НАУ́КА СССР В ГО́ДЫ ВОЙНЫ́

0 комментариев

Активно развивающиеся научные достижения в Советском государстве.

В предвоенный период в СССР действовала широкая сеть научных учреждений и организаций, которые по роду своей деятельности подразделялись на 3 типа. Фундаментальными разработками занимались научные институты, входящие в структуру Академии наук СССР (ок. 10% всех научных учреждений и исследовательских институтов страны). АН СССР имела свои филиалы и базы в автономных республиках, краях и областях Советского Союза. Кроме того, научную работу в союзных республиках возглавляли академии наук союзных республик. Проблемами различных отраслей экономики занимались отраслевые научно-исследовательские учреждения (до 90% научных учреждений и научно-исследовательских институтов). В их числе Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), Физико-химический институт им. Л. Я. Карпова, Государственный оптический институт и др. Третий тип научных учреждений составляли высшие учебные заведения, которые вели научные работы: Московский, Ленинградский, Казанский, Томский университеты, Московский химико-технологический им. Д. И. Менделеева, Ленинградский горный институты и др. К началу войны в Советском Союзе было ок. 1820 научных учреждений, где трудилось более 360 тыс. человек. Помимо этого, научная работа проводилась и в различных военных академиях (Военно-воздушной академии им. Жуковского, Военноморской академии им. К. Е. Ворошилова, Военно-инженерной академии им. В. В. Куйбышева и др.). С началом Великой Отечественной войны все направления научной работы были подчинены нуждам обороны страны. 23 июня 1941 г. Президиум АН СССР пересмотрел планы научных работ в пользу решения проблем оборонного значения. Главной сферой деятельности научных кадров стала разработка и внедрение в производство новых образцов вооружения и техники, совершенствование технологических процессов, мобилизация сырьевых ресурсов, создание новых видов конструкционных материалов, поиск заменителей дефицитного сырья и т. д. 26 июня 1941 г. Всесоюзный комитет по делам высшей школы дал указание о пересмотре планов научно-технических работ для вузов. Подобные указания получили и отраслевые научные учреждения. Созданный 24 июня 1941 г. постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) Совет по эвакуации (председатель — Н. М. Шверник, заместитель — А. Н. Косыгин) в числе главных задач на первом этапе войны считал эвакуацию из прифронтовых районов в тыл научных учреждений, в первую очередь имеющих важное оборонное значение для страны (физико-математические, химические, технические институты и лаборатории). В результате проведенных мероприятий удалось сохранить не только научные кадры и оборудование, но и создать новые крупные научно-производственные центры в глубоком тылу (Поволжье, Урал, Западная Сибирь, Казахстан и т. д.). 10 июля 1941 г. при уполномоченном Государственного Комитета Обороны по науке (С. В. Кафтанов) был создан Научно-технический совет, в который вошли такие ученые, как И. П. Бардин, А. Ф. Иоффе, П. Л. Капица, И. Л. Кнунянц, И. Г. Кочергин, Н. М. Жаворонков и др. Научно-технический совет подразделялся на несколько секций по областям науки и занимался координацией работы всех научных учреждений страны. В свою очередь, для оперативного решения научно-технических вопросов были созданы специальные комиссии и комитеты, которые в зависимости от поставленных перед ними задач под-разделялись на региональные (для решения задач на определенной тер-ритории страны) и проблемные, которые работали в определенной сфере науки в масштабе всего государства. К региональным комиссиям и комитетам, в частности, относились: Комиссии по мобилизации ресурсов (Урала, Запад-ной Сибири, Казахстана, Среднего Поволжья, Прикамья и т. д.), Комиссия по реализации оборонных предложений (действовала при Ленинградском горкоме ВКП(б), Городские комитеты ученых (Магнитогорский, Новоси-бирский, Томский и др.). Координацией научных разработок по определенной тематике занимались такие комиссии, как: Комиссия по геолого-географическому обслужи-ванию Красной Армии (руководитель — академик А. Е. Ферсман), которая, выполняя задания Генштаба, Главного управления Наркомата обороны и штабов фронтов, представляла сводки о наличии сырьевых ресурсов воюющих стран, составляла геолого-географические справочники и топографические карты для армейских нужд, обеспечивала гидрологические и метеорологические прогнозы, участвовала в поисках новых месторождений природных ресурсов и т. д. Комиссия по научно-техническим военно-морским вопросам (руководитель — академик А. Ф. Иоффе, секретарь — профессор И. В. Курчатов) координировала деятельность ученых, судостроительной промышленности и ВМФ. Комиссия занималась вопросами создания новых типов боевых и вспомогательных кораблей, обеспечения их гидроакустическими, радиолокационными средствами, защиты судов от минной опасности. Так, под руководством профессора А. П. Александрова был разработан эффективный способ размагничивания корпусов кораблей, который надежно защищал их от неконтактных морских мин. Военно-санитарная комиссия (руководитель — академик Л. А. Орбели) руководила научными разработками в области совершенствования системы медицинского обеспечения войск, противоэпидемического обслуживания, внедрения новых приемов лечения раненых и больных. Военно-инженерная комиссия (руководитель — академик А. Ф. Иоффе) занималась проблемами оснащения армии понтонно-переправочной, мостостроительной, минновзрывной, фортификационной и другой инженерной техникой. Особое внимание уделялось мероприятиям по техническому обеспечению инженерных войск. Стоит отметить, что к концу войны инженерные части были почти полностью моторизованы. Комиссия по авиации (руководитель — академик Н. Г. Бруевич) возглавляла научные исследования по расчетам прочности конструкций самолетов, точности бомбометания, штурманскому обеспечению полетов и т. д. Комиссия по пищевым ресурсам (руководитель—академик Л. А. Орбели) работала в области изыскания для промышленности заменителей дефицитных животных жиров и белков, расширения кормовой базы животноводства, исследования и внедрения в производство новых видов растительных продуктов и витаминов. Выполняя распоряжение правительства о переводе экономики страны на военные рельсы, научные учреждения установили тесную связь с управлениями Наркомата обороны (ВВС, автобронетанковым, снабжения горючим, связи, военно-инженерным), управлениями Наркомата ВМФ и другими военными организациями. Многие разработки в области фундаментальных наук нашли свое практическое применение в образцах военной техники и вооружения. Разработанная М. В. Келдышем перед войной теория флаттера (вибрационные колебания элементов конструкции самолета на больших скоростях) позволила советским авиаконструкторам (С. В. Ильюшин, С. А. Лавочкин, В. М. Петляков, А. Н. Туполев, А. С. Яковлев и др.) создавать надежные и хорошо вооруженные истребители, штурмовики и бомбардировщики. Если к началу войны авиация западных военных округов насчитывала не более 22% самолетов новых конструкций, то за годы войны ВВС получили свыше 125 тыс. самолетов различного назначения. Исследования советских ученых (Н. Ф. Дроздов, Э. К. Ларман, А. Н. Крылов, Н. Г. Четаев, А. Н. Колмогоров, Н. М. Беляев и др.) в области баллистики артиллерийских орудий дали необходимые знания не только для расчета артиллерийских систем, но и позволили разработать и внедрить в войска эффективную систему управления артиллерийским и зенитным огнем. Основные принципы развития бронетанковой техники изучали А. И. Благонравов, В. Д. Кузнецов, Н. С. Плакунов, К. А. Сибиренков и др. Ученые-металлурги (М. М. Карнаухов, Н. Т. Гудцов, И. И. Корнилов и др.) участвовали в разработках новых видов орудийной, броневой и других специальных сталей. Советскими конструкторами в области моторостроения (Я. Е. Вихман, К. Ф. Челпан, И. Я. Трашутин и др.) был создан мощный танковый дизельный двигатель В-2. Результаты исследований и разработок ученых различных специальностей применялись конструкторами (М. И. Кошкин, А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко, Н. Л. Духов, А. С. Ермолаев, Ж. Я. Котин и др.) в создании лучших образцов бронетанковой техники: танков Т-34, КВ и ИС, самоходных артиллерийских установок (САУ) и т. д. Академик АН УССР Е. О. Патон разработал передовой метод автоматической сварки танковых корпусов под слоем флюса, что в несколько раз увеличило скорость их сварки и повысило прочность швов. Все это позволило промышленности постоянно наращивать выпуск танков и САУ с 696 штук в месяц (2-я пол. 1941 г.) до 2570 штук (январь-май 1945 г.). Гвардейские реактивные минометы «катюша» появились благодаря начавшимся еще до войны исследованиям реактивного движения (Н. И. Тихомиров, И. Т. Клейменов, Г. Э. Лангемак и др.). Различные типы пусковых установок для реактивных снарядов разрабатывали В. П. Бармин, В. Н. Галковский, И. И. Гвай и другие ученые. Реактивное оружие в годы войны широко применялось в армии, ВВС и ВМФ. К концу войны Красная Армия насчитывала свыше 3 тыс. боевых машин (не считая рамных установок). Созданием новых видов боеприпасов и взрывчатых веществ занимались Я. Б. Зельдович, Н. Н. Семенов, Ю. Б. Харитон. А. Г. Горст, Л. И. Багал, Н. С. Вукулов и др. Созданные ими пороха и взрывчатые вещества, обладая значительной мощностью, выпускались на основе дешевых, не дефицитных материалов. Разработка специального минометного пороха (1942 г.) позволила отказаться от производства 50-мм минометов и перейти к массовому производству крупнокалиберных (82-, 120и 160-мм) минометов, тем самым в несколько раз повысив огневую мощь сухопутных войск. Теоретические наработки по созданию автоматического оружия (А. А. Благонравов, В. Г. Федоров и др.) с успехом применяли на практике оружейники С. В. Владимиров, В. А. Дегтярев, П. М. Горюнов, Ф. В. Токарев, Г. С. Шпагин и др. Сконструированные ими автоматы и пулеметы обладали надежностью, точностью стрельбы, простотой в обращении и технологичностью в изготовлении. Автоматическое оружие, которого так остро не хватало в начале войны, в возрастающем количестве стало поступать на фронт. За последние 3 года войны в среднем производилось до 2 млн автоматов и 450 тыс. ручных и станковых пулеметов в год, не считая выпуска винтовок, карабинов, пистолетов. Для обеспечения армии высококачественным моторным топливом, учеными-химиками (Н. Д. Зелинский, А. А. Баландин, С. С. Наметкин, Н. И. Шуйкин и др.) были предложены усовершенствованные процессы переработки нефти и нефтепродуктов. Ученые Института удобрений и фосфора изобрели и внедрили в производство бутылки с самовоспламеняющейся жидкостью — эффективное средство борьбы с танками в ближнем бою. Над проблемами качественной бесперебойной связи и радиолокации в армии, ВВС и ВМФ работали советские ученые в области радиотехники (А. И. Берг, Ю. Б. Кобзарев, В. А. Фок, В. А. Котельников и др.). В результате массового внедрения радиостанций повысилась мобильность управления войсками при решении различных боевых задач. В 1942 г. под руководством И. В. Курчатова продолжились исследования в области ядерной физики, а в 1943 г. им был создан Институт атомной энергии, в стенах которого к 1947 г. было разработано советское атомное оружие (см. Советский проект атомной бомбы.). Наряду с исследованиями в оборонной сфере, важное народнохозяйственное значение в годы войны имело и увеличение продовольственных ресурсов страны. Проблемами повышения урожайности в сельском хозяйстве и продуктивности в животноводстве, изысканием новых пищевых ресурсов, внедрением передовых методов земледелия в тыловых районах страны занимались ученые из Московской сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева, Института генетики АН СССР, Лесотехнической академии, Всесоюзного института растениеводства и многие другие научные учреждения. Немаловажную роль сыграли научные кадры не только в разгроме фашистской Германии, но и в восстановлении разрушенной экономики временно оккупированных областей страны. Уже в декабре 1941 г., после контрнаступления советских войск под Москвой, по заданию правительства ученые приступили к составлению плана восстановления Подмосковного угольного бассейна. По мере наступления Красной Армии в работу по восстановлению экономического потенциала разрушенных областей страны включались десятки научно-исследовательских коллективов. К примеру, Академия архитектуры СССР (президент — В. А. Веснин), сотрудники которой в начале войны занимались разработками в области маскировки, проектированием сборно-разборных полевых общежитий и госпиталей, объектов санитарного назначения и т. п., с 1943 г. сконцентрировала основные усилия на восстановительном строительстве. В разработке проектов восстановления пострадавших в ходе военных действий городов принимали участие члены академии К. С. Алабян, М. Я. Гинзбург, Б. И. Иофан, В. Н. Семенов, А. В. Щусев и др. Восстановление и строительство предприятий и других объектов народного хозяйства велось с учетом рекомендаций ученых и требований передовой техники. К концу войны промышленное производство в освобожденных районах удалось восстановить на 1/3 от довоенного уровня. Вместе с тем не прекращались и фундаментальные научные исследования. За годы войны увеличилось число филиалов АН СССР, были созданы новые республиканские АН, учреждены Академия педагогических наук РСФСР, Академия медицинских наук СССР и другие научные учреждения. Несмотря на то, что в 1941-1945 гг. война требовала первоочередного внимания к научным отраслям, связанным с военным производством, в различных исследовательских и учебных учреждениях продолжались работы гуманитарного характера. Особенно серьезно ученые подходили к подготовке исторических трудов. Продолжалось изучение славного прошлого Российского государства, деятельность его полководцев, особенностей внешней политики различных правителей. Уже в это время началась подготовка 3-томного сборника документов «Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны», (1-й том вышел в 1944 г.), выходили книги о важнейших битвах Красной Армии («Разгром немецких войск под Москвой», 1943 г.; «Битва под Сталинградом», 1944 г. и др.). Несмотря на то, что по понятным причинам создатели таких работ не имели возможности ввести в научный оборот многие важнейшие источники и содержание таких книг носило в основном описательный характер, их ценность заключалась в том, что авторы писали по горячим следам, вольно или невольно передавая сложный характер происходивших событий. Тем самым они готовили почву для публикации уже полноценных исторических работ о войне в последующие десятилетия. В годы войны не прекращался прием студентов в учебные заведения. Количество обучающихся в вузах и техникумах отражало общую обстановку в стране на тот момент. Если в предвоенный год в высших и среднеспециальных учебных заведениях учились 1787 тыс. человек, то в 1941 г. — 728 тыс., в 1942 г. — 543 тыс. Затем, количество учащихся стало возрастать: 1943 г. — 903 тыс., 1944 г. — 1397 тыс. и 1945 г.— 1738 тыс., т. е. фактически достигло предвоенного уровня. Все это во многом определило дальнейшее развитие научного потенциала страны в послевоенный период. Успешная деятельность научных кадров СССР в годы Великой Отечественной войны во многом заключалась в государственной организации и управлении научными исследованиями. Это позволяло концентрировать работу различных научных коллективов на решении определенной задачи, координировать совместную деятельность ученых коллективов и промышленных предприятий с целью практической реализации научных разработок. Советская наука внесла достойный вклад в победоносное окончание войны.

Исторические источники:

Атомный проект СССР: Документы и материалы. В 3 т.М., 2000. 

Автор статьи: Соколов Д. К.

©Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. 2-е изд., испр. и доп.// Отв. ред. А.О. Чубарьян; редактор, руководитель авторского коллектива М.Ю. Мягков. М.: Олма Медиа Групп, 2015

Литература
  • Гракина Э. И. Ученые-фронту, 1941-1945 . М., 1989
  • Кондакова Н. И., Куманев Г. А. Ученые-гуманитарии в годы Великой Отечественной войны: Документы. Материалы. Комментарии. М., 2004
  • Левшин Б. В. Советская наука в годы Великой Отечественной войны. М., 1983
Статью разместил(а)

Редакция Энциклопедии

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты