ПАРТИЗА́НСКОЕ И ПОДПО́ЛЬНОЕ ДВИЖЕ́НИЕ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

0 комментариев

Народная война в форме партизанского и подпольного движения в тылу немецких войск в условиях жесточайшего оккупационного режима в годы Великой Отечественной войны.

Это было явление, по своему размаху и эффективности оказавшееся неожиданным как для руководства собственной страны, так и для противника. В СССР не было ни заблаговременно разработанной концепции партизанской и подпольной борьбы, ни подготовленных к ее ведению кадров. Согласно советской предвоенной доктрине, в случае агрессии врага надлежало разгромить в ходе решительного контрнаступления на его собственной территории. Многие военачальники, занимавшиеся вопросом взаимодействия регулярных войск с партизанами, в 1930-х гг. были необоснованно репрессированы, а скрытые базы, которые создавались в западных районах СССР для организации в случае войны партизанского движения, ликвидированы. Германское командование предполагало вероятность сопротивления советских людей на оккупированной вермахтом территории, но лишь в незначительном, ограниченном масштабе. Однако уже через неделю после начала операции «Барбаросса» оно начало осознавать, что для решения «проблемы усмирения тылового района» одних охранных дивизий будет недостаточно и придется снимать с фронта боевые дивизии. В Берлине возлагали надежды на то, что усилением террора удастся в зародыше задушить движение Сопротивления на оккупированных советских земях. Начальник штаба верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршал В. Кейтель 16 сентября 1941 г. издал приказ, согласно которому за покушение на одного немца предписывалось брать в заложники и уничтожать способом, усиливавшим «устрашающее воздействие», от 50 до 100 мужчин и женщин из числа местных жителей. Одновременно захватчики, использовавшие «метод кнута и пряника», тщательно скрывали свои злодейские замыслы превращения территории СССР в колонию «Третьего рейха» и массового уничтожения его населения и вели пропаганду того, что Германия ведет войну против СССР якобы в «освободительных целях» (см. Оккупационный режим). На некоторых граждан эта пропаганда возымела свое действие. К нач. 1942 г. более 60,4 тыс. человек поступило на службу к оккупантам в качестве полицаев, сельских старост, мелких чиновников немецкой администрации. От их рук погибло много советских патриотов. В начале оккупации возможности для сопротивления врагу были крайне незначительны — у людей просто не было оружия. К тому же большинство оказавшегося под игом захватчиков населения составляли женщины, дети, подростки и престарелые мужчины, которые по возрасту не подлежали призыву в армию. Чтобы выжить, они вынуждены были подчиниться оккупантам и их пособникам. Часть населения вступала в создававшиеся коммунистами в городах и поселках подпольные организации или, раздобыв оружие, уходила в партизаны, стремясь продолжить борьбу против бесчеловечного нацистского «нового порядка». Существенную роль в развитии сопротивления играло желание людей защитить своих родных от зверств оккупантов или отомстить захватчикам за замученных и убитых. Побудительные мотивы были разные, но партизанская война вскоре превратилась в реальный факт, который стал сильно беспокоить германское командование. Важную роль в организации партизанского и подпольного движения сыграла директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. советским и партийным организациям прифронтовых областей, а также постановление ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 г. о развертывании борьбы в тылу врага. Однако эти документы были секретными, их содержание знал лишь узкий круг партийных и советских работников, находившихся главным образом в тылу. Основная масса населения оккупированных территорий о них не догадывалась. В своих поступках и поведении они руководствовались прежде всего осознанием личной ответственности за защиту от иноземных захватчиков своих домов, городов, сел и страны в целом. В июле 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования, Генеральный линии партизанских формирований сыграли советские военнослужащие, оказавшиеся при отступлении в окружении, но избежавшие плена. В 1941 г. их численность среди партизан Ленинградской области составляла 18 %, Орловской области — 10 %, в Литве — 22 %, в Белоруссии — 10 %. Они привносили в партизанские отряды дисциплину, знание оружия и боевой техники. Во время Московской битвы партизаны фактически дезорганизовали снабжение немецкой группы армий «Центр», разрушая в ее тылу участки железных дорог, мосты и устраивая завалы на железнодорожных путях. В январе-феврале 1942 г. партизаны Смоленской области освободили в тылу группы армий «Центр» 40 сел и деревень, где десантировались советские войска. Они отбили у противника Дорогобуж и объединились с частями Красной Армии, совершившими рейд в тыл немецких войск. В ходе этого рейда от врага было освобождено ок. 10 тыс. км2. Немецкое командование было вынуждено бросить против них 7 дивизий. В Московской битве партизаны взаимодействовали со спецотрядами НКВД, которые тоже активно действовали в тылу противника, громя его гарнизоны, уничтожая технику и личный состав соединений вермахта. 30 мая 1942 г. при Ставке Верховного Главнокомандования был создан Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Этот штаб возглавил видный государственный и политический деятель П. К. Понаморенко, заместителями которого были утверждены представители Генерального штаба и НКВД. ЦШПД, подчиняясь Ставке, осуществлявшей общее руководство партизанским движением, работал в тесном контакте с Генеральным штабом, военными советами фронтов и армий, руководителями партийных органов республик и областей. Он выполнял обширный круг задач по организации, планированию и руководству боевыми действиями партизан, налаживанию связей с подпольем и партизанскими формированиями, их материальному обеспечению с Большой земли, подготовке кадров и специалистов, организации разведки. В действующих фронтах с аналогичными функциями были созданы республиканские и областные партизанские штабы, которые в оперативном отношении подчинялись ЦШПД, а в армиях — оперативные группы этих штабов. Их начальники были включены в состав военных советов фронтов и армий. Деятельность штабов партизанского движения и вызванный разгромом немцев под Москвой патриотический подъем среди населения оккупированных районов оказали большое влияние на рост сопротивления в тылу врага и эффективность партизанских действий. С мая 1942 г. начался рост численности партизанских отрядов и групп. Если в мае 1942 г. в тылу врага действовало 500 партизанских отрядов, включавших в себя 72 тыс. человек, то к середине ноября 1942 г. насчитывалось уже 1770 отрядов, в которых сражались 125 тыс. партизан, а к нач. 1944 г. их численность удвоилась и составила 250 тыс. человек. Речь в данном случае идет только о тех партизанах, с которыми поддерживал связь ЦШПД. Численность партизан особенно быстро стала расти в 1944 г., когда шла борьба за полное освобождение страны от захватчиков. Всего за годы войны в тылу противника действовало свыше 6 тыс. партизанских отрядов, в которых насчитывалось 1 млн человек. Деятельность партизан была многогранной. Они разрушали коммуникации противника, совершали глубокие рейды в его тыл, обеспечивали советское командование ценными разведывательными сведениями и т. д. Наиболее крупной в 1943 г. была проведенная партизанами операция «Рельсовая война». В ее ходе было взорвано 215 тыс. рельсов, что составило 1342 км одноколейного железнодорожного пути. Только в Белоруссии было пущено под откос 836 эшелонов и 3 бронепоезда. Некоторые железнодорожные магистрали были выведены из строя, что создало немало проблем немецким войскам. Свидетельством силы и размаха народной войны были партизанские края — большие территории, отвоеванные у оккупантов и удерживаемые партизанами в Ленинградской, Калининской, Смоленской и Курской областях, в Белоруссии, на севере Украины, в Крыму и т. д. Летом 1943 г. партизаны стали полными хозяевами на одной шестой (свыше 200 тыс. км2) всей оккупированной территории. Здесь трудились и боролись во имя победы над врагом ок. 4 млн человек. Эти края ограничивали полосы отхода врага, затрудняли маневр и перегруппировку его войск, резервов, баз снабжения и командных пунктов. Партизаны немало сделали, чтобы воспрепятствовать массовому угону советских людей на принудительные работы в Германию. В кон. 1943нач. 1944 гг. до 40 % насильственно вывозимых захватчиками граждан освобождалось партизанами и наступавшей Красной Армией. Большой размах во вражеском тылу получило и подпольное движение. Его участники распространяли среди населения газеты и листовки, которые получали из-за линии фронта или издавали сами, обеспечивали партизан разведывательными данными, снабжали их медикаментами, уничтожали наиболее жестоких представителей немецкой администрации и предателей, занимались организацией диверсий на захваченных немцами промышленных предприятиях и т. д. Массовый саботаж населением мероприятий оккупационных властей, действия вооруженных партизанских формирований и подпольных организаций — все это превратило оккупированную территорию в арену ожесточенной битвы с захватчиками. Партизанское и подпольное движение имело крупное военное, экономическое и политическое значение. Партизанское движение принималось в расчет при подготовке советским командованием стратегических операций. Партизанским соединениям в этом случае ставились конкретные боевые задачи. За время войны партизаны отвлекли на себя до 10 % действовавших против СССР немецких войск. Ими было пущено под откос 20 тыс. воинских эшелонов, подорвано 120 бронепоездов, выведено из строя 17 тыс. паровозов и 171 тыс. вагонов, взорвано 12 тыс. мостов на железных и шоссейных дорогах, уничтожено и захвачено 65 тыс. автомашин. Вместе с советскими партизанами и подпольщиками на временно оккупированной территории СССР сражались тысячи иностранных граждан — словаки, поляки, венгры, болгары, испанцы, югославы и др. В то же время в европейском движении Сопротивления участвовало до 40 тыс. советских граждан, оказавшихся за пределами родины. Временно оккупированная советская территория не стала для захватчиков обеспеченным и спокойным тылом. Их расчеты заставить граждан СССР безропотно работать на Германию не оправдались. И в этом была немалая заслуга партизан и подпольщиков, высоко оцененная государством. Более 300 тыс. партизан были награждены орденами и медалями, 249 партизанам было присвоено звание Герой Советского Союза, а двое руководителей партизанского движения — С. А. Ковпак и А. Ф. Федоров — были удостоены этого высокого звания дважды.

Исторические источники:

Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944). Документы и материалы. Т. 1—2. Кн. 1. Минск, 1967—73;

Партийным и советским организациям прифронтовых областей. Из директивы Совнаркома Союза ССР и ЦК ВКП(б) 29 июня 1941 г., в кн.: КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза. Документы. 1917—1968. М., 1969, С. 299—301.

Автор статьи: Кульков Е. Н.

©Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. 2-е изд., испр. и доп.// Отв. ред. А.О. Чубарьян; редактор, руководитель авторского коллектива М.Ю. Мягков. М.: Олма Медиа Групп, 2015

Литература
  • История второй мировой войны. 1939— 1945. Т. 4—9. М., 1975—78
  • Партия во главе народной борьбы в тылу врага. 1941—1944 гг. М., 1976
  • Петров Ю. П. Партизанское движение в Ленинградской области. 1941—1944. Л., 1973
  • Советские партизаны. Из истории партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. Изд. 2-е. М., 1963
  • Юденков А. Ф. Политическая работа партии среди населения оккупированной советской территории (1941— 1944 гг.). М., 1971
Статью разместил(а)

Редакция Энциклопедии

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты