ЗАВЕ́СА

0 комментариев

ЗАВЕСА, богослужение - один из важных предметов ветхозаветного богослужения, представлявший собой ткань из голубой, пурпуровой и червленой шерсти и крученого виссона.

(Согласно толкованию Иосифа Флавия, «четыре рода материалов, из которых была соткана завеса, [соответствовали] четырем стихиям» - Ios. Flav. Antiq. 3. 7. 7) с изображениями херувимов на ней.

Завеса, висевшая на массивных столбах, отделяла святилище ветхозаветных скинии и затем храма от Святое Святых (см., напр.: Исх 26. 31-37; 1 Макк 4. 51; Евр 9. 3). Поскольку стена между Святое Святых и святилищем во Втором храме была толщиной в локоть, было решено вешать 2 З.- с внутренней и внешней стороны входа в Святое Святых: внешняя откидывалась направо, внутренняя - налево. «Великие ворота» храма также закрывались снаружи завесы, висевшей на золотом пруте; она была тех же 4 цветов, что и завеса. Святое Святых, на ней было изображение небесных звезд. Иосиф Флавий называет выделку этой завесы вавилонской (Ios. Flav. Antiq. 14. 7. 1; Idem. De bell. 5. 5. 4). В праздничные дни, когда в храм приходило множество народа, завеса притвора поднималась, чтобы народ мог видеть внутренность святилища (Ibidem). Согласно апокрифическому «Протоевангелию Иакова», Пресв. Дева прежде Благовещения была избрана для того, чтобы участвовать в прядении завесы Святое Святых (Protev. Jac. 10).

Евангельские повествования о страданиях и смерти Господа Иисуса Христа упоминают, что завеса Святое Святых разорвалась во время смерти Спасителя, что имело важное символическое значение (Мф 27. 51; Мк 15. 38; Лк 23. 45; об этом же событии говорится и в правосл. гимнографии - см., напр., тропари 7-х песней воскресных канонов 1-го и 3-го гласа).

Духовный смысл ветхозаветной завесой в полноте раскрывается в Евреям Послании (в Евр 10. 20 З. называется плоть Христова, скрывавшая Его Божество).

В богослужении христианской Церкви.

Завеса может отделять алтарную часть храма от наоса. В различных богослужебных традициях христианского Востока завеса появилась не позднее VI века (с этим связано и включение особых молитв о завесе в состав ряда восточной литургий). Установление практики отделять алтарь завесой со временем было приписано свт. Василию Великому - в его Житие мог включаться рассказ о том, что святитель повелел устроить завесу после того, как однажды один из сослужавших ему диаконов отвлекся от совершения литургии, смотря на некую женщину в толпе мирян. Тем не менее в Константинополе использование завесы до X века не фиксируется, и лишь после XI века она стала одним из непременных атрибутов православного храма; на Западе завеса вовсе не получила распространения.

Разновидностью завес, доныне встречающейся в афонских и некоторых других храмах, являются занавеси кивория, закрывающие св. престол со всех или только с 3 сторон. Символическое толкование завесы, по мнению Николая и Феодора Андидских, состоит в том, что она прообразует плащаницу Спасителя (Theodor. Andid. Comment. liturg. // PG. 140. Col. 445), свт. Симеон Фессалоникийский считал, что она прообразует завесу небесной скинии (Sym. Thessal. De templ. // PG. 155. Col. 341, 348, 704). Завеса, представляющая собой красивую ткань (в греч. практике, как правило, бархат пурпурового цвета; в рус. практике допускаются зевесу различного цвета), часто с вышитым на ней крестом, вешается у святых (царских) врат так, чтобы полностью закрывать их просвет со стороны алтаря.

Правила об отверзении и о закрытии завесы во время богослужения согласно современной русской традиции приведены в 23-й главный принятого ныне в РПЦ Типикона. В частности, завеса должна быть отверзта во все время вечерни, утрени и молебна (в последнем случае на практике завеса отверзается не везде), а во время Божественной литургии - от ее начала (и даже ранее, с момента каждения после проскомидии) до великого входа, от возгласа    до возгласа    и от начала причащения мирян до окончания литургии (за архиерейским богослужением или в случае наличия у служащего соответствующей церковной награды завесы закрывается лишь на время причащения священнослужителей, после возгласа    в день Пасхи и во всю Светлую седмицу завеса не закрывается вовсе). В современной греческой практике приняты неск. иные правила отверзения и закрытия завесы; в дониконовской русской традиции они также отличались от современных русских.

В византийском придворном церемониале существовали особые завесы, отделявшие некоторые залы императорского дворца и т. д. (см.: Kazhdan A. Velum // ODB. 1991. Vol. 3. P. 2157-2158), но для их обозначения использовался не отсылающий к Священному Писанию термин καταπέτασμα, как для литургической завесы, а термин βῆλον (от лат. velum; в Вульгате именно это слово передает евр.  , но в языке LXX такое заимствование не зафиксировано).

Иконография

Символическое осмысление рукоделия Богоматери, т. е. ткачества, возможно, повлияло на технику выполнения первых завес; о наиболее ранних завесах известно, что они были полностью ткаными, несмотря на сложнейший рисунок.

По мнению Г.С. Добронравова, в ранний период наиболее распространены были завесы, закрывавшие только престол, о чем свидетельствует, напр., мозаика в церкви вмч. Георгия в Фессалонике (IV век), на которой изображен киворий «над святым престолом на 4 столбах с куполообразным верхом. Между столбами этого кивория и повешены 8 завес, в каждом пролете по 2 половинки, так что в известные моменты завешивался лишь один престол; весь же алтарь с горним местом и запрестольем был всегда виден всем присутствующим в храме» (Добронравов. 1912 год. С. 7). Судя по письменным источникам и памятникам изобразительного искусства, первоначальные формы завес (завеса кивория и завеса алтаря) появились, существовали и развивались независимо друг от друга с IV века
С VI века известны завесы со сложным композиционным построением и иконографической программой. Одна из таких завес вместе с изображениями подробно описана в «Экфрасисе Св. Софии» (VI век) Павла Силенциария. В Св. Софии К-польской, украшенной имп. Юстинианом, завесой (ансамбль, состоящий из центральной и 2 др. З.) укрывался только киворий, тогда как весь алтарь оставался открытым.

О завесе в Св. Софии Константинопольской говорится, что они «распускались» или «разворачивались» священнослужителями (Иерусалимская. 1988 год. С. 10). О них упоминает русский паломник свт. Антоний, архиеп. Новгородский († 1232 год), который в описании Св. Софии Константинопольской оставил свидетельство только о завесе (катапетасмах) кивория и даже сам киворий назвал катапетасмой (Добронравов. 1912. С. 8; Путешествия… 1872. С. 73). Свидетельство архиеп. Антония Новгородского указывает на то, что завесы,  присутствующие только на кивории, сохранялись в Св. Софии до XIII века завесы в др. византийских храмах устраивались по образцу завесы Св. Софии Константинопольской.

Вероятно, и на Руси, в первых церквах Киева - Десятинной и Софийском соборе,- были кивории с завесы, но «получил большее распространение обычай устраивать «небо», в особенности в церквах приходских; кивории же остались принадлежностью лишь городских соборных церквей, и сооружение их считалось делом настолько большим и важным, что стало отмечаться в летописях», из которых видно, что на устройство кивория, столбов и завес стали смотреть только как на украшение, поскольку он появлялся гораздо позже престола, тогда как по греческим представлениям во времена свт. Симеона Солунского в новом храме считалось все законченным только после утверждения кивория над престолом (Там же. С. 17).

Указание на завесц у кивория сохранилось в описании церкви XVII веке: «Вокруг престола под сенью завеса тафтяная алая» (Там же. С. 18), при этом отмечены признаки редуцированной завесы «в виде узких полотнищ из шелковой ткани, прилегающих к столбам кивория и служащих теперь только украшением. Наконец, самый деревянный раззолоченный подзор сени, несколько спускающийся по углам вниз, представляет собою не что иное, как слабые следы той же когда-то необходимой утвари» (Там же).

Вместо кивория с сенью могло быть устроено нечто их напоминающее - т. н. небеса. Завеса «в большинстве русских храмов стала помещаться, как и в Греции, по линии алтарной преграды» (Голубинский. 1904. С. 176), которая первоначально имела вид маленькой стенки с колоннами или даже без них с космитом вверху, утверждавшимся на колоннах или упиравшимся в стены алтарной арки. Завеса привешивалась в таком случае к космиту и закрывала весь алтарь. «До XVII века она исполняла свое назначение... служа даже кое-где заменой святых дверей довольно долгое время» (Добронравов. 1912. С. 18).

В XVIII веке завеса не предавалось прежнего значения. Ее символическое осмысление упоминается только в толковании свт. Симеона Солунского (гл. 6), согласно которому завеса - это «небесная при Боге скиния, где находятся лики святых ангелов и отшедшие к Богу святые»; встречаются др. варианты ее названия, связанные со способами открывания завесы: «Завеса в Уставе... называется внутрь сущею, т. е. внутреннею дверью. А так как эта завеса в иных местах опускалась сверху вниз, то и называется еще горнею дверью, или горними дверями» (Вениамин. Новая скрижаль. 1999. С. 25). По мере развития иконостаса, и особенно с появлением царских врат, роль завесы умалялась.

Изменения завесы обусловлены в первую очередь применением ее в церковном обиходе. Это развитие раскрывается в многообразии предметов литургического текстиля (большие и малые воздухи, плащаница, которые произошли от завесы), их символики и иконографии. Иконография немногих дошедших до настоящего времени завесы связана преимущественно с текстом т. н. молитвы катапетасмы (Успенский. 2003. С. 224), содержащей смиреннейшую просьбу о принятии евхаристического Дара.
Для типологии завесы и развития иконографических вариантов ее оформления наиболее важны ранние образцы.

В экфрасисе Павла Силенциария в описании завесы собора Св. Софии в К-поле (первая четверть VI века) 50 строк посвящено описанию техники изготовления и сюжетов. Последние подробно проанализированы в работе А.А. Иерусалимской, где предложена следующая реконструкция. Между колоннами в верхней части кивория располагались полихромные ткани, изготовленные на многоремизном станке. Материалом для основ и утков служили шелковые нити. «Утки были разноцветными, причем, как следует из дальнейшего изложения, среди них были окрашенные в разные оттенки тирского и сидонского пурпура, использованы золоченые нити» (Иерусалимская. 1988. С. 10). В центре передней завесы помещена композиция «Traditio legis» (Передача закона), где изображены стоящие под арками Спаситель и апостолы Петр и Павел. Выше и ниже располагалось 2 каймы со сценами в меньшем масштабе: на верхней кайме - жилые постройки, больницы и храмы, что, по мнению Иерусалимской, подразумевает прославление богоугодной деятельности императорской четы - Юстиниана и Феодоры. О вытканных на нижней кайме завесы сценах чудес Христа подробные сведения не приведены. Кратки описания 2 др. З. алтаря (ктиторских, прославляющих имп. чету под защитой Христа и Богоматери): имп. чета изображена на одной из завесы соединяемой руками Богоматери, на другой - руками Христа (Там же. С. 16).

Египетская тканая З. (Кливлендский худож. музей, США) представлена в каталоге музея как егип. тканая икона VI в. Ее иконография и размер (178,7×110,5 см) позволяют предположить первоначальное использование ее в качестве З. В центре композиции изображена на престоле Богоматерь с Младенцем, за к-рым по сторонам стоят архангелы Михаил и Гавриил. Над ней изображение, занимающее ок. трети общего размера ткани: Христос на престоле с поднятой благословляющей десницей в мандорле в окружении 2 ангелов и со звездами у подножия. Кайма З. выткана растительными мотивами с изображениями апостолов в медальонах по нижней части каймы до линии, отделяющей верхний сюжет (Pelikan. 1990. Р. 16).

Хиландарская завесы 1399 года мон. Евфимии (жены деспота Углеши) - одна из наиболее известных. Сюжет вышит серебряными и шелковыми нитями на тяжелом красном шелковом атласе. Позднее завеса была обшита вокруг широкой каймой из шелковой цветной ткани (Миркович. 2003. С. 29-32). Спаситель (по типу Великий Архиерей), облаченный в полное архиерейское облачение XIV века, совершая литургию, стоит на подножии, руки подняты в благословляющем жесте. По сторонам Спасителя изображены сослужащие Ему святители Василий Великий и Иоанн Златоуст. В руках у них свитки с текстами литургических молитв: у свт. Василия Великого - текст молитвы из написанной им литургии, читаемой священником во время преклонения главы перед причастным стихом («Владыка, Отче щедрот и Боже, всякие утехи преклоньшие Тебе свои главы…»), у свт. Иоанна Златоуста на свитке начало молитвы, читаемой священником во время Херувимской, названной в александрийском списке литургии свт. Григория Богослова молитвой катапетасмы («Никтоже достоин от связавших...»). За святителями стоят 2 ангела в диаконских стихарях и держат древние короткие 4-угольные рипиды с трижды вышитым «Агиос». Вкладная надпись-молитва вышита мон. Евфимией у стоп образа Спасителя.

На завеса монахини Анны (Агнии) (размер 176×124 см) в центре вышит золотой нитью крест, по сторонам которого - буквы «ИС ХС Н К». Вокруг креста - 12 праздников, от них по 3 сторонам размещены фигуры ветхозаветных пророков (сверху поясные, по сторонам ростовые) со свитками в руках с текстом соответствующих пророчеств. Под сценой «Успение Пресв. Богородицы» - имя вышивальщицы: «монахиня Анна» (Там же. С. 34), по другим источникам - Агния (Там же. Примеч. 32; в каталоге музея Сербской Православной Церкви завеса монахини Анны названа работой монахини Агнии и датирована ХVI веков - Милеуснић С. Музеѣ Српске Православне Цркве. Београд, 2001 год).

Русская завеса 1556 года царицы Анастасии (1-й жены царя Иоанна Грозного) в монастыре Хиландар на Афоне (размер 242,5×168 см) в центре имеет изображение Деисуса, где Спаситель, представленный как Великий Архиерей, с надписью: «Ты есть иерей вовек по чину Мельхиседекову», в саккосе, благословляет обеими руками. Справа от Спасителя Пресвятая Богородица в царских одеждах с короной на голове, согласно изводу «Предста Царица одесную Тебе…» (Пс 44. 10), слева - св. Иоанн Предтеча. Фигуры представлены в рост на облаках, под ногами Спасителя 6-крылый серафим, что буквально соответствует т. н. молитве катапетасмы: «...на Престоле херувимском носимый» (Успенский. 2003 год). Над Богоматерью и св. Иоанном Предтечей изображены летящие архангелы Михаил и Гавриил с орудиями Страстей, что необычно для такого Деисуса. На кайме завесы - Богоматерь Оранта и 30 погрудных изображений пророков, апостолов, святителей, среди которых - Савва и Симеон Сербские, князей, мучеников, преподобных (см.: Смирнова. 2000). Судя по надписи, содержащей также дату (видимо, окончания работ) «20 ноября в лето 7064» (1556 год), завеса была шита по воле «царя государя и великого князя Ивана Васильевича» при «великой княгине Анастасии и при их сыне благородном царевиче Иване Ивановиче».

Завеса 1673 года из монастыря Ксиропотам на Афоне упомянута Н.П. Кондаковым: на ней «изображены императоры Андроник и Роман, с неграмотною надписью, которая назначена пояснить такое соединение». В руках императоров модель обители, «вокруг них из двух кантаров подымаются разводы виноградной лозы, представляющей образ процветающей обители и покрытой тюльпанами, колокольчиками и иными фантастическими цветами», нехарактерными для византийского орнамента. По мнению Кондакова, это «благочестивая монастырская подделка, во вкусе пышных завес и надгробных покровов молдовлахийских господарей, если даже не от них и происходит» (Кондаков. 1902 год. С. 248).

Древние образцы завес представляют собой попытки создания символического богословского и изобразительного единства. В завесах позднего периода эта тенденция отсутствует, что, вероятно, обусловлено утратой понимания символики и места предмета в литургическом действе. В современное шитье изображения на завесе носят преимущественно декоративно-орнаментальный характер, хотя наблюдается возрастающий интерес к созданию сюжетных произведений.

Иллюстрации:

Богоматерь с Младенцем и архангелами. Апостолы. Фрагмент тканой егип. завесы. VI в. (Кливлендский художественный музей, США). Архив ПЭ.

 

Литература
  • Paul. Silent. S. Sophia; Симеон Солунский, свт. Разговор о священнодействиях и таинствах церковных // Соч. СПб., 1856. С. 186-189, 195-196
  • Филимонов Г. Д. Церковь св. Николая Чудотворца на Липне близ Новгорода: Вопрос о первоначальной форме иконостасов в рус. церквах. М., 1859. С. 29, 63
  • Стасов В. В. Заметки о древней рус. катапетазме // ИИАО. 1863. Т. 4. Вып. 6. С. 534-541
Статью разместил(а)

Попцов Александр Сергеевич

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты