РАЗГРАБЛЕ́НИЕ ОККУПА́НТАМИ КУЛЬТУ́РНЫХ ЦЕ́ННОСТЕЙ СОВЕ́ТСКОГО СОЮ́ЗА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

0 комментариев

Уничтожение или вывоз на территорию стран-оккупантов культурных ценностей, хранившиеся в музейных, архивных, библиотечных фондах СССР, а также частных коллекциях. 

18 октября 1907 года в Гааге Германия подписала Конвенцию «О законах и обычаях сухопутной войны», прямо и безусловно воспрещающую грабеж и обязывающую участников при осадах и бомбардировках принимать все необходимые меры к тому, чтобы щадить храмы, здания, служащие целям науки, искусств и благотворительности и исторические памятники, и своей подписи под ней не отзывала. Однако с первых же часов войны культурные ценности, хранившиеся в музейных, архивных и библиотечных фондах СССР, а также частных коллекциях, оказались под угрозой вывоза на территорию Германии либо уничтожения от бомбардировок и пожаров. В рамках выработанных идеологами нацизма доктрин по уничтожению «неполноценных» народов на территорию СССР следом за наступающими войсками вермахта вступили представители специально созданных организаций, целью которых был отбор и вывоз на территорию Третьего Рейха тех культурных ценностей, которые сотрудники советских музеев, библиотек и архивов не успели спрятать либо отправить в эвакуацию.

Самой крупной организацией являлся «Оперативный штаб «Рейхсляйтер Розенберг», созданный главным идеологом Третьего Рейха Альфредом Розенбергом в 1940 году для обеспечения материалами Высшей школы НСДАП. До 1941 года сотрудники Штаба грабили культурные учреждения Бельгии, Голландии и Франции при деятельной поддержке начальника ОКВ генерал-фельдмаршала Вильгельма Кейтеля, затем переместились на территорию Юго-восточной и Восточной Европы. На территории СССР отделения Оперативного штаба располагались в городах Минск, Киев, Рига, Таллинн, Смоленск, Ростов, Симферополь и др. В Советском Союзе действовали Главные рабочие группы "Остланд" (базировалась в Риге, руководитель доктор Нерлинг) и "Украина" (основная база - в Киеве, руководители - доктор Рудольф и доктор Антон). С мая 1943 года в СССР начала свою деятельность Главная рабочая группа «Центр». Главные рабочие группы состояли из собственно рабочих групп, носивших названия "Западная Украина", "Восточная Украина", "Южная Украина", "Крым", "Литва", "Латвия", "Эстония", "Смоленск", также существовала передовая команда "Петербург", зондеркоманды "Одесса", "Кавказ", "Сталинград", "Курск", "Ростов», "Псков", "Новгород» и др. Подразделение Штаба осуществлялось в точном соответствии с планами Альфреда Розенберга о районировании оккупированной европейской части СССР. Число сотрудников в группах и командах было невелико: штатным расписанием было предусмотрено два руководителя, десять сотрудников, пять водителей и две секретарши при технической базе в пять автомобилей и пять пишущих машинок. Ближе к окончанию войны количество сотрудников постепенно уменьшалось, составляя от пяти человек в каждой группе, включая шофера и переводчика: до трех экспертов, водителя и «кого-либо из местных в качестве переводчика». Сотрудники Оперативного штаба носили особую коричневую униформу (хотя зачастую и предпочитали армейскую), им выделялись люди, автомашины и другой транспорт. Были налажены постоянные контакты со службами с аналогичными задачами, с СС и СД. ОКВ издало специальную инструкцию, обязывающую всех армейских командиров оказывать сотрудникам Штаба необходимую поддержку. В армейские подразделения также еще и назначались уполномоченные "ведомства Розенберга". Помимо рабочих групп в Берлине набирали научных экспертов, из которых комплектовали зондерштабы по различным направлениям: "Архивы" (руководитель доктор Моммзен, а позже - доктор Дюльфер), "Музыка" (Геригк), "Ранняя и древняя история" (доктор Райнерт), "Изобразительное искусство" (доктор Шольц), "Наука"(доктор Г. Хэртель), "Демография", "Этнография" и др. Все объекты, заслуживающие внимания Оперативного штаба, тщательно документировались. Ценности, изъятые сотрудниками Штаба, концентрировались и проходили первичную обработку в Вильнюсе и Риге, а далее отправлялись на запад. На территории самой Германии у Оперативного штаба существовали специальные склады по хранению и сортировке награбленного: в местечке Лерберг, недалеко от города Ансбах, Франкония, в замках Кольберг и Нойешванштайн, монастырях Банц, Бухсхайм, в соляных шахтах Бад-Аусзее. Особые хранилища для архивов находились во Франкфурте-на-Майне, а позже в Хунгене возле Бомберга. Склад "для музыкальных инструментов и партитуры" располагался в монастыре Райтенхаслас близ Бургхаузена. Отдельные сооружения были выделены под хранение материалов Высшей Школы НСДАП: замок Аленхайм близ Клагенфурта, замок Бреок под Линцем, монастырь Фриденберг, замки Крюмсмюнстер и Хоханфурт на Дунае. Таким образом, видно, что книги поступали в распоряжение Высшей Школы НСДАП, архивы через Генеральное архивное управление Третьего Рейха - в фонды федеральных и ведомственных архивов. Все картины, скульптуры и т.п. передавались в ведение Ганса Поссе - директора Дрезденской галереи, искусствоведа, руководителя "специальной миссии Линц". В планах "миссии" была постройка в родном городе Адольфа Гитлера гигантского музея для личной художественной коллекции фюрера. Был спроектирован огромный комплекс выставочных и служебных помещений, из которого был построен только мост, сохранившийся до наших дней. Помимо культурных ценностей, сотрудники Оперативного штаба вывозили в Германию и специалистов: ученых, техников, писателей и преподавателей (сложно утверждать наверняка, но скорее всего - на добровольных началах). Примерами такого сотрудничества с Оперативным штабом могут послужить археолог В.С. Пономарев и музейный работник Е.А. Калитина. И хотя Оперативный штаб "Рейхсляйтер Розенберг" называл свои действия "спасением культурных ценностей в зоне боевых действий", "изучением проблемы", "сбором научного материала" или "сохранением музейных экспонатов в безопасном месте, что бы они пережили эту войну и остались для последующих поколений" - ясно видно, что имел место откровенный грабеж. Это четко сформулировали в своих обвинительных речах на Нюрнбергском процессе над главными военными преступниками заместитель главного обвинителя от США полковник Р. Стори и обвинитель от Союза Советских Социалистических Республик Р.А. Руденко.

Второй по значимости организацией стала созданная рейхсминистром иностранных дел Иоахиммом фон Риббентропом зондеркоманда - батальон особого назначения под руководством штурмбаннфюрера СС барона Эберхарда Фрайера фон Кюнсберга. Батальон начал свою деятельность с грабежа культурных ценностей в оккупированной фашистами Франции в августе 1940 года, далее в оккупированных европейских странах он должен был изымать и отправлять в Германию документацию и имущество министерств иностранных дел, посольств и представительств. Позже, как и Оперативный штаб, батальон значительно "расширил" свои полномочия. Следует заметить, что культурные ценности Советского Союза первым начал грабить именно фон Кюнсберг: в первые же часы нападения Германии на СССР специалисты из кунстбатальона ворвались в посольство СССР на Унтер-ден-Линден и начали вывозить имущество: документы, мебель, и, в том числе прихватили двенадцать картин, переданных в посольство из Государственной Третьяковской галереи (существует такая представительская практика). С нападением на СССР его первая рота была придана экспедиционному корпусу под командованием генерал-фельдмаршала Эрвина Роммеля в Африке (попутно побывала перед этим в Италии), вторая рота - группе армий "Север", третья - группе армий "Центр", а четвертая - группе армий "Юг". В распоряжении фон Кюнсберга были первоклассные гражданские искусствоведы и полностью укомплектованная воинская часть СС. Существовали собственные представительства кунстбатальона в Варшаве и Риге. Каждая рота батальона (300 солдат СС) располагала сорока экспертами и грузовиками. Взвод состоял из командира, четырех командиров отделений, четырех референтов, врача, тридцати шести солдат, девяти саперов, двадцати двух водителей, четырех радистов и курьера. В распоряжении взвода находилось четыре легковые и шесть грузовых автомобиля, полевая кухня, передвижная радиостанция, санитарная машина и два мотоцикла. Осенью 1941 года вторая рота гауптштурмфююрера СС Гаубольдта из Царского села по заранее подготовленным спискам подчистую вывезла содержимое дворца Екатерины Великой: со стен были сняты китайские шелковые обои и золоченые резные украшения, наборный пол сложного рисунка увезли в разобранном виде. Из дворца Александра Первого та же рота вывезла старинную мебель и уникальную библиотеку семь тысяч томов на французском языке, среди которых было немало сочинений греческих и римских классиков и военных мемуаров, а также пять тысяч старинных рукописей и книг на русском языке. Зондеркоманда "работала" в Варшаве, Киеве, Харькове, Кременчуге, Смоленске, Пскове, Днепропетровске, Запорожье, Мелитополе, Ростове, Краснодаре, Бобруйске, Ярославле. Награбленное, поступавшее в Берлин, распределялось по хранилищам и частным коллекциям.

Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер в целях организации научно-исследовательской деятельности СС в 1933 году совместно с профессором Германом Виртом создали в Берлине "Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков". Поддержку и финансовую помощь «научно-просветительской» организации "Наследие предков", или "Аненэрбе", оказывал кабинет Рихарда Вальтера Дарре. Общество издавало собственный журнал "Германиен", где проводились в жизнь идеи доктора Вирта о "германизме и германизации". Вскоре после создания общества, его научные исследования возглавил доктор Вальтер Вюст, философ из Мюнхенского университета. С падением влияния Дарре в нацистской партии в 1937 году Гиммлер подчинил "Аненэрбе" службе СС. С 1 июля 1935 года общество начало изучать (а позже и изымать на оккупированных нацистами территориях) все, что касалось деяний, духа, традиций, отличительных черт и наследия "индогерманской нордической расы".

Помимо вышеперечисленных организаций, культурные ценности грабили подчинявшийся рейхмаршалу Герману Герингу штаб штандартенфюрера СС статс-секретаря доктора Кая Мюльмана, экономическая команда "Гёрлиц", службы СД, отделы пропаганды штабов и другие службы. Множество ценных предметов оседало в багаже обычных немецких солдат и офицеров.

Символом культурных утрат Советского союза в годы ВОВ стала Янтарная комната, созданная мастером Андреасом Шлютером и размещенная в Екатерининском дворце Царского Села. Ротмистр Граф Эрнстотто цу Зольмс-Лаубах, до войны работавший директором историко-художественного музея во Франкфурте-на-Майне, с 1941 года находившийся в действующей армии на должности уполномоченного группы армий "Север" по охране художественно-культурных ценностей, демонтировал и отправил в янтарные панели в Кенигсберг, где они были смонтированы в Королевском замке. Во время штурма Кенигсберга советскими войсками, хранитель комнаты доктор Альфред Роде демонтировал ее, упаковал и с тех пор ее местонахождение неизвестно. Поиски ведутся от Балтийского моря до Южной Америки.

В 1942 году в СССР была образована Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР (ЧГК). Эксперты ЧГК на освобождённых территориях оценивали ущерб, нанесенный немецкими захватчиками в том числе и учреждениям культуры. Акты и сообщения ЧГК стали одним из важнейших доказательств обвинения на Нюрнбергском трибунале.

В целях компенсации культурных утрат, Советским Союзом был предпринят комплекс мер компенсаторной реституции, когда специально сформированный бригады искусствоведов отбирали и отправляли на территорию СССР культурные ценности из музейных хранилищ побежденной Германии – в счет уничтоженного культурного достояния нашей страны. Ценности размещались в крупнейших хранилищах СССР (ГМИИ им. А.С. Пушкина, Эрмитаже, РГБ и др.), реставрировались и помещались в т.н. «спецфонды» с доступом ограниченного круга лиц. Многие шедевры трофейного искусства, как то Дрезденская галерея и Пергамский алтарь, были позже возвращены в те музеи, откуда вывозились. Одним из наиболее ярких перемещенных ценностей является т.н. «золото Шлимана», хранящееся в ГМИИ им. А.С. Пушкина. Судьба трофейного искусства по сей день вызывает множество споров, особенно учитывая тот факт, что многие культурные ценности были перемещены также и в Соединенные Штаты Америки.

В 1992 году специалистами Министерства культуры Российской Федерации начато издание «Сводного каталога культурных ценностей Российской Федерации, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны», где публикуется реестр потерь, понесенных российскими музеями, библиотеками и архивами в минувшей войне. В Сводном каталоге представлены попредметные описи и изображения разграбленного и уничтоженного имущества. Изданные к настоящему моменту 18 томов каталога в 50 книгах представляют ущерб в 1.177.291 единицу хранения (музейных предметов, редких книг и рукописей, архивных дел).

И работа продолжается.

Автор статьи: Мигай А. Г.

©Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. 2-е изд., испр. и доп.// Отв. ред. А.О. Чубарьян; редактор, руководитель авторского коллектива М.Ю. Мягков. М.: Олма Медиа Групп, 2015

Литература
  • Бакуменко М.Н. Сокровища в огне войны. Минск, 1992
  • Бирюков В. Янтарная комната: мифы и реальность. М., 1992
  • Грiмстед Кеннеди П., Боряк Г. Доля украiнських культурних цiнностей пiд час другоi свiтовоi вiйни: Винищення архiвiв, бiблiотек, музеiв. Киiв, 1991
  • Зинич М.С. Похищенные сокровища. Вывоз нацистами российских культурных ценностей. М., 2005
  • Картотека "Z" оперативного штаба "Рейхсляйтер Розенберг." Ценности культуры на оккупированных территориях России, Украины и Белоруссии.1941 - 1942. М., 1998
Статью разместил(а)

Редакция Энциклопедии

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты