ПОЛТА́ВСКАЯ БИ́ТВА 1709 г.

0 комментариев

Полтавская битва - генеральное сражение главных сил русской и шведской армий под командованием монархов царя Петра I и короля Карла XII в ходе Великой Северной войны 1700–1721. Произошла 27 июня (8 июля) 1709 г. в виду крепости Полтава.

Выдвижение армий

К середине 1709 г. возможности для продвижения шведской армии вглубь России были полностью исчерпаны. В итоге осуществления принятого военной верхушкой России в г. Жолква (близ Львова) весною 1707 г. плана стратегического отступления русской армии к собственным границам с неуклонным изнурением сил противника  ударные силы шведской армии были окончательно остановлены на рубеже водной преграды – реки Ворскла. План изначально предусматривал создание предпосылок для разгрома шведской армии в генеральной битве вблизи российской границы с целью недопущения неприятельского вторжения. Поворот шведской армии 14 (25) сентября 1708 г. от российской границы на смоленском направлении на юг в Малороссию в первую очередь был вызван истощением продовольственных запасов. Пройдя по землям Малороссии, к весне 1709 г. Карл XII оказался привязанным к начатой им осаде деревоземляной крепости Полтава (с 30.4.1709). Гарнизон крепости насчитывал около 4 000 воинов (7 российских батальонов и примерно 1700 украинских казаков).

Фортификационная подготовка места баталии

18(29) июня на военном совете в присутствии Петра I было принято решение о переходе российской армии от стратегической обороны к наступлению. В ночь на 20 июня (1 июля) российская армия осуществила переправу на западный берег Ворсклы и окопалась близь с. Семёновка, в 8 км севернее Полтавской крепости. Шведы не решились атаковать всеми силами российскую армию на новом месте расположения. 25 июня (6 июля) россияне передвинулись ближе к Полтаве – на расстояние около 5 км. На новом месте на пологой возвышенности в восточной части большого поля спешно возвели земляное укрепление (ретраншемент) для основной части пехоты. Ретраншемент имел очертание прямоугольника, примыкавшего тыловой неукреплённой частью к обрывистому берегу Ворсклы. Для прикрытия конницы от внезапного нападения шведов поперёк прогалины между двумя труднопроходимыми лесными массивами, открывавшей проход на поле к западу от ретраншемента (где разместилась русская конница), 25–26 июня (6–7 июля) соорудили линию из 10 редутов (замкнутые земляные укрепления ромбической формы). В ночь на 27 июня (8 июля) к ним были пристроены ещё 4 редута, образовавшие конфигурацию буквы Т, обращённой ногой в сторону неприятеля. Несколько отдельных земляных укреплений возвели вблизи южного фаса ретраншемента для предотвращения неожиданного нападения на него со стороны Полтавы. В дни накануне битвы россияне неуклонно приближались к шведам, закрепляясь на местности путём сооружения новых земляных укреплений. Шведские войска накануне битвы располагались у Полтавы; обоз  же отвели западнее к с. Пушкарёвка.

Силы шведской стороны

Шведская армия насчитывала всего 26 600 чел. строевого состава. Из них 1800 всадников размещались в отдалении от места битвы вниз по Ворскле. 1100 шведских пехотинцев и 200 конников были оставлены королём вблизи Полтавской крепости с целью противодействия её гарнизону. Король направил в обоз к Пушкарёвке 6500 воинов (включая 2250 раненых, больных и калек). В битву Карл XII повёл 17 000 бойцов: 8170 пехотинцев, 7800 всадников, 1000 конников-валахов, 30 артиллеристов. Из 41 имевшегося у шведов артиллерийского орудия 34 были обеспечены зарядами, но почти вся артиллерия осталась в обозе. В решающую баталию король, чтобы не замедлять темпа наступления, взял только 4 полковых орудия 3-фунтового калибра; ещё две сверх маленьких пушки полуфунтового калибра оставались в шведских укреплениях под Полтавой. Примкнувшие к шведам до 3000 левобережных малороссийских казаков и до 7000 казаков Низового войска Запорожского оказались небоеспособны. Часть из них осталась в лагере, остальные двинулись в битву позади шведских боевых порядков, но побежали, не вступив в баталию, испугавшись на поле перед редутами напавших на них из леса с боевым кличем российских казаков и калмыков.

Силы российской стороны

Пётр I сумел обеспечить существенное превосходство над шведами во время решающей битвы войны в численности войск и артиллерии. Это показало изучение списков личного состава боевых частей. Русский монарх сосредоточил ко дню генеральной баталии под Полтавой 57 200 чел. строевого состава регулярных войск: пехоты 32 600 чел., конницы 24 300, артиллеристов около 300 чел. Нерегулярных войск имелось до 23 000 чел.: малороссийские казаки гетмана И.И. Скоропадского, также донские, терские, яицкие и калмыки, татары, валахи. Делалась ставка на превосходство над шведской армией в мощи артиллерийского огня. На основании документальных материалов в русских войсках выявлено 282 артиллерийских орудия; ещё 28 пушек имелось в Полтавской крепости, гарнизон которой принял деятельное участие в битве.

Ход баталии

Первая фаза битвы (с 4 часов до 9-го часа) открылась с рассветом нападением шведского конного Валашского полка (1000 чел.) на пехоту, размещавшуюся в отдельно стоящих к югу от ретраншемента русских полевых укреплениях. Этот набег призван был создать ложное впечатление о главном направлении удара шведской армии – по дороге вдоль Ворсклы. Немного позднее командовавшие шведской армией Карл XII и генерал-фельдмаршал К.Г. Реншёльд атаковали передовую линию русских редутов. Гарнизоны редутов (13 батальонов; около 3800 чел.; командующий бригадир С.В. Айгустов) вступили в сражение с наступающей шведской армией. Шведская пехота захватила два передовых  недостроенных редута, но была отброшена от третьего, более крупного по размеру. Российская регулярная конница (21 050 чел.; командующий генерал-лейтенант К.Э. фон Рённе), построенная в боевые линии из трёх шеренг, вступила в сражение с боевой линией шведской конницы. Несмотря на упорный шведский натиск российская конница «сохраняла свой линейный боевой порядок и сражалась с крайним упорством» (оценка Д. Дефо). После тяжёлого ранения К.Э. фон Рённе командование в конном сражении перешло к генерал-лейтенанту Р.Х. Боуру (Баур, Бауэр). По приказу Петра I, находившегося в ретраншементе, конница стала «помалу» отходить назад от поперечной линии редутов. Большая часть конницы во главе с Р.Х. Боуром (около 17 000 всадников) в соответствии с приказом отступила и примкнула флангом своей боевой линии к северному фасу ретраншемента. Шесть драгунских полков генерал-майора Г.С. Волконского (свыше 4000 всадников) выделились из боевой линии и разместились позади, образовав резервный корпус для продолжения битвы. Остальная часть конницы (4 драгунских полка и «шквадрон» сдвоенного состава  – фактически драгунский полк; около 3600 всадников) после баталии со шведами у редутов отошла под командованием генерал-лейтенанта И.К. Хейнске (Генскин; Геншхин) и примкнула к южному фасу ретраншемента. Вслед за собственной кавалерией большая часть атакующей шведской пехоты (12 батальонов; около 5500 чел.), ведомая Карлом XII и К.Г. Реншёльдом, прорвалась за поперечную линию редутов, фактически оказавшись в ловушке. Справа был укреплённый лагерь, в котором находилась основная часть  русской пехоты и артиллерии, по флангам от него заняли место в боевых линиях регулярные конные полки, позади шведов оставались редуты и лес. На противоположном от ретраншемента краю поля тоже виднелся лес. Шесть шведских батальонов, одна треть пехоты (около 2600 чел.; командующий генерал-майор К.Г. Руус; в русских источниках упоминается как Розен), вообще не смогли преодолеть поперечную линию редутов. Эта часть шведской пехоты была отброшена от редутов и некоторое время оставалась на опушке леса, простиравшегося к югу от земляного лагеря россиян. Два шведских батальона в пылу сражения оказались сместившимися к лесу, окаймлявшему с запада поле, на котором вскоре предстояло произойти второй, решающей фазе битвы. Остальные 10 батальонов (не более 4500 чел.), в соответствии с разработанным шведами планом, под командованием пехотного генерала А.Л. Лёвенгаупта попытались атаковать юго-западный выступ земляного лагеря русской пехоты, приблизившись к нему на расстояние 30 саженей (65 м). Шведы оказались под губительным артиллерийским и ружейным огнём и, понеся значительные потери, вынуждены были отступить к лесу, образовывавшему западный край поля, раскинувшегося перед ретраншементом. Как только батальоны генерала А.Л. Лёвенгаупта отступили, Пётр I отправил из ретраншемента генерала от кавалерии светлейшего князя А.Д. Меншикова с задачей разгромить отделившуюся от главных сил пехоту под командованием генерал-майора К.Г. Рууса. А.Д. Меншиков принял под свою команду 4 драгунских полка и «шквадрон» сдвоенного состава (около 3600 всадников), которые отступили к южному фасу ретраншемента от редутов; также в помощь ему из ретраншемента направили пять батальонов (2500 пехотинцев по спискам) под командой генерал-лейтенанта С. фон Ренцеля. Этими силами под общим командованием А.Д. Меншикова шведский отряд К.Г. Русса «на голову побили» («Гистория Свейской войны»). Незначительный остаток этого отряда пытался спастись бегством через лес и засел в Гвардейском шанце (2 км северо-восточнее Полтавы). Преследование беглецов велось под командованием С. фон Ренцеля. Он окружил шанец и дал шведам в качестве срока для сдачи не более получаса, после чего около 10 часов утра шведы во главе с К.Г. Руусом (300–400 пехотинцев) вышли из шанца и сложили оружие. Последствия первой фазы битвы были для шведской армии катастрофичны: замысел овладеть русским укреплённым лагерем, как оказалось, не имел связи с реальностью. Треть пехоты была потеряна. Шведы оказались в крайне затруднительном положении перед лицом главной силы русской армии – основной части пехоты и артиллерии, которые пребывали в ретраншементе и до того ещё почти не были задействованы в битве. Королевские войска были стиснуты на ограниченном замкнутом пространстве (что лишило конницу свободы манёвра). Они оказались зажатыми между редутами, ретраншементом, труднопроходимыми лесами и почти без артиллерии (которую не было ни времени, ни возможности подвезти из обоза).

Вторая фаза битвы (с 9-го до 11-го часа) характеризовалась переходом главных сил русской армии в контрнаступление на шведов, отброшенных на противоположный от ретраншемента край поля. Решение о переходе в наступление было принято на кратком военном совете, проведённом на конях в ретраншементе. Главное командование имел Пётр I. Это традиционное положение было позднее сформулировано в Артикуле воинском 1715 г.: «… везде, где Его Царское Величество своею высокою особою присутствен, то всех начальников власть и сила отнята есть…» (Арт. 18). Под рукой царя пехотой, выстроившейся на поле битвы в две линии перед ретраншементом, командовал генерал-фельдмаршал Б.П. Шереметев. В первой линии построились 24 батальона (не более 10  000 чел.), в промежутках между батальонами была выставлена полковая артиллерия и переносные пушки-мортиры; во второй линии было 18 батальонов (7500 чел.). На правом фланге выстроились в две линии 11 конных полков и Генеральский «шквадрон» (7709 всадников; командующий Р.Х. Боур), на левом –  6 драгунских полков (4459 всадников; командующий А.Д. Меншиков) – всего на шведов двинулись свыше 29 000 воинов. К краям обоих флангов примкнула также часть нерегулярной конницы. В ретраншементе в качестве резерва оставались 11 батальонов  и 300 артиллеристов (около 4500 чел.). Рядом стоял конный корпус Г.С. Волконского (свыше 4000 всадников) и ещё три свежих  драгунских полка и Домовая конная рота Б.П. Шереметева (2700 всадников). Пехота находилась в укреплениях к югу от ретраншемента (10 батальонов; до 2600 чел.) и редутах. Малороссийские казаки в количестве до 16 000 воинов (в том числе до 10 000 конных) занимали главным образом позиции вдоль балки Побыванки, отграничивавшей северный край поля битвы. На поле баталии, в прилегающих лесах находились, кроме того, отряды донских казаков (около 4000 чел.), также терских и яицких, калмыков, татар и валахов. Когда войска строились для начала наступления, Пётр I, объезжая войска, обращался к солдатам и офицерам с речью – призывами храбро сражаться «за государство, Петру вручённое, за род свой, за народ всероссийский». Карл XII и К.Г. Реншёльд вынуждены были двинуть свои войска навстречу начавшей наступление русской армии. По самым оптимистичным для шведов оценкам в их боевых порядках насчитывалось не более 13 000 пехоты и конницы. Шведская конница скучилась главным образом на правом фланге и двигалась за вытянутыми в линию десятью пехотными батальонами. Два батальона не успели встать в боевую линию и оставались позади на левом фланге. На левом фланге шведской кавалерии оказалось очень мало. Обмен ружейными залпами перерос в бой холодным оружием. Значительно более протяжённое правое крыло русского боевого порядка огибало шведов, угрожая выходом в тыл. В ответ шведская пехота левого крыла постепенно загибала фланг, но вскоре первой обратилась в бегство. Описание прорыва атакующей шведской гвардией первой русской линии в месте, где стоял батальон Новгородского полка, и последующей контратаки во главе с Петром I с батальоном Новгородского полка из второй линии является удачным литературным вымыслом писателя П.Н. Крёкшина (1692/93–1764). После получасового ближнего огневого боя и схваток с холодным оружием (штыки, багинеты, шпаги) ряд шведских батальонов (включая все три гвардейских) бежали. Оставшиеся на поле баталии шведы были окружены и пленены. Пётр I находился с первой линией пехоты; пулями были пробиты его шляпа-треуголка (в 2,5 см от виска), деревянное основание седла и получена вмятина от пули на медном нагрудном офицерском знаке. Бегущих шведов преследовали до Иванчинцкого ручья, протекающего в Малобудищенском лесу, от которого шведские войска двинулись в наступление в начале второй фазы битвы.

Третья фаза битвы (около 12 ч.14 ч.) – отступление шведских войск в строе пехотного каре и отдельными группами из Малобудищенского леса, где они собрались после бегства с поля баталии, к обозу у Пушкарёвки. Шведов преследовали нерегулярная российская конница и отдельные эскадроны регулярной кавалерии.

Потери сторон

Шведы потеряли более двух третей двинутых в битву войск – 9224 павших; 2973 строевых чина попали в плен; многие были ранены. Попали в плен генерал-фельдмаршал К.Г. Реншёльд, первый министр и начальник Походной королевской канцелярии К. Пипер и 4 генерал-майора. Российская армия понесла сравнительно малый урон. По неполным данным печатной реляции 1344 павшими и 3290 ранеными. С учётом документально зафиксированного, но не включённого в официальные данные числа скончавшихся от ран, достоверно известно о 1572 погибших и пропавших без вести; считая известные данные о недоучтённых раненых – всего погибших и раненых воинов было не менее 4700. 

Последствия битвы

Разгромленные под Полтавой шведские войска спешно отступили вдоль Ворсклы к Днепру. 30 июля 1709 г. бóльшая часть оставшейся шведской армии (14 267 чел.) без сопротивления сдалась на берегу Днепра близ разрушенной крепости Переволочна передовому отряду русских войск (договор о капитуляции подписали А.Д. Меншиков и А.Л. Лёвенгаупт). Карл XII с приблизительно 1500 шведами и свергнутый украинский гетман И.С. Мазепа с несколькими тысячами казаков бежали за Днепр в Турцию. На берегу лимана Южного Буга королевский отряд настигли конно-гренадерский полк и 5 драгунских полков (около 4500  всадников; командующий князь Г.С. Волконский), казаки и калмыки. В бою 9 июля часть шведов погибла, но Карл XII с И.С. Мазепой и примерно 1000 шведов перед началом боя отплыли в лодках к турецкой крепости Очаков.

Значение битвы

После гибели под Полтавой и пленения у Переволочны ударных сил своей армии Швеция перешла к оборонительной стратегии, а Россия – к наступательной. Польский король Станислав Лещинский, шведский ставленник, вынужден был бежать из Речи Посполитой; был восстановлен и расширен антишведский Северный союз 1699–1721. С вернувшимся на польский престол королем Августом II (в качестве курфюрста Саксонии) 10 октября 1709 был подписан союзный наступательный договор, 11 октября 1709 г. – такого же характера договор с Данией. Оборонительный союз с Пруссией Пётр I заключил 22 октября 1709 г. В грамоте королевы Великобритании Анны Стюарт, направленной Петру I (август 1709 г.), по отношению к русскому монарху впервые был употреблён императорский титул.

Память о битве

Пётр I начал традицию торжеств в годовщины битвы под Полтавой в день памяти преподобного Сампсона Странноприимца. Полтавской победе посвящены гравюры А.Ф. Зубова (1710, 1714), П. Пикарта (1711), Н. Лармессена (1725), Ш. Симоно (1725) и др.; картины Л. Каравака (1718), П.Д. Мартена (1726), А.Е. Коцебу (1862) и др.; мозаика М.В. Ломоносова (1762–1764). В честь победы в Санкт-Петербурге возведён храм-памятник – Сампсониевский собор (деревянный в 1710 г., расширен в 1715–1718 гг., архитектор Д. Трезини; современное здание в 1728–1740 гг., архитектор неизвестен), установлены памятники в Полтаве и Петергофе («Самсон, разрывающий пасть льва» в Большом каскаде фонтанов, 1735 г.; скульптор К.Б. Растрелли). В 1802 г. заменён скульптурой М.И. Козловского; воссоздан В.Л. Симоновым и Н.В. Михайловым в 1947 г.). А.С. Пушкин написал поэму «Полтава» (1828). Многочисленные памятники в честь Полтавской битвы имеются в Полтаве: Славы (открыт 27 июля 1811 г.), на месте отдыха Петра I после битвы (1849; арх. А.П. Брюллов), полковнику А.С. Келину и доблестным защитникам Полтавы (открыт 27 июля 1909 г. в присутствии императора Николая II; проект А.А. Бильдерлинга; скульптор А. Обер) и др. 26 июня 1909 г. открылся Музей истории Полтавской битвы (воссоздан в 1950). Масштабные торжества проводились в память 200-летней и 300-летней годовщин битвы. В РФ День победы в Полтавской битве отмечается с 1995 г. согласно закону «О днях воинской славы и памятных датах России» (с ошибкой в переводе даты со старого стиля – 10 июля). В русском языке существует поговорка применительно к полному разгрому неприятеля: «Как шведа под Полтавой». 

Смежные статьи
Литература
  • Источники: Гистория Свейской войны (Подённая записка Петра Великого) / сост. Т.С. Майкова. М., 2004. Вып. 1–2; Полтавская битва 27 июня 1709 г.: Документы и материалы / отв. ред. Е.Е. Рычаловский. М., 2011. Литература: Энглунд П. Полтава: Рассказ о гибели одной армии. М., 1995; Артамонов В.А. Полтавское сражение: К 300-летию Полтавской победы. М., 2009; Кротов П.А. Битва под Полтавой. Начало Великой России. СПб., 2014; Молтусов В.А. Полтавская битва: уроки военной истории. 1709–2009. М., 2009; Полтава. К 300-летию Полтавского сражения. Сб. статей. М., 2009; «Совершенная виктория»: К 300-летию Полтавского сражения. Каталог выставки. СПб., 2009; Военно-исторический журнал – Старый цейхгауз. 300 лет Полтавскому сражению. М., 2009.
Статью разместил(а)

Ганин Андрей Владиславович

доктор исторических наук

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты