АССИРИЯ (аккад. Мат-Ашшур ‒ Страна Ашшура)

0 комментариев

Одно из крупнейших государств древнего Ближнего Востока.

В науке условно выделяются староассирийский (XX—XVI вв. до н. э.), среднеассирийский (XV—XI вв. до н. э.) и новоассирийский (X—VII вв. до н. э.) периоды в соответствии с этапами развития ассирийского диалекта и политической истории. Ашшур до XIV в. до н. э. и создание Ассирийского царства Предки ассирийцев, восточносемитские племена, родственные вавилонянам, расселились в области Среднего Тигра около рубежа IV—III тысячелетий до н. э. К середине III тысячелетия. здесь возникает поселение Ашшур, превратившееся в номовое государство. В XXIII—XXI вв. Ашшур входил в состав Аккадской державы и державы III династии Ура в качестве одного из их административных центров. При падении III династии Ура около 2000 Ашшур заняли соседние хурритские князья, обосновались в городе и отстроили его, возведя новые городские стены и новый храм бога Ашшура. С этого момента ассирийцы впоследствии отсчитывали начало своей государ­ственности. Около 1970 до н. э. власть в Ашшуре перешла в руки династии из коренных аккадоязычных ашшурцев, после чего Ашшур оставался самоуправляющимся номовым государством (А. в современной терминологии), большую часть времени сохранявшим политический суверенитет. Свободное гражданство Ашшура образовывало номовую общину (алу, дословно «поселение», «город»), делившуюся на домашние общины (биту), пользовавшиеся периодически переделяемыми участками общинной земли. Уже с начала II тысячелетия до н. э. среди них выделялись крупные собственники, чье благосостояние было связано в значительной степени с караванной торговлей. Верховная власть в алу Ашшура в первой половине — середине II тысячелетия до н. э. принадлежала совету старейшин (со сменяющимся составом), представлявшему общинную верхушку, и наследственному князю-градоправителю (аккад. ишшиаккум от шумер. энси — градоправитель), председательствовавшему в нем и возглавлявшему «исполнительную власть». В XX в. до н. э. правители Ашшура (в частности, Илушума) проложили военно-торговыми экспедициями путь на запад, к побережью Сирии и рубежам Анатолии, и в XIX — начале XVIII в. до н. э. существовала основанная ашшурцами экстерриториальная самоуправляющаяся сеть международных торговых колоний на территории Вост. Анатолии с центром в Канесе (современный Кюль-Тепе в Турции), обогащавшая прежде всего Ашшур. Находясь на территории различных малоазиатских царств, эти колонии пользовались в них внутренней автономией. Поскольку управлявшая ими выборная верхушка состояла почти исключительно из ашшурцев, в своих внутренних делах сеть колоний дополнительно подчинялась Ашшуру и платила ему налоги. В конце XIX в. до н. э. Ашшур был аннексирован верхнемесопотамской державой аморея Шамши-Адада I (среди современников была известна под названием Субарту, в науке часто обозначалась как Староассирийская), следствием чего стало угасание вышеуказанной сети колоний. Через некоторое время после смерти Шамши-Адада в 1775 до н. э. и распада его державы остаток последней (включая А.), удерживаемый его сыном Ишме-Даганом, был вынужден покориться Хаммурапи Вавилонскому (окончательно — в 1757 до н. э.), однако в 1742 до н. э, в связи со вторжением касситов в Верхнюю Месопотамию, Ашшур восстановил независимость под властью потомков Ишме-Дагана, смененных после ряда смут ок. 1700 до н. э. местной династией, основанной Адаси. Около 1500 до н. э. Ашшур при Пузур-Ашшуре III подтвердил и закрепил свою независимость от Вавилонии, заключив с ее царем Бурна-Буриашем I договор о границе. Во второй четверти XV в. до н. э. Ашшур, опасаясь растущего могущества Митанни, установил дружественные связи с египетским царем Тутмосом III, ведшим с Митанни ожесточенную войну, однако в ответ митаннийский царь Сауссадаттар разграбил Ашшур и принудил его признать зависимость от Митанни (середина XV в. до н. э.). Ок. 1400 до н. э. Ашшурбелнишешу сделал первый шаг к восстановлению ашшурских сил, построил новые стены города, а Эриба-Адад I (1380—1354 до н. э.), воспользовавшись династическими смутами в Митанни, отложился от Митанни и перешел под покровительство Вавилонии, но затем отверг и его, вернув Ашшуру полную независимость, а на исходе правления добился положения старшего союзника самого Митанни (после прихода к власти в последнем Артатамы II). Ашшурубаллит I (1353—1318 до н. э.), сохранив этот союз и воспользовавшись последней войной между Митанни и хеттским царем Суппилулиумасом I, вмешался в эту войну и в итоге развернувшихся событий удержал и аннексировал восточную область и владения самого Митанни, включая крупнейший культовый центр Ниневию; он стал также титуловать себя «царем» в международной переписке. Номовое государство Ашшур превратилось тем самым в обширное царство А., формирование которого было завершено при Ададнерари I (1295—1264 до н. э.), окончательно превратившем власть ассирийских правителей в царскую и начавшем официально титуловаться царем внутри страны. Среднеассирийская держава (XIII—XI вв. до н. э.) Ададнерари I развернул широкую экспансию и добился международного признания за собой ранга «великого царя», равного правителям остальных великих держав. Его преемники Шульманашаред I (Салманасар I) (1263—1234 до н. э.) и особенно Тукульти-Нинурта I (1233—1197 до н. э.) пытаются добиться уже фактического первен­ства среди них. Их правления образуют первое время великодержавия А. (XIII в. до н. э.), заполненное войнами против хеттов и их союзников на западе и против вавилонян на юге, идущими в целом с переменным успехом и нарастанием масштабов (вплоть до кратковременной аннексии Вавилонии ок. 1225 до н. э.). Большую часть этого времени А. контролировала всю Верхнюю Месопотамию. Однако династические смуты, разразившиеся в А. в начале XII в. до н. э., привели к переходу превосходства к вавилонскому царю Ададшумуцуру, который даже на короткое время подчинил А. своему влиянию. Около 1165 до н. э. пришельцы с Балкан (так называемые восточные мушки), продвинувшись через территорию разрушенного ими Хеттского царства (см. Хатти), поселились на Верхнем Евфрате, и в течение следующих 50 лет А. приходилось отражать их периодические набеги на свои владения в Верхней Месопотамии. Полный разгром Вавилонии эламитами (середина XII в. до н. э.) и последовавший затем разгром восстановленным Вавилон­ским царством самого Элама (ок. 1115 до н. э.) создали новые условия для А. Тукультипалэшарра I (Тиглатпаласар I) (1114—1076 до н. э.) предпринял исключительно широкомасштабные завоевания, раздвинув границы покорившихся ему территорий до Черного моря (в районе современного Батума), гор Тавра и Средиземного моря (где ему подчинились финикийские города от Арвада до Сидона), а также центрально-восточных склонов Загроса. Он с переменным успехом продолжал начавшиеся еще в 1130-х до н. э. войны с Вавилонией, одно время занимая сам Вавилон, и совершил множество походов против ахламейских племен Сирийской степи (арамеев). При преемниках Тиглатпаласара А. стремительно утрачивает могущество под натиском арамеев. Около 1000 до н. э. они прорвали с запада ассирийскую оборону по Евфрату и захватили практически всю Верхнюю Месопотамию, поставив А. на грань гибели; под властью ассирийских царей X в. до н. э. (от них дошли одни имена) остались лишь бассейн Среднего Тигра и Харран. От этой катастрофы отсчитывается последний, так называемый новоассирийский период истории А. (X—VII вв до н. э.). Общий строй коренных, имевших общинное самоуправление городов А. известен по так называемым среднеассирийским законам (XV—XIII вв. до н. э.), регулировавшим жизнь ашшурской городской общины, носившим архаический, сугубо патриархальный характер и являющимся самым жестоким из всех известных древнеближневосточных кодексов. Допускались широкое ростовщичество и полное порабощение за долги. Присоединенные же к А. территории составили в основном фонд государственной (царской) земли, чьи жители находились в неограниченном административном подчинении царю А. В среднеассирийский период сформировались основные особенности Ассирийской державы, сохранявшиеся до конца ее истории: 1. Достаточно ограниченная власть царя над коренными ассирийскими городами при полновластии над завоеванными территориями (побуждавшая, в частности, царей строить себе новые, военно-служилые столицы, отрываясь от Ашшура, хотя тот всегда сохранял значение священной столицы державы). 2. Ассирийская держава в первые века своего существования являлась плодом попытки одной — ашшурской — граждан­ской общины и сформировавшегося при ней царского военно-служилого двора захватить власть над большей частью Передней Азии. Непомерность этой задачи при ограниченных ресурсах коренной А. заставляла царей компенсировать эту слабость крайним напряжением военной деятельности и устрашением соседей, но так и не позволяла им прочно освоить завоеванные области; поэтому для А. типичны непрерывная военная экспансия, многократные покорения одних и тех же территорий и борьба со столь же непрерывными восстаниями покоренных; отсюда вытекала и беспрецедентная жестокость ассирийцев при завоеваниях и в карательных походах. 3. В результате империя существовала в характерном «пульсирующем» ритме: правление каждого царя обычно начиналось с подавления мятежей, вызванных смертью его предшественника, и продолжалось попытками совершить новые завоевания. Со смертью царя часть присоединенных им земель тут же отпадала, и все повторялось снова. В целом масштаб ассирийских завоеваний медленно, но неуклонно расширялся, и росла площадь окончательно покоренной территории: с начала IX в. до н. э. из ассирийского подчинения уже никогда не выходила Верхняя Месопотамия, с конца VIII в. до н. э. (и до времен крушения А.) — Сирия. Прочно покорить Вавилонию ассирийцам так и не удалось, и именно это стало в итоге причиной их гибели. 4. История А. изобиловала узурпациями; многие удачливые администраторы и военачальники были отдаленными потомками давно умерших царей. 5. В А. сложилась особая идеология «священной войны», согласно которой войны ассирийских царей предпринимаются по приказу и во славу Ашшура, бога-покровителя города и царства (что отражало исключительную роль храма Ашшура в функционировании ассирийской государственности). Новоассирийская держава (X—VII вв. до н. э.) Из упадка, в который А. ввергли арамеи, ее вывел Ададнерари II (911—891 до н. э.), развернувший новую серию ассирийских завоеваний. При его преемниках, особенно при Ашшурнацирапале II (883—859 до н. э.), Салманасаре III (858—824 до н. э.) и Ададнерари III (810—783 до н. э.) А. осуществляет стратегию, направленную на то, чтобы, держа в страхе и зависимости горцев на севере и востоке при помощи периодических вторжений, неуклонно продвигаться на юг и запад с целью взять под свой контроль основные источники сырья, центры производства и торговые пути от Персидского залива до Армянского нагорья и от Сев.-Зап. Ирана до Средиземного моря и до гор Тавра. Осуществление этой стратегии доводило ассирий­ские войска до бассейна оз. Ван, Персидского залива, Киликии, Дамаска и Каспия, но не приводило к прочному господству А. за пределами Верхней Месопотамии. Столица царей А. в IX в. до н. э. была перенесена в Кальху (см. Калах). В первой половине VIII в. до н. э. А. вновь теряет все свои владения, кроме Верхней Месопотамии, прежде всего под ударами Урарту. В результате очередной гражданской войны к власти пришел Тиглатпаласар III (745—727 до н. э.), создавший огромную регулярную армию, развернувший новые завоевания и начавший политику «вырывания с корнем» (нацаху), т. е. депортаций значительных групп покоренных народов и расселения их в иных областях империи. По-видимому, Тиглатпаласар III почти полностью перенес опору царской власти на денационализированную военно-служилую массу (в основном арамееязычную). В 743—735 до н. э. он разгромил Урарту и его союзников в Сирии и на юго-востоке Малой Азии, подчинив последние регионы и отторгнув от Урарту полосу земель на юге Армянского нагорья, затем покорил все Вост. Средиземноморье, а в 729 до н. э. завоевал Вавилонию и присоединил ее к А. на правах личной унии. Крупные завоевания совершил он также в Мидии, в Зап. Иране. Со времен Тиглатпаласара покоренные области все чаще переходят под прямую власть А., включаясь в ее провинции, хотя на периферии остаются вассальные образования. Его преемники пытались удержать отпадающие области, расширять державу и то теснить привилегированные коренные города, то примиряться с ними. Салманасар V (727—722 до н. э.) подавил мятеж Израильского царства и аннексировал его, осадив Самарию. Узурпатор Саргон II (722—705 до н. э.) взял Самарию, а впоследствии вел войны и на горном севере, против Мидаса Фригийского на рубежах Юго-Вост. Малой Азии и против Русы I в Урарту, и на востоке, и на юге — против восстающих вавилонян и союзного им Элама. Погиб он в борьбе с фригийцами в горах Тавра, после чего от А. безнаказанно отпал почти весь юго-восток Малой Азии. Саргон построил новую царскую резиденцию Дур-Шаррукин (современный Хорсабад), а его потомки — Саргониды — правили А. вплоть до ее гибели. На 745—705 до н. э. пришлась основная наступательная фаза новоассирийской экспансии. На следующем этапе, в 704 — около 640 до н. э. шла уже борьба за удержание и частичное расширение совершенных ранее ассирийских завоеваний. При Тиглатпаласаре III — Саргоне II определились и основные «фронты» ассирийской внешней политики (южный — вавилоно-эламский, западноиранский — мидийский, северный — урартско-маннейский, северо-западный — сирийско-фригийский, западный — левантий­ско-египетский) и ее главная проблема — Вавилон. Автономные самоуправляющиеся города Вавилонии, прежде всего сам Вавилон, не желали терпеть иноземное господство, раз за разом свергая ассирийскую власть. Ассирийцы могли бы уничтожить Вавилонию, но не решались на это. Их держава выросла из города-государства на периферии Вавилонии, и в последней они привыкли видеть свою культурную метрополию; они стремились всеми способами добиться от Вавилона признания, но не уничтожать его. За 100 лет ассирийцы перепробовали все мыслимые способы обращения с Вавилонией — от номинально равноправной личной унии (VIII в. до н. э.) до попытки полной аннексии (при Синаххерибе), но так и не решили этой задачи, что в конце концов стало одним из главных причин гибели А. Синаххериб (705—681 до н. э.) перенес столицу в Ниневию, смог подавить сопротивление Иудеи и нанести поражение Египту, пытавшемуся поддерживать ее (701 до н. э.), а большую часть правления провел в войне с мятежным Вавилоном и его эламскими союзниками, завершив ее тем, что после осады 689—688 до н. э. взял и разрушил Вавилон, полностью аннексировав Нижнюю Месопотамию. В 681 до н. э. он был убит заговорщиками, а его преемник Асархаддон (681—669 до н. э.) восстановил Вавилон и Вавилонию как особое царство, находящееся в унии с А. Асархаддону пришлось столкнуться с ираноязычными кочевниками, вторгшимися в Переднюю Азию — киммерийцами и скифами. В 679 до н. э. он отразил нашествие киммерийцев на северо-западе, а ок. 675—672 до н. э. справился с кризисом, вызванным появлением скифов в Сев.-Зап. Иране (где в связи с этим от А. отложилась Мидия), заключив со скифами, создавшими свое царство в Иране, союз, ставший главным фактором в охране ассирийских границ на севере. В 671 до н. э. он завоевал Египет и подчинил А. североарабские племена. Его преемник Ашшурбанипал (669—627 до н. э.; в Вавилонии удельным царем при нем был его брат Шамашшумукин) в 660-х добился распространения верховной власти А. на юг и запад Малой Азии, где Лидия и Фригия (Мушку) признали ее из страха перед киммерийцами, а также на Мидию и приурмийскую Манну в Иране, а в 663 до н. э. окончательно изгнал эфиопов из Египта, разгромив Фивы. Однако затем наступила полоса неудач: в 655—654 до н. э. отложились Египет и недавние приобретения в Малой Азии, в 653 до н. э. восстали и напали на Ниневию мидяне, от которых А. спаслась, только призвав на помощь скифов, а в 652—648 до н. э. Ашшурбанипал вынужден был бороться с восставшим против него Шамашшумукином, союзным ему Эламом, арабскими царьками и отложившимися правителями Палестины и Финикии. С величайшим напряжением сил А. победила всех своих врагов; в 648 до н. э. пал Вавилон, в 644—643 до н. э. ассирийцы аннексировали Элам и добились признания своей верховной власти от Урарту, Лидии и Персии. А. достигла наибольшей территориальной протяженности, но теперь ее могущество держалось в значительной степени на союзе со скифами. Когда те в 630-х до н. э. неожиданно обрушились на А., она была сломлена: скифы разграбили западную часть ассирийских владений вплоть до границ Египта, и А. утратила все владения к западу от Евфрата. Поражение вызвало в А. смуту, во время которой в 626 до н. э. вновь отложилась Вавилония, возглавленная халдейским князем Набопаласаром, а за власть в А. боролись сыновья Ашшурбанипала, Ашшурэтелилани и Синшаришкун, вышедший в итоге победителем. Война ассирийцев с вавилонянами шла с переменным успехом, пока против А. в 615 до н. э. не выступила и Мидия; на стороне А. воевали Урарту и Манна, а с 616 до н. э.— и египетские войска. В 614 до н. э. мидяне разгромили Ашшур, в 612 до н. э. пала Ниневия; а в 609 до н. э. было сломлено последнее сопротивление ассирийцев на западе Верхней Месопотамии. Аккадоязычное население коренных ассирийских городов было почти полностью истреблено, а остатки смешались с арамеями, на которых перешло само имя «ассирийцы» (откуда греч. «сирийцы» как обозначение арамеев и современное «айсоры» как самоназвание их существующего по сей день этноса). Ассирийские столицы перестали существовать. Внезапное падение А. было вызвано двумя факторами: оторванная от любых социальных традиций военно-служилая масса, на которую опирались Саргониды, в итоге превратилась в самодовлеющую силу (что и было главным фактором смут и падения ее военной эффективности), а объединяя Переднюю Азию и втягивая все больше и больше сопредельных стран в орбиту единой политики, А. сама сплачивала их вокруг общей цели — стремления уничтожить ее и навлекала на себя удары таких широких коалиций, каким не могла противостоять (та самая интеграция, которой ассирийцы насильственно подвергли Переднюю Азию, приводила к тому, что даже страны, лежащие на противоположных ее окраинах или совершенно чуждые друг другу, вступали в антиассирийские союзы; таковы были лидийско-египетский союз, коалиция Шамашшумукина, вавилоно-мидийский союз). В сфере политических концепций А. приближалась к идее «божьего правления» страной, где царил над А. собственно бог Ашшур, а царь был просто следующим звеном прямой вертикали власти, соединявшей бога с его подданными. При коронации правители возглашали: «Ашшур — царь!», а завоевания понимались как превращение покоренных в «подданных бога Ашшура». Наконец, ассирийцы считали свою страну вечным обиталищем мироводержавия, которое никогда не будет от нее отнято. Ассирийская культура не имела значительных оригинальных достижений. Ее основы были унаследованы от восточносемитских предков, многое заимствовано из Вавилонии. Ассирийский приоритет прослеживается лишь в сферах, связанных с войной: в преображении жанра царских анналов за счет подчеркивания грандиозных военных побед и чудовищных расправ с побежденными, создании соответствующих рельефов и развитии вышеупомянутых концепций миродержавия и «священной войны» по приказу Ашшура.

Автор статьи: Немировский А.А.

© Российская Историческая Энциклопедия

Литература
  • см. при ст. Месопотамия Древняя

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты