РАЗОБЛАЧЕ́НИЕ «КУ́ЛЬТА ЛИ́ЧНОСТИ» И.В. СТА́ЛИНА

0 комментариев

Разоблачение «культа личности» И.В. Сталина – кампания по пересмотру тенденции к возвеличиванию фигуры И. В. Сталина средствами массовой официальной пропаганды, а также в произведениях культуры и искусства. Толчок этой кампании дал доклад «О культе личности и его последствиях», сделанный Н. С. Хрущёвым на XX съезде КПСС в 1956 году.

В преддверии XX съезда

Начиная с декабря 1929 года, когда в СССР с помпой был отпразднован 50-летний юбилей И. В. Сталина, возвеличивание советского лидера было неотъемлемой частью советской культуры. Образ Сталина был центральным в литературе, живописи, скульптуре, кинематографе. Его фигура воспевалась в фольклоре многочисленных народов СССР. Именем Вождя назывались города, улицы, различные учреждения и предприятия. После Великой Отечественной войны личность Сталина начали возвеличивать в странах, где установились просоветские коммунистические режимы.

Первые шаги к ликвидации последствий репрессивной политики были сделаны уже в скором времени после смерти Сталина, в 1953 году. 10 марта 1953 года Г. М. Маленков, на тот момент – фактический руководитель СССР, – сказал, что «политику культа личности» следует прекратить. Уже в апреле 1953 года упоминания Сталина и ссылки на его сочинения исчезли из центральной печати. Согласно решению Президиума ЦК КПСС, разосланному на места накануне 1 мая 1953 года, на первомайской демонстрации предписывалось не использовать портреты члены ЦК КПСС, в том числе и Сталина.

5 ноября 1955 года члены Президиума ЦК КПСС обсуждали вопрос «о 21 декабря», то есть, о предстоящем дне рождения Сталина. Н. С. Хрущёв предложил отметить эту дату только в печати, а торжественного собрания не проводить. Его поддержали М. Г. Первухин и Д. Т. Шепилов, тогда как Л. М. Каганович и К. Е. Ворошилов возразили. Н. А. Булганин и А. И. Микоян согласились, что собрание проводить не нужно. Г. М. Маленков и В. М. Молотов при обсуждении не присутствовали. В итоге было решено опубликовать посвящённые Сталину статьи в печати и осветить его биографию в радиопередачах, а также приурочить к 21 декабря присуждение Сталинских премий.

30 декабря 1955 года Хрущёв докладывал Президиуму ЦК по вопросам о реабилитации жертв репрессий. Он предложил разобраться, как стало возможным, что большинство членов и кандидатов ЦК ВКП(б), избранных XVII съездом партии, оказались репрессированы. 31 декабря была сформирована работала комиссия во главе с секретарём ЦК КПСС П. Н. Поспеловым, которой и предстояло это выяснить. В состав комиссии, помимо Поспелова, вошли П. Т. Комаров, А. Б. Аристов, Н. М. Шверник. 9 февраля члены комиссии изложили свои выводы на заседании Президиума. Из них следовало, что в 1937–1938 годах жертвами репрессий стали свыше 1,5 миллионов советских и партийных руководителей, из них 600 тысяч были расстреляны. По свидетельству Микояна, Поспелов, зачитывавший доклад, один раз «даже разрыдался» – настолько ужасающими были приведённые в тексте факты. Заключение комиссии вызвало бурную дискуссию. Возникали разные предложения. Так, Молотов согласился, что на XX съезде КПСС надо выступить с критикой Сталина, но сказал, что надо отметить и положительные стороны его правления. Со схожей позицией выступили Ворошилов и Каганович. В конечном счёте доклад о культе личности Сталина было поручено сделать на закрытом заседании съезда. Выступить с ним должен был Хрущёв.

Доклад на XX съезде КПСС

14 февраля 1956 года в Кремле в присутствии представителей 55 зарубежных коммунистических и рабочих партий (кроме опальной югославской) открылся XX съезд КПСС. На нём собрались 1436 делегатов. Съезд был созван за восемь месяцев до условленного срока в связи с необходимостью подвести итоги изменений, которые произошли в стране после смерти Сталина, а также прояснить статус самого Сталина. Присутствовавшие на том съезде отмечали, что в зале на своём привычном месте стояла только статуя Ленина – ни портрета, ни фотографии Сталина рядом не было. Тем не менее, обратившись к съезду, Хрущёв призвал собравшихся почтить память Сталина и одновременно ещё двух «виднейших деятелей коммунистического движения», умерших в перерыве между XIX и XX съездами, – лидеров чехословацкой и японской компартий К. Готвальда и К. Токуда. Заседания съезда проходили десять дней, 25 февраля он завершил свою работу. В тот день, на закрытом заседании съезда, в отсутствие иностранных делегатов, первый секретарь Президиума ЦК КПСС Н. С. Хрущёв и выступил с «секретным докладом». Очевидцы вспоминали, что в зале царила полная тишина. По окончании речи Хрущёва Н. А. Булганин предложил обойтись без прений и вопросов по докладу, после чего делегаты съезда приняли постановления об одобрении положений доклада и о его рассылке партийным организациям без опубликования в печати.

В докладе «культ личности Сталина» осуждался с опорой на взгляды классиков марксизма, выступавших против «культа индивидуума». Цитировалось политическое завещание Ленина – знаменитое «Письмо к съезду», чьё существование партия до сих пор не признавала, – и высказывания Н. К. Крупской о личности Сталина. Критиковалось игнорирование Сталиным правил коллективного руководства, массовые репрессии и депортации, преувеличение роли Сталина в победе СССР в Великой Отечественной войне и другие проявления возвеличивания Вождя (названия городов, изменение текста гимна, замена Ленинской премии на Сталинскую и так далее). Если верить дошедшему до нас тексту выступления Хрущёва, тот обвинял Сталина в «мании величия», а восхваления в адрес Вождя называл «тошнотворно-льстивыми». Сын Хрущёва Сергей вспоминал, что после выступления, вернувшись домой, отец выглядел очень усталым, но в то же время очень довольным: он «просто сиял».

Реакция на доклад Хрущёва

После съезда доклад «О культе личности и его последствиях» услышали 7 миллионов коммунистов и 18 миллионов комсомольцев. В Тбилиси его содержание вызвало массовые протесты. 5-7 марта в городе прошли студенческие шествия с возложением венков к памятнику Сталину, а 8 марта толпа осадила здание ЦК компартии Грузии и потребовала вывесить в Тбилиси портреты Сталина. На следующий день в центре грузинской столицы состоялся 80-тысячный митинг, где звучали призывы реабилитировать Берию и сместить Хрущёва и даже высказывания в пользу выхода Грузии из состава СССР. В результате митинг был разогнан, несколько десятков человек были арестованы КГБ, многих приговорили к тюремным срокам.

Областные и республиканские партийные активы задавались вопросом, что делать с наглядной агитацией, посвящённой Сталину. Многие партийные руководители на местах приходили в недоумение, не зная, как донести до населения новый официальный взгляд на правление Сталина. Слухи о содержании доклада доходили и до простых граждан: о выступлении Хрущёва на XX съезде узнавали от знакомых партийных работников, благодаря зарубежным радиостанциям. Фактически о секретности доклада речи не шло, просто его текст не публиковали официально. Реакция была неоднозначной: те, у кого родные и близкие были репрессированы, ликовали и радовались. Многие испытали чувство разочарования в Сталине. Часть населения, напротив, отказывалась верить в обвинения в адрес покойного Вождя. Те, кто соглашался с докладом Хрущёва, проникались к нему личной симпатией и противопоставляли жестокому Сталину. Кто-то, напротив, задавался вопросом, где был сам Хрущёв и другие члены Президиума, когда Сталин совершал все названные преступления. Уже в апреле 1956 года из КГБ стали поступать сообщения о случаях самовольного сноса памятников и бюстов Сталина. На некоторых собраниях звучали призывы изъять тело Сталина из Мавзолея.

30 июня 1956 года Президиум ЦК КПСС издал постановление «О преодолении культа личности и его последствий», где были обозначены рамки допустимой критики культа личности Сталина. Постановление представляло собой сокращённый вариант доклада Хрущёва. Его направили руководителям коммунистических партий за рубежом. В СССР полная версия доклада была официально опубликована лишь в 1989 году. Впрочем, большинство лидеров иностранных коммунистических и рабочих партий услышали доклад ещё в ночь с 25 на 26 февраля из уст советских дипломатов. Многие из них были шокированы услышанным. Лидеры албанской и китайской компартий Э. Ходжа и Чжоу Эньлай ещё в день, когда доклад был зачитан, в знак протеста досрочно покинули XX съезд, не дождавшись церемонии закрытия. На отношения СССР с Албанией десталинизация повлияла решительным образом: диалог между странами быстро сошёл на «нет», и Албания на десятилетия вышла из орбиты советского влияния.

Меры по «десталинизации»

В январе 1957 года было объявлено о реабилитации фигурантов дела маршала Тухачевского и других видных военачальников. Дела Зиновьева, Каменева и Бухарина, впрочем, пересмотрены не были – комиссия во главе с Молотовым решила, что те «вели антисоветскую деятельность».

Пик борьбы с «культом личности» пришёлся на 1961 год. Тогда на XXII съезде КПСС были приняты решения по поводу изъятия тела Сталина из Мавзолея (его было решено захоронить на Красной площади) и по поводу переименования Сталинграда в Волгоград. Переименованию подлежали и другие города, названные в честь бывшего лидера СССР: Сталинабад стал Душанбе, Сталино – Донецком, Сталинири – Цхинвалом, Сталинск – Новокузнецком. Имя Сталина исчезло из названий городов в странах Восточной Европы: Сталинварош (Венгрия) был переименован обратно в Дунауйварош, Орашул-Сталин (Румыния) – в Брашов и так далее. Многие памятники Сталину, в том числе и за рубежом, например, в Праге, были демонтированы. Кинофильмы подверглись цензуре: сцены со Сталиным вырезали или укорачивали.

Последствия и оценки

С приходом к власти Л. И. Брежнева в октябре 1964 года тема разоблачения «культа личности» Сталина стала замалчиваться, поскольку, по мнению властей, могла подорвать устои социалистического строя. Эти настроения сохранялись в среде интеллигенции, особенно среди диссидентов. В феврале 1966 года 25 видных деятелей науки, литературы и искусства СССР обратились к генсеку ЦК КПСС Брежневу с письмом, в котором говорилось о недопустимости «частичной или косвенной реабилитации Сталина» и о необходимости предать гласности «поистине страшные факты» его преступлений. Руководство страны дистанцировалось от темы «культа личности» Сталина вплоть до начала «перестройки».

Американский биограф Хрущёва У. Таубман отмечает, что тот многое умолчал на XX съезде, а многое изложил в специфических формулировках. Так, Хрущёв заявил о своей симпатии не ко всем жертвам Сталина, а лишь к незаслуженно репрессированным коммунистам. Ленина, в период правления которого в стране тоже имели место террор и репрессии, Хрущёв противопоставлял Сталину и даже обвинял последнего в предательстве Ленина. Несмотря на это, Таубман называет речь Хрущёва на съезде «самым опрометчивым и самым мужественным поступком в его жизни». То же самое в сороковую годовщину доклада говорил М. С. Горбачёв, на тот момент уже бывший президент СССР. Он выразил восхищение «политическим мужеством» и решимостью Хрущёва.

В современной России, в виду крайней полярности в оценках личности и деятельности самого И. В. Сталина, кампания по развенчанию «культа личности» Сталина и конкретно доклад Хрущёва на XX съезде оцениваются неоднозначно. Большинство специалистов соглашаются с тем, что обвинения Хрущёва в адрес Сталина были в целом справедливыми, однако критикуют его за перекладывание на одного Сталина всей вины в репрессиях, депортациях и прочих негативных сторонах периода его правления. Также существует мнение, что одной из основных целей «секретного доклада» было устрашение оппонентов в партийном руководстве, прежде близких к Сталину, таких как Ворошилов, Каганович, Молотов, Маленков.

Исторические источники

Доклад Н. С. Хрущёва о культе личности Сталина на XX съезде КПСС: Документы. М., 2002.

Мультимедиа

Смежные статьи
Литература
  • Аксютин Ю. В. Хрущёвская «оттепель» и общественные настроения в СССР в 1953–1964 гг. М., 2010.
  • Афиани В. Ю. Доклад Н.С. Хрущёва о культе личности Сталина и реакция на него в Академии наук СССР // В едином историческом пространстве. Сб. научных статей к 60-летию члена-корреспондента РАН, доктора исторических наук, профессора Е.И. Пивовара. М., 2009. С. 232 – 240.
  • Афиани В. Ю. Международные отклики на доклад Н.С. Хрущёва на XX съезде КПСС о культе личности Сталина // Общественная мысль и традиции русской духовной культуры в исторических и литературных памятниках XVI – XX вв. Новосибирск, 2005. С. 464 – 477.
  • Таубман У. Хрущёв. М., 2008.
Статью разместил(а)

Борисенок Михаил Юрьевич

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты