АРАВИЯ

0 комментариев

Историко-географическое понятие для обозначения цивилизаций, сложившихся на Аравийском полуострове.

Основной массив Аравийского п-ва занят пустынями, крупнейшими из которых являются Руб-аль-Хали на юго-востоке и в центре, Нафуд на северо-востоке и Рамлат ас-Сабатайн — на юге. Запад А. в значительной степени занят возвышенностями: Йеменским плато, Асиром и Хиджазом. Особенности рельефа обусловили развитие цивилизации на основной части Аравийского п-ва в оазисах. Крупнейшими и наиболее значимыми из аравийских оазисов были Петра на северо-западе, Тайма и Думат аль-Джандал на севере, аль-Ула (Дедан) на западе, Ха’ил в центре, Герра — на востоке и Кариат аль-Фау на юге. Эти оазисы явились центрами государственных образований наиболее могущественных племенных союзов: набатеи, самуд, кинда и др. В ином направлении протекало развитие цивилизации на юге Аравии, где вдоль речных долин на основе поливного земледелия и скотоводства складывались государства Саба, Катабан, Аксум, Маин, Химйар, Хадрамаут и ряд других маргинальных государственных образований. В совокупности они образовывают древнеюжноаравийскую цивилизацию, которую еще именуют сабейской, по наименованию государства Саба. Природные условия Государства Южн. А. концентрировались на юго-западе Аравийского полуострова. В настоящее время данную территорию занимает республика Йемен. Этот регион окаймлен прибрежной равниной Тихама, протянувшейся вдоль Красного моря на 400 км практически до широты Мекки и на 50 км в ширину. Западная прибрежная часть Тихамы практически не имеет природных запасов воды, температура достигает 55 °С при почти 100 % влажности. Восточная часть Тихамы, примыкающая к горному массиву, имеет лучшее естественное орошение, к тому же с гор в Тихаму стекает дождевая вода. Горные массивы Хаулан, Джебель Наби Шоб и Серат, тянущиеся к востоку от Тихамы, достигают в высоту 3760 м. Их разделяют ущелья и вади — сухие русла рек, заполняемые дождевой водой, которую приносят летние муссоны. Центральную часть Йемена занимает горное плато высотой до 2000 м. С юга от Аравийского моря его окаймляет прибрежная равнина, отделяемая от центральной пустынной части страны — пустынь Рамлат ас-Сабатайн и Руб аль-Хали — горным массивом. Эту часть Аравийского п-ова также пересекают многочисленные вади, наполняющиеся водой только в краткий период сезонных дождей. Крупнейшая вади Южн. А. — вади Хадрамаут, расположенная в восточной части Йемена. Влажные и жаркие прибрежные равнины соседствуют с высокими горными кряжами, за которыми тянутся бескрайние пустыни. Климат в Южн. А. всегда был засушлив. Однако засуха сменялась более влажными периодами. Последний такой период относится к 8000–5000 до н. э. В это время в Южн. А. встречались растения и животные, давно уже исчезнувшие из-за наступившей впоследствии засухи. Ныне сухие русла рек — вади Джауф и Хадрамаут — составляли единую реку, питаемую водами, которые стекали с гор на северо-западе региона. Эта река впадала затем в Индийский океан на юге. Природные условия Южн. А. в значительной степени обусловили образ жизни населения и, соответственно, направления развития древних южноаравийских обществ. В пустынных и полупустынных регионах вокруг небольших оазисов развивалось кочевое верблюдоводство. Наличие крупных оазисов вне пустынь, таких как Мариб, Наджран и Райбун, способствовало раннему развитию оседлой земледельческой цивилизации в Южн. А. Оазисы служили важнейшими перевалочными пунктами и в караванной торговле, в частности, благовониями — важной составляющей экономики древних государств Южн. А. В горных массивах развивалось террасное земледелие. В то же время горы и пустыни выполняли и разделительную функцию, в значительной степени обусловив своеобразие каждого из древних южноаравийских обществ. Догосударственный период Наличие воды и камня, легко поддававшегося обработке, явились теми условиями, которые позволили человеку начать освоение территории Южн. А. с самой отдаленной древности. Древнейшая палеолитическая стоянка датируется приблизительно I млн до н. э. В период неолита в распоряжении древнего человека появляются стрелы, что говорит о развитии навыков охоты. Происходит доместикация ряда животных и растений. К VII тысячелетию до н. э. относятся древнейшие образцы наскального изобразительного искусства. В III тысячелетии до н. э. в жизни древних обществ Южн. А. происходят существенные сдвиги. На территории будущего государства Саба начинает развиваться система искусственной ирригации, что дало мощный импульс в развитии земледелия во всей Юго-Зап. А. К концу II тысячелетия до н. э. на востоке и в центре Аравийского п-ова завершается процесс доместикации верблюда. В результате быстро активизируются контакты как внутри южноаравийских государств, так и с торговыми партнерами за пределами Аравийского п-ова. Наиболее изученной и масштабно представленной для бронзового века является недавно открытая археологическая культура Сабир. Ее носители занимали Тихаму и ограничивающие ее с востока и юга предгорья вплоть до современного Адена. Сабирцы говорили, вероятно, на языке кушитской группы. Их основными занятиями были ирригационное земледелие, скотоводство и рыболовство. Тесные связи соединяли Сабир с одновременными культурами Вост. Африки. Вполне оправданной для II тысячелетия до н. э. является идентификация территории, занятой носителями культуры Сабир, со страной Пунт, прославленной в египетских текстах как источник благовоний и диковинных животных. Позднее юго-запад Аравийского п-ова (область Ма‘афир) будет известен как библейская страна Офир, в которую царь Соломон снарядил морскую экспедицию. Упадок культуры Сабир приходится на рубеж II–I тысячелетий до н. э. Возможно, он был связан с приходом новых волн населения Южн. А. — племен, говоривших на семитских языках южноаравийской группы, материальная культура которой была тесно связана с Южн. Палестиной и Сев.-Зап. А. Датировка цивилизации древней Южной Аравии Для истории древней Южн. А. до сих пор не выработано абсолютной хронологии. Надписи — основные источники для датировки древней южноаравийской истории — для почти тысячелетнего периода дают только относительную и очень приблизительную хронологию. Монеты, появляющиеся в Южн. А. в IV в. до н. э., позволяют только уточнить последовательность правителей. Лишь со II в. до н. э. южноаравийская хронология вырисовывается более определенно: надписи датируются по определенной эре, последовательность правителей обретает ясность. Проследить точную хронологическую параллель возможно с I в. н. э., когда в античной географической литературе появляются детальные описания Южн. А. и упоминаются ее цари. Периодизация истории древней Южн. Аравии В целом история древней Южн. А. делится на 6 основных этапов. Около 1200–700 до н. э. — «прото-южноаравийский»: рождение государства Саба. Около 700–110 до н. э. — «период караванных царств»: доминирование Сабы и Катабана. Около110 до н. э.–300 н. э. — «период сражающихся царств»: попеременное доминирование Сабы и Химйара. Около 300–525 н. э. — объединение всей Южн. А. под властью Химйара. 525–571 — доминирование Аксума. 570–632 — преобладание сасанидского Ирана. Источники по истории древней Южной Аравии История древней Южн. А. фиксируется по результатам археологических раскопок, по данным эпиграфики — надписям на камне, металле, черенках пальмовых листьев, сведениям античных авторов, средневековых арабских географов и историков. Южноаравийский алфавит происходит, как и почти все современные системы письма, из финикийской письменности. В отличие от последней, южноаравийский алфавит содержит 29 знаков. Древнейшие южноаравийские надписи относятся к X — середине VIII в. до н. э. Позднейшая надпись относится к 559–560 н. э. Самые ранние надписи характеризуются монументальностью исполнения и геометричностью почерка. Со временем стилистика написания менялась, принимая весьма разнообразные формы. Несмотря на то, что в Южн. А. использовалась одна система письменности, население в древности говорило и писало на нескольких, весьма отличающихся друг от друга диалектах, относящихся к южноаравийской группе семитской языковой семьи. Основными такими наречиями были сабейский, минейский (язык населения Маина), катабанский и хадрамаутский диалекты. Они близко родственны между собой, их объединяет родство с арабским и эфиопским. Первым европейцем, описавшим южноаравийскую надпись, был К. Нибур, но он ее не скопировал. Эта честь принадлежит Ульриху Ясперу Зеетцену. Интересно, что почти одновременно с Зеетценом, 12 мая 1810 Генри Салт обнаружил первую южноаравийскую надпись в Эфиопии. В течение 30 лет эти и последовавшие за ними находки волновали умы европейских филологов, пока в 1841 Вильгельм Гезениус в Галле и Эмиль Редигер в Геттингене, опираясь на копии южноаравийского алфавита, оставленные в арабских средневековых рукописях, не расшифровали 2/3 его знаков. Лишь к концу XIX в. южноаравийский алфавит был расшифрован полностью. В 1868 А. де Лонгперье опубликовал первое изображение южноаравийской монеты. Только в 1970-е в результате археологических раскопок и покупок у антикваров начинается масштабное систематическое изучение монетного дела Южн. А. Древнейшая южноаравийская чеканка находилась под влиянием афинского монетного типа. Первые монеты в Южн. А. были отчеканены в Катабане в начале IV в. до н. э. На них изображена голова Афины, сова, оливковая ветвь, греческие буквы. Афинская и римская чеканка оказали влияние и на развитие монетного дела в Сабе. На их монетах выбивали знаки южноаравийского алфавита, сабейские монограммы. Чеканка Сабы и Хадрамаута следовала персидскому или малоазийскому стандарту. Римский монетный тип в I в. н. э. вытесняет афинские имитации из Хадрамаута. Со II в. до н. э. ведет свою историю монетное дело царства Химйар. Несмотря на то, что Южн. А. в IV–V вв. была объединена под властью Химйара, общенациональной монеты не чеканилось, в обращении оставались монеты позднего сабейского типа. «Открытие» Южн. Аравии Долгое время реальная Юж.н А. оставалась практически не известной в Европе. Скудость сведений античных авторов об этом регионе, удаленность от Средиземноморья, тяжелый климат, необходимость пересечь трудное для навигации Красное море или пустынный Аравийский п-ов, враждебность аравийских племен по отношению к прибывавшим европейцам обусловили то, что история государств этого региона была практически забыта. В X в. йеменский ученый-энциклопедист аль-Хамдани составил энциклопедию «аль-Икиль», один из томов которой посвящен истории Южн. А. Его можно считать первым историком, обратившимся к этому региону. Позднейшие европейские исследователи пользовались его книгой как путеводителем. Первым европейским путешественником, посетившим в 1500–1505 нынешнюю территорию Йемена, был итальянский мореплаватель Лодовико ди Вартема. В XVI в. Южн. А. становится объектом борьбы Португалии и Османской империи. Португальский мореплаватель Васко да Гама в 1507 сумел на время занять о-в Сокотра. Его попытки овладеть Аденом — важнейшим портом при выходе из Красного в Аравийское море — не увенчались успехом, и в 1538 Аден перешел под власть турецкого султана. Португальский священник Паэз посетил в 1589–1594 Хадрамаут, описал богатство Мариба и даже провел некоторое время в неволе в Сане. Он был одним из первых, кто прославил Йемен как родину превосходного кофе. В 1762–1763 датский ученый К. Нибур совершил несколько путешествий по Южн. А., положив начало ее научному изучению. Его книга «Описание А.» на протяжении целого столетия оставалась настольной для всех, кто обращался к истории и географии этого региона. 6 мая 1834 английские морские офицеры во главе с Дж. Р. Уэллстедом посетили Кану — главный порт древнего Хадрамаута. Знакомство с руинами Райбуна — крупнейшего земледельческого оазиса Хадрамаута — начинается с путешествия Адольфа фон Вреде, отчет о котором был опубликован в 1870. Притоку европейцев в Южн. А. способствовало и открытие в 1869 Суэцкого канала. Систематическое изучение надписей — главного источника по истории древней Южн. А. — было положено в 1870, когда французский исследователь Жозеф Галеви был отправлен французской Академией надписей и изящной словесности в Йемен для сбора материала к готовившемуся корпусу древних южноаравийских надписей. В 1882–1892 его работа по заданию той же Академии была продолжена австрийским ученым Эдуардом Глазером. Глазер составил и грамматику сабейского языка. Первые археологические раскопки в Южн. А. были проведены только в 1928 немецким исследователем Карлом Ратйенсом, который провел работы в святилище аль-Хукка в 23 км к северо-западу от Саны. Наибольший вклад в 1930—1960-е в изучение древней Южн. А. внесли географы Х. фон Виссманн (Австрия) и Джон Филби (Великобритания), филологи Гонзак Райкманс (Голландия) и Жаклин Пирренн (Бельгия). Систематическое и масштабное археологическое, лингвистическое, этнографическое изучение древней Южн. А. началось только в последней четверти XX в. (см. сабеистика). Первые государства на территории Южной Аравии Из южно-аравийских государств наибольший след в истории оставили Саба, Катабан, Маин, Химйар и Хадрамаут. Их развитие определялось географическим положением юго-запада Аравийского п-ова на побережье Красного и Аравийского морей, между прибрежными равнинами, окружающими их горами, возвышенностями и пустыней. Экономической основой складывания южноаравийской цивилизации явилось террасное земледелие, скотоводство (прежде всего, верблюдоводство), посредническая торговля по Пути благовоний — аравийскому аналогу Великого Шелкового пути. Религия древней Южной Аравии Внутренний мир жителей древней Южн. А. известен мало. Богатый урожай и здоровое потомство составляют большую часть просьб, обращенных к богам. Цари же и их слуги благодарили своих покровителей за благополучное возвращение из похода, богатую добычу, посрамление врагов. Функции большей части божеств остаются неясными. Южноаравийские божества обладали астральной природой, что следует из их имен: Шамс (солнце), Сахар (рассвет), Астар (Венера). В каждом царстве почитали свое династическое божество. Главным сабейским божеством, упоминаемым в древнейших надписях, был Альмака. Наиболее почитаемым божеством Маина являлся Вадд. В Хадрамауте династическим богом был Син, лунное божество, к имени которого добавляют эпитет Алим («Син ритуальных трапез») — по одной из главных особенностей его культа. Имя Син, по-видимому, родственно имени месопотамского бога луны Сина, хотя символом последнего был орел, что указывает, скорее, на связь с солнцем. Женским божеством солнца выступала Зат-Химйям, мужским — Шамс. В Катабане наиболее часто упоминаемым богом был Амм. Наиболее почитаемым южноаравийским святилищем являлся Аввам — храм Альмака в Марибе. Обожествление людей в древней Южн. А. имело место крайне редко и было, вероятно, заимствовано из римского Египта. Человеческие жертвоприношения не известны в Южн. А., кроме тех случаев, когда речь шла о военнопленных. Судя по распространенности магических знаков на наскальных граффити, магия занимала значительное место в религиозных представлениях жителей Южн. А. Вера в посмертное существование также была их характерной чертой. С IV в. н. э. на территории Южн. А. начинают распространяться иудаизм и христианство. К этому времени в надписях уже встречаются упоминания безымянного единого бога, что дает основание предполагать наличие монотеистических тенденций в религиозной жизни. К V в. упоминания об астральных божествах практически исчезают, хотя древние верования еще долгое время сохранялись, даже в период утверждения ислама. Последние сабейские надписи были оставлены в первой половине VI в. н. э. христианами или иудеями.

Автор статьи: Бухарин М.Д.

© Российская Историческая Энциклопедия

Литература
  • Грязневич П. А. Историко-археологические памятники древнего и средневекового Йемена. Полевые исследования 1970–1971 // Южная Аравия. Памятники древней истории и культуры. Вып. 2. Часть 1. СПб, 1994
  • Седов А. В. Древний Хадрамаут. Очерки археологии и нумизматики // Труды Российской археологической миссии в Республике Йемен. Том III. М., 2005

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты