АССИРИОЛОГИЯ

0 комментариев

Комплексная гуманитарная дисциплина (с доминирующей филологической составляющей), изучающая историю, язык и культуру древнемесопотамской (шумеро-аккадской) цивилизации.

Существовала с конца IV тысячелетия до н. э. по IV в. до н. э. и пользовавшейся особой словесно-слоговой письменностью, так называемой клинописью, восходящей к древнейшей шумерской пиктографии IV тысячелетия до н. э. В сферу внимания А. входят также все те многочисленные общества и культуры древности, которые использовали шумеро-аккадскую клинопись для создания своих текстов на аккадском языке (который одно время имел статус международного) или для записи шумеро-аккадскими знаками текстов на собственных языках (сирийская Эбла III тысячелетия до н. э., ханаанские царства, Угарит и страны хетто-хурритского мира во II тысячелетии до н. э., Урарту, Элам и ахеменидская Персия). История Первые находки, связанные с зарождением А., были сделаны в Персии. Первых непосредственных результатов в расшифровке клинообразных персидских надписей добился в 1802 немецкий филолог-классик Г. Ф. Гротефенд. Полная расшифровка персидской клинописи была осуществлена к середине 1830-х благодаря трудам англичанина Г. К. Роулинсона, француза Э. Бюрнуфа, норвежца К. Лассена и других ученых. Большую роль при этом сыграла Бехистунская надпись Дария I в Зап. Иране, написанная на трех языках (персидском, эламском и аккадском), сличение которых сильно продвинуло понимание клинописи, чему также способствовали находки в городах древней Ассирии. По­скольку они были раскопаны раньше остальных, письменность и передаваемый ею язык стали называть ассирий­скими. Анализ известных исторических фактов и ассиро-вавилонских имен собственных привел ученых к выводу, что ассирийский язык — семитский. Семитские же языки — древнееврейский, арамейский, сирийский, арабский и др. — были хорошо известны. Принадлежность аккадского языка к семитской семье сильно облегчила расшифровку ассирийских и вавилонских надписей. Первые шаги А. столкнулись с определенным скепсисом читающей публики, задававшейся вопросом: читают ли ассириологи свои тексты или толкуют их по догадке? Чтобы развеять эти сомнения, в 1857 был проведен эксперимент. Четыре крупных специалиста по клинописи, оказавшиеся тогда в Лондоне, — англичане Г. Роулинсон и У. Фокс-Тальбот, ирландец Э. Хинкс и француз Ж. Опперт — получили для перевода прорисовки одного и того же недавно обнаруженного текста, содержание которого никак не могло быть им известно заранее. Выполненные ими переводы почти полностью совпали. Стало ясно, что А. имеет статус настоящей науки. Поэтому 1857 считается годом рождения А. Дальнейшее накопление лингвистического материала способствовало уточнению и углублению знаний об аккадском языке. К концу XIX в. состоялось уже зарождение ряда школ ассириологической мысли. Наиболее известное течение — панвавилонизм, возникший в Германии на рубеже XIX—XX вв. и связанный с протестантской библеистикой. Характерная черта этого направления — преувеличение роли вавилонской цивилизации. Виднейшими представителями этой школы были Ф. Делич, Г. Винклер, П. Иензен, А. Иеремиас. В полемике с протестантами стала развиваться и католическая А.: католики готовили своих ученых внутри орденов, откуда вышел ряд крупных ассириологов, покончивших с панвавилонизмом (Ф. Куглер, А. Даймель — создатель учебника шумерского языка и свода шумерских идеограмм в нескольких томах, который используется до сих пор; Даймель также основал журнал «Orientalia», одно из важнейших ассириологических изданий мира, дающее полную библиографию работ по А., включая издаваемые в России). Археология Регулярное археологическое освоение Месопотамии началось несколько раньше, чем была прочитана клинопись. В 1820 англичанин К. Дж. Рич предпринял попытку раскопать в окрестностях города Мосул древнюю Ниневию. Вскоре Рич умер от холеры, а все, что ему удалось найти, — несколько десятков глиняных табличек с пока еще непонятными письменами, цилиндр с такими же знаками и ряд других предметов — поместилось в один ящик, отправленный в Британский музей. Этого оказалось достаточно, чтобы пробудить активный интерес к дальнейшим исследованиям в этих местах. В 1842 в районе Мосула появляется французский консул Э. Ботта. В поисках Ниневии он начал раскопки холма Куюнджик (под которым она действительно находилась), но, не найдя там ничего достойного внимания, перенес свои работы в Хорсабад, в результате чего была раскопана резиденция Саргона II Дур-Шаррукин. Ниневия была раскопана в конце 1840-х — начале 1850-х англичанином О. Г. Лэйярдом и ассирийцем (айсором) X. Рассамом. Лэйярд также раскопал холм Нимруд (древний Калах). Отличительными чертами этого первого, «романтического» периода месопотамской археологии являются отсутствие научной методики раскопок, сильный элемент кладоискательства, невнимательное отношение к находкам «невзрачного» вида. В результате этого древние города не столько раскапывались, сколько разрушались. Со временем положение дел менялось: раскопки приобретали все более научный характер, хотя в подлинную науку ближневосточная археология превратилась лишь в 1920—1930-е. Становление ассириологии в России Образованное русское общество узнало об А. прежде всего благодаря востоковеду и журналисту О. И. Сенковскому, популяризировавшему достижения А. С 1864 изучение истории Древнего Востока вошло в обязательную программу высшего образования в России. Русские исследователи появлялись в Двуречье намного реже своих западных коллег, но это не помешало отечественной науке внести весомый вклад в развитие А. Первыми русскими ассириологами стали профессиональные египтологи — В. С. Голенищев (1856—1947) и Б. А. Тураев (1868—1920). В. С. Голенищев собрал коллекцию египет­ских и переднеазиатских древностей (свыше 6 тыс. предметов), которая хранится ныне в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина (Москва). В 1891 Голенищев издал так называемые каппадокийские таблички — документы, найденные в Малой Азии (ассирийская торговая колония Каниш). Заслуга Голенищева состоит в том, что он верно определил язык, скрывавшийся под еще не расшифрованной староассирийской клинописью, как один из диалектов аккадского. Б. А. Тураев в своих трудах избегал узости взглядов, характерных для модного тогда панвавилонизма. Одной из заслуг этого ученого стало сохранение для России коллекции В. С. Голенищева, а также изучение и публикация ее материалов. Подлинным отцом русской А. стал М. В. Никольский (1848—1917). Особе значение имеет его работа с текстами, написанными по-шумерски. Преподавание аккад­ского языка начал в Санкт-Петербурге лингвист-семитолог, акад. П. К. Коковцов (1861—1942). Родоначальником академической преемственности в отечественной А. можно считать В. К. Шилейко (1891—1930). Этот необычный универсал был одновременно первоклассным поэтом-переводчиком, знатоком аккадского языка и литературы, шумерологом и хеттологом. Ученик В. К. Шилейко А. П. Рифтин (1900—1944) вновь учредил преподавание А. уже в Ленинграде в 1933. Он и его ученики создали научную базу современной отечественной А. Современная ассириология: некоторые тенденции и проблемы Зародившись во Франции и Англии, пройдя школу немецкой науки и «переболев» немецким панвавилонизмом, А. распространена ныне во всех развитых странах мира и в самом Ираке, на месте зарождения ассиро-вавилонской культуры. Германия по-прежнему остается одним из важных центров А. Среди немецких ученых выделяется В. фон Зоден, составивший «Аккадский словарь» и грамматику аккадского языка. Однако главный центр западной А. переместился в США, где большую роль в создании местной ассириологической школы сыграл учитель фон Зодена — бежавший от нацистов Б.  Ландсбергер. Крупнейшими американскими ассириологами являются и другие выходцы из Германии и Авст­рии — А. Л. Оппенхейм, А. Пёбель, Т. Якобсен, И. Е. Гельб, А. Гётце. А. Л. Оппенхейм и его ученики стали издавать в Чикаго 30-томный словарь аккадского языка. Кафедры A. существуют почти во всех университетах США. Менее крупные центры А. есть также в Европе, Израиле и арабских странах. Современная российская А. стремится удержать исключительно высокий уровень, достигнутый ею в 1960-х и связанный прежде всего с успехами ленинградской школы востоковедения и ее бесспорного лидера, выдающегося исследователя И. М. Дьяконова, чьи труды составили эпоху в истории отечественной А. Из ныне дей­ствующих российских ассириологов следует отметить в первую очередь В.  К. Афанасьеву (культура Месопотамии, шумерская литература), М. А. Дандамаева (социальные отношения в поздней Вавилонии), В. В. Емельянова (шумерология), И.  С. Клочкова (культура и менталитет древней Месопотамии), Л. Е. Когана (собственно филология и сравнительная семитология), Н. В. Козыреву (старовавилонский период), В. А. Якобсона (право, новоассирийский период). Несмотря на то что в настоящее время А. представляет собой зрелую и динамично развивающуюся науку, она сталкивается со многими проблемами. Одной из практически непреодолимых «объективных» трудностей А. стал непомерный объем накопившихся данных. Специалисты просто не успевают обрабатывать постоянно пополняющийся материал (прежде всего — вновь находимые и публикуемы тексты). Это побуждает многих ученых сужать поле своих изысканий. В послевоенную эпоху универсалов, подобных Ф. Тюро-Данжену, Л. Оппенхейму и др., практически не осталось. Возобладала тенденция к узкой специализации. Впрочем, жалобы на эти кризисные явления раздавались уже в 1920-е — в то время, которое с позиций сегодняшнего дня может показаться золотым веком ассириологической методологии. Следует отметить предпринятые в последние десятилетия в громадном масштабе критические переиздания памятников, сведенных в огромные корпуса и многотомные серии (например, проект «Царские надписи древней Месопотамии»); этими мерами А. пытается противостоять фрагментаризации и разбросанности своих исследований и публикаций. Кроме того, плодотворная работа, ведущаяся при сотрудничестве ассириологов с библеистами, археологами, лингвистами, специалистами в области древней геологии, зоологии и ботаники и т. д., и междисциплинарный подход в целом безусловно помогают преодолевать эти и многие другие проблемы. Важнейшую интегративную функцию для А. выполняет многотомная ассириологическая энциклопедия — Reallexikon der Assyriologie, издаваемая с 1932 под редакцией и с участием крупнейших ассириологов (издание еще не завершено).

Авторы статьи: Ковалев А.А., Немировский А.А.

© Российская Историческая Энциклопедия

Литература
  • Якобсон В. А. Ассириология // Лингвистической энциклопедический словарь. М., 1990
  • Историография истории Древнего Востока / под ред. В. И. Кузищина. Т. 1. М., 2008

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты