ПАКТ ТРЁХ ДЕРЖА́В 1940 ГОДА

0 комментариев

ПАКТ ТРЁХ ДЕРЖАВ 1940 ГОДА - договор о военно-политическом союзе Германии, Италии и Японии во Второй мировой войне.

Под­пи­сан 27 сентября в Бер­ли­не министром иностранных дел Гер­ма­нии И. фон Риб­бен­тро­пом, министром иностранных дел Ита­лии Г. Чиа­но и по­слом Япо­нии в Гер­ма­нии С. Ку­ру­су. Завер­шил про­цесс фор­ми­ро­ва­ния аг­рес­сив­но­го бло­ка этих дер­жав, на­ча­тый заклю­че­ни­ем Бер­лин­ско­го со­гла­ше­ния 1936 года (смотрите «Ось Бер­лин – Рим»), «Ан­ти­ко­мин­тер­нов­ско­го пак­та» и «Сталь­но­го пак­та» (смотрите  Гер­ма­но-италь­ян­ский до­го­вор 1939 года).

За­клю­чён в ус­ло­ви­ях, ко­гда Гер­ма­ния раз­гро­ми­ла и ок­ку­пи­ро­ва­ла Поль­шу (смотрите Гер­ма­но-поль­ская вой­на 1939 года), за­хва­ти­ла Да­нию и Нор­ве­гию (смотрите Нор­веж­ская опе­ра­ция 1940 года), Бель­гию, Ни­дер­лан­ды, Люк­сем­бург, на­нес­ла по­ра­же­ние Фран­ции и ок­ку­пи­ро­ва­ла часть её тер­ри­то­рии (смотрите Фран­цуз­ская кам­па­ния 1940 года), раз­вер­ну­ла ак­тив­ные бое­вые дей­ст­вия про­тив Ве­ли­ко­бри­та­нии (смотрите Бит­ва за Анг­лию 1940-1941 годы, «Мор­ской лев»). В ию­не 1940 года в вой­ну всту­пи­ла Ита­лия, вой­ска ко­то­рой вторг­лись в Британское Со­ма­ли, Ке­нию и Еги­пет. Япо­ния, про­дол­жав­шая за­вое­вательную вой­ну в Ки­тае (смотрите На­цио­наль­но-ос­во­бо­ди­тель­ная вой­на в Ки­тае про­тив япон­ских за­хват­чи­ков 1937-1945 годов), в сентябре 1940 года за­хва­ти­ла северные рай­оны Ин­до­ки­тая Фран­цуз­ско­го. Во­енные ус­пе­хи сти­му­ли­ро­ва­ли даль­ней­шее сбли­же­ние трёх дер­жав в це­лях объ­еди­не­ния уси­лий и ко­ор­ди­на­ции дей­ст­вий, а так­же вы­ра­бот­ки до­го­во­рён­но­стей от­но­си­тель­но бу­ду­ще­го раз­де­ла ми­ра, что бы­ло за­кре­п­ле­но в тек­сте Пактра трех держав.

Во всту­пительной ста­тье уча­ст­ни­ки пак­та под­черк­ну­ли, что «счи­та­ют пред­по­сыл­кой проч­но­го ми­ра об­ре­те­ние ка­ж­дой на­ци­ей над­ле­жа­ще­го ей про­стран­ст­ва. По­это­му они ре­ши­ли вы­сту­пать еди­ным фрон­том и со­труд­ни­чать при осу­ще­ст­в­ле­нии сво­их уст­рем­ле­ний на ве­ли­ком вос­точ­но­ази­ат­ском про­стран­ст­ве и в ев­ро­пей­ских об­лас­тях». Пра­ви­тель­ст­ва Гер­ма­нии, Ита­лии и Япо­нии от­ме­ти­ли, что «же­ла­ют так­же рас­про­стра­нить своё со­труд­ни­че­ст­во на та­кие на­ции в дру­гих час­тях ми­ра, ко­то­рые склон­ны при­дать сво­им уст­рем­ле­ни­ям ана­ло­гич­ную на­прав­лен­ность». Од­но­вре­мен­но три дер­жа­вы ус­ло­ви­лись раз­гра­ни­чить гео­гра­фические сфе­ры сво­их «ас­пи­ра­ций»: Япо­ния обя­за­лась «при­зна­вать и ува­жать ру­ко­во­дство Гер­ма­нии и Ита­лии в де­ле соз­да­ния но­во­го по­ряд­ка в Ев­ро­пе» (статья 1), а Гер­ма­ния и Ита­лия обя­за­лись «при­зна­вать и ува­жать ру­ко­во­дство Япо­нии в де­ле соз­да­ния но­во­го по­ряд­ка на ве­ли­ком вос­точ­но­ази­ат­ском про­стран­ст­ве» (статья 2). Уча­ст­ни­ки пак­та взя­ли на се­бя обя­за­тель­ст­во под­дер­жи­вать друг дру­га «все­ми по­ли­ти­че­ски­ми, эко­но­ми­че­ски­ми и во­ен­ны­ми сред­ст­ва­ми в слу­чае, ес­ли од­на из до­го­ва­ри­ваю­щих­ся сто­рон под­верг­нет­ся на­па­де­нию со сто­ро­ны дер­жа­вы, ко­то­рая в на­стоя­щее вре­мя не во­вле­че­на в ев­ро­пей­скую вой­ну или ки­тай­ско-япон­ский кон­фликт» (статья 3; та­ки­ми дер­жа­ва­ми бы­ли СССР и США). Статья 6 ус­та­нав­ли­ва­ла срок дей­ст­вия Пакт трех держав 10 лет.

Дек­ла­ри­руя общ­ность ин­те­ре­сов, чле­ны Пакта трех держав пре­сле­до­ва­ли и свои осо­бые це­ли: Япо­ния ус­мат­ри­ва­ла в Пакте трех держав воз­мож­ность про­ве­де­ния бо­лее жё­ст­ко­го кур­са не толь­ко в от­но­ше­нии Ве­ли­ко­бри­та­нии, но и в от­но­ше­нии Со­еди­нён­ных Шта­тов, на­де­ясь при этом, что са­мо по се­бе на­ли­чие пак­та за­ста­вит их воз­дер­жать­ся от объ­яв­ле­ния вой­ны Япо­нии; Гер­ма­ния и Ита­лия рас­счи­ты­ва­ли, по­ощ­ряя Япо­нию к по­ли­ти­ке за­вое­ва­ний, ещё боль­ше ос­лож­нить по­ло­же­ние Ве­ли­ко­бри­та­нии и не до­пус­тить вме­ша­тель­ст­ва США в ев­ропейские де­ла. Гер­ма­ния рас­смат­ри­ва­ла пакт так­же как ос­но­ву сою­за трёх дер­жав в бу­ду­щей вой­не про­тив СССР, а за­од­но как сред­ст­во ди­пло­ма­тической мас­ки­ров­ки на­ча­тых ею с ле­та 1940 года во­енные при­го­тов­ле­ний на советской гра­ни­це (пе­ре­бро­ска войск в Восточную Ев­ро­пу, на­прав­ле­ние германских час­тей в Фин­лян­дию, Ру­мы­нию и пр.). С этой це­лью в Пакт трех держав бы­ла вклю­че­на статья 5, гла­сив­шая: «вы­ше­пе­ре­чис­лен­ные до­го­во­рён­но­сти ни­ко­им об­ра­зом не за­тра­ги­ва­ют по­ли­ти­че­ский ста­тус, ко­то­рый су­ще­ст­ву­ет в на­стоя­щее вре­мя ме­ж­ду ка­ж­дой из трёх до­го­ва­ри­ваю­щих­ся сто­рон и Со­вет­ской Рос­си­ей».

В со­от­вет­ст­вии со статьей 3 До­го­во­ра о не­на­па­де­нии ме­ж­ду СССР и Гер­ма­ни­ей от 23.08.1939 года (смотрите Со­вет­ско-гер­ман­ские до­го­во­ры 1939 года), на­ла­гав­шей на сто­ро­ны обя­за­тель­ст­во «ин­фор­ми­ро­вать друг дру­га о во­про­сах, за­тра­ги­ваю­щих их об­щие ин­те­ре­сы», германское пра­ви­тель­ст­во не­за­дол­го до под­пи­са­ния Пакта трех держав оз­на­ко­ми­ло с его тек­стом советское ру­ко­во­дство и по­яс­ни­ло, что пакт не на­прав­лен про­тив СССР, о чём сви­де­тель­ст­ву­ет спе­ци­аль­но вне­сён­ная в не­го ста­тья, а при­зван ока­зать от­резв­ляю­щее воз­дей­ст­вие на оп­ре­де­лён­ные кру­ги в США, стре­мя­щие­ся втя­нуть стра­ну в вой­ну на сто­ро­не Ве­ли­ко­бри­та­нии, и со­дей­ст­во­вать улуч­ше­нию советско-японских от­но­ше­ний. Од­на­ко германское пра­ви­тель­ст­во не смог­ло дать от­ве­та на встреч­ные во­про­сы советской сто­ро­ны: что сле­ду­ет по­ни­мать под «соз­да­ни­ем но­во­го по­ряд­ка», вклю­ча­ет ли по­ня­тие «ве­ли­кое вос­точ­но­ази­ат­ское про­стран­ст­во» Си­бирь и ка­ко­вы гео­гра­фические рам­ки Ев­ро­пы, в ко­то­рой Гер­ма­ния и Ита­лия со­би­ра­ют­ся ус­та­нав­ли­вать «но­вый по­ря­док»?

Что­бы ус­по­ко­ить советское ру­ко­во­дство, с боль­шой тре­во­гой вос­при­няв­шее за­клю­че­ние Пакта трех держав, германское пра­ви­тель­ст­во при­гла­си­ло председателя СНК, нар­ко­ма иностранных дел СССР В. М. Мо­ло­то­ва с официальным ви­зи­том в Бер­лин. О том, что А. Гит­лер в свя­зи с ини­ции­ро­ван­ны­ми им пе­ре­го­во­ра­ми не со­би­рал­ся ме­нять сво­их пла­нов в от­но­ше­нии Советского Сою­за, сви­де­тель­ст­ву­ет его ди­рек­ти­ва № 18, под­пи­сан­ная 12.11.1940 года, в день при­бы­тия Мо­ло­то­ва в Бер­лин. Один из её пунк­тов гла­сил: «…Рос­сия. По­ли­ти­че­ские пе­ре­го­во­ры с це­лью вы­яс­нить по­зи­цию Рос­сии на бли­жай­шее вре­мя на­ча­ты. Не­за­ви­си­мо от то­го, ка­ким бу­дет ре­зуль­тат этих пе­ре­го­во­ров, от­дан­ные ра­нее уст­но рас­по­ря­же­ния о при­го­тов­ле­ни­ях на вос­то­ке долж­ны про­дол­жать­ся». Пе­ре­го­во­ры за­мыш­ля­лись германской сто­ро­ной и как круп­ная по­ли­тическая про­во­ка­ция, спо­соб­ная вы­звать кон­фликт ме­ж­ду СССР и Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей ли­бо, по мень­шей ме­ре, ис­клю­чить воз­мож­ность их во­енного со­труд­ни­че­ст­ва в бу­ду­щем. Став­ка де­ла­лась на втя­ги­ва­ние Мо­ло­то­ва в дис­кус­сию (с по­сле­дую­щей «утеч­кой» ин­фор­ма­ции) о воз­мож­но­сти со­труд­ни­че­ст­ва СССР с Пактом трех держав и уча­стия Советского Сою­за в де­ле­же «британского на­след­ст­ва».

В хо­де пе­ре­го­во­ров Гит­лер и Риб­бен­троп про­стран­но рас­су­ж­да­ли об эвен­ту­аль­ном со­труд­ни­че­ст­ве Советского Сою­за с тре­мя дер­жа­ва­ми, пред­ла­гая ему со вре­ме­нем на­пра­вить свои «тер­ри­то­ри­аль­ные ас­пи­ра­ции» в сто­ро­ну Ин­дий­ско­го океана. Риб­бен­троп в уст­ной фор­ме из­ло­жил так­же про­ект воз­мож­но­го «ко­гда-ни­будь в бу­ду­щем» со­гла­ше­ния ме­ж­ду тре­мя дер­жа­ва­ми и СССР. Мо­ло­тов ук­ло­нил­ся от об­су­ж­де­ния этой те­мы и на­пом­нил о ра­нее по­став­лен­ных советской сто­ро­ной во­про­сах, под­черк­нув, что пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние СССР при­да­ёт про­бле­ме га­ран­ти­ро­ва­ния сво­ей безо­пас­но­сти в рай­оне Чёр­но­го моря и Чер­но­мор­ских про­ли­вов, а так­же вы­во­ду германских войск из Фин­лян­дии (ко­то­рая в со­от­вет­ст­вии с советско-германским сек­рет­ным до­пол­нительным про­то­ко­лом от 23.08.1939 года при­зна­на сфе­рой ин­те­ре­сов СССР), а так­же из Ру­мы­нии.

От об­су­ж­де­ния во­про­сов, к ко­то­рым на­стой­чи­во воз­вра­щал­ся Мо­ло­тов, в свою оче­редь, ук­ло­ни­лось германское ру­ко­во­дство. 15.11.1940 года, от­чи­ты­ва­ясь о ре­зуль­та­тах по­езд­ки на за­се­да­нии По­лит­бю­ро ЦК ВКП(б), Мо­ло­тов за­клю­чил: «за­те­ян­ная по ини­циа­ти­ве фа­ши­ст­ской сто­ро­ны встре­ча яв­ля­лась лишь по­каз­ной де­мон­ст­ра­ци­ей» и пред­став­ля­ла со­бой «по­пыт­ку по­ста­вить СССР в ус­ло­вия, ко­то­рые свя­за­ли бы нас на ме­ж­ду­на­род­ной аре­не, изо­ли­ро­ва­ли бы от За­па­да»; пе­ре­го­во­ры яс­но по­ка­за­ли, что «не­из­беж­ность аг­рес­сии Гер­ма­нии не­имо­вер­но воз­рос­ла, при­чём в не­да­лё­ком бу­ду­щем».

Уси­ле­ние во­енноей уг­ро­зы по­бу­ди­ло советское пра­ви­тель­ст­во пред­при­нять по­пыт­ку, ис­поль­зуя пред­ло­же­ния Гит­ле­ра и Риб­бен­тро­па, окон­ча­тель­но вы­яс­нить на­ме­ре­ния германского ру­ко­во­дства. 25.11.1940 года Мо­ло­тов в уст­ной фор­ме со­об­щил германскому по­слу в Мо­ск­ве Ф. В. фон дер Шу­лен­бур­гу ус­ло­вия, при ко­то­рых СССР мог бы вес­ти пе­ре­го­во­ры о «по­ли­ти­че­ском со­труд­ни­че­ст­ве и эко­но­ми­че­ской взаи­мо­по­мо­щи» ме­ж­ду Пактом трех держав и СССР (во­прос о во­енном со­труд­ни­че­ст­ве не ста­вил­ся): не­мед­лен­ный вы­вод германских войск из Фин­лян­дии; обес­пе­че­ние безо­пас­но­сти СССР в Чер­но­мор­ских про­ли­вах пу­тём за­клю­че­ния пак­та о взаи­мо­по­мо­щи ме­ж­ду Советским Сою­зом и Бол­га­ри­ей и «ор­га­ни­за­ции во­ен­ной и во­ен­но-мор­ской ба­зы в рай­оне Бос­фо­ра и Дар­да­нелл на ос­но­ве дол­го­сроч­ной арен­ды»; при­зна­ние «цен­тром тя­же­сти ас­пи­ра­ций СССР… рай­он к югу от Ба­ту­ма и Ба­ку в об­щем на­прав­ле­нии к Пер­сид­ско­му за­ли­ву»; от­каз Япо­нии «от сво­их кон­цес­си­он­ных прав по уг­лю и неф­ти на Се­вер­ном Са­ха­ли­не на ус­ло­ви­ях спра­вед­ли­вой ком­пен­са­ции».

Со­гла­сие Гер­ма­нии вес­ти пе­ре­го­во­ры с СССР на этих ус­ло­ви­ях, очень не­удоб­ных ни для неё, ни для Япо­нии, да­ва­ло на­де­ж­ду на то, что шанс от­тя­нуть вой­ну ос­та­ёт­ся. Од­на­ко германское пра­ви­тель­ст­во не да­ло от­ве­та на советское пред­ло­же­ние и бо­лее к во­про­су о со­труд­ни­че­ст­ве ме­ж­ду Пактом трех держав и СССР не воз­вра­ща­лось. Лишь в мае - ию­не 1941 года, пе­ред са­мым на­па­де­ни­ем Гер­ма­нии на СССР, те­ма яко­бы под­го­тав­ли­вае­мо­го тре­мя дер­жа­ва­ми со­гла­ше­ния с Советским Сою­зом вновь при­об­ре­ла зву­ча­ние - на сей раз в фор­ме слу­хов, ко­то­рые рас­про­стра­ня­лись германскими спец­служ­ба­ми с це­лью за­дер­жать бое­вое раз­вёр­ты­ва­ние Крас­ной Ар­мии.

Вес­ной 1941 года СССР уда­лось, ис­поль­зуя про­ти­во­ре­чия ме­ж­ду чле­на­ми Пакта трех держав, сни­зить опас­ность их со­вме­ст­но­го во­енного вы­сту­п­ле­ния и тем са­мым уг­ро­зу вой­ны на два фрон­та - 13 апреля был под­пи­сан со­вет­ско-япон­ский пакт о ней­тра­ли­те­те 1941 года.

До­би­ва­ясь ус­та­нов­ле­ния сво­ей ге­ге­мо­нии в Ев­ро­пе и на «ве­ли­ком вос­точ­но­ази­ат­ском про­стран­ст­ве», чле­ны Пакта трех держав ис­поль­зо­ва­ли прак­ти­ку предъ­яв­ле­ния уль­ти­ма­тив­ных тре­бо­ва­ний о при­сое­ди­не­нии к пак­ту тех го­су­дарств, на не­зави­си­мость ко­то­рых они по­ку­ша­лись. В 1940 году к Пакту трех держав при­сое­ди­ни­лись Венг­рия (20 но­ября), Ру­мы­ния (23 но­ября), Сло­ва­кия (24 но­ября), 01.03.1941 года Бол­га­рия. 25.03.1941 года акт о при­сое­ди­не­нии к пак­ту при­ня­ло пра­ви­тель­ст­во Юго­сла­вии, но 27 мар­та ка­би­нет Д. Си­мо­ви­ча, при­шед­ший к вла­сти в ре­зуль­та­те государственного пе­ре­во­ро­та, не ут­вер­дил его [по­сле раз­гро­ма Юго­сла­вии Гер­ма­ни­ей и её со­юз­ни­ка­ми (смотрите. Бал­кан­ская кам­па­ния 1941 года) 15.06.1941 года к Пакту трех держав при­сое­ди­ни­лась Хор­ва­тия]. С Пактом трех держав тес­но со­труд­ни­ча­ли, не яв­ля­ясь фор­маль­но его чле­на­ми, Фин­лян­дия, Ис­па­ния, «Ви­ши». На Даль­нем Вос­то­ке ря­ды чле­нов Пакта трех держав в го­ды Второй ми­ро­вой вой­ны по­пол­ни­ли Мань­чжоу-го, Таи­ланд, про­япон­ский ре­жим Ван Цзин­вэя в Ки­тае. С раз­гро­мом Гер­ма­нии, Ита­лии, Япо­нии и их са­тел­ли­тов Пакт трех держав пре­кра­тил су­ще­ст­во­ва­ние.

Ис­торические источники:

Akten zur deutschen auswärtigen Po­litik. Serie D: 1937–1945. Fr./M., 1962. Bd 9;

До­ку­мен­ты внеш­ней по­ли­ти­ки, 1940 г. – 22 ию­ня 1941 г. М., 1995–1998. Т. 23. Кн. 1–2.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Виш­лев О.В. На­ка­ну­не 22 ию­ня 1941 г.: До­ку­мен­таль­ные очер­ки. М., 2001
  • Си­полс В.Я. Еще раз о ди­пло­ма­ти­че­ской ду­эли в Бер­ли­не в но­яб­ре 1940 г. // Там же. 1996. № 3
  • По­езд­ка В. М. Мо­ло­то­ва в Бер­лин в но­яб­ре 1940 г.: [До­ку­мен­ты из Ар­хи­ва Пре­зи­ден­та Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции] // Но­вая и но­вей­шая ис­то­рия. 1993. № 5
  • Тих­вин­ский С.Л. За­клю­че­ние со­вет­ско-япон­ско­го пак­та о ней­тра­ли­те­те 1941 г. // Но­вая и но­вей­шая ис­то­рия. 1990. № 1
  • Се­во­сть­я­нов П.П. Пе­ред ве­ли­ким ис­пы­та­ни­ем: Внеш­няя по­ли­ти­ка СССР на­ка­ну­не Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны, сен­тябрь 1939 г. – июнь 1941 г. М., 1981
Статью разместил(а)

Учуватова Ирина Александровна

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты