пресс, 2006. С. 392.

16 В Средние века полк — это вооруженный отряд, выставляемый от каждого княжества и крупных городов, возглавляемый князем (или воеводой) и имеющий собственный стяг.

17 Русинов В.Н. К объяснению двух мест в тексте летописного рассказа о Пьянском побоище 1377 г. // Проблемы происхождения и бытования памятников древнерусской письменности и литературы. Сборник научных трудов. Н. Новгород, 2009. С. 134.

18 Патриаршая или Никоновская летопись // ПСРЛ. Т. XI. СПб., 1897 (репринт: М., 2000). С. 27.

1. река Пьяна.jpg
2. Пьяна.jpg
3. пьяна.jpg
4. Пьяна.jpg
5. Список литературы для Пьяни.jpg

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты