ЗАПОРО́ЖСКАЯ СЕ́ЧЬ

0 комментариев

/ Ориг.: укр. Запорiзька Січ

Общее название ряда военных центров украинского низового казачества, находившихся южнее днепровских порогов между Черным и Муравским шляхами. Первая Сечь располагалась на острове Хортица, остальные так или иначе вблизи его. Название «Войско Запорожское», центром которого была Сечь, во второй половине XVII века распространялась на всю Гетманщину и входила в титулы Левобережных и Правобережных гетманов, называвших себя «гетманами Войска Запорожского». Хронологические рамки – 1555-1775 гг.

Этимология слова «Сечь» от выражения сечь (т.е. рубить) частокол, крепость. Первые достоверные известия о существовании поселений или временных стоянок казаков в Запорожье относятся к началу XVI века. С проектом создания крепости южнее днепровских порогов выступал Евстафий Дашкович, один из первых достоверно известных нам предводителей низовых казацких вооруженных групп. Польский хронист Мартин Бельский в начале 30-х годов XVI века упоминал о создании временного казацкого поселения на острове Томаковка, которое оставляли на зиму под охраной всего нескольких казаков.

Исторический очерк

Достоверное упоминание о строительстве городка на острове Хортица относится к 1555 году. Первая крепость получила в историографии название городка Вишневецкого, по имени ее основателя, Дмитрия Байды. Будучи черкасским старостой, он вместе с казаками охранял днепровские пороги от татар недалеко от места их выхода в степь. Несмотря на то, что само слово Сечь применительно к замку Вишневецкого не упоминается, большая часть исследователей именно с ним соотносят основание Запорожской Сечи. После набега крымского хана Девлет-Гирея I на Сечь в 1557 году, Дмитрий Вишневецкий был вынужден оставить крепость и затем перейти на службу царю Ивану IV, по распоряжению которого вместе с казаками впоследствии предпринял два похода в Крым.

В 1563-1593 годах Запорожская Сечь существовала на острове Томаковка. В 60-е - 70-е годы XVI века о Запорожской Сечи и казаках мало известий. По всей видимости, до первого юридического закрепления статуса нового сословия в 1572 году, Сечь представляла из себя центр низового казачества, а также опорный пункт для занятий промыслами и некрупных набегов на крымских татар. Запорожские казаки рекрутировались из разных слоев населения Речи Посполитой, Русского государства, Крымского ханства, а также Северного Кавказа, в первую очередь за счет разного рода беглых – людей маргинализированного социального статуса: беглых крестьян, пленных, просто преследовавшихся по закону в своих странах. Среди них, по всей видимости, выделялась часть бояр – служилого сословия Великого княжества Литовского, добровольно показачившихся, что объяснялось уже фактически произошедшей переменой феодального статуса на статус другого военизированного сословия. По всей видимости, крестьяне и даже феодалы, проживавшие на границах с Диким полем также меняли основной род своих занятий и уходили (на сезон или постоянно) в Дикое поле, где казаковали. Это во многом было связано с тем, что Великое княжество Литовское, а затем, Речь Посполитая были не в состоянии контролировать территории «низа».

В 1572 году король Сигизмунд II Август объявил о наборе 300 казаков на службу по охране южного поднепровья. Таким образом он преследовал сразу три цели: поставить под государственный контроль новое нарождавшееся сословие, обеспечить относительную стабильность на Муравском шляхе и расколоть запорожское казачество, привлекая его часть на государственную службу. Список лояльных принятых на службу казаков заносился в специальный список – реестр, давший название всей страте – реестровое казачество. Старший реестровых казаков утверждался королем, а способ его избрания был предметом постоянных споров между казаками и королевской администрацией. Реестровые казаки пребывали в Сечи и ее окрестностях и получили название «Войско Запорожское». Остальные сечевые казаки с точки зрения государственной власти запорожскими, строго говоря, не считались. При Стефане Батории в 1578 году реестр был увеличен до 600, а казакам в пользование передавался город Трахтемиров, были вручены клейноды – булава, бунчук, печать и хоругвь. Старшим был назначен черкасский воевода, что было уже традицией. Реестровые казаки приравнивались к безгербовой шляхте, но политических прав (участие в работе сеймиков и сеймов) не имели. За службу реестровые получали жалование. Остальные низовые казаки для Речи Посполитой официально оставались беглыми хлопами.

Положение и численность реестровых казаков на протяжении последующих десятилетий менялись. Во время Ливонского похода 1602 реестровых было до 4000, широко привлекали казаков во время осады Смоленска в 1609 году и позже, во время Московского похода гетмана П. Конашевича-Сагадачного реестр был увеличен до 20 тысяч и таким он сохранялся вплоть до Хотинской битвы с турецкими войсками в 1621 году.

После подавления восстания Жмайла в 1625 году реестр ограничили до 6 тыс., казакам было запрещено совершать морские походы, а также сообщаться с иностранными государствами. Однако в 1632 году во время Смоленской войны король Владислав IV практически оставил реестр неограниченным. К этому времени сложилась практика выборов гетмана и полковников, что, однако, было прервано т.н. Ординацией Войска Запорожского, которая передала всю полноту власти польскому комиссару. Тогда же была восстановлена крепость Кодак, служившая форпостом королевской власти в нижнем Поднепровье. Последнее десятилетие перед началом Освободительной войны было отмечено растущим количеством требований по закреплению казацких привилегий и расширения реестра.

На казаках, в том числе и реестровых отразилась польская религиозная политика польских властей, поставивших после Брестской церковной унии 1596 года православную церковь вне закона. Казаки, как вооруженное сословие становятся естественным защитником прав православного населения Речи Посполитой. Так гетман Петр Сагайдачный «заочно» вписал все Войско Запорожское в Киевское церковное братство. Религиозные лозунги занимали важное место в идеологии казацких восстаний 20-30-х годов XVII века. Напряженное отношение к польским властям, по-видимому, подогревалось постоянным притоком людей, страдавших от феодального, политического и религиозного гнета, что создавало почву для дальнейшего противостояния с Речь Посполитой.

В конце 1647 года на Сечь, спасаясь от преследований соседа-поляка, бежал Богдан Хмельницкий, до этого занимавший различные должности в Войске Запорожском. Здесь его выбрали гетманом, после чего, заручившись поддержкой крымского хана Ислам-Гирея, Хмельницкий вместе с низовыми казаками начал поход на подконтрольные Речи Посполитой украинские земли. В мае 1648 года в войско восставших влились реестровые казаки.после очевидных военных успехов казаков был заключен Зборовский мирный договор, определивший реестр в 40000, а также запретивший не-православным занимать руководящие должности в трех воеводствах – Киевском, Черниговском и Брацлавском, что, однако, было ограниченно Белоцерковским мирным договором.

После перехода украинских земель под юрисдикцию царя Алексея Михайловича, реестр был расширен до 60000, что, по мнению многих исследователей, совпадало с численностью основной массы казаков и показаченных. Налоги на содержание реестровых собирались с украинских земель, а также выделялось жалование из Москвы. С этого времени «Войско его царского величества Запорожское» стало использоваться для обозначения территории Гетманщины.

В годы Руины Запорожская Сечь была вовлечена в борьбу за власть между гетманами и вооруженные конфликты между Русским государством, Речью Посполитой и Османской империей. После измены гетмана Ивана Выговского, перешедшего к Речи Посполитой, запорожцы выступили на стороне оппозиционного гетману полтавского полковника Мартина Пушкаря. Также после измены Юрия Хмельницкого, Запорожская Сечь охраняла лояльность по отношению к царю. Именно ее кошевой, Иван Брюховецкий стал новым Левобережным гетманом. Этому способствовал процесс социального расслоения населения Гетманщины и Понизовья. Казацкая старшина стремилась постепенно ограничивать количество показаченных, стараясь таким образом сократить отток податного населения («поспольства») на Низ. Кошевые, как и московские власти, иногда выступали защитниками интересов «черни», как на польский манер, называли запорожских казаков старшины.

По Андрусовскому перемирию 1667 года Запорожье формально оказалось под совместным контролем Русского государства и Речи Посполитой, однако в связи с началом польско-турецкой войны Запорожье стало в целом автономным, признавая над собой верховную власть царя. По Вечному миру 1686 г. Запорожье окончательно отошло Русскому государству и так же управлялось на правах автономии и не подчинялось гетману. Под более жесткий контроль казаки попали только после измены гетмана И.С. Мазепы, поддержанного запорожским кошевым К. Гордиенко.

В 1711 году русские войска и полки гетмана И. Скоропадского напали на крепость и разрушили её. После этого была основана Алешковская Сечь (1711-1734 годы) на этот раз под протекторатом крымского хана. Вплоть до своей смерти Петр запрещал восстанавливать Сечь.

В 1729 году кошевой атаман Иван Малашевич от имени всех запорожцев просил принять казаков в подданство России. Что и было сделано, когда началась война России с Турцией и крымский хан приказал запорожцам, находившимся у него в подчинении, двинуться к русской границе, генерал Вейсбах, устраивавший украинскую линию крепостей, вручил им в урочище Красный Кут, в 4 верстах от старой Чертомлыцкой Сечи, грамоту императрицы Анны Иоанновны о помиловании и принятии в русское подданство; здесь запорожцы прожили до 1775 года одновременно с ней существовала и Сечь, подконтрольная крымскому хану.

Сечь была поставлена под государственный контроль и одновременно с этим получала жалование из России. Торговля сечевых казаков была обложена таможенной пошлиной. Также им запрещалось иметь дипломатические отношения с другими странами.

В 1753 году Елизавета Петровна запретила самостоятельно избирать кошевых атаманов, а в 1756 году Сечь была переподчинена Сенату. Окончательно судьба запорожцев была решена 3 августа 1775 года подписанием российской императрицей Екатериной II манифеста «Об уничтожении Запорожской Сечи и о причислении оной к Новороссийской губернии».

Низовых казаков объединяла сильная корпоративная идентичность, во многом «позаимствованная» у шляхты. Для казаков были характерны представления о природном равенстве, себя они называли «товариществом» или «рыцарством». В качестве важной объединительной идеи выступало представление о «казацкой вольности» и защите православия как главной цели казаков. В начале XVIII века появляется и в течение столетия, по-видимому, укрепляется среди более широких слоев казаков этногенетическая легенда о происхождении казаков от хазар.

Администрация и военная организация

Во главе Сечи стоял кошевой, (кошевой атаман). Кошевой избирался на сечевой раде, лишь в отдельных случаях, например, в военных походах избирался старшиной или назначался царем. В таком случае он считался «назнЫм». Ближайшее окружение называлось «генеральной старшиной», которая включала в себя генерального есаула (заместителя кошевого); генерального писаря (толмача), в чьих руках находилось не только делопроизводство, но и отношения с другими государствами; кошевой судья; бунчужный, хорунжий – хранители бунчука и хоругви и обозный – ответственный за походное имущество.

В военно-административном плане Сечь была разделена на 38 куреней, во главе с куренными атаманами, реже – полковниками. В мирное время каждый курень насчитывал по несколько десятков человек, в военное – несколько сотен вплоть до тысячи. При каждом куренном атаман состоял свой товарищ (сотник), бунчужный, есаул, хорунжий и барабанщик. В каждом курене был свой писарь и канцеляристы.

Человек мог стать товарищем с разрешения кошевого и должен был соответствовать следующим критериям: быть холостым (впоследствии это правило было фактически отменено и женатые казаки селились возле Сечи, однако женщин в саму крепость не пускали); исповедовать православие или креститься, должен был пройти обучение и познакомиться с обычаями и традициями, а также выучиться владению оружием и военным приемам. Происхождение человека значения не имело, хотя, по всей видимости, не приветствовалось вступление в сечевые казаки бывших холопов.вновь принятым казакам давались новые прозвища.

Территория Сечи разделялась на 8 [изначально на 5] паланок (окру́г): Кодакскую, Бугогардовскую, Ингульскую (Перевознинскую; на правом берегу), Самарскую, Орильскую, Прогноевскую, Протовчанскую, Кальмиусскую (на левом берегу Днепра).

Высшим органом власти в Запорожской Сечи была сечевая рада, на которых обсуждались все важнейшие вопросы жизни Низового Запорожского войска: о мире, о походах на неприятелей, о наказании важных преступников, о разделе земель и угодий, о выборе кошевой (войсковой) старшиИны. Сечевые рады проходили в обязательном порядке 1 января, 1 октября на Покров (храмовый праздник Сечи) и на 2-й или 3-й день Пасхи. Известны случаи, когда рада созывалась по требованию большинства казаков. 

Смежные статьи
Литература
  • Голобуцький В. Запорозьке козацтво. — К.: Вища школа, 1994
  • Таирова-Яковлева Т.Г. Иван Мазепа и Российская империя. М., 2011.
  • Яворницкий Д.И. История запорожских казаков: в 3-х т. — М.; К.: «Наукова думка», 1990
  • Яковенко Н. Нарис історії України з найдавніших часів до кінця ХVІІІ ст.. — К.: Генеза, 1997.
Статью разместил(а)

Путятин Владимир Сергеевич

кандидат исторических наук

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты