МАЙКО́ПСКИЙ КУРГА́Н

0 комментариев

Памятник археологии раннего бронзового века (вт. пол. IV- нач. III тыс. до н.э.). Курган был расположен в восточной части г. Майкоп на берегу р. Белая, притоке р. Кубань.

История изучения

Местные жители называли этот курган Ошад, по имени героя одной из адыгских легенд, который, как верили в старину, и был в нём захоронен. В 1897 году курган был раскопан экспедицией профессора Н.И. Веселовского и получил широкую известность под названием Большой майкопский курган. В 1911 году А.М. Тальгрен отнёс его вместе с другими аналогичными памятниками Северо-Западного Кавказа в особую группу «больших кубанских курганов». В дальнейшем это понятие было географически расширено и более удачным был признан термин майкопская культура раннего бронзового века Северного Кавказа, по названию самого кургана.

Майкопский курган ‒ один из самых богатых среди раскопанных погребальных комплексов раннего бронзового века Европы. В 1972 году на его месте был поставлен каменный обелиск, а улица, на которой он находился, носит название Курганная. Все находки хранятся в Государственном Эрмитаже.

Описание памятника

Курган представлял собой огромную округлую земляную насыпь высотой 10,65 м. Кроме основного погребения, на глубине 3,20 м от вершины было обнаружено впускное захоронение, обложенное камнями, и, по всей вероятности, хронологически близкое сооружению самого кургана. Положение скелета, судя всему, было скорченным, при нём находились наконечник копья из меди или бронзы, серебряная спиральная подвеска и кусочки красной охры.

Основная могила под насыпью в центре кургана оказалась окруженной кромлехом в виде кольца известняковых плит. Эта огромная прямоугольная яма с закругленными углами и слегка вогнутыми продольными стенами была вырыта в материке и имела следующие размеры: длина 5,33 м, ширина 3,73 м, глубина 1,42 м. По оси могила была ориентирована по направлению северо-восток ‒ юго-запад. Стены ямы имели деревянные укрепления, а пол был выложен галькой. По углам зафиксированы неглубокие ямки от столбов, вероятно, служивших опорой надмогильного перекрытия.  

Сама яма была поделена деревянными перегородками на три камеры, в каждой из которых находилось захоронение. Поперечная разделяла могилу на южную и северную половины, а северная делилась на две равные части. В самой большой камере, южной, находилось погребение мужчины ‒ старейшины рода или вождя племени. В двух других, северо-западной и северо-восточной, предположительно женские погребения ‒ жен или наложниц. Все трое были захоронены в скорченном положении на боку и засыпаны красной охрой.

Находки из погребений

Основное мужское погребение отличалось богатством сопутствующего инвентаря. Весь костяк был усеян множеством золотых штампованных пластинок, а также разнообразными бусинами из золота, серебра, сердолика, бирюзы, лазурита. 37 пластинок более крупного размера и 31 более мелкого изображали львов, 19 похожих миниатюрных пластинок были выполнены в виде быков, также найдено 38 штампованных крупных колец и 10 двойных пятилепестковых розеток. Предположительно эти украшения могли быть нашиты на одежду, покрывало или полог.

Рядом с черепом находились золотые серьги, а под ним лежали две узкие золотые ленты с маленькими парными просверленными дырочками. Они реконструируются как диадемы, украшенные упомянутыми выше пятилепестковыми розетками.

По всему дну могилы лежали тонкие полоски серебра, на некоторых из них сохранились серебряные гвоздики. Скорее всего, они могли служить обивкой какого-то деревянного предмета.

Вдоль костяка, от черепа до берцовых костей, пучком параллельно друг другу лежали шесть серебряных стержней-трубок 1,03 м в длину: два серебряных с золотыми концами, на которых были насажены по одной золотой фигурке быков; два целиком серебряных с такими же серебряными быками и два серебряных с золотыми концами, но без фигурок. С одной стороны (золотой или серебряной) концы трубок были рельефно украшены «винтовой насечкой» и вертикальными прорезями. На лбах бычков выгравированы солярные или астральные знаки, ни один из которых не повторяется. Сами стержни интерпретировались как символы власти ‒ жезлы или скипетры, как опора для балдахина над погребенным или как пучок ритуальных прутьев или стрел «царя-жреца». Рядом с ними найдены также два серебряных и три золотых колпачка полушарной формы.

Ближе к восточной стенке камеры параллельно стержням лежали в ряд 17 сосудов: два золотых, четырнадцать серебряных и один каменный. У западной же стенки стояли восемь почти однотипных глиняных лепных горшков с шарообразным туловом и коротким отогнутым венчиком.

Наибольший интерес представляют два миниатюрных серебряных сосуда, украшенных чеканными изображениями. На горле одного из них был выбит горный пейзаж. С «гор» спускаются волнистые полосы. Интерпретируемые как реки, они пересекают тулово и на дне сосуда сливаются в «озеро». На тулове и донной части изображены вереницы животных. Существует предположение, что изображенная линия горных вершин соответствует очертаниям Кавказского хребта, как он виден из Майкопа, что может свидетельствовать о местном производстве сосуда. Однако, это недоказуемо. Горло второго сосуда гладкое, между горлом и туловом выгравирована орнаментированная полоса. На тулове изображено аналогичное первому шествие животных. Дно украшает довольно сложный орнамент, напоминающий 12-ти лепестковый цветок. Стиль этих изображений связывают с Передним Востоком и Египтом.

Также в погребальный инвентарь были включены орудия труда и оружие. У коленных костей, возле пучка серебряных стержней, найдено несколько кремневых двусторонне обработанных ромбовидных наконечников стрел и ряд кремневых микролитических орудий. В юго-восточном углу погребения находился набор десяти предметов из бронзы ‒ плоский кинжал, два клиновидных топора, проушной топор, плоский бесчеренковый нож, шило и др., а также каменный шлифованный топор и два каменных оселка.

В двух северных погребениях орудий труда и оружия обнаружено не было, их погребальный инвентарь оказался значительно более скромным. Однако тут находились такие же полоски серебра, как и в южной части погребения.

При костяке в северо-восточной камере в области черепа найдены массивные золотые кольца с бусинами из сердолика. У кистей рук лежали золотые и сердоликовые бусины, аналогичные найденным в южном погребении. Вдоль восточной стенки камеры стояли медные сосуды различной формы.

В северо-западной камере возле костяка лежали такие же золотые и сердоликовые бусины. В северо-западном углу стоял большой глиняный сосуд округло-яйцевидной формы с невысоким прямым венчиком.

Всего в кургане было найдено около 6000 золотых, более 1000 серебряных, более 1200 сердоликовых и 60 бирюзовых бусин. Общий вес всех золотых изделий равняется 3 кг, а серебряных ‒ 5,3 кг.

Интерпретация, связь с другими культурами

Материалы кургана свидетельствуют о наличии имущественного и социального расслоения в майкопском обществе. Также этот памятник рассматривается в связи с вопросом о роли переднеазиатского культурного компонента в сложении и развитии майкопской культуры. Художественный стиль, традиция керамического производства, ряд украшений ‒ всё это свидетельствует о наличии тесных связей между племенами Северного Кавказа и культурными центрами Передней Азии. Однако вопрос о местном производстве или привозном характере некоторых изделий остается предметом дискуссии.


Золотые, серебряные, сердоликовые бусины. Майкопский курган.

Диадема. Майкопский курган.

Серебряный кувшин. Майкопский курган.

Штампованные золотые кольца, нашивки в виде животных. Майкопский курган.
Смежные статьи
Литература
  • Андреева М.В. Об изображения на серебряных майкопских сосудах // Советская археология, №1. М., 1979. С. 22-34.
  • Кореневский С.Н. Древнейший металл Предкавказья. Типология. Историко-культурный аспект. М., 2011.
  • Мунчаев Р.М. Кавказ на заре бронзового века. М., 1975. С. 212-222.
  • Отчет Н.И. Веселовского о раскопках Майкопского кургана в 1897 г. // Древние общества Кавказа в эпоху палеометалла. СПб., 1997. С. 44-48.
  • Формозов А.А. Каменный век и энеолит Прикубанья. М., 1965.
  • Чернопицкий М.П. Майкопский «балдахин» // Краткие сообщения Института ар-хеологии. Вып. 192. М., 1987. С. 33-40.
Статью разместил(а)

Галимзянова Евгения Александровна

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты